шлюхи Екатеринбурга

Летние каникулы в деревне

Уже смеркалось, когда массивная деревянная дверь скрипнула и отворилась. В комнату вошла девушка. Она подошла к кровати, на которой лежал юноша. В руках она держала плотную верёвку, такую, которую ещё используют моряки, только не такую толстую. Толщиной она была примерно с палец. На кровати лежал юноша, он уже готовился ко сну и посмотрев сонным взглядом в сторону ночного гостя, не сразу понял сон это или реальность.

— Настя? — полу сонным, полу удивлённым голосом прошептал он…

За трое суток до этого…

***

Каждое лето Никита проводил в деревне у бабушки. Это было замечательное время — целыми днями пропадал на улице с местными ребятами. Играли в разные игры, прятки, догонялки, ходили на речку. В общем весело проводили время. На лето также приезжала двоюродная сестра Никиты, которая была на два года младше. И также целыми днями проводила время в общей компании. Так было каждое лето, кроме прошлого, так как сначала Никита готовился к ЕГЭ, а затем к поступлению в универ. И вот спустя два года, будучи уже на втором курсе универа, снова приехал в деревню к бабушке.

Когда Никита открыл дверь и зашёл за порог, он увидел, что бабушка и его двоюродная сестра Настя сидели за обеденным столом. Отворилась дверь и обе обернулись в сторону гостя. Настя заулыбалась и сорвалась с места.

— Никитка! — Весело взвизгнула она и бросилась ему на шею, — наконец-то братик приехал! Как у тебя дела? Как доехал? Так давно не виделись! Что новенького у тебя? — завалила его вопросами девушка.

— Всё хорошо, Настюша! Нормально доехал, без происшествий, — весело улыбаясь спешил ответить брат.

Он чуть отодвинул её от себя, пытаясь хорошенько рассмотреть, после долгой разлуки.

— Ух ты! Как ты вымахала за два года, совсем же маленькая была! — разглядывал её брат и удивлялся как изменилась сестрёнка.

А за два года, что они не виделись, Настя и правда изменилась, можно сказать из гадкого утёнка превратилась в прекрасного лебедя! Она выросла в красивую девушку. Появилась грудь, хоть не очень большая, но тем не менее весьма заметная, которая выделялась из-под футболки. Стройная талия, округлые формы попы, которые не могли скрыть маленькие шорты, закрывающие их. Да и сама она выросла, раньше всегда была меньше его на две головы, а теперь почти вровень с ним, ниже только сантиметров на десять. Черты лица стали более выразительными, вроде всё та же Настька, но что-то по другому. Глаза, как два голубых блюдца, смотря в которые можно утонуть. Небольшой, дерзко вздёрнутый вверх носик, розовые пухлые щёчки, которые так и хочется потрепать. И на которых, во время улыбки, появляются милые ямочки. Пухлые манящие губы, тёмно-рыжие вьющиеся волосы, спадающие с плеч… в общем не сестра, а модель какая-то. Единственное, что осталось прежним, так это улыбка. Она и раньше, когда улыбалась, вся как-будто светилась изнутри. Очень очаровательная у неё была улыбка, как впрочем и сейчас. Ах да, ещё веснушки, раньше они были большие, видно издалека. А сейчас сразу и не увидеть, только когда близко стоишь, видны еле заметные рыжие точки, что ей тоже невероятно шло.

— Внученька, что ты повисла на нём? Никита только с дороги, проголодался небось. Давай скорей за стол, я деревенскую похлёбку приготовила, как ты любишь.

— Привет, ба. Рад тебя видеть, — улыбнулся бабушке Никита.

— Давай ешь скорей и пойдём на речку, сегодня погода классная, купаться весь день будем, — весело пролепетала Настя и потащила его за стол.

***

После обеда, как Настя и предлагала, они с Никитой пошли на реку. Местная речка протекала не далеко от деревни, пешком идти минут десять не больше. В детстве они там часто проводили время. По дороге Настя всё время о чём-то болтала, просто не умолкала ни на минуту. А Никита украдкой рассматривал её стройное тело. И всё не мог поверить, что эта красивая девушка его младшая сестра. Добравшись до речки, Настя быстро скинула футболку и шорты и побежала, раскачивая бёдрами, в воду. Под снятой одеждой у неё был жёлтый открытый купальник. Никита оценил груди, где-то второго размера, прикинул он.

— Никита, давай, иди сюда! Вода просто класс! — позвала его Настя.

Юноша быстро стянул с себя верхнюю одежду, оставшись в трусах-боксёрах и последовал за Настей в воду. Было очень весело. Дурачились, как раньше в детстве — брызгались, играли в догонялки, Настя залезала ему на плечи и прыгала, как с трамплина в воду. Юноша воспользовался возможностью и общупал её всю. Один раз даже купальник чуть слез с груди и показался сосок, но Настя быстро вернула всё на место. Хорошо, что они находились в воде и его стояк не было видно. Наконец вдоволь наигравшись, Настя вышла на берег, Никите же потребовалось некоторое время, чтобы стояк спал, после чего он смог тоже вылезти из воды.

Весь день они провели на речке, то купались, то загорали, то играли в карты, которые они захватили с собой. Болтали о том, что с ними случилось за два года, пока не виделись. Много дурачились и смеялись. Когда начало смеркаться ребята вернулись в деревню. Придя домой, Настя пошла в летний душ, который находился на заднем дворе огородного участка. Душевая будка состояла из деревянных стенок, а сверху бак с водой, которую днём нагревало солнышко. Деревянные стенки содержали небольшие щели, которыми решил воспользоваться Никита и подглядеть за сестрой, пока она моется в душе. Правда видно было не очень хорошо. Он видел, как Настя разделась, стоя боком к нему. Крепкие молодые груди не были ещё подвержены земной гравитации и стояли высоко, сосочек смотрел чуть вверх. У Никиты в трусах становилось очень горячо и тесно. Интересно, думал юноша, у неё между ножек есть растительность или нет? Но девушка никак не становилась к нему лицом, наоборот она повернулась спиной, намыливая себе голову. Но вид со спины тоже был шикарен — осиная талия, упругие бёдра, прямая осанка. Дальше наслаждаться зрелищем помешала бабушка. Она вышла на огород и направилась к теплице с помидорами. Никита, пока его не спалили, быстро ретировался.

Вечером, оставшись наедине в своей комнате, он переваривая всё, что случилось с ним за день, не стал сдерживаться и снял сексуальное напряжение дрочкой. Мысленно представлял, что занимается этим с Настей. После чего, крепко заснул.

***

На следующий день, бабушка сообщила внучкам, что после обеда поедет к родственнице в соседнюю деревню с ночёвкой. А ребята решали, чем бы им сегодня заняться и Никита предложил их старую игру в пленника. Смысл в том, что один как бы берёт другого в «плен», связывает его по рукам и ногам, после чего как бы обыскивает его и т. д.

— Давай, будет весело, — согласилась Настя.

Первым в «плен» попал Никита. Расположились на летней веранде, на кровати. Настя связала Никите руки за спиной, затем ноги. Положила на кровать, стала в шутку обыскивать, параллельно щекоча его. Было очень весело, смеялись безостановочно. Заглянула в рот, потрепала волосы, даже пятки пощекотала. Через некоторое время развязала его и настала её очередь быть пленницей.

— Ну всё, мучительница, теперь моя очередь. Держись у меня, — в шутку пригрозил ей Никита.

Девушка весело хохотала. Юноша завязал руки Насте за спиной, затем сделал тоже самое с ногами, сделал бандаж снизу голени, возле ступней. И положил её на кровать. Делая вид, что обыскивает, он стал водить по рёбрам. Это было очень щекотно. Настя, весело смеясь, заёрзала. От резких дёрганых движений тела, рубашка на теле девушки скрутилась, две верхние пуговицы расстегнулись и из разреза вывалилась правая сисечка. Никита продолжал пересчитывать ей рёбра, Настя весело смеялась и первое время даже не замечала случившегося с ней конфуза.

— Ахаха, щекотно… хахаха… перестань… Никита, хихихи, — продолжала дёргаться из стороны в сторону Настя, пытаясь уворачиваться от щекотавших её пальцев.

Никита же сразу оценил изменившуюся обстановку. Он продолжал её щекотать, параллельно рассматривая высунувшуюся из-за выреза рубашки красоту. Молодая упругая грудь выглядела весьма аппетитно и очень сексуально. Нежно-розовый сосочек возбуждающе торчал. Теперь уже и Настя заметила оголившуюся грудь.

— Ой, — смутилась девушка, — Никита, застегни, пожалуйста мне рубашку.

Никита перестал щекотать Настю. И переключил всё своё внимание на грудь девушки.

Связанная по рукам и ногам, она была в полной власти Никиты. Упругая налитая грудь так и манила к ней притронуться. Она как-будто шептала: возьми меня, погладь. Юноша не стал противиться своему желанию и мягко притронулся к груди, осторожно сжал её в ладони.

— Никитка, не смешно, застегни мне рубашку.

— Ты моя пленница и я могу делать всё, что захочу, — напомнил ей юноша, — такие правила игры.

Он расстегнул ещё пару пуговиц и раздвинул половины рубашки в стороны. Оголив тем самым обе груди. Настя густо покраснела.

— Что ты делаешь? Развяжи меня, я больше не играю, — пожаловалась девушка, она была очень смущена и растеряна.

— Нельзя так просто выйти из игры. Пока я тебя не отпущу — игра продолжается, — Никита времени зря не терял и трогал двумя руками грудь.

— Но, я тебя не раздевала, так не честно, — девушка пыталась освободиться из верёвок, вся извивалась телом, но у неё ничего не получалось. Верёвки были завязаны крепко.

— Это твои проблемы, сама виновата. Когда я был у тебя в плену ты могла делать всё, что угодно.

Он расстегнул все пуговицы на рубашке и распахнул её полностью, стянул даже сплеча. Девушка попыталась встать, но связанные руки за спиной, не позволяли ей это сделать, к тому же Никита удерживал её, придавливая к кровати.

— Дурак, — надулась девушка и решила больше не сопротивляться, всё равно никакой пользы от этого нет.

Юноша с интересом рассматривал юное стройное тело Насти. Какая же она красивая выросла! Её нежная бархатная кожа, упругая налившаяся грудь, осиная талия, бёдра, манили и сильно возбуждали Никиту. Он чувствовал напряжение у себя в шортах, там явно становилось очень тесно. Никита водил ладонью по её телу — по груди, по животу. Пощекотал пупок. Настя молча следила за его движениями. Он наклонился и поцеловал грудь, прямо в сосок, затем взял его в рот и стал нежно посасывать. Юноша взглянул украдкой на Настю, глаза её были закрыты, она тихо дышала и лежала без движения. Лаская губами и языком сосок, руками он нежно мял и гладил груди. Соски от прикосновений налились и затвердели.

Продолжая ласкать груди, одна рука юноши опустилась ниже, к животу, а затем и ещё ниже. Он попытался расстегнуть пуговицу на шортах. Девушка встрепенулась, приподняла голову.

— Никита, ну не расстёгивай мне шорты! Прошу тебя.

— Игра есть игра. Ты забыла? Я делаю всё, что захочу.

Он продолжил расстёгивать ей шорты. Пуговица уже отстегнулась и он начал расстёгивать молнию. Показались белые трусики.

— Я сейчас закричу, — предупредила девушка.

— Кричи, ты же знаешь дома всё-равно никого нет, бабушка уехала к родственникам с ночёвкой, — напомнил юноша.

Настя вся заёрзала, притянула колени к животу, чтобы не дать стянуть с себя шорты. Попыталась повернуться набок.

— Ну пожалуйста, не снимай с меня шорты. Я очень тебя прошу, — умоляла Настя. — Если хочешь можешь трогать мою грудь, я не буду сопротивляться, даже если развяжешь меня.

Никита привстал, с силой выпрямил ей ноги и сел на них верхом. Теперь Настя не могла пошевелить ими.

— И вообще, так не честно, я не раздевала тебя!

— Ты уже это говорила, — хохотнул Никита, — повторяешься.

Он до конца расстегнул молнию на шортах и стянул их с бёдер вниз, к коленям. На Насте остались только белые трусики. Никита заметил, что трусики вдавились в промежность и тонкий материал, плотно прилегая к телу, повторял складки половых губ. Такой вид ещё больше возбудил юношу. Он стал гладить её киску сквозь ткань трусиков.

— Не надо, — просила Настя, но не могла ничего сделать.

— Ну хорошо, — подумав ответил Никита, — чтобы было всё по честному я тоже кое-что сделаю.

Он расстегнул ширинку на шортах. Трусы боксеры были на пуговицах, он расстегнул и их. Из ширинки достал своего дружка. Член находился в возбуждённом состоянии.

— Фу, — зажмурилась девушка, увидев член.

Никиту это позабавило, он весело хохотнул. И стал стаскивать с неё трусики. Девушка опять открыла глаза.

— Не надо, не надо, — залепетала она.

Но это его не остановило. Никита стянул с её бёдер трусы до колен. Всё это время, с момента приезда к бабушке, когда её увидел, он гадал, что там у неё между ножек — выбрито или нет, может какая-нибудь стрижка. Теперь он видел собственными глазами, что там вообще нет растительности, всё гладко, как у девочки.

— Ух, — вырвался восторженный вздох у Никиты, — какая красота!

Он погладил лобок у Насти, волосики совсем не ощущались. Ни что не кололось, рука скользила мягко, ощущая нежную кожу.

— Как ты так гладко бреешь и когда успела здесь сбривать, они же быстро отрастают? — Никита тоже не любил густую поросль между ногами и постоянно там сбривал триммером для стрижки, однако мелкие волосики всегда оставались.

— Не твоё дело, — надулась Настя.

Гладко выбритая пися, открывала офигительный вид на половые губы и бугорок над клитором. Из-за отсутствия растительности, всё было хорошо видно. Ноги Настя плотно сдвинула и виднелась только ложбинка между пухленькими губками, которую так и хотелось раздвинуть и всунуть туда пальчик.

Юноша, сидя сверху на её ногах, двумя руками гладил бёдра девушки, затем живот, спускался к промежности, гладил лобок. Затем руки снова поднимались к грудям, мял и сжимал их ладонями, и снова опускался вниз к животу и ниже. Голая Настя находилась в полной его власти, он наслаждался обнаженным телом своей двоюродной сестрёнки.

— Никита, развяжи, пожалуйста руки, — через некоторое время пожаловалась Настя, — мне не удобно, за спиной они совсем онемели, я их не чувствую.

— Но это не по правилам, — возразил Никита.

— Пожалуйста, я не буду сопротивляться, да и ноги связаны, куда я денусь, — умоляла Настя.

Рукам и вправду за спиной не удобно, подумал юноша.

— Хорошо, но только я их не развяжу, а перевяжу к перилам кровати. Чтобы не нарушать правила игры.

— Ну ладно, пусть так, — согласилась девушка.

Никита слез с девушки. Повернул её набок, его виду предстала попа девушки. Два сочных полушария возбуждающе манили. Он хлопнул её по попе. Раздался звонкий шлепок.

— Эй! — взвизгнула девушка.

Никита улыбнулся, затем развязал ей руки.

— Фух, совсем затекли, — облегченно вздохнула Настя.

Затем он снял с неё рубашку и снова положил на спину. Одну руку поднял за голову, привязал к одной стойке кровати, после чего вторую руку к другой стойке.

— Ну так лучше?, — поинтересовался он у Насти.

— Лучше, — подтвердила Настя, — только не думай, что мне нравится, что здесь происходит. И вообще, ты уже полностью раздел меня, всё пора заканчивать игру.

— Подожди, всё только начинается, — ехидно промолвил Никита.

Он разместился сбоку от Насти, склонился к ней. Снова стал гладить её тело — грудь, шею, животик, бёдра. Девушка, по прежнему, держала ноги плотно сдвинутыми. Ложбинка между половыми губами была плотно сомкнута. Гладя животик, рука юноши то и дело опускалась ниже, к промежности, он проводил пальчиком по этой ложбинке. Когда он водил там пальчиками, Никита чувствовал, как тело девушки напрягалось, она ещё больше старалась сомкнуть бёдра, чтобы не дай бог пальчик не прошёл внутрь. Юноша же всё больше распылялся, заветная щёлочка так и манила влезть туда. Положив руку на промежность девушке, он надавил пальчиком и он проскользнул внутрь половых губ.

— Ой, — взвизгнула Настя, — ты куда, мы так не договаривались.

— А мы вообще ни о чём не договаривались, — усмехнулся Никита, — ну же раздвинь бёдра, Настенька.

Он водил пальчиком по внутренней стороне половых губ. Кажется она была слегка возбуждена, так как пальчик почувствовал влагу. Увлажнённому пальчику скользить было удобно и приятно, он чувствовал разгоряченное тело Насти между ножек.

— Никита, перестань, пожалуйста, умоляю тебя, — дыхание у Насти становилось более глубоким.

Возбуждённый член Никиты смотрел в потолок, когда он ласкал Настю в промежности. Пальчик скользил легко, он нащупал им клитор и стал осторожно тереть его. Клитор не заставил себя долго ждать — набух и затвердел. Пальчик Никиты хорошо ощущал возбуждённое состояние клитора.

— Я перестану, если ты возьмешь его в рот, — он приподнялся и поднёс эрегированный пенис к её губам.

— Фу, — снова запротестовала девушка и отвернула голову в сторону.

— Тогда раздвинь бёдра и покажи киску.

— Отстань.

— Ну же, не ломайся, — он слегка надавил на внутреннюю поверхность бёдер.

Девушка осторожно раздвинула бёдра. Нежно-розовые половые губы немного разошлись, показался красный, набухший от ласк клитор. Юноша дотронулся до него.

— Ещё шире, — потребовал юноша.

— Ну, Никита.

— Ты моя пленница и должна выполнять приказы.

— Дурацкая игра, чтобы я ещё раз согласилась, — возмущалась Настя, — раньше мы не так играли.

— Раньше, ты была мелкая и мне не интересно было смотреть на тебя голую. Ну же, давай раздвигай шире.

— Мне не удобно, шорты мешают.

Он приподнял её колени, сдвинул трусики с шортами ниже голени поближе к бандажу из веревки. И раздвинул колени. Половые губы разошлись, показались малые половые губы, которые тоже разошлись в сторону и перед Никитой предстала розовая дырочка влагалища. Юноша был просто заворожён красотой настиной киски.

— Вау, -всё, что смог произнести Никита.

Он дотронулся до настиной промежности. И попытался ввести в дырочку свой указательный палец.

— Эй, эй, — запротестовала Настя, вся подобралась и попыталась сдвинуть колени, но рука между ног мешала это сделать, — не надо, Никита!

— Тогда возьми его в рот, — снова попросил юноша, поднеся член к губам девушки.

— Ни за что, — воспротивилась она, плотно сжав губы.

— Выбирай либо в рот, либо туда пальчик.

— Ну хорошо, хорошо, давай пальчик.

Она снова раздвинула колени. Никита облизал палец и осторожно начал вводит его во влагалище. Пальчик проскользнул легко, не встретив никакого сопротивления.

— А ты уже не девственница! — Воскликнул Никита, — когда успела?

Его даже пронзил разряд ревности. Кто мог касаться его сестрёнки раньше него? Она же ещё юная, едва во взрослую жизнь ступила!

— Не твоего ума дело! Моя личная жизнь тебя не касается, — парировала Настя.

— Ладно, — насупился юноша. Он слез с кровати, развязал ей ноги, стянул шорты с трусами, бросил в сторону.

— Что ты делаешь? — удивлённо поинтересовалась девушка.

Он ничего не ответил, взял одну её ногу отодвинул в сторону и привязал к стойке кровати, другую ногу, отодвинув в другую сторону, также привязал к другой стойке. Теперь Настя лежала на кровати с расставленными руками и ногами в стороны, как пятиконечная звезда.

— Вот, так-то лучше, — удовлетворённо выдохнул Никита, окинув взглядом обнажённое тело своей двоюродной сестрёнки.

Теперь всё его внимание поглотила настина сладкая дырочка. Никита расположился между раздвинутыми ногами девушки. Раскрытый бутон завораживал. Половые губы от ласк налились кровью и были восхитительно пухлыми, из дырочки сочилась влага. Он снова ввёл пальчик внутрь писи. Медленно двигался внутри киски. Тёплые, влажные стенки влагалища плотно облегали пальчик. Дырочка была узкой и очень приятной на ощупь. Он ввёл второй пальчик. Настя не проронила ни звука, она лишь закрыла глаза и глубоко дышала, пока Никита двигал пальчиками вперёд-назад, лаская нежную киску.

Юноша был очень возбуждён, член просто изнывал от желания, так и шептал ему вставь меня в эту сладкую дырочку. Никита больше не мог сопротивляться этому зову. Он вынул пальчики, придвинулся поближе к промежности. Настя открыла глаза, попыталась приподнять голову.

— Ты что задумал?

— Не хочешь брать в рот, тогда я войду в другие губки, нижние.

Он положил свой пенис на настину киску и стал водить головкой вдоль половых губ, вперёд-назад. Настя заёрзала на кровати, пытаясь отодвинуться от возбуждённого члена юноши.

— Никита, не надо. Ну умоляю тебя… — быстро залепетала девушка, — хорошо, хорошо, я согласна… давай я возьму его в рот.

— А всё уже, всё. Надо было раньше!

— Ну перестань, ты же братик мой… нам нельзя…

— А что? Значит, любовнику твоему можно, а мне нет? — Никита просто сгорал от ревности.

— Не было у меня никого, это я сама!

— Это как? — удивился юноша.

— Вот так, взяла банан, натянула на него презерватив и засунула его себе, — Настя была вся красная от стыда, что приходится такие интимные вещи рассказывать.

— И зачем ты это сделала?

— Просто хотела попробовать какого это, что чувствуют девушки, во время секса.

— Вот дурочка, — рассмеялся Никита, — тебе хоть понравилось?

Настя снова смутилась.

— Да, — робко ответила она, — я потом много раз так повторяла с различными предметами, даже флакон от лосьона засовывала.

Никита немного успокоился, значит не было у неё никого. Она моя! И вся в моей власти! Только он один имеет право доступа в её лоно, больше никому не позволит! Он продолжал водить членом вдоль промежности девушки. Красная, набухшая от возбуждения головка плавно скользила по внутренней стороне половых губ. Девушка уже похоже смирилась с происходящим и не ёрзала на кровати. Просто лежала и смотрела за действиями своего двоюродного брата. Но это всё равно было неожиданно, когда он двигая членом вдоль киски, вдруг поменял движение, немного надавил и вошёл в неё.

— Ах, — вырвалось из груди одновременно у обоих.

Ласковые, нежные стенки влагалища охотно впустили возбуждённый член. Внутри было очень тепло, влажно и узко. Стенки плотно облегали ствол члена. Никита медленно вводил член до конца, пока не упёрся своим пахом в промежность. Настя чувствовала, как её пещерка растянулась и полностью заполнилась. Это лучше чем банан, подумала она. Горячий, упругий член ощущался совсем по другому. Внутри чувствовалась пульсация от биения сердца, как будто оно сейчас там, внутри её киски пульсирует, бьётся, одно на двоих.

Никита сидел возле её промежности на коленках, руками обхватил бёдра ближе к талии и стал медленно двигаться входя полностью до упора и выходя почти весь, только головка оставалась внутри. Плавные ритмичные движения доставляли море удовольствия. Внизу живота приятно зудело, как-будто там порхают бабочки и щекочут животик изнутри. Настя по прежнему внимательно следила за действиями Никиты, но ничего не говорила. Даже, как казалось, пыталась сдерживать себя, хотя время от времени глубокие стоны вырывались из её груди.

Тем временем, юноша стал немного увеличивать тем, амплитуда же движений оставалась такой же большой — член до конца входил и почти полностью выходил. Склонился к её телу и стал гладить груди, одновременно посасывая и нежно покусывая соски. Со временем темп постепенно увеличивал, а амплитуду движения немного уменьшил, стал тереться пахом об её промежность. Никита получал просто нереальное удовольствие, все его вчерашние фантазии, когда он дрочил перед сном, представляя Настю, воплотились в реальность. Приятные ощущения внизу живота и на кончике члена, который сильно набух и увеличился, возрастали. Он хотел продлить их как можно дольше. Поэтому, через некоторое время вышел из неё, отодвинулся чуть назад и склонился возле её промежности. И без того пухлые половые губы, после ласк опухли ещё больше. Он нежно лизнул их, посмотрел на Настю. Она лежала закрыв глаза и плотно сжав губы. Затем переключился на клитор. Языком дотронулся до него, лизнул. Два пальчика засунул в писю. Из груди девушки вырвался стон. Он снова посмотрел на неё. Она всё также лежала с закрытыми глазами, губы сжала, кажется ещё крепче и глубоко дышала. Груди размерено поднимались и опускались в такт глубокому дыханию.

Никита ласкал клитор языком и губами, а пальчиками нежно тёр стенки влагалища. Мягкий язычок юноши лизал клитор и область вокруг него, обхватывал губами, нежно посасывая. Лежавшая до этого почти неподвижно девушка, вдруг стала ёрзать, вертеть головой из стороны в сторону, дыхание у неё участилось. Из груди стали вырываться неконтролируемые стоны, всё говорило о том, что девушка на грани оргазма. Юноша усилил напор, сосредоточившись на клиторе. Кончиком языка надавливал на него, затем лизал, снова надавливал. Пальчики продолжали тереться об стенки влагалища. Всё тело Насти задрожало и она сладко застонала. Дав немного Насте отдышаться, Никита придвинулся поближе, лёг на девушку, снова войдя в её киску. Каждое движение члена в киске, приближало юношу к оргазму. Руками он обвил Настю вокруг шеи, плотно прижавшись к ней всем телом, только бёдра интенсивно двигались, совершая быстрые фрикции членом внутри влагалища. Никита просто изнывал от удовольствия, дыхание участилось. Ещё несколько движений и юноша вытащил член наружу, держа его в руке и почти сразу поток горячей спермы выстрелил Насте на животик и грудь.

Обессиленный, юноша развалился рядом с девушкой на кровати. Какое-то время пролежал неподвижно, глубоко дыша. Лежали молча, через некоторое время, он развязал девушку. После того, как он отвязал последнюю веревку, Настя ничего не сказав, слезла с кровати и убежала к себе в комнату.

***

На следующий день, когда бабушка приехала из гостей домой, она заметила, что Настя стала какая-то молчаливая. На что Никита заметил:

— Ба, ну кто поймёт этих девчонок, сегодня болтают без остановка, завтра, как воды в рот наберут. Так ведь, Настя?

— Так ведь, Никита, — передразнила его девушка.

Весь день ребята занимались своими делами. Настя загорала во дворе, читая книжку. Попросила Никиту натереть ей спину кремом от загара. Он растёр крем на спине, когда опускался ниже к ягодицам, то пальчиками залез под плавки.

— Всё, достаточно, — остановила его девушка.

Он захотел поваляться вместе с ней на солнышке, но она сказала, что хочет побыть одна. Тогда он пошёл прогуляться, встретился с друзьями и весь день до вечера провёл на речке.

Вечером, когда Никита уже лёг спать, дверь в его комнату открылась. Кто-то вошёл и закрыл за собой дверь. Были сумерки и видно было не очень хорошо. К его кровати подошла девушка, в руке она держала верёвку, ту которую использовали в игре.

— Настя? — полу сонным, полу удивлённым голосом прошептал юноша.

— Я хочу, чтобы ты связал меня, — она протянула ему веревку.

Никита протёр глаза и сел на край кровати. Взял из её рук верёвку.

— Включи свет, — попросил он.

Настя включила свет и снова подошла к кровати. На ней была надета домашняя футболка и тёмные трусики.

— Раздевайся, — скомандовал юноша.

Девушка сняла футболку, затем трусы. Одежда полетела на пол. Перед Никитой стояла совершенно обнажённая сестра. Ноги вместе, руки за спиной. Он какое-то время разглядывал её. Боже, она прекрасна, подумал Никита.

— Повернись.

Настя медленно повернулась. Никита подошёл к девушке, заложил руки за спину и связал их. Затем развернул её к себе лицом. Глядя глаза в глаза, снял с себя трусы. Которые тоже полетели на пол. Какое-то время они стояли обнажённые и с интересом рассматривали друг друга. У Никиты было поджарое тело, довольно симпатичное, мускулистое, девочкам нравилось. Но, особое внимание Настя уделила члену Никиты, который находился в возбуждённом состоянии и смотрел прямо на голую девушку, показывая как он её хочет. Головка члена была оголена. Чуть позже, насладившись зрелищем, юноша приказал:

— На колени.

Настя встала перед ним на колени. Руки за спиной, осанка прямая, голова поднята вверх, смотрела прямо в глаза Никиты. Он приставил свой возбуждённый член к её губам. Девушка приоткрыла ротик и головка члена проскользнула внутрь. Девушка начала её сосать.

— О да, милая, да, — шептал Никита.

Было заметно, что Настя до конца не знает, что делать, но очень старается. Получалось неплохо. Сначала она обсасывала головку, затем лизала её языком. Провела языком по всему стволу члена. Поцеловала головку нежными влажными губами. И снова заглотнула член, теперь уже поглубже, где-то на треть ствола. Стала сосать двигая головой вперёд-назад. Никита слегка подмахивал бёдрами. Он находился на седьмом небе от рая. Нежный ротик девушки доставлял нереальное удовольствие. Юноша глубоко дышал, одной рукой взял Настю за затылок и слегка надавливал, в момент когда она глубже заглатывала его член. Она попыталась максимально глубоко заглотнуть, но не смогла, раскашлялась. По её губам обильно текли слюни. Затем, прокашлявшись, поцеловала его ствол и провела по нему языком. Снова заглотнула член, стала сосать, пытаясь заглотнуть его полностью. Наконец, после многочисленных попыток, у неё это получилось. Она заглотнула весь ствол, а губами уперлась в пах юноши. Никита чувствовал, что головка его члена находится где-то в районе глотки. Как же это приятно, молодой человек находился на грани оргазма. Он стал интенсивнее подмахивать бёдрами и через некоторое время кончил ей в ротик. Настя проглотила всю сперму. Юноша погладил её по голове.

Взяв Настю за подмышки, он помог ей подняться и повёл к кровати. Положил животом на кровать, попка и ноги свисали. Упругая попка сексуально топорщилась, Никита не удержался и отвесил несколько звонких шлепков.

— Ай, ай, — взвизгнула девушка.

На нежной коже выступили красные пятна. Юноша раздвинул ей ноги и устроился на полу, возле её промежности. Нежный розовый бутон и дырочка ануса смотрели прямо на него. Он лизнул киску. Затем чуть выше, кончиком языка, круговыми движениями, прошёлся по плотно сомкнутой дырочке ануса. Потом снова переключился на киску. Ноги Настя расставила широко, так что пися раскрылась полностью. Предоставив Никите всю полноту действий, он лизал клитор, язычком залез в дырочку, облизал внутренние стенки губ. Настя тихонько постанывала. Через некоторое время снова стал ласкать дырочку попы. Два пальца ввел в киску, а языком ласкал анальное отверстие. У Насти из груди стали вырываться громкие стоны.

— Настюша, тише, бабушку разбудишь, — попросил Никита.

— Хорошо, я постараюсь, — прошептала девушка.

Юноша языком пытался проникнуть в анальное отверстие. Сначала мышцы были плотно сжаты, но после продолжительных ласк, мышцы расслабились и отверстие расширилось. Теперь кончик языка проникал в анус. Настя от таких ласк вся текла. По пальцам Никиты, находящимся в киске, обильно текла смазка. Затем эти пальчики он засунул Насте в попу.

— Что ты задумал? — поинтересовалась девушка.

— Я хочу трахнуть тебя в попу.

— Может не надо, я боюсь, — пожаловалась Настя.

— Ты сама пришла ко мне и попросила связать, тем самым расписалась, что находишься в полной моей власти, — напомнил юноша. — Когда ты вчера рассказывала, что использовала разные предметы, засовывая их в себя, ты пробовала их ввести в попу?

— Да, — призналась девушка.

— И как?

— Там очень узко, я делала это лёжа в тёплой ванной. Иначе не влазит, больно, даже если смочить слюной.

Юноша продолжал пальчиками двигать в её попе.

— Тебе понравилось ласкать себя там?

— Да, очень. Особенно, когда ещё теребишь клитор, — девушка глубоко дышала, пальчики в попе приятно натирали стенки прямой кишки.

— Хотел бы я увидеть, как ты это делаешь в ванной, — мечтательно произнес Никита, представив эту картинку у себя в голове.

Тем временем, мышцы ануса ещё больше расслабились. Никита вынул пальцы, обильно смочил попку слюной, затем также смочил головку члена и приставил её к анусу. Руками обхватил ягодицы, слегка раздвинув их. Было заметно, как Настя вся напряглась.

— Расслабься, Настя, — нежно попросил Никита и слегка надавил. Головка проскользнула внутрь.

— Ох, — вырвалось из груди у девушки.

Юноша не спеша двигал членом, не пытаясь глубоко проникнуть.

— Да, Никита… Глубже! — Сама попросила девушка.

Никита увеличил напор. Девушка застонала. Тупая боль пронзила её, но эта боль была приятной, вперемешку с наслаждением.

— Глубже… ещё глубже, — стонала Настя.

А она та ещё горячая, развратная штучка, подумал Никита. Он интенсивно входил в неё, член проникал глубоко в попу, до упора. Кровать вибрировала и поскрипывала, настина попа ёрзала взад-вперёд под напором юноши. Промежность тёрлась об материл простыни, которая под ней стала совсем мокрой. Становилось жарко. Но Никита не обращал на это внимание, он долбил Настю в попу, наслаждаясь процессом. Если бы его попросили сейчас остановиться, он бы не смог этого сделать. Настолько это было приятно и восхитительно! Они оба глубоко дышали и стонали от удовольствия. Даже кончили почти одновременно, горячая сперма изливалась Насте в прямую кишку, а она вся тряслась в оргазме. Никита развязал девушке руки и они развалились на кровати, перевернувшись на спину. Приятная усталость ощущалась во всём теле.

По всем признакам эти летние каникулы обещали стать самыми счастливыми в их жизни…