шлюхи Екатеринбурга

Кровь из репы (перевод с английского). Часть 3

Лиза

Я провела языком по его стволу, медленно покачивая головой вверх и вниз, одной рукой надрачивая его базу. Судя по его стонам и движениям, он действительно наслаждался моими услугами.

— О да! Работай языком! Это здорово! — Он схватил меня за волосы руками и попытался сильнее вжать в меня свой член.

Так глубоко в рот я не трахалась уже давно, со времен колледжа, но этого, как и катание на велосипеде, никогда не забудешь. Я расслабила мышцы горла и попыталась не задохнуться, продвигаясь глубже по его члену.

— Вот и все, детка! Он весь вошел, — он приподнялся бедрами, пытаясь вонзить последний сантиметр мне в горло.

Мои глаза стали немного слезиться, но я освободила основание его члена и почувствовала, как мой нос уткнулся в его лобковую кость. Теперь он был полностью у меня в глотке. На мгновение я задержала его там, а затем отодвинулась, чтобы увеличить его удовольствие, и вдохнуть при движении наружу.

— Черт, эта женщина хороша! — воскликнул он. — У меня никогда раньше не было цыпочки с таким глубоким горлом.

Мы вошли в ритм, когда он приподнимал бедра и прижимал мою голову вниз к своим коленям. Я крутила языком вокруг его члена как при движении вверх, так и вниз, когда он входил и выходил из моего горла. Хитрость заключалась в том, чтобы рассчитать время моего дыхания и рвотных рефлексов, чтобы между толчками в легкие попало хоть немного воздуха. На заднем сиденье машины это было сложно сделать. Места было мало, голова и тело находились под неудобным углом. Ни он, ни я не были низкорослыми людьми, поэтому места для маневра было не так много.

— Эй, эта милфа обслужит меня следующим? — послышался голос с водительского места.

Я не могла ответить, потому что мой рот был заполнен. Но я услышал, как другая голова не у меня во рту ответила:

— Черт, я не знаю — просто обращай больше внимания на дорогу, пока я не кончу. Я хочу получить от поездки удовольствие, не беспокоясь о том, что мой член откусят, потому что ты врежешься, подглядывая, а не ведя машину

Если вам интересно, как замужняя мать двоих детей средних лет и верная жена делала минет на заднем сиденье машины, возможно, вам стоит прочитать рассказ «Кровь из репы». Мой бывший муж Винс получил права на большинство основных фактов, но многие проблемы были связаны с недопониманием, а также с некоторыми медицинскими проблемами с моей стороны. Я не говорю, что случившееся было ошибкой моего мужа Винса, но многого можно было бы избежать. Как и большинство того, что идет не так как надо, в ретроспективе всегда все отлично видно, и все мы хотели бы вернуться в прошлое и сделать что-то по-другому. Мне нужна была машина времени за месяц до того дня, когда я оказалась на заднем сиденье…

***

Три недели назад мы с Винсом были в постели. Как раз в тот вечер приехал Томми, брат моего мужа Винса, чтобы занять немного денег для покупки новых туфлей своим детям. Томми вытянул короткую спичку при разводе со своей женой Бренди. Его бывшая жена на самом деле плохо с ним обошлась — выжимала из него деньги и ставила преграды при каждой возможности, чтобы помешать ему видеться со своими сыновьями. После разговоров с Томми о его бывшей жене Винс всегда был в плохом настроении. Я была рада, когда Винс сказал мне, что Томми собирается повесить потолочный вентилятор и установить проточный водонагреватель. У моего мужа было много всего хорошего, но работа руками не входила в их число.

— Похоже, для нас эта сделка лучше. — Я взбила подушку.

— Томми определенно не заключил сделки с Бренди. — сказал Винс, придвигаясь ко мне.

Я думаю, что следующее мое заявление и начало всю эту неразбериху.

— Ну, Бренди виновата не во всем.

— Огооо, — Винс сел. — Ты хочешь мне сказать, в том, что Бренди изменяет моему брату и обманывает его — это не ее вина?

Я подумала секунду, прежде чем заговорить. Мне пришлось объяснять это так, чтобы Винс понял.

— Изменяя, Бренди поступила неправильно. Для измены нет никаких оправданий. Но твой брат отреагировал чрезмерно.

Я выросла в очень дисциплинированной семье. Все было черно-белым. Нас учили быть принципиальными. Я чувствовала, что измена — это неправильно. Это я обнаружила и предъявила претензию Бренди — жене Томми о ее измене. Когда Бренди отказалась остановиться или сказать Томми, я сама все рассказала Томми. Не было никаких сомнений, я просто достала свой мобильный телефон и позвонила Томми прямо на глазах у Бренди. Однако я все еще думаю, что Томми зашел слишком далеко, после того как узнал об этом.

— Чрезмерно отреагировал?! — не согласился со мной Винс.

Мне нужно объяснить это более подробно. Поэтому я сказала:

— Ты знаешь, что суды почти всегда передают опеку матери. Тысячи исследований показывают, что детям всегда лучше со своими матерями. Что ни говори о Бренди, но она всегда была хорошей матерью.

Я думала, это заставит Винса понять, что быть хорошей матерью — это одно, а время для себя как женщины — совсем другое. В моем сознании эти два понятия не были связаны — совершенно разные категории.

— Исследования, Лиза, также показывают, что детям лучше жить в семье с матерью и отцом. Как то, что Бренди разбила семью в результате развода, сделало Бренди хорошей матерью?

Я была рада, что Винс поднял вопрос о разводе; это докажет мою правоту в дискуссии.

— Бренди не подавала на развод, подал Томми. Бренди развода не хотела.

Я не знаю, о чем думал Винс, потому что он полностью упустил из виду проблему развода.

— Лиза, ты ведь знаешь эту историю не хуже меня. Бренди даже не извинилась. Она отказалась перестать встречаться с парнями и хотела, чтобы Томми не вмешивался, пока она не будет готова вернуться.

Как мог мужчина, которого я так люблю, быть иногда таким тупым?

— И что, Томми сейчас лучше? Было всего три парня, и с одним из них был лишь минет. Бренди сказала мне, что все равно почти закончила и хотела вернуться к Томми.

— Ну, конечно, это должно было успокоить Томми.

Теперь он становился саркастичным. Винс всегда так поступал, когда у него не было никаких подтверждений своим заявлениям. Я пыталась его успокоить.

— Винс, не будь таким драматичным. Это был всего лишь секс, к тому же, плохой секс, судя по тому, что сказала мне Бренди. Помнишь, после рождения Винса-младшего? У меня были осложнения, и почти каждый день в течение двух месяцев болел живот. Я знала, что у тебя есть нужды и дала тебе бесплатный проход, чтобы потрахаться. Я даже нашла некоторых девушек в школе Тони, чтобы меня заменить.

Хотя это должно было решить проблему. Винс знал, что я так сильно его люблю, что сделаю все, чтобы он был счастлив. Не словами, а на деле.

— Лиза, я люблю тебя, но иногда ты сводишь меня с ума. Я помню то время. Во-первых, после рождения Винса-младшего твои гормоны были повсюду, поэтому я не воспринимал тебя всерьез. Во-вторых: наши свадебные клятвы включают отказ от всех остальных, не говоря уже в болезни и в здоровье. Я серьезно отношусь к этим клятвам. Ты сказала, что измене нет оправдания, а теперь что, говоришь, что бывают случаи, когда измена — это нормально? Потому что я так не считаю.

Я не могла поверить, что Винс пытался вложить мне в рот свои слова, он знал, что я чувствую к измене… разве я не доказала это с Бренди и Томми? Я решила, что лучше его успокоить.

— Я все еще думаю, что измена — это никогда не нормально. — Я попыталась найти способ, которым Винс мог бы понять — возможно, сделать его более личным, используя свой собственный опыт. — Но немного понимаю, что чувствовала Бренди. Бренди чувствовала, что стареет, и считалась ни чем иным, как только матерью и женой Томми. Я не согласна с ее изменой, но понимаю, почему Бренди сделала это. — Конечно, Винс мог постараться увидеть вещи с женской точки зрения… хотя бы на несколько секунд этого разговора.

— Лиза, я думаю, моя голова сейчас взорвется. Как ты можешь согласиться с изменой Бренди, но верить в то, что это было неправильно?

Боже мой, Винс все еще не понял! Я собиралась объяснить ему это, как если бы он был одним из наших школьников — мужчины иногда бывают такими тупыми!

— Что ж, если бы Бренди все рассказала Томми, это не было бы изменой. Если бы Бренди рассказала Томми о своих чувствах, возможно, они бы как-нибудь все уладили. Тогда не было бы никакой измены.

— Все уладили? Не измена, если все рассказать своему партнеру? Лиза, ты не можешь быть серьезной. Если бы Бренди хотела сыграть ковбоя и школьную учительницу или чирлидершу и звезду футбола — Томми был бы в игре. Но секс с другим парнем недопустим.

Наконец Винс начал понимать. Он никогда ничего не говорил о том, что это неправильно, если бы среди НАС все рассказали своему партнеру, а только о том, что его брат Томми считает, что это неправильно. Винс не сказал сразу ДА, но он не сказал и НЕТ. Тем не менее, мне лучше убедиться, что мы находимся на одной волне — может, убедить его, что Томми тоже ошибался?

— Томми сделал выбор и должен смириться с последствиями. Ты снова должен спросить себя, а лучше ли Томми сейчас? Посмотри на это логически — то, что сделала Бренди, было неправильным, не сказав ему, но это уже сделано. Ничто не может изменить прошлое, нет возможности отменить уже прозвучавший звонок. Решение, которое должен был принять Томми, касалось его будущего и будущего его семьи. Серьезно, чувствует ли он сейчас себя лучше, чем если бы позволил провести пару глупых бессмысленных секс-сессий, в любом случае не угрожавших ему и лишь повышающих самооценку Бренди?

— Хорошо, Лиза, какое количество сексуальных партнеров должен позволить Томми провести? Три, пять, десять?

Типичный мужской ответ — все вращается вокруг пениса. Мне пришлось вытащить его голову из его же промежности.

— Ты ведешь себя глупо, Винс. С женщинами все по-другому, чем с мужчинами. На прошлой неделе я видела несколько седых, и это меня действительно расстроило. О женщинах всегда судят по их внешности. — Я подумала, что если бы Винс узнал, что чувствую я, то понял бы всю картину.

— Лиза, в чем дело? Ты всегда отлично выглядишь. Если тебя беспокоят несколько седых волосков, отправляйся в свой любимый салон и выбери цвет волос по собственному желанию.

Вот оно! Теперь Винс и я, казалось, читали одну и ту же книгу — по крайней мере, он пытался рассмотреть ее с женской точки зрения. Если Винс не возражал против того, чтобы я пошла в салон, чтобы почувствовать себя лучше, то он согласился бы и с другим, тем, что заставило бы меня чувствовать себя лучше. Мне просто требовалось, чтобы он понял идею немного лучше.

— Более того. После определенного возраста женщины становятся невидимками. Никто не смотрит на нас, не хочет нас, это похоже на то, как будто нас просто нет. Это не должно иметь значения, но имеет. Я знаю, что мужчины и женщины становятся более равными, по сравнению с временами наших родителей, но до тех пор пока женщина не сможет ходить с пивным животом и редеющими волосами, и при этом думать, что она все еще сексуальна, это не изменится.

— Значит, измена и прыжки на незнакомом члене сделают тебя равной, улучшат брак?

О нет, теперь Винс вернулся обратно к тому, чтобы мериться письками. Разве мужчины никогда не вырастают? Как будто они никогда не покидают раздевалку средней школы. Я знала, что смогу заставить его увидеть более широкую картину: отношения, которые были так важны. Делать друг друга счастливыми.

— Винс, дело не в сексе, и это не измена, если другой партнер об этом знает. — Я наклонилась и погладила его. — В постели у нас с тобой все великолепно, и ты это знаешь. — Мне требовалось заставить его мозг понять, что секс — это просто средство для достижения цели. В конце концов, это хорошее чувство — такой кайф. Будь то ваш партнер или кто-то еще.

— Послушай, Винс, это чувство восхищения, волнения от первого раза. Что-то новое, другие ощущения, этот прилив адреналина от того, что тебя хотят, от принятия решения идти или нет.

— Лиза, ты же знаешь, что до развода Томми обожал Бренди, и знаешь, что мы с детьми — твой фан-клуб номер один, и мы обожаем тебя. Но ты говоришь, что измена сделает… — Винс на мгновение заколебался. — Лиза, тебе есть что рассказать мне о прошлом?

Я чувствовала, что Винс с трудом втягивает воздух. Потом меня осенило! Винс думает, что я ему изменяла! Он думает, что я встречалась с кем-то еще, а ему не говорю… ну, это было бы изменой. Мне лучше решить эту проблему быстро и положить конец подобному мышлению прямо сейчас!

Я переместилась ближе к Винсу и работала внизу, чтобы вернуть его член к жизни.

— Винс, я никогда не изменяла тебе и никогда не изменю.

Я знала, как нажимать его кнопки и опустила рот к его члену. Осторожно прихватив яйца, я медленно сосала, чтобы член получал все внимание. Через несколько минут Винс повернул меня так, что мы оказались в позиции 69. В первые несколько лет совместной жизни мы называли ее 68, 5 из-за нашей разницы в росте. Я любила давать и получать оральные ласки, и мне нравилось, когда он меня вылизывал, потому что Винс был хорош в этом!

Через несколько минут я действительно возбудилась и почувствовала, что Винс вот-вот кончит. Я хотела, чтобы он вошел в меня, поэтому двинулась вверх, чтобы насадиться на его мужественность. Я почувствовала, как начинается мой оргазм, и он заставил меня крепко прижаться к Винсу. Это перекинуло его через порог, и я почувствовала его выплеск. Это вызвало у меня второй оргазм… Я качалась на нем в течение нескольких минут, прежде чем спуститься с оргазма и прижаться к Винсу.

Винс гладил меня по спине, и я чувствовала себя довольным котенком.

Я хотела, чтобы Винс знал, какие мы счастливые, и прошептала на ухо своему муженку:

— Просто подумай, что Томми упускает все хорошие разы с Бренди, как у нас с тобой, и все из-за некоторых глупых свиданий в прошлом, с которыми он ничего не может поделать. — Я была так рада, что у нас состоялся этот разговор.

Винс вёл себя странно и сказал:

— Лиза, ты меня пугаешь. — он откатился от меня. — Бренди выжимает из Томми столько денег, что у него их скоро не останется. Невозможно выжать кровь из камня… или репы, — и он выключил свет.

Я лежала без сна в постели и думала, как мне повезло, что я вышла замуж за Винса, а не за Томми. Весь разговор Винса говорил о том, что Томми считал, будто то, что Бренди требуется время для самой себя, — это измена, и что его брат не потерпит этого, даже если бы Томми заранее сказали, что Бренди и впрямь нужно время для себя. Винс же ни разу не сказал, что ОН будет возражать… все касалось только Томми. Я знала, что это означает, что Винс любит меня достаточно сильно, чтобы дать мне возможность делать то, что мне требуется, чтобы чувствовать себя хорошо. За всю дискуссию Винс никогда не говорил «Нет», а это могло означать только «Да». Я придвинулась ближе и обняла храпящего мужа.

***

Найти то, что я хотела, было одновременно и легко, и сложно. Найти сайт с людьми из местного университета было легко. Однако отобрать кандидатов было сложно. Большинство ответов на мое объявление были грубыми, а некоторые — слишком банальными и фальшивыми. За две недели я довела число до приемлемого уровня, начала общаться в онлайн-чатах и сузила круг до четырех парней, с которыми могла встретиться лицом к лицу во дворике ресторана в местном торговом центре. В итоге осталось всего два парня. Во втором раунде интервью у одного из соперников — Рэнди было кое-что, что позволило заключить сделку.

— Привет, миссис Ф., — сказал Рэнди. Он был специалистом по коммуникациям и получал стипендию за участие в студенческой борьбе. Он был большим ребенком и с трудом сидел в маленьком кабинете в фуд-корте торгового центра. — Я знаю, ты говорила, что твой старик не против, но у меня есть кое-что, что может тебе помочь.

— И что бы это могло быть, Рэнди? — На мне была повседневная одежда и шарф через голову с большими солнцезащитными очками. Я чувствовала себя современной Мата Хари.

— Хорошо, посмотри вон на ту цыпочку, — Рэнди указал на девушку через двор, которая помахала нам рукой. — Ну, ей на самом деле нравятся парни постарше. Я подумал, может, мы могли бы свести твоего старика с ней. Знаешь, дай ему что-нибудь, чтобы он был занят.

— Ты сутенер своей девушки, Рэнди? — Я опустила очки, чтобы посмотреть на девушку. Она была слегка пухленькой, но симпатичной, с длинными темно-каштановыми волосами и большой грудью.

— Нет, миссис Ф, — заикался Рэнди. — Мы с Эми просто друзья. Друзья с привилегиями, но просто друзья. У нее вроде как «проблемы безотцовщины», и она прошла через большую часть всего этого. Эми согласна, клянусь богом.

Я подумала, что это может сработать. Я была высокой, почти метр восемьдесят, блондинкой, стройной, с грудью чуть больше первого размера. У меня были длинные ноги, которыми я гордилась, и я любила демонстрировать их, одеваясь так, чтобы при любой возможности подчеркнуть их достоинства. Эми же была полной противоположностью — маленькая, темноволосая, пышная и с большой грудью. Говорят, мужчины устают от одного и того же. Может быть, я могла бы преподнести Эми Винсу в качестве подарка за то, что она такой понимающий и позволил мне сделать это. Конечно, Рэнди был полной противоположностью Винсу. Винс был невысоким и смуглым, а Рэнди — выше метра восьмидесяти ростом и имеет почти белые светлые волосы. Последние несколько дней я была депрессии, но теперь почувствовала, что мое волнение начинает расти.

— По рукам, — сказала я и протянула ему через стол несколько бумаг. — Это анкеты для медицинского осмотра, чтобы убедиться, что у тебя нет ЗППП. Сходи в эту клинику, у меня есть номер анкеты, и я смогу увидеть результаты в режиме онлайн. Несмотря ни на что, ты наденешь презерватив и заберешь меня послезавтра ровно в 9:30. Понятно?

— Ммм, да, — ответил Рэнди. — Но если я пройду медицинское обследование — зачем мне надевать презерватив?

— Потому что я не знаю, какие «преимущества» ты и твоя подруга, — я указала на Эми, евшую бургер, — будут после того, как ты пройдешь тест. Эти условия не подлежат обсуждению. Все ясно?

— Конечно.

Встав, я вынула небольшую карточку и протянула ее Рэнди.

— Это мой адрес и номер мобильного телефона. — Я прижала его голову к себе и страстно поцеловала, лишь немного с языком. — Не теряйся и не опаздывай.

Я облизнулась, повернулась и вышла.

***

Был вечер пятницы, и дела шли к черту. Сначала у меня кружилась голова, как у школьницы, и мне не терпелось рассказать обо всем Винсу. Но прошлой ночью у него сломалась машина, и он пришел домой в плохом настроении, поэтому я не хотела ничего говорить. Этим вечером детей было трудно угомонить, а теперь еще и Винс — из всех вечеров — опаздывает домой. К тому же, Рэнди приехал рано с еще одной группой парней и девушек.

«Ну, по крайней мере, он беспокоится, как и я», — подумала я. Я угостила Рэнди внизу пивом и оставила смотреть спортивную программу по телевизору.

— Черт побери, Винс, — пробормотала я про себя, спеша одеться. — И почему тебе приходится работать допоздна именно в этот вечер? — Я надела новый сексуальный кружевной бюстгальтер и трусики. Я не знала, случится ли что-нибудь сегодня вечером, но хотела выглядеть хорошо, если решу, что все произойдет.

Я услышала, как на подъездную дорожку въехала машина Винса. Мне пришлось сделать выдох, чтобы вписаться в мою пару «узких джинсов». Через несколько минут Винс по лестнице взбежал, в то время как я красила губы.

— Лиза, что этот веселый зеленый гигант делает в нашей гостиной? И что это за чушь насчет свидания?

Хотелось бы, чтобы у меня было больше времени, но Винс был спокоен, и он поймет, что надо торопится.

— Его зовут Рэнди, он входит в университетскую команду по борьбе и специализируется на коммуникациях.

Затем я повернулась к Винсу.

— Мне жаль, что сегодня вечером ты вернулся с работы так поздно — я хотела во всем разобраться, пока не подошел Рэнди. Но мне нужно спешить, поэтому я выдам тебе краткую версию. Присядь на секунду. — Я похлопала по кровати. Винс подчинился, сев на наше цветочное одеяло. Я подумала, что «все идет хорошо».

В прошлом месяце мы уже говорили о том, что я чувствую, и что мне требуется, и Винс в значительной степени одобрил меня. Так что, я знала, что могу прямо сейчас кратко изложить Винсу свои чувства.

— Винс, я не становлюсь моложе. Более двенадцати лет я была хорошей женой для тебя и более десяти лет — матерью для наших детей. Просто мне это требуется прямо сейчас в данный момент моей жизни, ты должен это понять.

Я чувствовала себя неуютно, навешивая чувство вины на Винса, поэтому добавила:

— Это не имеет никакого отношения ни к тебе, ни к детям.

— Так ты собираешься идти по стопам Бренди? — Лицо Винса стало полностью белым, как будто из него слили всю кровь.

Бренди? Какого черта он говорил о Бренди? Это было совсем другое. Я была совсем не похожа на Бренди! Я должна была убедиться, что он это понимает.

— НЕТ, Винс, то, что сделала Бренди, было неправильным. Это же — не измена, потому что я совершенно открыто говорю тебе о том, что происходит. Мы говорили об этом в прошлом месяце.

Винс выглядел не слишком хорошо. Он выплюнул:

— Лиза, ты придираешься… это неправильно, и это — измена, что бы ты ни говорила. Я требую, а не просто говорю тебе, как твой муж в течение двенадцати лет и отец твоих детей, прекратить эту ерунду. Думаю, тебе надо пройти медицинское обследование. Это не ты!

Винс передумал в последнюю секунду? Он не мог этого сделать! Может, он просто смалодушничал. Я вспомнила, что немного нервничала, когда предлагала Винсу партнершу, когда мое кесарево вывело меня из строя в спальне. Мне просто требовалось твердо стоять на своем, быть сильной ради него. Я отвернулась от зеркала и сосредоточила все свое внимание на Винсе.

— Что ж, уже слишком поздно — Рэнди уже здесь.

Винс воспринял это не так, как я ожидала.

— Лиза, еще не поздно, пока ты не выйдешь через парадную дверь. Я позабочусь о Рэнди. — С этими словами он вышел из спальни и направился вниз по лестнице.

Я накрасилась и поспешила за Винсом, прежде чем он совершит какую-нибудь глупость. Когда я спускалась по лестнице, Винс и Рэнди стояли грудь в грудь (ну ладно — грудь к пояснице, поскольку Рэнди возвышался над Винсом). Они были похожи на двух самцов горилл из фильма о природе, которые вот-вот начнут бить себя кулаками в грудь.

— Винс! Прекрати это сейчас же. Рэнди, пожалуйста, подожди в своей машине. Я сейчас выйду.

Рэнди подождал секунду, но вышел за дверь.

— Позже, чувак.

Что, черт возьми, случилось с Винсом? Он вел себя как маленький ребенок, не желающий делиться своими игрушками. Я старалась сохранять спокойствие. Ни к чему нам было обоим волноваться.

— Винс, мне очень жаль, что ты расстроился, и я вижу, что все идет не так, как планировалось, — я глубоко вздохнула. — Мы говорили об этом, и я думала, ты будешь более понимающим.

Что ж, если он собирался вести себя как ребенок, может, я смогу усмирить его взяткой. Я знала, что всегда вызывает улыбку на лице Винса. Я подняла палец и указала на него.

— Как тебе такое: если ты еще не будешь спать, когда я вернусь домой, то я устрою тебе сеанс в спальне, который ты не забудешь. Ты даже сможешь взять мою задницу — я знаю, тебе это нравится.

Я одарила Винса сексуальной ухмылкой, повернулась и пошевелила ему ягодицами — он никогда не отказывался от возможности трахнуть меня в задницу.

— Полоскаться в чужой сперме? Нет, спасибо, — пробормотал он. Я ахнула. Винс никогда меня так не унижал и не оскорблял.

— Лиза, что я когда-либо делал или сказал такое, что заставило тебя поверить в то, что меня это устроит? — его голос был напряженным, и я могла видеть, что он был зол. Я никогда не видела Винса таким расстроенным. Это было не в моей природе, но я знала, что должна пойти на компромисс. Винс должен это оценить!

— Хорошо, — всплеснула я руками. — Винс, ты выиграл. — Позволь мне пойти на этот раз, и ты увидишь, что это ничего не изменит. Но если я вернусь с этого свидания, а назавтра ты все еще будешь расстроен — я не пойду опять, пока мы не поговорим об этом еще раз. — Это было все, чего я хотела.

Винс не двинулся с места. Он прошел к двери.

— Лиза, вот мое требование: прекрати эту чушь. Вернись наверх, а завтра утром мы первым же делом увидимся с врачом и терапевтом. Но если ты выйдешь из этой двери — мы закончим. Конец. История. Твой выбор: наши дети и я или… — он указал на дверь, —.. . это.

Все вышло из-под контроля. Если Винс не ответил на пряник, то я использую кнут. Винс знал, что я никогда не блефую.

— О, не будь таким драматичным, — я взяла сумочку. — Ты слишком сильно любишь меня и детей. А также я знаю, что ты не захочешь жить как твой брат. — Я посмотрела на себя в зеркало в холле.

Возможно, я зашла слишком далеко с этой угрозой, и я бросила ему кость:

— Кроме того, я даже не знаю, случится ли что-нибудь сегодня вечером. А даже если и случится, то хоть Рэнди и чист, но я заставлю его надеть презерватив, несмотря ни на что. Теперь ты доволен? — Я думала, что последняя часть позволит Винсу сохранить лицо.

Винс на это не купился. И что на него нашло?

— Нет, Лиза, ТЕПЕРЬ я недоволен, и если ты выйдешь за дверь, тебя в моем будущем не будет. Но отчасти ты, Лиза, права: я люблю своих детей, и жить как мой брат не буду. Но как только ты выйдешь за эту дверь, моя любовь к тебе тоже уйдет.

С Винсом невозможно было говорить, и я начала терять самообладание. Я прошла мимо него и открыла дверь. Я не должна была, но сказала:

— Ты знаешь, Рэнди сказал мне, что у него была симпатичная студентка, у которой, насколько он знает, были «проблемы безотцовщины», и я устрою тебе с ней свидание. Но если ты собираешься быть таким — забудь об этом. — Я сделала шаг за дверь. — Дети — в постели, а то, что осталось от обеда, — в микроволновке. На случай чрезвычайной ситуации у тебя есть мой телефон.

Я не должна была портить свой сюрприз в виде Эми, но Винс меня разозлил, и теперь мой вечер начался с плохого настроения. Будь он проклят. Я ушла до того, как мы оба совершили бы какую-нибудь глупость.

***

Мы оказались на вечеринке в каком-то старом доме. Поначалу все было весело: молодежь, их энергия, жар и энтузиазм были бодрящими и захватывающими. Эми, девочка с «проблемой безотцовщины», трещала радом со мной как сорока, и засыпала меня вопросами о Винсе. Она рассказала мне о сабантуе, на который мы собирались позже. Несмотря на то, что я была намного старше большинства этих детей, они хорошо ко мне относились, и я действительно хорошо проводила время. Рэнди большую часть ночи держал меня за задницу, и мы даже немного поцеловались, когда он поймал меня на выходе из ванной комнаты. Я позволила ему на время потерзать мои сиськи, пока не подошла еще одна пара. Я отклонила предложение Рэнди посетить одну из спален или заднее сиденье его машины. Я не поощряла его, но и не отказала ему, когда он сказал, что мы сохраним это для сабантуя.

Сабантуй проходил в большом пустом складе на окраине города. Вначале громкая музыка и атмосфера были захватывающими. С Рэнди все было по-другому, он был выше меня, а я не смотрела на партнера по танцам «снизу вверх», с тех пор как мы с Винсом поженились. Однако после нескольких танцев у меня в голове пульсировало от ритма, а дым застилал глаза. Я убежала ко входной двери, где был свежий воздух и немного меньше шума. Теперь у меня сильно заболела голова. Куча других детей вокруг меня курила, а некоторые пары совокуплялись в темноте. Я вдруг почувствовала себя усталой и неуместной.

— Эй, детка. — Я почувствовала, что сзади ко мне подошел Рэнди и начал покусывать мое ухо. Его большие руки обвились вокруг моей талии и поднялись под рубашкой, чтобы обхватить мою маленькую грудь. Он просунул руку под мой бюстгальтер и начал щипать сосок.

— Ой! — сказала я, поворачиваясь к нему. — Больно. Осторожно, большой мальчик — ты не радиоприемник настраиваешь.

Рэнди ухмыльнулся и притянул меня к себе, прижимая свои губы к моим, засовывая мне в рот свой язык со вкусом дешевого пива и травяного дыма. Он был почти таким же нежным, как воск для бикини. В то же время Рэнди сунул мне руку в джинсы, пытаясь схватить меня за задницу. В моих «узких джинсах» было мало места, и пуговицы на них спереди оторвались.

— Черт возьми, Рэнди! Дай мне секунду. — Я совсем не так представляла себе свою большую ночь.

— Нет проблем, детка. — Рэнди еще глубже втянул меня в тень и продолжил работать своим языком. Он двинулся вниз по моему телу, приподнял мою рубашку и бюстгальтер, чтобы полизать мои соски. Его руки стянули мои штаны и начали входить в мое влагалище. Он не залезал в мои трусики, поэтому, вместо того чтобы быть мокрой и получать удовольствие, я осталась сухой. Рэнди грубо гладил меня — мне казалось, будто по пизде трут наждачной бумагой. Это было столь же захватывающе, как исследования у гтнеколога, и не возбудило меня, а только усилило мою головную боль.

— Ой! — снова вскрикнула я, когда он начал жевать один из моих сосков.

— Извини, детка. — Рэнди расстегнул молнию и сунул мою руку в ширинку. — Давай, Лиза, давай трахнемся, я уже готов.

В этот момент я сделала бы все, чтобы положить конец этому кошмару.

— У тебя есть презервативы, Рэнди?

— Черт возьми, я оставил каучуки в машине!

— Нет кондома — нет любви. — сказала я ему, гладя его ствол.

— Черт-черт-черт! — повторил Рэнди. Он сбросил джинсы до колен. — Тогда сделай мне минет.

— Ты должен надеть защиту! Так мы договаривались, и ты это знаешь.

— Ты какая-то милфа-динамщица! — прорычал он.

Я видела, как в глазах Рэнди отражаются похоть и гнев, и решила, что мне лучше позаботиться обо всем, пока оно не вышло из-под контроля (так сказать).

— Я — не динамщица, жеребец. Держу пари, тебе станет легче. — С этими словами я снова положила его руки себе на грудь и начала дрочить. С тех пор как мы с Винсом поженились, я не касалась ни одного мужчины. Рэнди там был немного крупнее Винса, как и следовало ожидать, учитывая разницу в их росте и весе. Но у Рэнди был всего на пару сантиметров или около того длиннее Винса и ненамного больше в окружности.

— О, да, дрочи этот стержень. — Рэнди запрокинул голову и закрыл глаза, двигаясь туда-сюда в моих руках.

— Давай, жеребец, давай, сделай это для меня, — подбадривала я его, все время двигая рукой вверх и вниз по его члену. Для меня это было похоже на чистку кукурузного початка. Я подавила зевок и очень пожалела, что не осталась дома. Я старалась не улыбаться — ну, по крайней мере, когда-нибудь мы с Винсом посмеемся над этим.

Я почувствовала, как Рэнди напрягся, а его член, кажется, слегка расширился. Я знала, что он готовится к выстрелу, поэтому постарался направить его в сторону, чтобы сперма не попала на мою одежду.

— Да! Да! Да! — застонал Рэнди, начиная кончать… Он сделал три или четыре выстрела, прежде чем его тело начало расслабляться. Я качнула его еще несколько раз. Но, несмотря на все мои усилия, у меня на руке оказалось немного спермы. Он наклонился, чтобы поцеловать меня большим небрежным поцелуем, сказав:

— Детка, это было здорово, ты — молодец!

«Конечно», — подумала я, отвечая на его поцелуй и вытирая свою покрытую спермой руку о его рубашку.

***

Это заняло некоторое время, но, наконец, мы собрали всех друзей Рэнди и отправились домой. Я сидела на заднем сиденье машины Рэнди последней модели. За рулем сидел его друг Трой, а на переднем сиденье сидела Эми. Мы с Рэнди страстно целовались — по крайней мере, с его стороны. Я могла бы меньше заботиться и смотреть на часы. Чтобы его руки были заняты, я позволила Рэнди тискать мою грудь. В любом случае скоро я буду дома, и моя ночь катастрофы останется лишь плохим воспоминанием. Единственная спасительная благодать — это то, что теперь я знала, что никаких больше свиданий вне дома мне не требуется. Винс будет этому рад.

Вот дерьмо, Винс! Когда я уходила, он был очень расстроен. Мне требовался какой-то способ заставить его прислушаться к разуму, вернуть его в лоно. Убедить его, что ничего не произошло. Он мог немного злиться за поцелуи и дрочку. Ну, что ж, несколько дней его любимого обеда в сочетании с утренним минетом и несколько ночей секса в жопу смягчат его. Но поверит ли он мне? Мне требовалось нечто большее… — свидетель.

— Рэнди, детка, — я оттолкнула его от себя.

— Что, Лиза? — Он все еще держал руку под моим бюстгальтером и растирал мой сосок.

— Мне надо от тебя одолжение. — Я положила свою руку на его, чтобы он не сжимал мою грудь. Мои соски болели. — Мне нужно, чтобы ты пошел ко мне и подтвердил Винсу, что мы не трахались, не занимались сексом, понимаешь? Дай ему знать, что полового акта не было.

— Что ж, это правда, — засмеялся Рэнди. — Это было не из-за того, что я не старался. Но что я за это получу? — В его глазах снова было то же выражение похоти.

— Ты не хочешь еще раз вздрочнуть? — спросила я, скользя пальцами по его промежности.

— Не пойдет, — сказал Рэнди. — Эми, передай-ка мне из бардачка эти каучуки.

Эми взяла пакет и повернулась, протягивая его Рэнди.

— Эй, Рэнди, ты что, собираешься засадить ей прямо здесь, на заднем сиденье? — спросила Эми.

— Не понимаю, почему нет? Вроде она — не девственница или что-то в этом роде, — ответил Рэнди, стягивая штаны и пытаясь надеть презерватив. — Давай, милфа… Я имею в виду, Лиза, давай снимем с тебя эти трусики и подарим мне ту красивую киску, которой ты дразнила меня весь вечер.

— Так не пойдет, — сказала я, мысленно стремясь найти решение. — Если сейчас я займусь с тобой сексом, это разрушит весь замысел. Мы не сможем просто взять и солгать Винсу.

— Тогда как насчет того, чтобы вместо этого ты позволила мне трахнуть твою сексуальную задницу? — предложил Рэнди. — Я просто трахну тебя в задницу. Таким образом, мы оба сможем честно сказать, что у меня не было твоей киски. — Он схватил меня за переднюю часть джинсов и начал дергать.

С переднего сиденья вмешалась Эми:

— Это хороший план! Мне он нравится в заднице. Рэнди действительно знает, как с ней работать. Ты не будешь разочарована.

Почему все мужчины так стремятся окунуть свой фитиль в дерьмо? Я не была большой поклонницей бэкдор-экшена, но стерпела бы и трах в задницу, если бы это было то, что требовалось, но в уме я понимала, что анал считается сексом, так что, трах в задницу не пойдет.

Рэнди все еще стягивал с меня джинсы. Я шлепнула его по рукам и попыталась отодвинуться. Трудно сделать это в тесноте заднего сиденья. Я должна была найти выход из этой настоящей головоломки. Доставить этому возбужденному кобелю немного облегчения, чтобы Рэнди поговорил с Винсом вместе со мной, но при этом соблюдая мои принципы.

— Как тебе такое? — возразила я. — Ты не будешь трахать мою задницу или пизду, но зато я отсосу тебе. Тогда это будет не совсем секс.

Рэнди задумался на минуту и сказал:

— Милфа, у тебя определенно куча ебнутых правил… но ладно, — он начал снимать презерватив. — Если ты, этот старый чувак-президент и толстая стажерка говорите, что минет — это не секс, для меня этого достаточно.

— Не снимай презерватива, — настаивала я.

— Минет в резинке?! — заскулил Рэнди. — Ни за что.

— Или так или никак.

— Прекрасно, тогда пусть хоть так, но сделай это хорошо. — Рэнди потянулся через сиденье и положил мою голову себе на колени.

***

Так я и закончила тем, что попыталась заставить Рэнди эякулировать до того, как его машина въедет к нам. Проблема была в том, что Рэнди артачился и старался продержаться как можно дольше.

У меня не хватало времени, поэтому я взяла в ладонь его яйца и начала растирать его гонады.

— Чувак, эта милфа горячая! — застонал Рэнди. — Она заглотила мою клюшку до основания и трет мои яйца — я не хочу, чтобы это заканчивалось…

Эми, должно быть, все это время смотрела, потому что давала беглые комментарии Трою, ведущему машину.

— Трой, эта дама заглатывает Рэнди в свое горло до самого конца, не пропуская ни одного толчка. Похоже на то, как делают в порнофильмах!

— Здорово! Я думал, что у меня есть одна дурочка, делающая минет досконально. Пора применить старый трюк, покончить с ней прямо сейчас.

Я просунула руку под зад Рэнди и между его ягодиц. Я нашла его дырочку и засунула средний палец ему в задницу.

Рэнди подпрыгнул так высоко, что ударился головой о крышу автомобиля. Я почувствовала, как презерватив расширился, когда он взорвался как ракета. Я нежно сжала его яйца, чтобы слить остатки его спермы, и оторвала свой рот от его члена, в то время как тот медленно сдувался.

Эми протянула мне салфетку, которой я вытерла слезящиеся глаза и обмыла средний палец.

— Милфа-леди… я имею в виду, Лиза, — ахнул Рэнди, сидя на сиденье. — Это было потрясающе! Просто охуенно самое лучшее!

— Эй, Рэнди, — воскликнула Эми с переднего сиденья, — ты говоришь, что она лучше меня?

Рэнди сделал паузу, чтобы перевести дух.

— Эми, у тебя лучшая задница в городе, но если бы дело дошло до выбора, что лучше, сделать такой минет или трахнуть твою плотную задницу… ну, чувак, это было бы непросто.

Эми не выглядела слишком оскорбленной и повернулась ко мне:

— Лиза, а дамам твоего возраста это нравится?

Через минуту я взяла себя в руки.

— Эми, дамы моего возраста уносят этот маленький секрет с собой в могилу.

***

Рэнди и Трой следовали за мной по ступенькам. sexytales Трой жаловался, что ему-то минета не сделали, как Рэнди. Но Рэнди приказал ему заткнуться. Мы оставили остальных друзей Рэнди в другой машине. Им очень хотелось уехать и устроить вечеринку на всю ночь в каком-нибудь доме студенческого сообщества.

Я была рада увидеть свет на крыльце, в коридоре и на кухне. Винс, должно быть, еще не спал. Мне не потребуется его будить.

— Лиза, твой старик не выйдет с девяткой и не влупит мне в задницу пулю?

— Что?

Трой перевел:

— У твоего мужа нет пистолета? Он не собирается сниматься здесь, как в каком-нибудь фильме «Грязный Гарри»?

Я усмехнулась:

— Винс для этого слишком невозмутим. Я заставила его избавиться от всего огнестрельного оружия, когда наши дети начали ходить. У него все еще есть старый дробовик его отца, но я даже не думаю, что он работает.

Дверь была заперта, и когда я начала вставлять ключ в замок, дверь открылась, и на крыльцо вышла женщина-полицейская из городской полиции.

— Вы — Лиза, жена Винса, живущего в этом доме? — спросила она.

— Да, — ответила я. — А где Винс? Почему вы здесь? Где мой муж?!

— Вы и ваш муж… — она посмотрела на Рэнди и Троя, —.. . и кто-нибудь из этих мужчин ссорились с вашим мужем сегодня вечером?

— Да, мы немного повздорили, — я начала беспокоиться, — но какое ваше дело? И я больше не буду отвечать на ваши вопросы, пока вы не скажете мне, где мой муж.

— Ваш муж — в больнице, восстанавливается после травм, а вы мне нужны… — бормотала она, но я ее не слушала. Я ничего не слышала после слов: «Винс», «травма» и «больница». Я повернулась, чтобы сбежать с крыльца к своей машине и рвануть в больницу, когда полицейская схватила меня за руку, развернула и надела наручник на мое запястье.

— Что, черт возьми, вы делаете?! — закричала я и начала сопротивляться. — Мне нужно к мужу!

Вмешался Рэнди и оттолкнул офицера.

— Разве ты не можешь просто отпустить ее? Она ничего не сделала.

Женщина-офицер восстановила равновесие и приказала Рэнди отступить. Придвинулся Трой, чтобы поддержать Рэнди, и пошел отталкивать более низкую женщину-полицейского. Женщина-офицер ударила Троя локтем в живот, и он со стоном согнулся пополам. Рэнди схватил женщину-полицейского в медвежьи объятия и сказал:

— Остынь, сука! Остынь!

Офицер все еще боролась в хватке Рэнди, когда подошел Трой, сжимая кулак, чтобы ударить ее. Она наступила Рэнди на ступню. Рэнди освободил ее от медвежьих объятий, чтобы схватиться за ногу, и споткнулся о Троя.

Внезапно распахнулась сетчатая дверь с такой силой, что сорвала одну из петель. Сквозь дверной проем выпрыгнул Томми, брат Винса, и врезался в Рэнди и Троя сокрушительным ударом, который, я видела, он использовал, уча своих юных полузащитников футбольной команды КМО.

Все трое через перила крыльца повалились на лужайку перед домом. Томми сделал первые несколько ударов, затем Рэнди связал его каким-то борцовским захватом. Рэнди и Трой начали бить Томми на земле ногами и руками.

Женщина-полицейская звонила по рации, мол, 999 какому-то офицеру требуется что-то, а затем бросилась в бой с тремя парнями.

— У меня нет времени на всю эту мачо-херь! — прокричала я в потасовку. — Мне надо к мужу! — Я обошла груду, направляясь к своей машине, вытаскивая сотовый телефон, чтобы позвонить Винсу.

Внезапно мою левую ягодицу ударило электрический разрядом, распространившимся по всему телу. Мои колени подогнулись, и я ударилась о землю. Я не чувствовала такой боли от электрического тока с тех пор, как, будучи маленькой девочкой, воткнула вилку в тостер.

Мои мышцы, наконец, расслабились, я повернулась и обнаружила, что та женщина-полицейский держит в руках какой-то космический пистолет.

— Оставайтесь на месте! Не двигайтесь! — кричала она. — Вы арестованы! — От ее космической пушки тянулся провод и торчал у меня из задницы, как чертов дротик.

Я посмотрела на женщину-полицейского. Томми все еще лежал на земле, пытаясь защититься, а Рэнди и Трой пинали его. Из приоткрытой сетчатой двери с оглушительным рычанием вылетело темное пятно, и Кенди — доберман-пинчер Томми — обрушился на Рэнди и Троя, как черное с рыжими подпалинами торнадо. Кенди рвал Рэнди и Троя так быстро, что полетели куски плоти и одежды. Я видела, как Трой отступил к машине, после того как попытался отразить кучу укусов Кенди. Рэнди пытался убежать от Кенди, как можно быстрее отступая назад. Очевидно, недостаточно быстро, потому что Кенди вцепился ему в пах всей своей пастью. Рэнди закричал так тонко, что это было похоже на девичий визг.

Начали хлопать двери машин, и к потасовке присоединились друзья Рэнди. Двое напали на женщину-офицера, и я увидела, как еще одна пара набросилась на Томми. Один из них наступил мне на ногу, а другой споткнулся об меня, когда я пыталась отползти от этого хаоса. Томми дрался как загнанный в угол барсук, но ему приходилось худо. Женщина-полицейская боролась с друзьями Рэнди.

Из соседнего дома раздался громкий вой, и крик: «ПЕРВЫЙ БРОНИРОВАННЫЙ! ПЕРВЫЙ ДИВИЗОН!» «ТРЕНЕР ТОММИ!» — было слышно, как группа молодых людей с коротко остриженными волосами бросилась на мою лужайку в таране, как греческая фаланга. Они врезались в Рэнди и его друзей. Естественно, на меня снова наступили.

«Боже, позволь этому кошмару закончиться!» — молилась я, но не могла оторвать глаз от битвы. Кенди отпустил Рэнди и хватал и кусал любого, кто приближался к лежащему Томми. Я видела, как наш сосед — молодой Хуан Родрикес — вырубил одного из парней с вечеринки-сабантуя, что был сверху женщины-полицейского. «Какого черта он здесь делает? Хуан же сейчас служит в армии. Мы с Винсом были на его проводах». Винс и Томми были его футбольными тренерами в КМО.

Рэнди пришел в себя и попытался раздавить Хуана, схватив его двумя руками за талию. Хуан ударил Рэнди по лицу головой, Рэнди отпустил его, взвыв от боли. Хуан жестоко ударил Рэнди по почкам, прежде чем поднять более крупного Рэнди на плечо и с силой швырнуть в мои кусты роз.

«Отлично», — рассеянно подумала я, — «мне потребовался целый год, чтобы заставить эти розы цвести. Теперь мне будет нужно начинать все сначала».

Стриженая бригада быстро расправилась с друзьями Рэнди, расшвыряв их где попало.

А когда я подумала, что хуже уже не будет… как стало еще хуже. Одновременно появились, казалось, все полицейские машины округа, с визгом сирен и миганием огней! Они даже не остановились, когда добрались до дома! Они подъехали прямо на лужайку. Ревели мегафоны, призывая всем лечь на землю. Они размахивали дубинками над всем, что двигалось. Томми попытался затащить в дом рычащего Кенди. Он едва затолкал его внутрь и захлопнул дверь, когда дорожный полицейский штата треснул его дубинкой и рванул обратно на лужайку. Меня чуть не сбила патрульная машина, и на этот раз меня потоптали дважды.

Я вспомнила, что Винс был ранен и нуждался во мне, поэтому захромала к машине. Я полагала, что в суматохе по мне никто не будет скучать. Я была уже почти у гаража, когда меня снова ударило током. Я все еще хватала ртом воздух, когда эта проклятая женщина-полицейский, держащая космическую пушку, надела наручник на мое второе запястье и начала зачитывать мне мои права…