шлюхи Екатеринбурга

Когда на улице дождь

2320 год. Будущее, в котором к публичному сексу относятся также, как сейчас относятся к публичному поеданию блинчиков.

***

Машенька грустно смотрела на то, как дождевые капельки бегут по оконному стеклу. Она с тоской вздохнула, представляя, как почти такие же, только не прозрачные, а белесые капельки бегут по ее милому личику. Маша уже больше трех часов не брала в ротик член, от чего ей было не по себе. В школе говорили, что средней восемнадцатилетней девочке нужно делать минет хотя бы каждые два часа — это повышает тонус организма, укрепляет иммунитет и дарит положительные эмоции.

А юная девушка у окна в последний раз делала мальчику приятное губками и язычком аж на уроке литературы в школе. Надо сказать, что Феденька излился довольно бурно, но это было так давно, что его вкус уже даже исчез с языка — Маша могла ощутить его только в воспоминаниях. Она очень хотела бы сейчас выйти на улицу и глубоко насадиться своей хорошенькой кудрявой головкой на пенис случайного прохожего, но увы — вряд ли хоть один мужчина согласится стоять под неистовым ливнем, пока девочка, пусть даже и довольно симпатичная, будет удовлетворять свою страсть таким образом.

Отчаянные прохожие прыгали по лужам, стараясь быстрее успеть домой. Сентябрь в этом году выдался на редкость дождливым. Маша лишь чудом успела домой, пока ливень еще только начинался. Она в своем коротком платьице, прилипшем к телу, вбежала в подъезд примерно полчаса назад. Те несколько секунд, которые Машуля бежала к лифту, прошли в отчаянной надежде, что дверь какой-нибудь квартиры на первом этаже откроется и кто-то, соблазненный ее развратным внешним видом, стремительно сграбастает маленькую девичью фигурку и беспощадно трахнет прямо на лестничной площадке. Но увы, ее надеждам не суждено было сбыться — без приключений Машенька попала в лифт и оказалась на своем этаже.

Зайдя домой и быстро переодевшись в сухое, девочка сделала себе горячее какао и устроилась у подоконника ждать, когда дождь закончится и она сможет выйти на улицу в поисках пениса, который заполнит гнетущую пустоту в ее маленьком ротике. Нет, конечно Маша не была обделена мужским вниманием все эти три часа, но благодаря чуть ли не сверхъестественному невезению до проникновения дело так и не дошло.

На последнем уроке была физкультура, девочки сдавали челночный бег с нагрузкой в виде мальчика, который плелся сзади и терся членом о попу и бедра. Разумеется, в идеале после сдачи нормативов ученицы брали у партнера по челночному бегу в ротик или садились к нему на член, но Машеньке в этот раз достался Борис, который давно уже неровно дышал к ней. Он кончил раза три просто от касаний своим членом упругих ягодиц Маши — девочка даже пару раз едва не поскользнулась на поворотах, ведь сперма с ее голенькой попки стекала прямо на пол спортзала.

Девочка вовсе не злилась на Борю — он ведь не виноват, что влюбился, но после третьего извержения она на финише была буквально вся в его сперме, а пенис партнера едва подавал признаки жизни. Махнув рукой и радуясь, что хотя бы уложилась в норматив с таким партнером, девушка ушла в душ, надеясь, что в общественном транспорте по дороге ей попадется крепкий пассажир, который хорошенько оросит ее горлышко.

Но и здесь истосковавшуюся по члену школьницу ждал облом — на соседнем сиденьи в автобусе оказался бородатый дедуля, который всю дорогу лапал ее за грудь и попу, а также упорно целовал в губы, щеки и шейку. Надо сказать, что Машенька млела от его ласк, но дико хотела уже перейти к минету — она несколько раз отрывалась от его колючего лица и устремляла свою прелестную головку в область паха старичка, где уже ощутимо топорщился бугор. Ладошки Маши давно нащупали размеры пожилого пассажира, они вовсе не были скромными, но дедушка всякий раз неизменно возвращал ее лицо обратно и впивался своим ртом в пухлые губки школьницы. Маша чувствовала, как намокают ее трусики от непрерывного петтинга, но дальше поцелуев и обжиманий дело так и не дошло.

В конце концов Маша не выдержала и прямым текстом заявила:

— Простите, я очень хочу сделать вам минет! — она сама не ожидала от себя таких пошлых слов и покраснела, как и, кстати, добрая половина девочек в автобусе, которые услышали ее отчаянную просьбу. Пусть и практически все они в этот момент были вовлечены в действия сексуального характера, в том числе в процесс оральных ласк, это не отменяло того факта, что стыд и мораль по-прежнему были в почете — дико было слышать в общественном месте от милой скромной девушки подобные реплики.

Дедуля в ответ лишь рассмеялся и тут же принялся расстегивать ширинку. Обрадованная Машенька уже открыла ротик и прикрыла глазки в ожидании вкусного подарка, но тут старичок посмотрел в окно и хрипловатым голоском пробубнил:

— Ох я старый дурак! Свою остановку проехал! — он пулей вскочил с места, так и не застегнув штаны. Член дедули мотался взад-вперед, пока он пробирался к выходу. А обиженная и растерянная Маша так и просидела неудовлетворенная оставшиеся пару остановок. Тут как раз с неба упали первые капельки, так что девочка вынуждена была поспешить домой вместо того, чтобы приставать к прохожим.

Поэтому сейчас Машуля и была раздосадована и огорчена. И это при том, что ей, в принципе, нравилась дождливая погода. Но одно дело сидеть и смотреть на ливень в спокойном и удовлетворенном состоянии, когда тебя только что в писю и и в ротик хорошенько отымели папочка с братиком, и совсем другое — в ситуации трехчасового сексуального воздержания. Маша уже плакать была готова, зная, что папа уехал в командировку до конца недели, а брат учится в универе во вторую смену и придет только под вечер.

Резко покинув кресло у подоконника девушка подошла к зеркалу. Она пристрастно осмотрела себя — подтянутая попка, крупные упругие груди, очаровательное будто бы всегда немного удивленное личико. Сейчас Маша была в пижамных штанишках с пингвинятами и тесном топике, который оголял ее спортивный животик. Нет, понятно, что в 2320 году абсолютно все люди могли в любой момент позволить себе какую угодно коррекцию внешности, но все же Машу считали особенно привлекательной из-за некоторых уникальных черт, которые невозможно изменить даже с помощью технологий XXIV века — звонкого мелодичного смеха, искрящейся улыбки и восхитительного блеска в бездонных глазищах.

Маша уже подумала было выйти из квартиры и отправится к соседу по лестничной площадке — дяде Никите, но ее сдерживали две причины. Во-первых, у него была в наличии дочка — Настена, которая почти наверняка уже вернулась со школы и забавлялась с папочкой. Не то, чтобы Машенька не хотела быть третьей, она очень даже любила делить парней с другими девочками, но только после того, как ее хорошенько оттрахают в одиночку до полного изнеможения. Тогда уже можно и поиграть с членом, передавая его как эстафетную палочку, и целовать парня в губы, пока его пенис внутри другой девочки, и даже посидеть у мальчика лице, сжимая груди своей одноклассницы, скачущей на напряженном стержне чуть ниже. А изнемогать от желания и смотреть, как часть наслаждения достается другой девочке — нет, это было выше ее сил.

Во-вторых, дядя Ник не слишком любил глубокое проникновение. Его больше радовали аккуратные ласки язычком, поцелуйчики, облизывания и прочие телячьи нежности. Никита Сергеич мог кончить просто оттого, что девочка трется носиком о его член. Нет, Маша тоже была не против подобных ласк, но только в качестве дополнительного, а не основного блюда.

Главным лично для нее во время минета было чувствовать пенис партнера где-то в районе желудка, давясь и задыхаясь при этом. Папа даже ласково называл ее «моя ты секс-экстремалка», пихая пенис в горлышко дочери так глубоко, как это вообще было возможно. А раскрасневшаяся и судорожно мычащая Машуля только благодарно смотрела на него слезящимися глазами и отчаянно пыталась насадиться еще сильнее, буквально вдавливаясь сисечками в папины коленки.

Дождь на улице и не думал униматься. Вдобавок еще и разобрался сильный ветер, настоящий ураган. Зонтики немногих отчаянных прохожих буквально выворачивало наизнанку, так что они были вынуждены закрывать их и идти под мощными потоками воды без какой бы то ни было защиты. Маша хихикнула, глядя на то, как пара миниатюрных девушек выбежали из подъезда и стремглав помчались к остановке, визжа от холодных пронизывающих струй. Интересно, куда это им так надо, что выскочили даже в такую непогоду? На работу? На экзамен? Или на двойное свидание?

Нет, мысль про свидание Маша отбросила сразу же. Неужели у них такие упертые парни, что требуют являться без опозданий, даже когда на улице подобный ад? А вот экзамен — вполне возможно. Даже почти наверняка. Промокшие до нитки девочки скрылись под крышей остановки, а Машенька снова с грустью подумала о своих проблемах. Она достала телефон и посмотрела ленту последних фоток. Все ее подружки как будто сговорились — дружно постили снимки своих обкончанных мордашек или на худой конец селфи с членом за щечкой.

Особенно Маша завидовала близняшкам Лере и Лизе — эти ухитрились в сентябре уехать с родителями на какие-то тропические острова и там предавались любви на песочке под пальмами не только с мамой и папой, но и с местными весьма смуглыми и ненасытными местными жителями. Они заявили в школе, что будут учиться в местной островной школе на время отдыха, чтобы их без проблем отпустили. Вздохнув, девочка уже полезла было своей ручкой под штанишки, решив согнать возбуждение проверенным способом, но в этот момент в дверь позвонили.

В радостном предвкушении Машенька рванулась к двери, теряя тапочки на ходу. Каково же было ее разочарование, когда она увидела на пороге Настеньку — соседку по лестничной площадке, дочь Никиты Сергеича. Девушка выглядела просто божественно — восхитительные тяжелые груди едва скрывала темная кофточка с декольте, клетчатая мини-юбка показывала всем чудесные стройные ножки и все это дополняли туфельки на высоком каблуке.

Хоть Маша и была разочарована, но у нее, тем не менее, мелькнула мысль «На безрыбье и рак рыба». Втащив не ожидавшую такого соседку в квартиру, Машенька положила ладошки на ее упругую нежную грудь и сжала ее пальчиками. Настенька издала тоненький писк и попыталась спросить что-то про Машиных папу и братика (да уж, искала она скорее всего именно их), но Мария закрыла ей губы поцелуем. Она упоенно тонула своим язычком в маленьком нежном ротике Насти, попутно сжимая ладошками Настину попу, обтянутую трусиками.

Несмотря на то, что Настя явно явилась к Маше не пить какао, она не стала снимать трусики заранее, очевидно, не желая показаться слишком похотливой. В XX веке кому-то такое поведение могло показаться странным, учитывая ситуацию, но Машины современники воспринимали этот как должное.

Тут надо сказать, что Машиным любимым предметом в школе была история и она не успевала удивляться тому, как изменились моральные нормы со времен XX-XXI века, когда секс начал проникать в публичное пространство. Чем обыденнее становились сами сексуальные отношения, тем более неприличными и вызывающими казались обществу разговоры о сексе, откровенная одежда и позы.

Девушки, делающие минет в общественном транспорте, в XXIV веке ни у кого не вызывали ни малейшего удивления, но стоило только кому-то в разговоре упомянуть секс, как молодые люди тут же стыдливо краснели и делали вид, что не расслышали реплику. Секс-селфи в социальных сетях были обыденностью уже сотни лет, но вот вывалить едва прикрытые груди или попу в ленту сообщений своим друзьям считалось верхом неприличия. Нет, в домашней обстановке девушки, конечно, могли надевать довольно откровенные наряды или обсуждать сексуальные отношения, но даже в этом случае они знали меру.

Поэтому Настя сейчас хоть и оделась довольно сексуально, но не забывала о рамках приличия. Она с удовольствием отвечала Маше на ее поцелуй и чувствовала, как намокают ее трусики. Безусловно, обе девочки хоть и были бисексуалками, но больше любили члены, чем вагины, но в такой ситуации им выбирать не приходилось.

Маше пришла в голову замечательная идея. Поскольку у Насти на руках были аккуратные маленькие ноготки, ее пальчики можно было безнаказанно брать в ротик. Она попросила подружку сложить три пальчика и положить ей в ротик, понемногу проникая все глубже. Довольно длинные девичьи пальчики в отсутствие члена были каким-никаким его заменителем, так что Маша даже опустилась на коленки перед Настенькой, чтобы усилить сходство с так любимым ею минетом. Три пальчика уже подошли к основанию язычка, Настя с удовольствием глыкала, стараясь заглотить пальцы соседки по лестничной площадке глубже, чувствуя гордость за то, что нашла пусть и не идеальный, но выход из ситуации. Но постепенно Настя, увидев, какое удовольствие дарят ее пальчики Маше, и сама захотела точно также…