шлюхи Екатеринбурга

Легенда о безголовом члене коня (перевод с английского)

— Боже, черт возьми, Пег! — выругался я себе под нос. — Почему?

Я признаю, что видел, как это приближается еще за милю, и вроде знал ответ, но стать фактическим свидетелем этого было совершенно другое дело. Честно говоря, это чертовски больно. И она собиралась изменить с этим жопоголовым? Без шуток? Что, черт возьми, у него было такого, чего нет у меня? Помимо того, что он моложе меня, красив, богат, спортивен, знаменит, общителен и с якобы очень большим членом, ему действительно нечего было предложить.

В этот момент я сказал своему внутреннему монологу заткнуться, после чего врезал ему по лицу.

Суть в том, что мы с Пегги были женаты, и это подразумевает определенные обеты. Если она хотела изменять с другими парнями, ей следовало бы попросить о разводе или открытом браке или о чем-то подобном. Довольно! В моей книге нет оправдания измене.

Вот почему я кипел праведным гневом, наблюдая, как она выскользнула через боковую дверь в компании высокого мускулистого нарушителя авторского права. Да, я знал этого парня — даже с его лицом, скрытым за фальшивой бородой, нельзя было ошибиться в этой халкоподобной образине раме.

Рэнди-«Конь» Мюллер.

Никакиз сомнений на этот счет.

Ему нужно было одеться, как гребаный грузовик Мак, чтобы действительно скрыть свое накачанное телосложение.

Наряд Пегги в стиле «Женщина-кошка» был еще менее замаскированным, учитывая, что она выбрала развратную версию Холли Берри. На мой взгляд наименее сексуальное воплощение знаменитой супер-злодейки, но руки обнажены откровеннее всего. Это было немного больше, чем кожаные штаны, лифчик и кошачьи уши. Мяу.

Прежде чем закрыть за собой дверь, Черная Борода Рэнди быстро осмотрел пространство, чтобы убедиться, что никто не заметил их выхода. Очевидно, он был удовлетворен тем, что им действительно удалось ускользнуть незамеченным.

Конечно, он был неправ.

Но вряд ли его можно было винить. В конце концов, он высматривал Бена Бофорда, а не смертельного ниндзя, одетого во все черное. Кроме того, Пегги, вероятно, сказала ему, что ее любимый муж в этот Хэллоуин находится в командировке.

Очевидно, она тоже была неправа.

Едва закрылась дверь, я начал действовать и последовал за гнусной парой. За исключением того, что чертова дверь была заперта. Дерьмо! Они уходили. Моим зловещим навыкам ниндзя помешал замок за двадцать долларов. Как это было неловко?

Ну, если нельзя пройти насквозь, то нужно просто обойти, так что я начал пробираться через здание к входной двери.

Это оказалось легче сказать, чем сделать, поскольку главная область была переполнена счастливыми и пьяными людьми в ярких костюмах из Монстра Мэша. Я едва прошел половину комнаты, до того как мое продвижение остановилось, когда что-то красное, зеленое и пахнущее как взорвавшаяся пивоварня схватило меня и обняло.

— Кто ты и почему мы не занимаемся любовью? — неразборчиво пробормотал пьяный Ядовитый Плющ, тайной личностью которого была местный агент по недвижимости Мардж Аллинг.

Не просто нет, но ЧЕРТ ВОЗЬМИ, НЕТ!

— Я — воплощенная смерть и к тому же женат, — прорычал я своим лучшим голосом Кристиана Бэйла и вырвался из ее объятий.

— Бен? — воскликнула она с удивлением. — Бен Бофорд? Но Пег здесь с… о, дерьмо на палке! Мне очень жаль… Я… не должна была говорить…

— Меня здесь не было, Мардж, — сказала я, глядя ей прямо в глаза своим самым пристальным взглядом ниндзя. — Ты меня не видела. Пожалуйста!

— Ну, конечно… хорошо… что ни говори. Но Бен?

— Да?

— Если Рэнди тебя не убьет и не покалечит слишком серьезно, ты не хочешь… ну… потусоваться позже? У меня под этим нет трусиков.

Я быстро повернулся и опять растворился в толпе стиле теневого воина. Нет, я не бежал — ниндзя совершенно бесстрашны и никогда не убегают — я просто поспешил в нужном направлении.

Нет, правда.

***

Когда я наконец прошел сквозь толпу на стоянку, то понял, что даже страшной силы смертоносного воина недостаточно. Птички ускользнули. Пустое пространство, где находилась машина Рэнди, было похоже на большой неоновый знак «бля». Все, что я мог сделать, — это смотреть в лунную ночь. Где-то там моя жена находится в процессе уничтожения нашего брака, и я понятия не имею, куда пошли злодеи, чтобы завершить свой нечестивый союз.

Скрытый джипиэс-трекер в машине Пегги был так же полезен, как мозг Линдси Лоханс, так как они были в машине коня. Я проклял себя за то, что не установил GPS на машину Рэнди.

— Отличная работа, — пробормотал я никому в отдельности, идя к своей арендованной машине. — Может быть, мне стоило прийти в наряде Майка Хаммера вместо этого. По крайней мере, у меня был бы пистолет, чтобы застрелиться.

***

Потерянный в отчаянии момента, мой разум вернулся к тому роковому дню, когда я впервые узнал о нечестных намерениях моей любимой жены. В тот день, когда я рылся в спальне, охотясь за парой чистых носков, я случайно услышал, как Пегги и Ханна сплетничают на улице в саду.

— Ты НЕ ПОВЕРИШЬ в размер его достоинства, Пег, — нетерпеливо сказала Ханна. — И еще он может продолжать ВЕКАМИ. Говорю тебе, он превратил меня в лужу трепещущего желе, еще до того как закончил наполовину. Это было потрясающе.

Они обе громко хихикнули, как пара идиоток. Я как раз собирался высунуть голову в окно и объявить о моем присутствии громким «Бух!», но то, что сказала дальше Пегги, остановило меня.

— Ты знаешь, — вздохнула она, — я на полном серьезе могла бы так хорошо пофлиртовать, как ты говоришь. Быть превращенной в лужу звучит замечательно.

— Но у тебя есть Бен. Разве вы делаете это не так же?

— Конечно, мы занимаемся сексом. Только не таким умопомрачительным сексом, как тот, что ты описываешь. Я имею в виду, мы женаты двадцать лет, чтобы громко вопить. Вполне естественно, что с течением времени часть страсти уходит. Я нежно люблю его и не могу представить себе лучшего мужа. Но только однажды я хотела бы…

— … иметь любовную связь, — выпалила Ханна. — Это решение. Тебе нужен роман, Пег.

— Не в этой жизни! Иисус Христос, Ханна. Ты знаешь, как ревнует Бен. Он бы тут же развелся со мной, возможно, даже застрелил бы и меня.

— Если бы он узнал, то может быть, — ответила Ханна. — Но кто сказал, что он узнает? Тебе просто нужно убедиться, что этого не будет, не так ли?

Пегги не отвечала в течение нескольких секунд, и я лелеял надежду. Но тогда сука Ханна сыграла своего туза:

— Рэнди хочет тебя, Пег. Он пару раз спрашивал меня о тебе.

— В самом деле? — сказала Пегги слишком нетерпеливым голосом.

— Действительно. Он заметил тебя на ярмарке и спросил меня о тебе. Скажи слово, и я организую тебе свидание. Давай, Пег. Жизнь коротка. Развлекись…

Это было все, что я услышал, потому что в это время появились еще две ее подруги, и видимо, они не были в умопомешательстве. Я тихо вышел из спальни с головой, наполненной новыми мыслями и эмоциями.

Пегги хотела изменить? МОЯ Пегги?

Ну, я определенно не собирался ее останавливать. Совсем наоборот на самом деле. На мой взгляд, намерение обмануть было уже достаточной причиной для развода, поэтому единственным человеком, который мог помешать Пегги убить наш брак, была сама Пегги.

И я не хотел жить в течение многих лет под облаком недоверия, поэтому решил усилить проблему и предоставить ей возможность. Другими словами, я собирался дать ей веревку достаточной длины, чтобы повеситься, а затем посмотреть, что случилось. Либо она останется верна, либо нет, и если нет, то я хотел бы получить доказательства как можно скорее.

Я избавлю вас от тривиальных деталей, касающихся того, как я установил шпионский программный жучок на телефон Пегги и GPS-трекер в ее машине. Наконец, как часть сопротивления, я дал ей понять, что в этом году не смогу присутствовать на ежегодной вечеринке в честь Хэллоуина из-за срочной деловой встречи за городом.

Повод был осознанным выбором с моей стороны. Хэллоуин — это единственное время в году, когда у людей есть законное основание гулять, надев чужую личину, что делает его идеальным моментом для встреч мошенников, не прибегая к гостиничным номерам или заброшенным местам. Как я и ожидал, две суки увидели в этом возможность, которую нельзя упустить, и Пег запланировала встретиться на вечеринке с Рэнди.

Нет необходимости добавлять, что я собирался скрытно присутствовать и поймать их в процессе акта.

***

И это было причиной, по которой я сидел в арендованной машине, одетой как Кириги Страшный, и без единой чертовой идеи, что делать дальше. Установив ловушку для жены, я фактически передал ее Рэнди, в подарочной упаковке и готовой к использованию. Вероятно, он трахает ее прямо в этот момент.

Арррх!

Но всегда помните Кузнечика — истинная сила воина тени не в его смертельном кунг-фу или его разрушительном оружии. Это — его способность творчески мыслить и превращать поражение в сокрушительную победу. И вдруг меня поразило: у Пегги была ахиллесова пята. Ее телефон.

Она может помешать моим усилиям, бросив свою машину, но она никуда не денется без своего драгоценного телефона. В этом гаджете она хранит свою жизнь — календарь, контакты, электронную почту, социальные сети и множество другого. Он всегда лежал на тумбочке, когда мы занимались сексом, он был с ней в ванной, когда она ходила в туалет, и он был прикреплен к ее руке, когда мы бегали трусцой.

Ее маленький гаджет может оказаться моим лучшим союзником.

Я начал с очевидного — позвонил ей. Гудки шли, но ответа не было. Не то чтобы я ожидал чего-либо — никто не хотел, чтобы его беспокоили во время незаконного секса, — но, по крайней мере, это подтвердило, что ее телефон был включен, а не выключен.

Потрясающе. Очевидно, боги ниндзя были на моей стороне.

На втором этапе моей стратегии битвы было поднятие страницы отслеживания на моем телефоне, и активация функции «Найти мой телефон». Очень полезный сервис, если вы потеряете свой телефон, или если вы потеряли супругу, но случайно узнали ее код и пароль. Через несколько минут я получил карту, с указанием ее текущего местоположения и окружающей местности. Это было место, которое я хорошо знал еще в детстве.

Ловерс-Пойнт — место влюбленных!

Должен сказать, что Конский мозг выглядел очень стильным парнем. Богатым до чертиков, но слишком дешевым, чтобы даже запрыгнуть в гостиничный номер для разрушения моего брака. Вместо этого он отвез Пегги в Ловерс-Пойнт и, скорее всего, собирался трахнуть ее в машине, как какой-то подросток.

Не то чтобы я жаловался, имейте в виду. Это, конечно, сделало мою задачу намного проще, так как я мог поймать мою изменяющую жену с поличным, не врываясь в отель и не посягая на частную собственность. Просто открыть дверцу машины, сделать несколько снимков Пегги, катающейся на его члене, и можно отправляться к адвокату.

Именно тогда я внезапно вспомнил третий способ, которым я мог использовать ее телефон: мой установленный шпион. Я быстро позвонил ей опять с добавленным хэш-знака и кода активации. Сначала я слышал только гудки и щелчки, но затем из динамика донеслись голоса Пегги и Конины.

— О Боже. Ханна не преувеличивала. Ты огромный, Рэнди.

— И это все для тебя Сахарная булочка. Ах да… соси сильнее… используй свой язык… да…

Я чувствовал вкус рвоты во рту. Сахарная булочка? Он только что назвал мою жену сахарной булочкой?

— О, ты ТАКОЙ вкусный, Рэнди! — Я усмехнулся: там творилось преступление, караемое смертью.

Стоны и глухие звуки заставили кровь моих воинов вскипеть, но я должен был продолжать слушать.

Нет, я НЕ подглядывал за ними. Я собирал информацию! ОК?

Вскоре выяснилось, что Конский навоз почувствовал, что пора сменить губы. Он шумно маневрировал своей массой в положение, способном торпедировать мой брак, но, к моему удивлению, Пегги заговорила так, словно она передумала.

— Я не думаю, что смогу сделать это, — сказала она дрожащим голосом. — Я действительно не могу.

Мое настроение немного поднялось. Может ли она сожалеть о своей измене? Еще не поздно Конечно, мне все равно нужно наказать Коняшку, но может быть, я смогу хотя бы спасти свой брак.

— У меня никогда раньше не было такого большого, — продолжила она. — Я боюсь, что не смогу принять его. Это может быть больно.

О, ну — пожалуй, ее колебания были не из-за ее брака или преданности, в конце концов. Сюрприз-сюрприз.

— Не волнуйся, сахарная булочка. Я обещаю быть нежным и делать это медленно, — услышал я шепот Конского навоза.

«Я тоже, — подумал я про себя, — буду медленнее, пока подвергаю твою разрушающую семью задницу тысяче мучительных приемов пыток ниндзя».

В следующий момент мой ход мыслей сошел с рельсов, когда Пегги закричала так громко, что чуть не взорвала динамик:

— О, БОЖЕ! О, ИИСУС! АААААА!

И так умер мой брак. Не ударом молотка судьи, а шквалом кричащих почитаний всемогущему Господу и друзьям.

А-чертов-мужчины.

— Тебе круто, сахарная булочка? — зарычал Рэнди. — Ты хочешь, чтобы я остановился?

— Нет, черт возьми! Не смей! Я… ууфф… почти… О, Боже мой! ДЕРЬМО! АААААХ!..

По шуму шлепков я мог сказать, что Конское дыхание забыло о том, чтобы быть «нежным и медленным» и чертовски сильно ее трахало. И Пегги явно любила каждую секунду этого.

В течение следующих пятнадцати минут меня обрабатывали саундтреком «Превращение в желе Пегги Бофорд», в котором было больше бессмысленных криков и «Боже!», чем я слышал за весь наш брак. Удивительно, но они все еще двигались на полную мощность, когда я, наконец, заметил их машину в нескольких сотнях метров впереди.

Я не упомню, чтобы у нас с Пегги было ТАКОЕ?

Так же как и у Коня, потому что я услышал, как он запросил минет.

— Я хочу, чтобы ты проглотила мой груз Сахарная булочка. Я хочу, чтобы ты проглотила его весь.

— Да, Рэнди. Дай это его, когда будешь готов. Я хочу его. Каждую чертову каплю. Позволь мне попробовать тебя, любимый.

БЛЯДЬ! За все годы нашей свадьбы она НИКОГДА не делала этого для МЕНЯ. Даже однажды. Пегги была печально известна тем, что все сплевывала, но здесь она практически умоляла Конядать ей проглотить его груз.

СУКА!

У всех есть переломный момент, и думаю, что я, наконец, достиг своего. Я полностью потерял всякое подобие своей ниндзя-крутости и выжал до пола педаль акселератора. Мой прокатный автомобиль был не очень мощным, поэтому скорость едва превышала десять миль в час, когда я протаранил машину Коня. Но судя по крикам, это определенно застало влюбленных врасплох.

В качестве дополнительного бонуса удар заставил их машину покатиться вниз по склону, пока примерно в пятидесяти футах внизу их довольно резко не остановило большое дерево.

Я отключил шпионский звонок на телефон Пегги и вместо этого набрал 911.

— Оператор? Я хотел бы сообщить об аварии. Да, я врезался в припаркованную машину, и удар послал ее вниз по склону. Я думаю, что в ней кто-то есть. Нет, я не могу — моя нога повреждена. Пожалуйста, отправьте кого-нибудь.

Да, вы догадались — с моей ногой было все в порядке. Но я никуда не спускался с холма в темноте. Задницу Рэнди можно было бы пнуть в другой раз.

Я откинулся назад и ждал прибытия медработников.

***

Несколько часов спустя я обнаружил, что сижу в маленькой комнате в больнице, участвуя в игре в гляделки с полицейским с кислым лицом.

— Мне очень нравится ваш полицейский костюм, — промолвил я с фальшивой похвалой. — Он выглядит почти реально. Где вы его взяли? В Уоллмарте?

— На работе, умник, — прорычал он. — И вы должны заметить наручники и мобильник, которые идут с ним. Продолжайте действовать так же, и сможете их опробовать.

Я заткнулся. Даже смертельный и бесстрашный теневой воин должен мудро выбирать свои

сражения.

— Серьезно. Вы действительно ожидаете, что я поверю, будто вы понятия не имели, что ваша жена занимается сексом со своим возлюбленным в машине, в тот момент, когда вы случайно ударили ее и спустили вниз с холма?

Я выразил свое самое искреннее выражение и повторил свою историю:

— Как я уже сказал, я искал свою жену, опасаясь за ее безопасность. Я проследил за ее телефоном, и, думаю, слишком отвлекся на карту во время вождения. Я не видел машину, пока не стало слишком поздно. Там было темно и не освещено…

— И вы ничего не знали о любовнике? — вздохнул он.

— Ну, конечно же знал, — ответил я с улыбкой. — У нас с Пег открытые отношения. Поддерживает сочность после долгих лет брака, знаете ли. Это не поймете, если сами не занимаетесь свингом, как говорится.

Я заговорщически подмигнул ему. Он нахмурился и закрыл свой блокнот. Не тот блокнот, который «ноутбук», а настоящий честный бумажный блокнот «Молескин».

— Хорошо, мистер Бофорд. Пока это все. Спасибо за сотрудничество, и пожалуйста, не покидайте город в течение следующих нескольких дней. У меня могут быть дополнительные вопросы.

Я покинул стимулирующую компанию закона и пошел в кабинет старшей медсестры, чтобы узнать о состоянии моей распутной жены и «Лошадиного дыхания». Вначале она была не очень дружелюбной.

— Я на самом деле не могу раскрывать информацию о моих пациентах, мистер?..

— Бофорд. Бен Бофорд к вашим услугам.

Я достал свои права из одного из моих секретных карманов ниндзя.

— Я попал в ту же аварию, что и моя сестра с ее парнем. Пожалуйста, я очень волнуюсь, и мне нужно немного информации, чтобы успокоить больную маму. Мы — дружная семья, понимаете ли, и она ужасно расстроена.

— О, я понимаю, — значит, вы родственник с Маргарет Бофорд, — сказала она с улыбкой.

— Пегги, да. Блондинка, метр шестьдесят два, одетая как Женщина-Кошка. Как она? Я могу ее увидеть?

— Конечно, мистер Бофорд. Ваша сестра, к счастью, избежала физических, но перенесла серьезную эмоциональную травму, заставив нас лечить ее. Она получила брызги крови от своего жениха, который был ранен, а она, кажется, сильно боится крови.

— Правильно… — заметил я. — … крови она тоже боится, но еще она и вегетарианка.

Медсестра вздохнула и сделала запись в своем журнале.

— Я так рад слышать, что сестренка в порядке. А как насчет Лошади… а… Рэндольфа?

Медсестра опустила взгляд.

— Увы, мистеру Мюллеру не так повезло. Боюсь, он потерял свою головку члена.

— Свою что?

— Внешнюю часть своего члена…

— Чувак потерял головку своего члена? — выпалил я в изумлении.

— Да, похоже, это, к сожалению, так. Мы полагаем, что ваша сестра выполняла ему фелляцию, когда ваша машина врезалась в них, из-за чего она сильно повредила его пенис зубами. Сотрудник скорой помощи не смогли восстановить к сожалению, недостающие ткани.

— Она буквально отгрызла головку члена у чувака?

— По сути, да. Я полагаю, можно было бы сказать и так.

Я очень старался не смеяться, и медсестра, неверно истолковала мою гримасу как горе.

— О, не отчаивайтесь, мистер Бофорд. Возможно, ваш друг больше не сможет производить потомство обычным способом, но это не значит, что он не сможет стать отцом детей. Ничто не мешает ручному извлечению спермы, которая может впоследствии клинически осеменить вашу сестру.

О боже, это было слишком. Если я не рассмеюсь в ближайшее время, у меня будет кровоизлияние в мозг. Я сделал все возможное, чтобы извиниться.

— S… извините, медсестра. Слишком много. Мне… мне нужно на свежий воздух. Пожалуйста, извините… меня… — Я запнулся и побежал к двери.

— Нет проблем, мистер Бофорд. Я сожалею о плохих новостях, — услышал я, мчась через вестибюль, ее утешительные слова.

Я с трудом пробрался наружу и за угол здания, прежде чем разразился приступом смеха. Это было слишком хорошо. Всего-то за четыреста долларов франшизы за исправление вмятин спереди на моей прокатной машине.

Пять минут спустя я вернулся в больницу и направился в комнату Пегги с глазами все еще опухшими от смеха. Она, казалось, спала, но когда я коснулся ее руки, сразу открыла глаза.

— О, Бен, — закричала она и крепко обняла меня. — Мне так жаль, любовь моя.

Некоторое время я крепко прижимал ее к себе, поглаживая волосы.

— Все в порядке, — мягко сказал я. — Но что случилось? Я думал, что сегодня вечером ты была на вечеринке в честь Хэллоуина.

— Я была, но почувствовала недомогание и хотела пойти домой, поэтому Рэнди предложил меня подвезти. По дороге мы попали в автомобильную аварию.

— В месте влюбленных?

— Ммм… да… У Рэнди были дела по пути, и пришлось остановиться…»

Я не мог поверить, что она все еще поддерживает ложь. Насколько же глупым она меня считает? Мы же были женаты, черт побери! Она должна лучше меня знать. Я решил немного поиграть в ее игру.

— Не бери в голову Пег. Единственное, что важно, это то, что с тобой все в порядке. Я должен пойти и поблагодарить Рэнди за твою безопасность. Он лечится в Западном Крыле. Ему намного хуже, чем тебе.

Пегги выглядела обеспокоенной и, казалось, действительно заботилась о благополучии Конского навоза. Да, брак определенно закончился.

— Каковы его травмы, — спросила она.

— Видимо, теперь он на голову ниже, — хихикнул я.

Пегги в ужасе уставилась на меня.

— Не глупи, не ТА голова. Другая. Каким-то образом он оторвал головку своего члена, и они не смогли найти недостающую часть.

Она схватилась руками за ртом, а я продолжил…

— … но я уверен, что она появится где-нибудь в течение следующих двадцати четырех часов. Разве ты не согласна, САХАРНАЯ БУЛОЧКА?

Я оставил Пегги в состоянии чередования между истерическим плачем и фонтанирующей рвотой. Я был в ней разочарован: я действительно думал, что она — набожная вегетарианка.

На выходе я остановился в палате Рэнди. Он выглядел не очень хорошо, что еще больше подняло мне дух. Вся нижняя половина его тела была завернута в бинты, и он был подключен к нескольким капельницам и другому страшному больничному дерьму.

— Привет, Рэнди. Как голова?

— Мистер Бофорд, — сказал он с легкой ухмылкой. — Чем могу служить?

— Давай просто покончим с ерундой, ладно? Главное в том, что ранее этим вечером ты трахнул мою жену.

— Джентльмен никогда не скажет, — сказал он с усмешкой, которая, как правило, раздражала бы меня до чертиков.

— Послушай, Рэнди. Я все понял. Ты был в муках гормонов и потерял голову. Это могло случиться с кем угодно.

— Рад, что ты понимаешь, мистер Бофорд, — сказал он несколько озадаченно.

— Конечно понимаю, Рэнди. И я не вижу причин, по которым этот незначительный инцидент должен привести к тому, что между нами возникнет проблема.

— Э… не могу не согласиться, мистер Бофорд.

— Жизнь слишком коротка для нас, чтобы продолжать бодаться головами по мелочам.

— Мне понятно, но почему ты продолжаешь упоминать голову?

— О, дерьмо. Фрейдистский промах. Они тебе не сказали?

— Сказали мне что?

— Твой член. Очевидно, Пег уже начала сосать его, когда произошла авария, а у нее всегда были действительно хорошие зубы.

— Ты… ты шутишь, чувак. Скажи, что шутишь. Это не смешно, серьезно!

— Извини, Рэнди. Похоже, ты потрял кусок. Но я слышал, у тебя есть много лишних дюймов.

— НЕТ-НЕТ-НЕТ! Этого не может быть! — воскликнул он и начал как сумасшедший хвататься за бинты.

Поскольку Рэнди, казалось бы, занят чем-то другим, я решил уйти.

— Я отправлюсь домой, Рэнди. Счастливого тебе Хэллоуина.

На выходе я наткнулся на старшую медсестру, которая пристально посмотрела на меня.

— Я должен попросить вас воздержаться от посещения других пациентов, мистер Бофорд. Похоже, вы оказываете на них плохое влияние. Может, будет лучше, если вы немедленно покинете помещение? Нам пришлось просто приковать вашу сестру к кровати, чтобы успокоить.

Чисто импульсивно я схватил ее за голову и притянул к себе.

— Я ОБОЖАЮ горячих цыпочек в униформе, — протянул я и поцеловал ее крепко и страстно.

После чго она просто стояла с покрасневшим лицом и смотрела на меня дикими глазами. Она выглядела так, словно собиралась либо сказать что-то, либо дать мне пощечину, но в этот момент начал кричать Рэнди во все легкие. Думаю, он, наконец, снял эти повязки.

В то время как медсестры ворвались в комнату Рэнди с набором шприцов, я тихо вышел из парадной двери в холодную октябрьскую ночь. До сих пор я был свидетелем разрушения моего брака, отомстил за свою израненную гордость и унизил плохую лошадь. Не слишком плохо за несколько часов работы.

Но ночь была еще в самом начале, я все еще был одет в прохладный костюм ниндзя, и у меня все еще был неоплаченный счет к Ханне за то, что поспособствовала моей жене. Ах, да — и Хэллоуин еще не закончился…

О, как же этот лес манит!

Но колокольчик все звенит…

Продолжим путь! И пусть во тьме

Когда усну — вернусь к тебе.

Роберт Фрост.