шлюхи Екатеринбурга

Лера в беде

Предупреждение: в рассказе присутствует женское доминирование с элементами крайней жестокости.

Вечер. К пустой пристани подъехали два автомобиля. Из одного вышел парень в джинсах и куртке, выволок из заднего сиденья сопротивляющуюся девушку в платье, со связанными руками и заклеенным ртом. Она дёргалась и пиналась, пока её не бросили на землю.

— Сиди тихо! Тут тебя всё равно никто не услышит.

Из второй машины показалась чья-то рука с золотыми часами.

—.. .Ты, главное, сделай так, чтобы у девчонки больше не возникало желание красть у уважаемых людей, хорошо? С гарантией, сможешь?

— Как скажете, босс, — ответил парень.

— Ну всё, давай. Мы на встречу поедем, как закончишь — подъезжай к нам… Можешь сильно не торопиться.

— По-онял, — загыгыкал парень, демонстрируя ряды ровных, но местами отсутствующих зубов.

Поднимая клубы пыли, второй автомобиль укатил вдаль. Остались только они вдвоём. Парень стал подходить — девушка тут же заверещала в грубо наклеенный на губы скотч и отползла. Он развёл руками:

— Давай только без всего этого, а, Лера? Я тороплюсь.

Он подошёл, наклонился к ней и резким движением раздвинул её бёдра. Девушка испуганно смотрела на него, слёзы текли по щекам. Она тщетно пыталась освободить руки.

— Ну что за детский сад? — сердился он, пытаясь оставить её ноги в раздвинутом положении, но девушка при всякой возможности смыкала побитые коленки.

— Перестань! — он ударил её в живот — Лера глухо застонала. Наконец, парень смог насладиться видом — ноги девчонки поддались и он наконец сумел разглядеть её голубые трусики под такого же цвета платьем.

— Отлично… — ухмыльнулся парень. Он сомкнул ладони на её шее и стал тереться пахом о её киску, нагло рассматривая её интимные места. Лера сдавленно плакала, накапливая злобу.

— Не бойся, что я без гондона тебя ебать буду, — рычал он, — тебе скоро будет всё равно, на дне реки. Так что попытайся получить удовольствие перед этим.

Он стал расстёгивать штаны. Воспользовавшись его замешательством, она резко привстала на ножках и обхватила бёдрами его грудь, сжав как можно сильнее, не жалея подонка.

— А? — он только успел удивиться, и уже почувствовал, как не может вдохнуть. Пытался разжать хватку руками, подняться, отойти — не помогало. Девушка молча удерживала его и смотрела прямо в глаза с ненавистью и отвращением.

— Ты, блядь, не лучше меня… — прохрипел он, — такая же…

Она лежала спиной на земле, глубоко дыша, с руками, связанными за спиной, а её ноги обвивали грудь стоящего на коленях молодого человека. Она сократила мышцы — он простонал, поддавшись. Лера поражалась своей силе, она чувствовала власть над этим парнем, чувствовала, как он безуспешно пытается выбраться, сбежать от неё. Только что он хотел её изнасиловать, а теперь она владеет им, и может даже отыметь негодяя, но по-своему, по-девичьи — надо только довести его до повиновения.

Вскоре он свалился, устав от борьбы — Лера теперь лежала на боку. Она стала сжимать его грудную клетку, поступательно увеличивая силу давления, извиваясь всем телом: сначала она выпячивала грудь, проходясь ею по лицу задыхающейся жертвы, затем, по-змеиному, вперёд выдавался животик, после которого сжимались бёдра девушки. С каждым сокращением парень становился всё слабее; Лера тоже стала уставать — с каждым напряжением она тужилась, мыча через скотч на губах. Она знала, что побеждает, и постепенно возбуждалась, ощущая власть над сильным мужчиной.

Вскоре она начала уставать. Ослаблять хватку было нельзя, поэтому сжатия стали редкими, но более сильными. В одно из таких сжатий она собралась с силами, задержала дыхание на полном вдохе и, выгнувшись вперёд, стала давить на беднягу. Ветер поднял её платье, оголив трусики и напряжённый животик. Она всхлипнула и глубоко, словно пантера, натужно зарычала — что-то под её бёдрами поддалось, хрустнуло, и парень завыл от боли. Его грудная клетка стала податливее, и ей стало легче его контролировать — девушка облегчённо вздохнула. Она приподнялась на локте и подбросила себя, усевшись на груди парня. Тот затаил дыхание от боли. Она знала об этом и попрыгала попой на его сломанном ребре, мучая негодяя. Теперь он извивался под ней, он был жертвой. На её голубых трусиках проступило мокрое пятнышко. Она доминировала.

— Ммгм! — крикнула она сквозь скотч. Это означало "развяжи" — её руки были всё ещё связаны. Парень не понял, но она улучшила его коммуникативные способности — помучала ещё, прыгая своей упругой попой на его травме и повторила:

— Ммгм!

— А-а-а! Чёрт, да что тебе? А, развязать…

Её выдумка подействовала и она, довольная, отклонилась назад, подставив ему свои руки. Почувствовав свободу, она всадила бедняге пощёчину и сорвала со своих губ скотч.

— Ну что, теперь поиграем? — несчастный замотал головой, но она шустро пристроилась попой на его заплаканном лице, развернувшись. Он начал размахивать руками, но Лера выгнулась кошечкой и зафиксировала его запястья на земле. Она победно улыбнулась. Теперь он только приятно всхлипывал и стонал от боли в её возбуждённой промежности.

— Ммм… — она закрыла глаза, привстала вперёд, продемонстрировав пацану свои задние красоты под платьицем, и, возвращаясь, с силой прошлась своей горячей киской по всей длине его заплаканного, измученного лица. Он дрожал под ней от страха и унижения.

— О, да… — прошептала Лера. Она долго этого ждала. Она чувствовала, как он злится и подпитывала эту бессильную злобу. Она хотела, чтобы ему было плохо. Она тёрлась о него ещё и ещё, с силой, без жалости, не обращая внимания на его всхлипывания, смешивая его слёзы со своими соками.

— Ты же понимаешь… Что я тебя… А-ах, ммм… Не отпущу… Просто так…

Наконец, она сдвинула трусики в сторону и всем весом опустилась на лицо бедняги, придавливая его к земле и прикрывая своим платьем. Руки его она отпустила. Бедняга скривил свои губы, касающиеся её горячей, набухшей, гладенькой киски. Она засмеялась:

— Ну, теперь поздно протестовать. Ты же сам хотел меня отыметь? Получай.

Она привстала и села опять, только теперь его нос погрузился в её влагалище.

— Вау!.. Вот это классно!

От недостатка воздуха он раскрыл рот и очень удачно достал язык.

— О-ох… Ты попал, парень.

Она стала ездить на нём, насилуя его лицо полностью, от носа до высунутого языка.

— Лижи, лижи, давай, вот так!..

Она прыгала на нём, одной рукой держась за клок волос на его макушке, подтягивая к себе для более плотного контакта, а второй разминая свои внушительных размеров сиськи.

— Ну, давай, давай, давай, вот так, хорошо, а!..

Она имела его своей киской в очень быстром темпе, с каждым проходом давление увеличивалось и её губки распластывались дальше и дальше.

— Лижи, пожалуйста, лижи, давай… — парень, конечно, не лизал — он высунул язык только для того, чтобы не задохнуться, а девушка просто насиловала его.

— Ну же, давай, работай! — она ударила его по сломанному ребру — парень плаксиво пискнул и стал брезгливо пытаться прикладываться языком к её клитору. Её это заводило ещё больше.

— Старайся лучше, ну! А-с-с… Лучше лижи! — ещё удар — сдавленный вопль под её ненасытной пиздой — стон. Удар — хрип — ещё один стон. Язычок заработал по клитору, старательно, послушно. Она засмеялась:

— Хороший… Мальчик… Жаль, что… Ох… Больше никому… Не отлижешь… Ах!.. Только мне… Мне!.. М-м-м!..

Она поймала оргазм, остановилась, дрожа всем телом, плотно прижалась киской к его лицу, зажмурившись…

— Да!

Она вздохнула и брызнула — струя вплотную ударила в лицо пацана, ему пришлось сглатывать, чтобы не захлебнуться. Она поднялась. Он стал кашлять, ойкая и хватаясь за рёбра, катаясь по земле от боли. Лера прохаживалась рядом.

— Ты не бойся, на дне этой реки тебе рёбра нужны не будут — кашляй, не жалей, — смеялась она. Через несколько минут этого мучительного для парня приступа, он смог успокоиться, сел в стороне и стал плакать, прикрыв лицо.

— Я не хотел, я… Я уйду…

— Ты хотел, мразь! Хотел меня изнасиловать и утопить! Ну? Правда это?

—.. .Нельзя красть у босса…

— Хотел меня убить, ну? Да или нет?

— Да… — всхлипнул он.

— Я всё поняла. Полезай в воду, сам. Или ещё хочешь?

Она замахнулась ногой для пинка — он испуганно поднял дрожащие руки, защищаясь. На мгновение ей стало его жалко, но потом она вспомнила его слова, то, что он собирался сделать…

— Быстро! Ныряй!

Он, хныкая, как ребёнок, полез в воду. Было довольно глубоко, но вода была тёплая и относительно чистая. Лера сняла трусики и платье, голая полезла за ним. Она встала в углу, на приступок в воде, локтями опираясь на пристань. Вода начиналась на уровне её пупка — там барахтался парень.

— Слушай, даю тебе шанс, — говорила она медленно, — настроение у меня хорошее сегодня. Ты сейчас наберёшь воздуха и отлижешь мне под водой, ни разу не вздохнув дополнительно — я сама тебя буду удерживать. После оргазма я рассслаблюсь и ты всплывёшь, скорее всего, без сознания. Я, так уж и быть, если хорошо отлижешь, поверну тебя на спину, чтоб не задохнулся — но дальше сам. Понял?

— А как я могу удерживать воздух и лизать одновременно?

— Меня это не волнует. Я всё сказала. Ясно?

Он закивал.

— Вдыхай давай.

Он попытался набрать воздуха, но было больно.

— Не жадничай, лучше отлизывай хорошо — быстро отпущу.

Он попытался вдохнуть ещё пару раз.

— Так, мне надоело, — Лера надавила на его голову руками, обвила шею бёдрами и стала опять насиловать парня, но уже под водой. Он сразу пустил пузыри, приятно защекотавшие её киску. Она закатила глаза.

— Ничтожество… Это твоц конец! Слышишь? — говорила она, не прекращая насилие.

Лишённый воздуха, он всё-таки водил дрожащим языком по её губкам. Она рассмеялась от его усилий.

— Это последнее… Что ты почувствуешь… Ммм… Вкус моей киски… О-о-ох, на твоих губах… Давай, старайся… Может, я прощу… Ммм… Тебя…

Тем временем, парень уже весь трясся от недостатка воздуха. Он всё ещё лизал, но стал робко пытаться сбросить её, разжать хватку её бёдер, оторваться — но не мог.

— Ай-яй-яй… Всё так… Плохо?.. Ах!.. Ммм…

Выставив вперёд свою киску, она уже сама имела его. Она притягивала его руками, тёрлась о него, возбуждаясь, пока он, удерживая остатки воздуха, пытался обхватить её киску губами, посасывать, тереться о её клитор.

— Давай, старайся… Ещё не всё, ой… Потеряно…

В какой-то момент он неосторожно раскрыл рот и остался без воздуха — пузырьки, щекоча девичьи прелести, растворились вокруг них. Лера засмеялась и упёрлась руками, приготовившись к сопротивлению.

— Вот и всё? Ха-ха!

Он яростно пытался сбросить её, вертел головой, бился о балки пристани. Девушка придавила его шею ножками — но он всё равно дёргался в отчаянной попытке спастись не по правилам.

— Да, давай…. У тебя получится, ну… Ещё чуть-чуть… — издевалась Лера.

Он стал ослабевать, но девушка чувствовала пульсацию шеи в своих ляжках.

— Ох, всё делать самой…

Он уже не реагировал, когда она трахала беднягу, тёрлась о его нос и губы, сдавливала пульсирующую шею, сильнее, сильнее… От сокращений её сексуальных бёдер его лицо вминалось в её промежность, и было невероятно приятно…

— Давай, давай, давай! — она с силой сдавливала несчастного, пытаясь добиться оргазма.

— Ну, давай! А! А! А! А-а-ах!.. — девушка сдавила его голову в последний раз, там что-то хрустнуло, и она бурно кончила. Дрожа от наслаждения, она ещё несколько минут поглаживала свою киску, пока парень плавал рядом лицом в воде.

— Ты, конечно, не заслужил, но…

Она всё же перевернула его, едва живого, лицом вверх.

— Дальше сам… Я знаю, что тебе всё равно не жить — если босс узнает, что здесь случилось, он сам тебя прибьёт… Но я не хочу тебя убивать, слышишь? Я не убийца. Я не такая, как ты.

Она оделась, разгладила платье и ушла, оставив парня, имени которого она даже не знала.

Читай меня на Zen: https://zen.yandex.ru/id/5f86fdd117c9884cd3a0d35c

Поддержать автора:

https://money.yandex.ru/to/4100115932717719