шлюхи Екатеринбурга

Любимая

Элис очухалась в каком-то затемненном помещении на стуле без дна. Нельзя сказать, что там было слишком темно, но и светло там тоже не было. Она не догоняла, что происходит и лишь старалась вспомнить вещи, происходящие на кануне.

А вот и предыстория – Элис не была из тех девушек, которые пользовались успехом по всем фронтам – и у подружек и у чуваков. Но она не стала изгоем на фоне остальных только потому, что ей симпатизировал один невзрачный чувак, с которым, как вы догадались, тоже никто не хотел водиться, но он в отличии от нее был довольно внушителен. Вот за его спиной и спряталась Элис, которая как могла изображала влюбленную. Да так хорошо играла, что он и впрямь не сомневался, что совсем не по нраву ей. А та тайно вздыхала о баскетболисте-мулате. Но конечно решила, что лучше в ее ситуации синица в руках, чем журавль в небе. Ведь Гилл заменял ей всех – и подруг и друзей, и жениха. А между тем, дело шло к выпускному и он надеялся, что они повеселятся. Но тут его ждал отворот поворот. И это за все добро, что он ей сделал от всей души! Теперь вы понимаете, почему она оказалась тут и все стало на свои места. Она оказалась неблагодарной и к тому же выставила его на выпускном никем.

И вот он, ее недавний друг души Гилл. – Ну что, очухалась, дорогая? Думала провести меня и дальше веселиться, не выйдет. Столько лет ты врала мне, гадина. И даже на выпускном не смогла сыграть влюбленную. Ты пользовалась мной, а я попользуюсь тобой. И все будет по-честному. Ты же сама у нас такая честная во всем, хехе. Что хотела, то и получай. Ну что ты там бормочешь через тряпку… Но это не важно. Сейчас я сделаю тебе депиляцию ножек. Не мотай головой милая, это же так весело, ты же смеялась, когда в фильме чуваку так делали. А вы должны это делать сами. Бояться нечего. Вот так сейчас приложим… Подождем и снимем… Вот и все, а ты боялась! Делов-то… И вообще, во всех углов говорят, что женщины выносливые. А тут же красота требует жертв. Ну что ж, отдохни пока. Я приду через полчаса.

Элис считала, что сейчас находится даже не в каком-то помещении, а в ужастике про заложницу. И думала, как бы ей выкрутиться из ситуации. Как могла, она крутила веревки. Если бы ей удалось распутать веревки, которыми ее бывший друг ее опутал от души, она бы просто открыла окно и выпрыгнула. Но ей ничего не удалось, поэтому к его приходу она сидела, как послушная девочка.

— А вот и я, милая, боялась что не приду, но я всегда выполняю обещания, в отличии от некоторых. Ну да ладно, как тебе эта штука – сказал он и вытащил из кармана пробку. Я подумал, что скорей всего тебе она нужна, так как ты еще там не разработана. Сейчас я проверю – и наклонил стул. – Конечно нет, что я говорил. Тем более ты опять недовольно мотаешь головой, значит у тебя это впервые. А я-то добрый, сначала разработаю площадь для работы. И вот, наслюнявив пробку для начинающих, он медленно и умело вставил ее ей под хвост. – Ну вот, это не так страшно, как ты думала. Привыкай к ней пока. Я же для нас стараюсь. А для тебя тем более – ты же упорхнешь от меня к другому. Вот и подумай, я тебя уже обучил всему. Спасибо еще скажешь. Но ей не нравилась мысль, что ей кончат в зад. Поэтому. Как только он ушел, она принялась распутываться с удвоенной силой. Но опять ничего не вышло – она была не в кинешке, где все на стороне героини, которая то в одиночку стереотипно мстит нескольким врагам, то распутывается, как супергероиха, то откуда ни возьмись, в самый нужный момент приходит ее кавалер и все решено. И опять в объятиях веревки она дождалась его. Как преданная возлюбленная.

И он опять начал философствовать. – Кстати, Элис, у нас на самом деле не настолько совпадают вкусы. Как ты думала. Я просто порой поддакивал тебе. Вот например, в том романе, герой на самом деле больше пострадал, чем героиня. То, что сделали с ней, это глупый лепет по сравнению с тем, что пережил он. Ну помяли немножко, очухалась и живи дальше, а его здорово отметелили. Да еще в придачу кое-что отбили. И как я мог поддакивать тебе тогда… Может и хорошо, что мы разошлись. Кстати, я решил подправить внешку. Не только же вам это делать. Все должны быть красивыми. Сейчас я сделаю тебе укольчик, и ты посидишь пока вон в той клеточке, которая в том углу, посмотри. Не волнуйся, я слышал. Что ты за БДСМ. Согласись, за то, что ты столько лет меня обманывала, это очень даже ничего. Но она и близко не была за эту сторону БДСМ. Однако ей пришлось посидеть как собачке в клетке под присмотром хозяина. Зато пробку ей вынули. Но когда он захотел сделать ей второй укол. Чтобы опять привязать к стулу, она всячески уворачивалась. И ему пришлось сказать, что если он не сделает ей укол, то не достанет ее оттуда. Так она опять оказалась на стуле. Теперь перед ней маячила перспектива того, для чего была вставлена пробка розового цвета. Она искала любую зацепку, чтобы удрать. Она внимательно осмотрелась по сторонам. На полу она заметила какой-то предмет и поехала к нему с горем пополам. Теперь ее адреналин зашкаливал, так как каждая минута была на счету. Ей удалось добраться до того предмета, который оказался каким-то инвентарем с зазубринами. – Это то, что нужно! — обрадовалась она про себя. И стала быстро разрывать веревку. Но сделать это было не так просто, как она думала. Несколько минут ей потребовалось, прежде чем она освободилась. И открыв окно, скорее прыгнула вниз. А Гилл, вскоре зайдя в комнату, решил, что нет смысла за ней бежать и нужно поскорей менять внешку, немедленно.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки