шлюхи Екатеринбурга

Как рождаются традиции. Глава 04

ГЛАВА 4

На ферму Флетчеров начал падать легкий снег. Это был первый снег сезона, и он принес с собой обещание Рождества. Лиз выглянула из окна своей спальни, дивясь волшебному белому зрелищу, Том подбрасывал еще одно полено в маленький камин, стоявший у них в спальне.

В доме было тихо. Пресли, Джек и Лайза уже крепко спали, а Зак и Молли должны были приехать домой на каникулы только на следующей неделе. Лиз не могла поверить, что ее дети уже учатся на втором курсе колледжа, и не могла дождаться, когда они вернутся домой.

Том закончил подбрасывать дрова в огонь, убедился, что они загорелись, подошел к кровати и скользнул под одеяло, вскоре за ним последовала его жена.

— Том, мы можем поговорить о ее дне рождения? — спросила Лиз, прижимаясь к мужу. Они знали, что в течение последних нескольких недель им нужно было обратиться к этой теме, но не хотели этого делать.

— Да, мы должны, — ответил Том и посмотрел на свою красавицу жену.

— Мы собираемся сделать это и с ней, верно? — спросила Лиз.

— Да, как и в прошлый раз. Похоже, это послужило своей цели, не так ли? — выстрелил ответом Том.

— Да, так оно и было, — сказала Лиз. — Кроме того, я спросила об этом Молли, когда в последний раз разговаривала с ней. Я сказала ей, что мы собираемся сделать это с Пресли в ее восемнадцатый день рождения, и спросила, что она думает.

— Ты действительно спрашивала ее об этом? И что она сказала? — с любопытством спросил Том. Он был немного удивлен, что его жена спросила их старшую дочь о том, считает ли та правильным, что он займется сексом с ее младшей сестрой.

— Она сказала, что мы обязательно должны сделать это с Пресли. — сказала Лиз мужу. — Она сказала, что это очень подготовило ее к поступлению в колледж, особенно когда она начала встречаться с парнем.

— Значит, решено, — сказал Том. Он испытывал отвращение к самому себе от того, как сильно ему хотелось заняться сексом с другой из своих дочерей. Он пытался скрыть это от жены, чтобы все выглядело так, будто он просто обязан это сделать. Но дело в том, что последние месяцы он только об этом и думал.

— Есть еще одна вещь, о которой я хотела бы поговорить с тобой, — сказала Лиз. Том слушал ее заинтригованно, — вообще-то, то, о чем говорила Молли, дополнительно заставило меня задуматься.

— О боже, — сказал Том шутливо, — и что же это?

— Перестань, это серьезно, — отругала мужа Лиз и легонько шлепнула его по руке.

— Ты права, мне очень жаль, — сказал Том, используя магические слова, успокаивающую любую женщину. – Так что она имела в виду?

— Она не совсем предлагала это, но я поняла, когда говорила с ней. Молли рассказала мне, что помимо секса с тобой ей помогло то время, которое они с Заком провели вместе. Как она чувствовала себя с ним более открытой, чтобы исследовать и пробовать разные вещи.

— Что ты имеешь в виду, Лиз? — скептически спросил Том у жены. Последнее, что он хотел бы услышать — это подробности обоюдных сексуальных похождений сына и дочери.

— Я подумала, что мы могли бы спросить Зака, не может ли он также провести ночь с Пресли после ее дня рождения. — сказала Лиз, ожидая ответа Тома.

— Значит, ты хочешь, чтобы Зак тоже занялся сексом с Пресли? — спокойно спросил Том. Он был немного удивлен ее идеей, но видел в ней смысл. Как бы ему ни было неприятно это признавать, но с той ночи, которую он провел со своей старшей дочерью, он стал гораздо более открытым, когда речь зашла об инцесте.

— Да, как ты думаешь, он согласится? — спросила Лиз мужа, услышав по его тону, что он не против этой идеи.

— Наверное, — ответил Том.

— Ты так думаешь, несмотря на то, что у него теперь есть девушка? — неуверенно спросила Лиз.

— Не думаю, что это его обеспокоит. Я думаю, что он будет рассматривать это как помощь своей младшей сестре, а не как измену своей подруге, — сказал Том и обнял жену за плечи.

— Хорошо, — сказала Лиз, — я спрошу его на следующей неделе, когда он приедет.

— А как насчет тебя, детка, ты не будешь возражать, если тебя оставят в покое на этот раз? — спросил Том с неподдельным беспокойством.

— Не волнуйся за меня, милый, мы делаем это все для нашей дочери, — сказала Лиз, ложась на спину. Она в последний раз улыбнулась Тому, прежде чем закрыть глаза и заснуть.

Холодная ночь снаружи стала полностью белой.

***

На следующей неделе, за четыре дня до Рождества на восемнадцатый День Рождения Пресли вернулись домой на каникулы Молли и Зак.

Зак прибыл первым и был очарован видом родной фермы, покрытой тонким белым покрывалом. Он открыл дверь, и на него тут же обрушился шквал из визжащих братьев и сестер, которые бросились обнимать его, когда только он вошел.

Молли приехала через несколько часов, снег был уже глубиной в полфута. Она быстро зашла в теплый дом и была встречена так же, как и ее брат. После того, как они оба устроились в своих комнатах, вся семья села за ужин, поедая восхитительное тушеное мясо, приготовленное Лиз. Снег продолжал падать.

Следующий день был объявлен "снежным", после того, как семья проснулась в окружении более чем двухфутового покрова. Большую часть дня они провели в гостиной перед камином или на улице, где Джек и Лайза лепили снеговика, а остальные играли в снежки и смеялись, бегая вокруг и бросаясь комьями снега друг в друга.

Днем, когда Лиз застала Зака одного, она схватила его за руку и потащила на свою спальню.

— Мам, что происходит? — спросил Зак, следуя за матерью.

— Тебе нравится возвращаться домой? — спросила она с улыбкой.

— Конечно, — ответил он и улыбнулся ей в ответ.

— Хорошо, сказала Лиз, понизив голос. — Есть кое-что, о чем я хотела с тобой поговорить.

— Ладно, — сказал Зак и вдруг занервничал.

— Дело в твоей сестре, Пресли, — начала Лиз, стараясь говорить потише. — Через несколько дней ей исполнится восемнадцать, и твой отец собирается заняться с ней сексом. Точно так же, как мы делали с тобой и Молли, — сказала Лиз. Она чувствовала, как краснеет, обсуждая эту тему с сыном. Прошло почти два года с той ночи, когда они были вместе в день его восемнадцатилетия. Но с тех пор, несмотря на то, что ей это понравилось, они не делали поползновений заняться сексом вновь. — Я обсуждала это с Молли несколько недель назад… — продолжала Лиз.

— Неужели? — спросил Зак, удивленный тем, что мать доверила это сестре.

— Да. Я хотела узнать у нее, помогло ли это, и считает ли она, что мы должны сделать это с Пресли. — объяснила Лиз.

— И что же она сказала? — заинтересованно спросил Зак.

— Короче говоря, она сказала, что мы должны это сделать, — ответила Лиз. — И добавила, что время, проведенное с тобой, помогло ей еще лучше подготовиться к реальной жизни. Как она чувствовала себя в безопасности и уюте, исследуя свое тело с тобой, — добавила Лиз. Глядя на красавца сына, она чувствовала, что между ног у нее становится мокро.

— Ух ты, — сказал Зак, немного потеряв дар речи. Он посмотрел на свою красивую маму и почувствовал, как что-то шевельнулось в его чреслах.

— Причина, по которой я поднимаю этот вопрос, — продолжила Лиз тихим голосом, — заключается в том, что мы с твоим отцом надеялись, что… может быть… ты тоже сможешь… провести ночь с Пресли, — сказала Лиз и замолчала.

— Что? — Зак удивленно вскрикнул, и мать быстро заставила его замолчать. — Ты хочешь, чтобы я занялся сексом с сестрой? — спросил Зак, уже потише.

— Да, — сказала мать, — мы думаем, что это пойдет ей на пользу. Это даст ей более спокойную обстановку для изучения секса, — сказала Лиз и посмотрела на своего сына, пока он обдумывал это.

Зак не мог поверить в то, о чем только что попросила его мать. Он никогда не думал и не смотрел на свою младшую сестру в сексуальном плане, но все же не мог отрицать, насколько она повзрослела за последние несколько лет. — Прекрасно, я сделаю это, — сказал Зак, внезапно заметив, что у него эрекция, так как его член, вопреки его разуму, был очень возбужден перспективой встречи с Пресли.

— О, хорошо, — сказала Лиз и обняла сына, прижимая свою сочную грудь к его груди, и поцеловала в щеку. — Пока ничего ей не говори. Твой отец будет с ней в день ее рождения, так что следующую ночь ты сможешь провести с ней, — сказала Лиз. Она в последний раз улыбнулась сыну и ушла.

***

В ту ночь, уже ложась, Зак заметил, что Молли все еще не спит, и проскользнул к ней, закрыв за собой дверь. Молли улыбнулась, когда он вошел, и Зак посмотрел на нее, прежде чем сесть на кровать. Они не занимались сексом друг с другом с тех пор, как уехали в колледж больше года назад. Однако прошлым летом они все-таки несколько раз вместе мастурбировали. Именно тогда Зак заметил, как изменилось тело его сестры со времени ее первого курса в колледже, став более округлым и женственным. Теперь у нее был парень, и по тому, как она аккуратно подстригала волосы на лобке, Зак решил, что они занимаются сексом.

— Ты не поверишь, что мама спросила меня сегодня, — сказал Зак, глядя сестре в глаза.

— Что? — спросила Молли с игривой улыбкой на лице.

— Ты же знаешь, что они с папой решили, что отец будет спать с Пресли в ее день рождения. Точно так же, как они поступили с нами, — сказал Зак.

— Ага, — сказала Молли с озорным выражением лица. — Мама спросила меня об этом несколько недель назад. Она хотела знать, не следует ли им, основываясь на моем опыте, сделать это. Я сказала ей, что они просто обязаны это сделать.

— По-видимому, кое-что из того, что ты ей сказала, навело маму на другую мысль.

— Неужели? — насмешливо спросила Молли. – И на какую же?

— Сегодня она спросила меня, не хочу ли я тоже заняться сексом с Пресли, — сказал Зак и увидел, как расширились глаза его сестры.

— И что же ты сказал? — спросила заинтригованная Молли.

— Она застала меня врасплох, но, в конце концов, я согласился, — сказал Зак.

— Повезло Пресли, — холодно сказала Молли.

— Да, спасибо, — застенчиво сказал Зак. Он не заметил намека на ревность в голосе Молли. — Это будет странно, — продолжал Зак, — я никогда в этом смысле не смотрел на Пресли. Но мама думает, что это пойдет ей на пользу, поэтому я сказал, что сделаю.

Молли с завистью посмотрела на своего красивого брата. Ее беспокоило, что ее младшая сестра тоже собирается заняться с ним сексом. Она думала, что, кроме первого раза с их матерью, она будет единственным членом семьи, который доставлял ему удовольствие. Но еще больше ее беспокоило то, что он будет заниматься сексом с Пресли из-за того, что она к этому подвела.

— Эй! Хочешь быстрый сеанс? — спросила Молли, оглядывая тело брата с головы до ног, — спросила она и тут же увидела улыбку на лице брата.

— Я думал, ты никогда не спросишь, — сказал Зак и подошел к двери, чтобы запереть ее. Сеанс — это термин, который они придумали за лето для мастурбации вместе, и как только он повернулся, Молли уже сняла рубашку, ее красивая грудь обнажилась. Зак и Молли быстро сняли остальную одежду, и, глядя на свои молодые обнаженные тела, начали прикасаться друг к другу и получать удовольствие.

***

Следующие дни прошли без особых событий. Снегопад прекратился, но из-за холодов снег не сошел, и Флетчеры, в основном, сидели дома. Большую часть дня они готовили, ели, читали, играли в разные игры и готовились к Рождеству и Дню рождения Пресли.

В день восемнадцатилетия Пресли проснулась от легкого снегопада, который с каждым днем усиливался. День начался с обильного именинного завтрака и продолжился тем, что все делали именно то, что нравилось Пресли. Они играли в ее любимые игры, готовили ее любимую еду и включали ее любимую музыку. После обеда, когда большинство детей разошлись по своим комнатам, Том отвел Молли в сторону и повел в свою спальню.

— Так, папа, что случилось? — спросила Молли, когда отец закрыл за ними дверь спальни. По выражению его глаз она поняла, что он хочет спросить ее о чем-то неловком.

— Молли, ты ведь знаешь, что сегодня я собираюсь провести ночь с твоей сестрой? — нервно спросил он.

— Да, папа, — сказала она, как будто это было предельно очевидно.

— Ну, это немного неловко, но я хотел спросить тебя, есть ли что-то, что, по-твоему, я должен делать иначе, чем то, что я делал с тобой? — спросил Том у дочери и покраснел.

— Хм. Ну, во-первых, я думаю, что ты должен пропустить часть поцелуев, — сказала она. — Не то, чтобы мне это не понравилось, — быстро добавила она, не желая задеть чувства отца, — просто я думаю, что было бы лучше, если бы впервые она испытала это с кем-то своего возраста, — сказала Молли. — Кроме того, как только вы доберетесь до сексуальной части, позволь ей побыть сверху через некоторое время. Ты не сделал этого со мной, и это положение мне нравится больше всего, — добавила Молли притихшим голосом. Ситуация уже была достаточно неловкой, так она усугубила ее, сказав отцу про свою любимую сексуальную позу.

— Что-нибудь еще? — осторожно спросил Том.

— И последнее, — сказала Молли, вспоминая, — когда ты будешь с Пресли, не забудь провести ее через все ступеньки, прежде чем что-то предпринимать. Я помню, что когда мы начали, я была так напугана, не зная, когда ты войдешь в меня, что мне было трудно наслаждаться началом, — смущенно сказала Молли. Она с нетерпением ждала окончания этого разговора, и поняв, что у отца больше нет вопросов, быстро ушла.

***

Остаток дня прошел, как и было запланировано. Роскошный семейный ужин, а затем десерт и подарки в гостиной. И все это время снег продолжал падать снаружи, уплотняя белый ледяной слой, а ревущий огонь в камине окутывал дом уютным теплом. Когда начало смеркаться, Джек и Лайза отправились спать, и как только они это сделали, Молли и Зак извинились, одарив родителей хитрой улыбкой, и поднялись по лестнице.

Пресли удивилась, что ее старшие брат и сестра решили лечь спать так рано и встала, чтобы последовать за ними, когда родители остановили ее.

— Милая, подожди, — сказала мать, вставая. — Есть еще кое-что, что мы запланировали для тебя.

— Неужели? — спросила Пресли, и улыбка скользнула по ее лицу, она не ожидала ничего другого.

— Да, — заверил ее отец, — но пойдем в нашу спальню. Там мы все объясним, — сказал Том и направился по коридору, жена и дочь последовали за ним. Они вошли в спальню, и Том подбросил еще одно полено в камин, чтобы убедиться, что в комнате будет тепло и уютно для его дочери.

— Итак, дорогая, тебе сегодня восемнадцать, — начала мать и посмотрела на дочь. — Ты и глазом не успеешь моргнуть, как уедешь в колледж. Но прежде, чем ты это сделаешь, есть кое-что, мы так считаем, что ты должна испытать в первый раз с твоим отцом, — сказала Лиз.

— И что же это такое? — невинно спросил Пресли. Она и понятия не имела, о чем говорят ее родители.

— Ты уже не маленькая девочка, — сказал Том, с иронией разглядывая свою малышку. На ней был толстый красный свитер, красиво обтягивающий ее женственные формы, черные брюки и розовые шлепки. Длинные каштановые волосы были собраны в конский хвост, а темные глаза смотрели на отца, когда он говорил с ней. — Сегодня ты официально стала женщиной, и мы с твоей матерью считаем, что прежде, чем ты покинешь этот дом, тебе следует заняться сексом в первый раз.

— Сексом? — с тревогой спросила Пресли, переводя взгляд с матери на отца.

— Успокойся, милая, — успокоила дочь Лиз, увидев тревогу на ее лице, — тебе нечего бояться. Твой отец будет очень нежен с тобой, и я уверена, что тебе это понравится.

— Я не знаю, мама, — испуганно сказала Пресли. — я не думаю, что это уместно, — добавила она.

— Пресли, поверь нам, — сказал отец успокаивающим голосом, — мы делаем это, чтобы помочь тебе. Точно так же, как мы поступили с твоими братом и сестрой.

— С Заком и Молли? — удивленно выдохнула Пресли. Она всегда смотрела на старших брата и сестру снизу вверх, и упоминание их имен заставляло ее прислушиваться к сказанному.

— Да. В их восемнадцатый день рождения мы сделали то же самое. У меня был секс с Заком, а у твоего отца — с Молли, — сказала Лиз, открывая их грязную семейную тайну своей второй дочери.

Пресли не нашлась, что сказать, услышав то, что только что сообщила ей мать. Ее старшие брат и сестра, на которых она смотрела снизу вверх с тех пор, как себя помнила, потеряли девственность в свой восемнадцатый день рождения с родителями.

— Милая, если ты не хочешь этого делать, то можешь и не делать, — сказал отец, — но, помимо нас с мамой, Молли тоже считает, что это хорошая идея, — сказал Том и посмотрел на хорошенькое личико дочери, когда она все это поняла.

— Ладно. Я сделаю это, — сказал Пресли убежденно, — мы можем заняться… сексом, — добавила она, чувствуя, как это грязное слово слетает с ее языка. Как только она узнала, что ее старшая сестра тоже занималась сексом с их отцом, она почувствовала потребность сделать это тоже, независимо от того, насколько эта мысль вызывала у нее отвращение.

— Я оставлю вас вдвоем, — сказала Лиз. Она нежно обняла дочь и направилась к двери. — Наслаждайтесь, — сказала она с нервной улыбкой, прежде чем закрыть дверь, оставив мужа и дочь наедине в теплой спальне, в которой начало разливаться сексуальное напряжение.

— Давай начнем с того, что разденемся. Я первый, — нервно сказал Том и начал раздеваться, глядя на дочь. Он начал с того, что снял длинную светло-голубую рубашку, обнажив мускулистую волосатую грудь. Затем скинул замшевые тапочки, расстегнул толстый коричневый ремень и снял джинсы, пока не оказался перед своей дочерью-подростком в одних трусах. Том заметил, что она изучает его взглядом, и позволил ей делать это в течение нескольких минут, прежде чем схватиться за боксеры. Он медленно стянул их, освобождая свой полуэрегированный пенис и бросая на прикроватный стул, перед тем, как уверенно повернуться к дочери, его упругое мужское достоинство болталось в воздухе.

Пресли с благоговейным трепетом смотрела на отцовский член. Она нашла его одновременно и привлекательным, и отвратительным. Он как будто уставился на нее, его основание было скрыто между толстыми спутанными черными волосами. Она почувствовала странное покалывание между ног, когда посмотрела на него и поймала себя на размышлении о том, как он впишется в ее маленькую вагину.

— Все в порядке, не торопись, — спокойно сказал Том дочери, заметив, как она нервничает. — Мы будем двигаться медленно, и я ничего тебе не сделаю, пока не проверю, все ли у тебя в порядке, — успокаивающе сказал Том, вспомнив слова Молли.

— Хорошо, папочка, — прошептала Пресли, мысленно готовясь обнажится перед отцом. Она еще раз взглянула на него, потом глубоко вздохнула и стянула свитер. На ней не было рубашки, и она не могла не смутиться, продолжая снимать тапочки и брюки, и оказавшись перед отцом в одних трусиках и лифчике.

Член Тома продолжал твердеть, пока его дочь раздевалась для него. Она была в одном нижнем белье, и Том изучал ее тело, пока она обнажалась. Он видел, как Пресли заложила руки за спину, со щелчком расстегнула серый лифчик и крепко прижала его к груди, прежде чем позволить ему упасть на пол. На ее лице появилось нервное выражение, когда она взглянула на отца и немного помедлила, прежде чем просунуть пальцы за пояс и медленно стянуть розовые трусики.

В глазах Том заблестела похоть, когда он изучал тело своей обнаженной дочери. Она была ниже ростом, чем ее сестра и мать, ростом около 5 футов 6 дюймов, но кожа у нее была чуть темнее, чем у них. У нее были длинные каштановые волосы и большие карие глаза. В отличие от своей сестры, она была пухленькой, в том самом смысле, который заводит мужиков. Том смотрел на нее, восхищаясь ее огромными грудями, с коричневыми ареолами размером с монету и маленькими твердыми сосками. Несмотря на нежный возраст, ее грудь выглядела даже больше, чем у матери, и, при этом, более крепкой, волшебным образом бросая вызов гравитации в ее юном возрасте. Он скользил глазами по ее телу, изучая соблазнительные изгибы, на ее желанный треугольник между ног с нетронутыми каштановыми волосами, на ее гладким бедра, пока он, наконец, не закончил осмотр.

— Ух ты, милая, какая ты красивая, — похвалил Том свою дочь и увидел, как ее и без того раскрасневшееся лицо приобрело еще более темный оттенок. Его член полностью затвердел, и он не сводил с нее глаз, делая шаг вперед, сокращая расстояние между ними. Он посмотрел в глаза дочери и, не задумываясь, наклонился и прижался губами к ее губам, чувствуя, что именно этого она и хочет, несмотря на слова Молли.

Пресли почувствовала, как в животе у нее словно запорхали бабочки, когда отец поцеловал ее. Он обнял ее, положив руки на поясницу, и притянул к себе ее упругое тело. Она чувствовала, как его затвердевший ствол упирается ей в живот, а основание прижимается к лобковому бугорку, стержень торчал вертикально вверх. Она прижалась своими невероятными сиськами к его груди, потирая о нее свои твердые соски, в то время как его губы с наслаждением ласкали ее.

Том прервал поцелуй, посмотрела в глаза Пресли, тяжело дыша. Он скользнул руками вниз и сжал ее сочную попку, и улыбнулся, когда она подпрыгнула от неожиданности этого озорного прикосновения. Он одарил ее уверенной улыбкой, затем стянул с нее резинку, распустил конский хвост и позволил длинным блестящим волосам каскадом упасть на спину, прежде чем сдвинуть их в сторону и поцеловать ее элегантную шею.

Пресли ворковала, когда отец сомкнул губы на ее гладкой шее. Одной рукой он держал ее за левое плечо, а другой — под правой. Пресли закрыла глаза, ответив на интимное прикосновение отца, и тихонько застонала, когда он пошевелил губами.

Том осторожно двинулся вниз, целуя шею Пресли, двигаясь губами вдоль ее ключицы и целуя и двигаясь вниз по ее груди, пока не достиг сладострастных сисек своей дочери. Она тихонько всхлипнула, когда отец обхватил ее упругие груди обеими руками и стала смотреть, как он массирует и сжимает ее прелестные соски, прежде чем приблизить к ним свой рот.

— О! — Пресли застонала, когда отец провел языком по ее чувствительному соску и сомкнул рот на нем, жадно посасывая и продолжая сжимать рукой ее вторую грудь. Ее молодое тело дрожало от удовольствия, отец дразнил сисечки ртом, перескакивая с одной на другую, облизывал дрожащие венчики, щелкая языком по твердым сосочкам, сжимал свои губы, сося их. Он заставлял ее стонать все громче и громче, знакомя с этим невероятным новым ощущением.

Член Тома отвердел, как камень, когда он пробовал чудесные сиськи своей дочери. Ему нравилось, как Пресли стонала и дрожала, когда его язык исследовал ее подростковые прелести. После того, как он почувствовал, что уделил ее сиськам достаточно внимания, он оторвался от них и выпрямился.

— Милая, у тебя самые потрясающие груди, — сказал Том дочери, глядя ей в глаза. — Парни будут сходить по ним с ума, — добавил он и заметил, что она покраснела. — Почему бы тебе не лечь на спину, и мы продолжим, — сказал он ей.

— Хорошо, папа, — послушно сказала она и села на кровать, потом откинулась назад, свесив ноги с края кровати. Она слегка раздвинула ноги, и у Том чуть не лопнул член, когда он впервые увидел молодую розовую киску дочери.

— Отодвинься подальше, — сказал ей Том, его эрекция бушевала, член как будто чувствовал присутствие юного обнаженного тела. Он смотрел, как она заняло то место, как он и просил, затем сам забрался на кровать, держась над ней, пока его рот не оказался на уровне ее груди.

Том вернулся к поцелуям грудок дочери, но только на секунду, прежде чем спуститься вниз по ее телу. Двигаясь вниз, он нежно поцеловал ее гладкий живот, слегка лизнул пупочек, затем провел пальцами по ее дикорастущему заросшему кустику, вдыхая ее сексуальный аромат, и двинулся к ее девственной щелке.

Том он поднял глаза на дочь, нависая над ее вагиной. Она пристально смотрела на него, и он наградил ее уверенной улыбкой, прежде чем снова обратить свое внимание на ее интимную область. Он положил обе ладони чуть выше ее колен и медленно скользнул ими вверх по ее сексуальным бедрам, сжимая и массируя их, пока не достиг внешних складок. Том почувствовал, как тело его дочери дернулось в неведомом предвкушении, когда он продолжил, проводя большими пальцами по внешней части ее малых губ, дразня чувствительную область, прежде чем высунуть язык и попробовать ее на вкус.

— Ой-ей, — чувственно простонала Пресли, закрывая глаза. Она громко выдохнула, когда отец провел языком по ее щели. Он легонько коснулся языком ее клитора, затем подул на него, прежде чем снова скользнуть языком по ее щелочке.

Том слушал, как дышит его дочь, когда вводил ее в удивительный мир орального секса. Он провел языком по ее щелке несколько раз, отмечая ее реакцию, и через некоторое время использовал большие пальцы, чтобы раздвинуть ее киску. Она блестела от ее струящихся соков, и Том смотрел на нее, ослепленный, прежде чем проникнуть языком глубоко в ее туннель, наполняя свои вкусовые рецепторы острым ароматом ее истекающей женственности.

— О боже, папа! — Пресли издала стон и посмотрела на отца, чтобы понять, что он делает. Она ахнула, когда поняла, что это был его язык, он погрузил его глубоко в ее влагалище. Она недоверчиво наблюдала за ним, пока он продолжал, его язык проворно изучал ее девственную дырочку, лакая соки. — У-ух, — снова простонала Пресли, когда ее разум отказался полностью осознать, что ее собственный отец молотил языком в ее интимных глубинах.

Том не пробовал такой сладкой киски с тех пор, как провел ночь с Молли, почти два года назад. Он часто лизал свою жену, и это доставляло ему удовольствие, но восхитительный вкус девственной восемнадцатилетней щелки его дочери был чем-то совершенно иным.

— О, Боже! — Пресли продолжала громко стонать, наблюдая, как отец умело делает ей куннилингус. Он засунул свой язык глубоко в ее киску, нежно повращал его там, прежде чем вытащить. Затем провел им по ее наружным губам, наградил клитор эротическим прикосновением, прежде чем вернулся, чтобы исследовать влагалище языком, заставляя ее кричать от удовольствия.

Том зная, что у него не будет другого шанса “поесть” восхитительную киску Пресли, не торопился. Он смотрел на ее лицо каждые пару мгновений, наслаждаясь выражением грубого сексуального удовольствия на нем, когда его язык ласкал ее интимные складки. Он слушал ее стоны, стоны наслаждения, пока не почувствовал, что готов дать ее телу свободу.

Том вытащил язык из киски дочери, медленно провел им вверх по ее щели, облизывая нежную кожу, пока не добрался до клитора. Он дразняще лизнул ее, но на этот раз, вместо того чтобы спуститься вниз, он обвел ее кругами. Затем чередовал лизание клитора и чистку вокруг него, следя за выражением лица своей дочери и слушая ее стоны. Он подождал, пока ее стоны нарастут, усиливая наслаждение, и только тогда сомкнул губы вокруг ее маленького комочка и пососал его так сильно, как только мог.

— Божечки, папа! — Пресли пронзительно закричала, когда отец засосал ее клитор. Она почувствовала внезапный толчок, волна удовольствия прошла по телу, затем киска, бедра начали дрожать, сопровождаемые тремором, дребезжащей волной, которая обожгла ее молодое тело. Она вдруг почувствовала себя так, словно пробежала марафон, и начала хватать ртом воздух, когда отец снова начал атаковать ее клитор. — ААА! — закричала она, когда очередная волна острого наслаждения пронзила ее, посылая дрожь по всему телу. Она посмотрела на отца широко раскрытыми глазами, когда он оторвался от нее. Волны удовольствия медленно угасали. Это было самое удивительное ощущение, которое она когда-либо испытывала.

Том забрался на кровать и лег рядом с Пресли, чувствуя, как ее пробирает дрожь. Он приподнялся на локте и посмотрел на ее удивительное тело, которое постепенно приходило в себя. Она продолжала тяжело дышать еще минуту или две, глубоко вдыхая, ее большие груди поднимались и опускались.

— Папа, что только что произошло? — cпросила Пресли отца со смесью тревоги и восторга. Если бы ей не было так хорошо, она подумала бы, что у нее инсульт.

— Ты испытала оргазм, милая, — сказал Том дочери, глядя на нее своими темно-карими глазами. Он был удивлен, что она не могла понять, что такое оргазм, но в ее невинности было что-то привлекательное, что заставляло его возбуждаться еще больше.

— О, — с пониманием произнесла Пресли и покраснела. Она знала, что оргазм — это то, что испытывают во время секса, но на самом деле они ведь сексом не занимались. Она не знала, что может получить его от того, что кто-то полижет ее киску, и не знала, что это будет так потрясающе, что он заставит все ее тело дрожать от удовольствия. Она подождала, пока ее дыхание станет ровным, а сердце перестанет колотиться, и только тогда посмотрела на отца.

— Тебе понравилось? — спросил отец, когда она перевела на него взгляд.

— Угу, — сказала она и застенчиво кивнула. Было все еще странно находиться вот так, обнаженной и открытой рядом с отцом, когда он трогает и лижет ее самые интимные места.

— Мы можем продолжить? — спросил Том у дочери, положив руку ей на бедро и поглаживая его. Он очень хотел сделать следующий шаг.

— Ага. — сказала Пресли отцу тихим голосом. Несмотря на то, что ей было так странно находиться рядом с ним, она хотела продолжить. Удовольствие, которое она испытала от своего первого оргазма, было так хорошо, что ей захотелось большего.

— Хорошо, — сказал Том, желая продолжить, — садись на кровать, и я скажу тебе, что мы будем делать дальше, — сказал он и подождал, пока его дочь сядет, потом сделал то же самое. — Видишь ли, милая, парню и девушке не обязательно заниматься сексом, чтобы друг другу было хорошо, — начал было Том и немного занервничал. — Если парень хочет доставить тебе удовольствие, он может лизать и сосать твою киску… вагину, как я только что сделал, или, он может использовать свои пальцы, чтобы коснуться и играть с ней, — объяснил Том. — Теперь, если девушка хочет, чтобы парень тоже чувствовал себя хорошо, — продолжал Том, — есть некоторые вещи, которые она тоже может сделать.

— Например, что? — спросила Пресли сладким голосом, глядя прямо на толстый пульсирующий член отца.

— В принципе, есть два типа вещей, которые она может делать, — сказал Том и посмотрел на свою дочь, она слушала его и кивала. — Во-первых, она может использовать свою руку, чтобы погладить его… пенис, это называется мастурбацией или дрочкой. А во-вторых, она может использовать свой рот, чтобы сосать и лизать пенис, и это называется минетом. А теперь я собираюсь лечь и хочу, чтобы ты потренировалась на мне, — сказал Том.

— Что? — пискнула Пресли, широко раскрыв глаза. Огромный член отца несколько пугал ее, она и понятия не имела, с чего начать.

— Не волнуйся, — успокоил Том дочь, почувствовав тревогу в ее голосе, — я объясню тебе, что делать, и проведу тебя через все это, — сказал он, повернулся на кровати и лег на спину. Его член немного смягчился, но все еще оставался эрегированным. — Давай, потрогай его, — сказал он. — Тебе не нужно делать ничего особенного, просто почувствуй это, — сказал он и захрипел от удовольствия, когда его маленькая девочка обхватила рукой его мужское достоинство.

Пресли обхватила ладонью толстый ствол отца и с благоговейным трепетом принялась изучать его. Он был таким толстым, что она не могла полностью обхватить его рукой, когда сжимала. На ощупь он был более гладким, чем она могла себе представить, кожа мягко прижималась к ее руке, когда она сжимала чуть сильнее. – Папа, тебе не больно? — спросила она.

— Вовсе нет, — ответил Том, ее мягкие руки, сжимавшие его член, не причиняли ему ни боли, ни удовольствия. Он смотрел, как его дочь играет с его членом, скользя по нему пальцами и изучая его под разными углами. Она придвинула свое лицо ближе, ощупывая его тяжелые яички руками, затем высунула язык и смущенно лизнула головку его члена, чем удивила его.

— Что мне теперь делать? — спросила Пресли, озорно улыбнувшись отцу.

— Давай начнем с мастурбации, — сказал Том дочери, которая уже обхватила его член рукой. — Просто возьми мой пенис в руку и начни его поглаживать, — сказал он и застонал, когда его дочь без стеснения взяла его стержень в руку и погладила его. — Ты можешь ухватиться за него покрепче, — сказал он, и она погладила его "покрепче", — так хорошо, — простонал он, когда она гладила член по всей длине. — А теперь, милая, давай, плюнь себе на ладонь и продолжай, — попросил Том.

— О чем ты? — спросила Пресли у отца, удивленная его просьбой.

— Я хочу, чтобы ты плюнула себе на ладонь и продолжала гладить меня. Слюна поможет руке легко скользить, — объяснил Том и посмотрел, как его дочь поднесла руку ко рту. Она нервно посмотрела на него и тихонько сплюнула каплю слюны на руку, прежде чем снова поднести ее к члену отца.

Пресли обернула свою покрытую слюной руку вокруг члена отца и начала нежно поглаживать. Она крепко держала его, как он и говорил, и была удивлена тем, как легко ее рука скользила по отцовскому стволу с помощью влаги. Услышала, как отец тихо застонал, и, глядя ему в лицо, медленно провела рукой по всей длине его члена.

— Ты можешь двигать немного быстрее, — подбодрил Том свою дочь, мягкие подростковые ручки чудесно ощущались на члене, когда она быстро поглаживала ими его. Он посмотрел на нее и снова тихо застонал. — Отлично, дорогая, я думаю, ты все поняла. Как насчет того, чтобы попробовать сделать минет? — спросил он.

— Хорошо, — сказала она самым невинным тоном и приблизила губы к пенису отца. Высунула язык, коснувшись головки и слегка лизнула. Услышала, как отец издал тихий стон, а затем продолжила проводить языком по твердому стволу, крепко сжимая основание.

— Хорошо, а теперь я хочу, чтобы ты взяла его в рот, — сказал Том своей дочери и с неприкрытым желанием смотрел, как она поглотила его член своим теплым ротиком. — О боже, детка, да, именно так, — Том выдохнул от удовольствия, когда Пресли сомкнула губы вокруг головки члена и пососала ее. — А теперь начинай втягивать и вытягивать его, — сказал Том дочери. — постарайся втиснуть как можно больше, а потом вытащи. Начинай медленно, — сказал он.

Пресли слушала, как отец объясняет ей, что делать дальше. Кончик его члена уже был у нее во рту, и она нежно посасывала его, стараясь вобрать в себя еще больше. Она открыла рот шире и начала опускаться на член отца. Потом замедлилась, осторожно наполняя рот толстой “змеей” отца. В первый раз она засунула туда примерно треть органа, прежде чем вытащить его изо рта с громким чпоком.

— О, фуууххх, — прошептал Том, и дрожь пробежала по его телу, когда дочь начала его трахать ртом. Она несколько раз покачала головой, все еще не слишком сильно, но после нескольких попыток попыталась ввести еще немного. — Пресли, — дрожащим голосом проблеял Том, — попробуй погладить меня, пока сосешь мой пенис.

Пресли обхватила ладонью основание отцовского члена и начала минетить. Медленно поглаживая ствол, и, одновременно, сося. Она видела отражение удовольствие на его лице и слышала нарастающие стоны. Ей удавалось поглощать все больше и больше его “мяса” с каждым движением вниз. Член отца был таким толстым, что она с трудом вообще поместила его себе в рот, но продолжала стараться. Ей удалось засунуть в рот больше половины, прежде чем она почувствовала, что если засунет его еще глубже, ее стошнит.

— О да, Пресли, это так приятно, — сказал Том дочери, когда она продолжала отсасывать. Она ухитрилась взять в рот максимум возможного и стала энергично сосать его под нарастающие стоны. Он смотрел на сосущую дочь, тело горело от удовольствия, когда ее теплый рот и мокрый язычок скользили по его члену. Он испытывал некоторое искушение позволить ей довести его до оргазма, но ему нужно было показать ей гораздо больше. — Милая, ты можешь остановиться, — сказал Том, покраснев. — это было действительно здорово.

— Спасибо, папочка, — сказала она, тоже слегка покраснев и оторвав рот от члена отца. Она села на кровати и вытянула шею. Отец сел на кровати, а потом встал с нее. Подошел к ночному столику с полностью возбужденным членом, открыл верхний ящик, достав маленькую серебристую упаковку, потом сел на кровать и жестом пригласил ее сесть рядом с ним.

— Ты знаешь, что это такое? — спросил Том Пресли, когда она села рядом с ним и показал, что держит в руке.

— Нет, а что это? – заинтригованно спросила Пресли и посмотрела на него.

— Это презерватив, — сказал ей отец, надрывая обертку. — Знаешь, зачем он нужен? — спросил он ее.

— Не совсем, — призналась Пресли. Она знала, что это как-то связано с сексом, но не была уверена, как именно. В отличие от ее старших брата и сестры, которые читали множество романов для взрослых с яркими деталями секса, Пресли предпочитала книги без них.

— Презерватив — это то, что используешь, когда занимаешься сексом, если не хочешь забеременеть, — начал объяснять Том. — Или занимаешься сексом с парнем, которого ты не очень хорошо знаешь. Вполне возможно, что у него есть какая-то болезнь, которая может передаваться во время секса. Вот почему ты всегда должна использовать контрацептив. Сегодня мы используем презерватив, но в будущем, когда у тебя будет постоянный парень, — сказал Том, заставив ее покраснеть, — возможно, ты захочешь начать принимать противозачаточные таблетки. Тогда тебе он не понадобится, — Том почувствовал, что сбивается с толку, и решил сразу перейти к делу. — Милая, самое… главное, что я хочу, чтобы ты запомнила: никогда не занимайся сексом с парнем, если это не безопасно, независимо от того, как сильно он на тебя давит. Ладно?

— Хорошо, папа, — сказала Пресли, увидев серьезное выражение лица отца. Она понимала, насколько это важно, и мысленно сделала себе пометку следовать его совету.

— Хорошо, — сказал Том и пробежал глазами по обнаженному телу дочери. — Ты хочешь продолжить? — спросил он, и она застенчиво кивнула. — Мы сейчас займемся сексом, ты не против? — спросил он и заметил на ее лице легкую тревогу.

— Да, хорошо, — сказала Пресли хриплым голосом, откашливаясь.

— Хорошо, — сказал Том, пытаясь скрыть свою отвратительную похоть, — сначала посмотри, как я его надену, а потом перейдем к делу, — сказал он и разорвал обертку презерватива. Достал свернутую резинку, показал ее дочери, затем поднес ее к головке своего члена и медленно развернул вниз, пока не покрыл всю длину своего толстого эрегированного члена.

— Сейчас, Пресли, я хочу, чтобы ты легла на кровать, — сказал Том и встал. Он посмотрел вниз на свою прекрасную девушку, пока она ложилась. — Поехали, — сказал он, схватив дочь за талию и переместив ее, располагая ее манящую киску на краю кровати. Затем он взял подушку и положил ей под поясницу.

Пресли посмотрела на отца, который помогал ей устроиться поудобнее, готовя к тому, что должно было произойти. Она сделала несколько глубоких вдохов и пристально посмотрела на твердый член своего отца, немного страшась того, что он собирался с ней сделать.

— Постарайся расслабиться, — сказал Том дочери, проводя рукой по внутренней стороне ее бедра. — Поначалу это может показаться немного неудобным, — сказал он, устраиваясь между ее ног. — Делай длинные глубокие вдохи, и ты начнешь наслаждаться этим во мгновение ока, — добавил Том и придвинулся поближе, его твердый член подергивался от предвкушения срывания цветка невинности своей второй дочери.

Том лизнул кончики пальцев и опустил руку к киске Пресли. Он нежно потер ее, подготавливая к проникновению. Осторожно просунул палец во влагалище, убедившись, что оно увлажнилось, прежде чем схватить покрытый резинкой член и поднести его к ее вульве.

Пресли не смогла полностью расслабиться, когда отец приготовился нарушить ее покой. Он схватил свой член рукой и подвел его к ее промежности, пока она не почувствовала, как резиновая текстура презерватива коснулась ее нежной вульвы. Она ахнула, когда отец, все еще держа свой член рукой, несколько раз потерся им о ее киску, прежде чем направить кончик к ее входу. Пресли почувствовала, как ее тело онемело, когда отец вставил кончик своего мужского члена в ее священную дырочку. Она не могла поверить, что это происходит, она была близка к тому, чтобы потерять девственность с собственным отцом! Эта мысль вызывала у нее отвращение, но тело умоляло об этом. Она встретилась с ним глазами, в последний раз взглянув на него как девственница. Они не отводили взгляд, пока Том медленно вводил свое мужское достоинство в лоно своей юной дочери, оскверняя ее чистую девственную киску.

Чувство вины охватило Тома, когда он раздвинул губки девственной щелки. Он вошел в нее с кровосмесительной страстью, тошнотворной от того, как сильно он этого хотел. Пресли вздрогнула, когда он вонзил в нее свой толстый ствол, и глубоко вздохнула, когда он проник в ее интимную дырочку.

Том протолкнул чуть больше дюйма своего члена внутрь дочери, когда почувствовал сопротивление. Он поднес руку к ее лобку и начал растирать большим пальцем клитор. Он делал это в течение нескольких секунд, глядя на свою дочь, прежде чем толкнуть сильнее и нарушить ее девственную плеву.

Пресли закричала, когда отец лишил ее невинности. Она почувствовала укол боли, когда он проник сквозь ее барьер, медленно толкая свой агрегат глубоко внутрь нее, превращая ее в женщину. Она издала гортанное ворчание, отец растягивал ее плотную девичью пизду своим толстым членом, пока не оказался полностью внутри нее.

— Оооооо, — Том издал дрожащий стон, когда влагалище дочери неохотно приняло его член. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул, плотные стенки вагины Пресли давили на незваного гостя. Какое-то время он не двигался, глядя на дочь и прижимаясь тазом к ее промежности. Он ждал, глядя на нее, когда она, прерывисто дыша, пытается привыкнуть к пенису отца внутри себя. Когда он почувствовал, что ее дыхание становится ровным, Том начал тянуть свой член наружу, двигаясь так медленно, как только мог, пока только головка не осталась внутри нее.

— Ааа, папа! — вскрикнула Пресли, когда отец “изнасиловал” ее киску. Она больше не девственница, мелькнула у нее мысль, отец во второй раз погрузил в нее свое мужское достоинство, влагалище “заскрипело”, когда он снова растянул его, чтобы вместить туда свой толстый член. Боль все еще ощущалась, когда он вошел в нее, но гораздо меньше, чем в первый раз. Она согнула пальцы ног и закрыла глаза, он снова заполнил ее, только на этот раз сразу же вышел и снова мягко вошел, выстраивая медленный ритм траха.

— Теперь тебе лучше? — спросил Том Пресли после того, как несколько раз потолкался. Он посмотрел на нее извиняющимся взглядом, ненавидя боль, которую причинил, лишив ее девственности. Он почувствовал облегчение оттого, что болезненное выражение на ее лице начало исчезать, и, похоже, она начала получать от этого удовольствие.

— Да, — прошептала Пресли со стоном. Ее тело слегка дрожало от травмирующего ощущения потери девственности, но теперь она начала привыкать к отцовскому “мясу” внутри себя, и это было приятно. — Ты можешь делать это немного быстрее, — сказала она отцу, и ее тут же захлестнула волна боли, смешанной с удовольствием, заставив ее застонать, когда он ускорил движение своего массивного члена внутри нее.

— О, Господи, да, — простонал Том. Он чувствовал себя на Небесах, и начал трахать своего маленького ангела быстрее. Держал ее за талию, положив большие пальцы ей на пах и глядя, как колышутся ее большие груди, когда он двигается. Наслаждение, которое он испытывал, было неописуемым, ее невероятная интимная упругость заставляла его стонать, когда он погружался в ее влажную гавань. — Детка, можно я буду немного быстрее? — спросил он, задыхаясь после траха в текущем темпе.

— Да, хорошо, — ответила Пресли между стонами. Боль, которую она чувствовала вначале, теперь исчезла, уступив место чистому сексуальному удовольствию. Она снова застонала, когда теплая восторженная волна накатывала на нее каждый раз, когда ее отец погружал свой член в нее, начинаясь с низа живота и далее вдоль всего ее тела. — О боже! — закричала она, когда отец ускорил ритм. Он вонзал свой член в ее киску с полной силой, заставляя ее хныкать и стонать, круша ее пизду с кровосмесительным наслаждением.

— Уууухх, — застонал Том, с силой вдалбливая член в свою дочь. Ее рот был приоткрыт, она громко стонала. Он трахал ее, как похотливый подросток, а не как заботливый отец. Он посмотрел вниз на свой член, смотря, как он скользит в ее влагалище, презерватив блестел от влаги. Он знал, что даже со всем своим сексуальным опытом не сможет долго трахать ее в таком темпе. Он переместил большой палец к набухшему клитору и начал тереть его.

С минуту он тер ей клитор, трахал, вдавливая свое тело в ее, долбя ее священную запретную пещерку в громком сексуальном безумии. Он чувствовал, как приближается его собственная кульминация, но еще не был готов к ней. Ему нужно было сделать перерыв, иначе он кончит, но его дочь, очевидно, была так близка к концу, что он не осмеливался остановиться. Он продолжал двигаться, стараясь думать обо всем, что могло бы продлить его кульминацию, когда это случилось.

— О боже, папа, папа, папа! — пронзительно закричала Пресли, когда отец довел ее до второго оргазма. Она посмотрела на отца, который быстро вытащил свой член из ее киски, как раз в тот момент, когда она начала биться в конвульсиях. Ее киска была разочарованно пустой, когда оргазмическое удовольствие пронзило ее тело. Она уже собиралась потребовать, чтобы отец снова вошел в нее, когда увидела, что он встает на колени.

Сначала она не понимала, что он делает, ее разум затуманился от удовольствия, пока он не сделал что-то иное. — О боже, да! — закричала она, когда отец просунул палец внутрь и начал лизать и сосать ее киску и клитор, продолжая ее оргазм. Она непроизвольно выгнула спину, глаза закатились, всё тело содрогнулось от невероятной волны удовольствия.

Том лизал и теребил пизду дочери, пил ее текущие соки, она вздрагивала и стонала. В отличие от предыдущего раза, он продолжал лизать и сосать ее гениталии, даже когда она кончила, посылая непрерывные волны жгучего наслаждения по ее подростковому телу. Ее тело содрогалось, бедра дрожали под его пальцами, а киска спазмировала от его языка. Она закрыла глаза, тело продолжало дрожать, животные стоны срывались с губ, когда мучительное наслаждение овладевало ею. Том продолжал ее “мучить”, пока не почувствовал: ее молодое тело больше не могло этого выносить. Только тогда он остановился. Он поднялся на ноги и посмотрел вниз на ее потное тело, ее сексуальные конвульсии медленно исчезли, оставив ее задыхающейся и раскрасневшейся.

— Это… было… потрясающе! — заявила Пресли, немного успокоившись. Она все еще тяжело дышала и не сводила глаз с отца. Было так же хорошо, как тогда, когда отец лизнул ее киску в первый раз, только в десять раз лучше. Боль, которую она чувствовала вначале, была ничем по сравнению с тем удовольствием, которое она испытала, когда отец затрахал ее до оргазма. Она посмотрела на него, он удовлетворенно улыбнулся, затем забрался на кровать и лег рядом с ней, его покрытый латексом член все еще был тверд.

— Когда ты будешь готова, — сказал Том, нежно положив руку на лобок дочери, — я хочу попробовать еще одну позу.

— Неужели? — спросила Пресли и села на кровати. Ее сердце все еще колотилось от сильного оргазма, который она только что испытала, но это было так хорошо, что она была не против еще одного. — Думаю, что уже готова, — сказала она отцу с нимфоманской улыбкой.

Том посмотрел на Пресли в некотором шоке, ее желание продолжать так скоро удивляло и привлекало. — Сейчас я хочу попробовать заняться с тобой сексом, когда ты сверху, — сказал он дочери, заметив возбуждение в ее глазах. — Я лягу на спину, и хочу, чтобы ты забралась на меня, а потом опустилась на мой пенис, хорошо?

— Хорошо, папа, — сказала она с восторгом и поерзала пиздой по матрасу. Начала карабкаться на отца, хватая его за руку, чтобы удержать равновесие. Положила одну руку на его живот, располагая свою дырочку над его эрегированным членом, затем использовала свободную руку, чтобы схватить его член и направить к своей пизде. Медленно опустилась, чувствуя, как головка члена входит в нее, пока не оказалась сидящей на корточках. И тихо ворковала, насаживаясь своей, только что лишенной девственности, дырочкой на отцовский кол.

— О, черт возьми, детка, — простонал Том, когда киска его дочери объяла его член, растягиваясь, чтобы вместить весь его обхват, в то же время приятно сжимаясь вокруг. Он смотрел, как его дочь опускается на него, пока не оказалась сидящей на его промежности с полностью погруженном в нее членом. — Фух, это потрясающе, — выдохнул он с удовольствием. — Теперь начинай подниматься и опускаться, — сказал он ей. — Начинай медленно, а потом двигайся так быстро, как тебе нравится.

Пресли наслаждалась ощущением кола отца внутри себя, когда опустилась на него. Ей понравилась идея самой контролировать темп, она положила руки ему на живот, медленно приподнимаясь. Издала стон, когда член выскользнул из нее, и еще громче, когда медленно вставила его обратно. Поначалу она чувствовала себя немного неловко, поднимаясь и опускаясь на стержне, но после того, как сделала это несколько раз, это стало казаться правильным, и она начала двигаться быстрее.

Том был благодарен сам себе за то, что удержался от конца и после последнего оргазма дочери. Ему удалось сдержать свое возбуждение и дало еще несколько блаженных минут потрахать свою грудастую дочь-подростка. Он издал еще один стон и наблюдал, как она оседлала его, созерцая это удивительное зрелище, ее длинные каштановые волосы спутались и прилипли к потной коже. Рот ее был слегка приоткрыт, издавая едва слышные стоны удовольствия, ее глаза открывались, она глядела на него с неистовой страстью каждый раз, потом прикрывала их от удовольствия. Он посмотрел на ее вызывающе покачивающиеся большие груди, коричневато-красные соски стояли торчком. Он бросал взгляды на остальные части ее тела, изучая ее чувственные изгибы, то, как двигались ее бедра при скачке на нем, и, наконец, сосредоточился на ее тугой киске, которая жадно глотала его член, раз за разом исчезающим за темным слоем лобковых волос.

Громкие стоны сорвались одновременно с губ отца и дочери, когда Пресли начала двигаться быстрее, с энтузиазмом оседлав член отца и с нетерпением ожидая нового оргазма. Какое-то время она продолжала двигаться в том же темпе, потом попыталась ускорится, но быстро устала. Она использовала те мышцы, которые в принципе редко напрягала, и не потребовалось много времени, чтобы она замедлилась.

Несколько мгновений она медленно подскакивала на своем отце, а потом ей пришла в голову новая идея, и она решила попробовать ее реализовать. Она опустилась на член до конца, остановилась, оставив его внутри себя. Затем она перенесла руки назад, опершись ими за спиной на кровать. Наконец, подняла каждое колено, пока ступнями не стала на кровать, и начала ездить на своем отце. Можно назвать это было позой краба, она сгибала колени и пронзала себя отцовским членом.

Том ошеломленно смотрел на свою дочь, когда она перемещалась в другую сексуальную позу, сидя на нем сверху. Ее ноги были широко раздвинуты, и он получал потрясающий вид на ее розовую киску, в которую входил его пульсирующий член с каждым движением ее тела. — О да, — простонал он, когда она начала двигаться быстрее, шустро опуская свою киску на его твердый член.

— О боже, это так приятно, — сказала Пресли отцу, продолжая насаживаться на него. Она набирала темп, двигаясь все быстрее и быстрее и замечая, что его стоны и крики становятся все громче. — Ооооо, да, — простонала она от горячего трения отцовского мяса о ее нежную киску. Она попыталась двигать телом еще быстрее, сильно и быстро долбя пиздой по стволу, их тела громко соударялись друг об друга. Она застонала от удовольствия, предчувствуя приближение оргазма, когда из отец сам начал вонзать в нее свой член снизу.

— О да, Пресли, да, детка, я сейчас кончу, — крикнул он с наслаждением своей маленькой девочке, положив обе руки под ее мягкие бедра и начав качать ее в полную силу снизу. — Черт, черт! Блядь! — простонал он, пронзая хуем своего маленького сексуального ангела. Он завел руки ей за спину, притянул ее к себе и, держа за талию, продолжал погружать свой член в тугую дырочку. Секунду спустя он взорвался внутри нее.

Пресли посмотрела на лицо отца, которое исказилось от извращенного запретного удовольствия. Он продолжал ебать ее, стонал и орал, как дикий зверь. Она чувствовала, как член конвульсивно сжимается внутри нее, и отец замедлился. Сделал несколько последних толчков и вдруг остановился. Его стоны стихли, и она почувствовала, как его большой толстый член пульсирует, сжимается и разжимается внутри нее, пока почти перестала его ощущать.

Том увидел разочарование на лице дочери, опять вошел в нее, чтобы довести до очередного оргазма. По ее последним стонам он понял, что она уже близко, и уже не могла сдерживаться. Она смотрела на него испепеляющим взглядом, оба тяжело дышали. Затем Том скользнул рукой по ее телу и начал тереть ее умоляющий о внимании клитор.

Пресли ахнула, когда отец нашел ее чувствительный бугорок. Она закрыла глаза и тихонько стонала, пока отец ласкал ее. Он потирал кругами, слегка пощипывал, и по мере того как она становилась все горячее и горячее, ощущение приближающегося оргазма возвращалось. — Папа! – пискнула она и открыла глаза, увидев, что отец поднес руку к ее груди и начал играть с соском, поглаживая и щипая, не забывая доставлять удовольствие ее киске. Она чувствовала, как растет сладкое напряжение от рук отца, пока, наконец, он не перевел ее через край.

— О да, папа, о боже, боже мой! — закричала она в восторге и “взорвалась”. Издала дрожащие стоны, юное тело задрожало в объятиях отца, и мощные потоки обжигающего удовольствия пробежали по нему. Отец притянул ее к себе, прильнув губами к ее груди, и очередная волна наслаждения накрыла ее с головой. Затем он потянул ее к себе на грудь, вялый член выскользнул из нее, и крепко прижал ее к своему теплому телу, ожидая окончания ее последнего оргазма.

Они оставались в таком положении еще несколько минут, их теплые обнаженные тела прижимались друг к другу в новом предвкушении. Через несколько минут Том перевернул дочь на спину и заглянул ей в глаза.

— Дорогая, ты в порядке? — ласково спросил он.

— Угу, — кивнула она и посмотрела на отца. Он хотел спросить ее, как она относится к тому, что они только что сделали, как она относится к совершению запретного сексуального акта отца и дочери, но он чувствовал, что было слишком рано.

Сам Том испытывал отвращение. Не из-за кровосмесительного плотской любви, которой он только что занялся со своей дочерью, но из-за того, как легко он преодолел запретные моральные барьеры. Но еще больше его раздражало то, что он наслаждался всем этим безобразием — облизывал ее, засовывал свой крепкий член в ее невероятно тугую девственную киску.

Еще несколько минут они тихо полежали на кровати, прежде чем Том встал. Он чувствовал на себе пристальный взгляд дочери, пока снимал презерватив, бросал его в мусорное ведро и шел в ванную, чтобы вымыть член. Когда он вернулся в комнату, Пресли сидела на кровати и собирала волосы в хвост.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке? — спросил Том, присаживаясь на кровать рядом с дочерью и кладя руку на ее теплое обнаженное бедро.

— Да, папа, я уверена, — решительно сказала она и одарила его убежденной улыбкой, которая его успокоила. Она наклонилась и поцеловала его в щеку, прежде чем встать и подойти к своей одежде.

Том взглянул на Пресли, когда она начала одеваться, прикрывая свое красивое обнаженное тело. Он смотрел на нее, когда она натягивала трусики, и был удивлен, что видит горячую молодую женщину там, где всего несколько часов назад он видел невинную маленькую девочку. Он смотрел, как она прикрывает свои чудесные сиськи лифчиком, задаваясь вопросом, увидит ли он ее когда-нибудь снова обнаженной, и встал, собирая свою одежду, и начав одеваться.

Пресли и Том закончили одеваться, бесстыдно разглядывая наготу друг друга, пока она полностью не прикрылась. Секунду они молча смотрели друг на друга, а потом Том протянул руку дочери.

— Спасибо тебе за всё, папочка, — робко сказала Пресли, схватив отца за руку. Она была так рада тому, что они сделали, рада, что именно отец превратил ее в женщину. Том нервно улыбнулся в ответ, затем открыл дверь и повел ее в гостиную, где они нашли ее мать, крепко спящей.

— Спокойной ночи, милая, — прошептал Том дочери, увидев спящую жену. Он подошел к ней, чтобы осторожно разбудить.

— Как это было? — сонно спросила Лиз, когда муж ее разбудил. Кожа дочери блестела, и она выглядела довольной.

— Папа тебе все расскажет, — сказала Пресли, широко улыбаясь матери, а потом быстро пожелала “спокойной ночи” и направилась в свою спальню.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки