шлюхи Екатеринбурга

Катенька (3 часть: Три девицы под окном…)

Если не сложно, поставьте «нравится» в конце текста.

«Три девицы под окном пряли как-то вечерком…», или ещё как-то там, но именно вечером, когда летнее огненное солнце на какое-то время оставило этот мир в покое, три подруги, наконец-то встретившиеся после продолжительного расставания, уединились под вишнями в саду и предались извечному женскому времяпрепровождению -трёпу.

Вечер выдался лунный, звездный и очень тихий, потому, наверное, их голоса разлетались далеко, а речи становились достоянием сторонних слушателей, то ли проходивших мимо по грунтовой дороге вдоль поселковых садов, то ли просто снующих тут и там «ночных обитателей».

Катенька первый вечер как вернулась из большого города и тут же их былая шкoльная троица, казалось, рассыпавшаяся после окончания шкoлы, собралась чтобы обменяться последними, да и не только, новостями. И как то водится, слово за слово, история за историю, сплетня за сплетню, а разговор дошел и до самого интересного, что интересует всех девушек в это время, и что они с залитыми краской лицами при посторонних всячески отрицают — об ухажёрах, о парнях, о мaльчиках и о любимых… И раз уж дело зашло так далеко, то первой не выдержала Галя, сухопарая блондинка-тросточка с соломенной копной на голове и живыми, как и она сама, горящими хитрецой глазами:

— А я уже, между прочим, не девочка! — гордо задрала она свой острый нос. — И даже не один раз!!

Верочка, пухлая и тихая, периодически взрывавшаяся бурей веселья и так же резко стихающая, тихо поведала, что и ей случилось впустить в себя «что-то».

Ну после такого, конечно же, и Катеньке требовалось не ударить в грязь лицом:

— В городе это дело, секс, — пояснила она. — Обыденное и простое дело. Без этого там вообще мало что обходится. Пошла ты, например, в бар или ночной клуб отдохнуть, так первым делом нужно выбрать самца поактивней и посмазливей…

— Зачем активней? — удивленно взирала Галя.

— Да, зачем? — поддержала её и Верочка.

— Активный, чтобы. .. Ну, например, потанцуете вы там, а потом он тебя в темный коридор выведет или в туалет, а то и в машину — если попадется размазня и тюфяк, так дернится на тебе пару раз, забрызгает своей жиденькой спермой, да и сникнет на месте. А если резвый да бодрый, то он тебя и в коридоре разок нагнет да юбку задерет. Потом в кабинке туалета с полчаса греметь будет и тебя по стенке елозить, в машине не забудет разок трахнуть и комплиментами осыпать, а потом и домой к себе привезет, где только все и начнется. Да так начнется, что ты потом на утро живой едва из его берлоги выползаешь, ноги гнутся, платье измятое, трусики в Сумочки, а босоножки связаны застежками и на шее у тебя висят. А он тебя ещё и догоняет, да разок в лифту принуждает. Твои туфли на шее гирями болтаются, сил стонать уже совсем не осталось, потому только хрипишь, писенька огнем горит и настолько напухла, что ходить уже больно, а он все не унимается — долбит и долбит тебя…

— Ой… — смутилась и покраснела Верочка. Но взгляд не отвела — напротив, очи её разгорелись.

— А ты что?

— А ты потом разворачиваешься, опускаешься перед ним на колени, — продолжила Катенька. — И прямо в лифту, в знак благодарности, делаешь минет. Он взрывается и его семя выстреливает тебе в рот…

— А дальше? — в два голоса произнесли подруги.

— А что дальше?! — пожала плечами Катенька. — Глотаешь, улыбаешься, обещаешь позвонить и больше вы ни когда не встречаетесь. Это секс на один раз. В городе это обычное дело. Все так делают.

— Да ты что? — то ли удивилась, то ли восхитилась Галя.

— А красивого, — пояснила Катенька. — Потому что всё же лучше трахаться с тем, кто тебе хоть сколько то нравится. Хотя, бывает, выбирают такого кто пострашней. Специально выбирают. Это даже у них там как-то называется. А у вас тут как? — вдруг спохватилась Катенька. — Как у Вас это было. В первый раз?

— Рассказать? — подмигнула Галя.

— Ага, давай, — Кивнула ей Катенька. Верочка была тоже не против продолжить эту беседу, попутно заливаясь краской от смущения.

Если не сложно, поставьте «нравится» в конце текста.