Как рождаются традиции. Глава 01

Как рождаются традиции

How Traditions Start by starrynight(c)

(sexstories.com)

Предупреждение: Всем персонажам, вступающим в сексуальные отношения более 18 лет.

ГЛАВА 1

Лиз и Том приходят к соглашению, что пришло время подготовить их старших детей, близнецов Молли и Зака, к реальному миру.

Это был еще один вечер после тяжелого рабочего дня на ферме семьи Флетчер. Закончив сытный ужин, который приготовила Лиз, посидев вместе в гостиной, почитав, посмотрев телевизор и послушав музыку, дети Флетчеров постепенно отправились спать.

У Тома и Лиз было пятеро прекрасных детей: близнецы Зак и Молли, которым было почти восемнадцать, Пресли исполнилось шестнадцать, Джеку — тринадцать и младшенькая — Лайза, которой было десять. Все пятеро детей учились дома, у своих любящих родителей, которые старались дать своим детям самое лучшее образование, какое только могли, в дополнение к тому, что каждый из них работал и помогал по дому и ферме.

После того как все дети разошлись по своим комнатам, Лиз ласково подтолкнула задремавшего Тома и потащила его в спальню. Они приготовились ко сну и залезли под одеяло.

— Милый, есть кое-что, о чем я хотела бы поговорить с тобой уже некоторое время, — сказала Лиз, вскоре после того, как они легли спать. Том был слишком утомлен, чтобы заметить тревогу в голосе жены.

— В чем дело, детка? — спросил он, глядя на нее, лампа на прикроватной тумбочке отбросила жутковатый свет на ее красивое лицо и длинные распущенные светлые волосы.

— Я хотела поговорить с тобой о Молли и Заке. — Сказала Лиз мужу мягким голосом.

— О, и что с ними? — удивленно спросил Том.

— Ну, у них скоро день рождения, и им, вообще-то, исполняется восемнадцать, — сказала Лиз, — а мы еще даже не начали готовить их к следующему году.

— Но… Лиз, — вздохнул Том, — мы уже говорили об этом. Со дня на день они должны получить письма о приеме в колледж. Они уезжают в следующем году, и как бы это ни было тяжело для нас, мы должны принять это.

— Я знаю, — сказала Лиз немного расстроенно, — но я не об этом. Я о том, что хочу убедиться, что они начнут жизнь в колледже, подготовленные к ней всеми возможными способами.

— Детка, — с любовью сказал Том жене, — и Зак, и Молли невероятно умны. Мы видели результаты их тестов. У них оценки выше, чем у девяносто пяти процентов детей их возраста. Мы учили их, как могли, и я не думаю, что нам нужно беспокоиться об этом.

— А как насчет того, чему они не смогут научиться из книг? – спросила Лиз. — Вот это меня беспокоит. У них никогда не было друзей их возраста, только они сами. Я знаю, что они оба дружелюбны, умны и милы. Но все дети, с которыми они встретятся в следующем году, выросли совсем не такими, как они. В детстве у них были группы друзей, бойфрендов и подружек. У наших детей не было даже первого поцелуя, не говоря уже о сексе.

— Так вот о чем ты беспокоишься. Понимаю, — сказал Том, — и ты права. Нам нужно еще раз поговорить с ними, прежде чем они уедут. Объяснить им более подробно о сексе и о том, как убедиться, что все безопасно.

— Том! Не думаю, что этого будет достаточно, — сказала Лиз мужу, глядя в его карие глаза.

— Ладно, и что ты предлагаешь? — спросил он у жены.

— Я думаю, что требуется более практический подход.

— О чем ты говоришь? — удивленно спросил Том и вот тут окончательно проснулся. И пристально посмотрел на жену.

— Это значит, как мне кажется, что они должны увидеть, что такое реальный секс и как он происходит, — сказала Лиз, слегка опасаясь реакции мужа.

— Ты это серьезно? — спросил Том, чуть не выпрыгивая из кровати, — И что, ты хочешь просто позвать их сюда как-нибудь вечерком и сказать: Привет, ребята, присаживайтесь. Мы хотим, чтобы вы посмотрели, как трахаются мама и папа, чтобы быть готовой к поступлению в колледж.

— Это был один из вариантов, — сказала Лиз, стараясь сохранять хладнокровие, но чувствуя, что краснеет.

— Один из…? А какие другие? — спросил Том, почти боясь услышать ответ.

— Милый, я знаю, тебе тяжело это слышать, и поверь мне, мне тоже тяжело говорить об этом. Но, пожалуйста, выслушай меня до конца. — сказала Лиз, пытаясь успокоить Тома. — Другой вариант, который, я думаю, был бы лучше для них, — чтобы они действительно занялись сексом. Только так они узнают, что это такое и как это делается.

— А с кем именно они должны заняться сексом? — спросил Том, стараясь говорить спокойно, как это делала его жена. В ответ Лиз только пожала плечами. Что напугало его больше, чем все, что она могла бы сказать, или он мог бы подумать. — Ты хочешь, чтобы они занялись сексом друг с другом? — с отвращением спросил он.

— Я думала об этом, — призналась Лиз, — но думаю, что для их первого раза это будет слишком. — Лиз сделала паузу и глубоко вздохнула, прежде чем продолжить. — Вообще-то я думала о нас, — сказала Лиз, ожидая резкого ответа мужа.

— О нас? — сказал Том одновременно с отвращением и шоком. — Детка, я люблю тебя больше всего на свете, — сказал он нежным тоном и обнял жену. — Но ты же не можешь относиться к этому серьезно. Ты говоришь о сексе с нашими собственными детьми!

— Том, — сказала Лиз со всёпонимающим тоном, — Я знаю, что это звучит извращенно, неправильно и, возможно, даже отвратительно, но я хочу, чтобы ты подумал о том, что может случиться, если мы ничего не сделаем. Представь себе, что они идут в колледж. Представь себе первый сексуальный контакт Молли. С парнем. Она, вероятно, начнет встречаться с первым же парнем из студенческого сообщества, с который познакомится, и мы оба знаем, что это будет не милый паренек, который регулярно ходит в церковь. При первой же возможности он снимет с нее трусики, и они займутся сексом. Молли не будет иметь ни малейшего понятия, что она делает, и, можешь на это поспорить, что парень воспользуется этим обстоятельством. Он будет делать с ней все, что захочет, без раздумий лишив девственности нашу маленькую девочку. Он может даже отговорить ее от использования презерватива, что ему точно удастся, потому что она на самом деле не знает разницы между сексом с защитой или без нее. Следующее, что мы узнаем, это то, что наша прелестная маленькая дочь беременна, а ее следующие двадцать лет пойдут коту под хвост.

Слушая жену, Том начал понимать, о чем она говорит. Яркий образ, который она нарисовала, вовсе не был надуманным, и он ни за что не допустит, чтобы что-то подобное случилось с его ребенком.

— Допустим, на секундочку, что я соглашусь с тобой. — сказал Том жене, молча размышляя над ее словами некоторое время. – И что ты предлагаешь нам сделать?

— На самом деле я не продумала все до конца, — сказала она мужу, — в основном я думала, что когда им исполнится восемнадцать, мы отведем Зака и Молли вечерком в сторонку, поговорим с ними об этом, а потом сделаем это. — Лиз закончила говорить и посмотрела на своего мужа, пока он молча обдумывал ее слова.

— Думаю, что если мы действительно сделаем это, нам нужно сделать это отдельно. – сказал Том жене. Он не мог поверить, что действительно думает об этом всерьез. — Вы с Заком в одной комнате, а мы с Молли — в другой. Я думаю, что видеть им друг друга при первом сексе, это уже слишком. Достаточно сложно просто заниматься сексом с собственными родителями, не нужно тут больше ничего усложнять.

— Ты прав, дорогой, это хорошая мысль. — радостно сказала Лиз мужу. — Так ты со мной согласен?

— Лиз, — сказал Том, серьезно взглянув на нее, ты действительно думаешь, что сможешь заставить себя заняться сексом с нашим мальчиком?

— Это будет нелегко, — сказала Лиз, — но всю прошлую неделю я старалась смотреть на него не как на сына, а как на мужчину. Тогда-то я и начала замечать, каким большим и красивым он стал. — Лиз мысленно вызвала образ своего старшего сына, его короткие светло-каштановые волосы, широкие плечи, сильные руки и красивое лицо. — Я предлагаю тебе сделать то же самое с Молли. Постарайся смотреть на нее, как на женщину, а не как на нашу маленькую девочку. Сразу заметишь, какой взрослой и красивой она стала.

— Ладно, — сказал Том, выслушав жену, — я готов попробовать.

***

В течение следующих нескольких недель, предшествовавших дню рождения близнецов, Том и Лиз продолжали обсуждать эту тему каждую ночь перед сном. Они спланировали, как они будут это делать, и дали друг другу советы, что делать, когда они останутся наедине со своими детьми.

Том прислушивался к советам жены и всякий раз, глядя на дочь, старался смотреть на нее, как на женщину. Он наблюдал, как Молли ходит по дому, разглядывая ее хорошенькое личико и короткие распушенные светлые волосы. Он посмотрел на ее молодое спортивное тело, тугую маленькую попку, маленькие упругие сиськи, которые были намного меньше, чем большие круглые сиськи Лиз. Через несколько дней Том заметил, что это сработало. Всякий раз, когда он смотрел на Молли, он видел привлекательную молодую женщину там, где на прошлой неделе видел только маленькую девочку.

За неделю до дня рождения близнецов семья проснулась под теплым ярким солнцем, в субботу утром. Было удивительно тепло для середины марта, и дети, взволнованные хорошей погодой, побежали к пруду, который был в их большом поместье.

Когда Лиз и Том догнали своих детей, они расставили принесенные с собой шезлонги и начали раздеваться до купальников. Сели рядом с детьми и смотрели, как те прыгают в холодную воду, радостно крича.

Лиз посмотрела на Зака, когда он вошел в холодную воду, одетый только в плавки. Теперь он был таким же высоким, как и его отец, ростом около шести футов, и обладал практически отцовским телосложением. Это был красивый молодой человек с широкими плечами, сильными руками, мускулистой грудью и мощными ногами. Работа на ферме всю жизнь поддерживала его в отличной форме.

Рядом с Лиз сидел Том и пристально наблюдал за Молли, которая разделась до бикини и вошла в воду. Том не видел ее такой с лета и был поражен тем, насколько она выросла. Он смотрел на ее мягкую гладкую кожу и тонкие женственные изгибы. Он смотрел на нее, когда она медленно вошла в воду, изучая ее туго упакованную в бикини попу и, когда она обернулась, посмотрел на ее прекрасные подростковые сиськи. Глядя на свою дочь, он поймал себя на том, что представляет себе, как он снимает с Молли всю одежду, а затем облизывает каждую часть ее голого тела. Он быстро тряхнул головой, пытаясь прогнать похабные мысли.

— Я собираюсь присоединиться к детям в воде, — сказала Лиз Тому. — Ты идешь? — спросила она.

— Через некоторое время, — ответил Том, и Лиз кивнула. Она заметила, что он смотрит на Молли. Она и сама прекрасно знала, о чем он думает. Практически то же она думала, глядя на Зака.

Лиз встала и медленно сняла рубашку и юбку, прежде чем войти в воду. Том смотрел на жену и восхищался ее красотой. В возрасте 41 года она все еще была в отличной форме и обладала потрясающим телом. Он смотрел на ее сочную попку, покачивающуюся из стороны в сторону.

— Папа, папа, ты идешь? — рядом раздался голос, заставивший его отвести взгляд от жены. Это была Пресли, она вышла из воды, чтобы позвать его в воду.

— Да. Я иду, милая, — сказал он, глядя на свою шестнадцатилетнюю дочь, стоящую перед ним мокрой, в бикини. Пресли выглядела совсем не так, как ее старшая сестра. Она была ниже ее на несколько дюймов. Молли унаследовала светлые волосы своей матери, а у Пресли были длинные, светло-каштановые, которые она получила от него. Кроме того, у Пресли была гораздо более плотная фигура, чем у ее сестры, с круглым сочным задом и большими тяжелыми сиськами, которые, хотя ей было всего шестнадцать, уже приближались по размеру к груди ее матери.

Том окинул взглядом молодое тело средней дочери, заметив, что ее бикини было по крайней мере размера на два меньше необходимого. Это подчеркивало, как сильно она развилась за последние месяцы, и Том не мог не смотреть на ее груди, выпиравшие из верха бикини. Оно прикрывало лишь ее соски.

— Папа? — спросила Пресли, увидев, что отец пристально смотрит на нее, и решила, что он заснул с открытыми глазами.

— Прости, милая, — сказал отец и потряс головой. Затем он быстро поднялся на ноги, снял рубашку, побежал в пруд и сразу же погрузился в холодную воду.

***

В ночь перед “большим днем” Лиз и Том невероятно нервничали, забравшись в постель вместе. Больше часа они обсуждали свои планы на следующий день. Оба чувствовали себя немного виноватыми и было так неловко из-за того, что собрались сделать. В какой-то момент Том даже заговорил о том, чтобы отказаться от этой затеи, но после очередного разговора с женой, которая очередной раз уверила его, что это ради самих же детей, они не стали менять свои планы и сумели немного поспать.

День рождения близнецов наконец-то наступил, и весь дом гудел от возбуждения. Дни рождения всегда были особым событием в этом доме, а этот еще был двойным событием. Было принято, что именинник или именинница получали выходной, а остальные члены семьи занимались своими делами в течение дня.

День начался с большого семейного завтрака, который приготовила Лиз. После еды каждый из членов семьи отправился учиться или работать на ферме, а Молли и Зак просто отдыхали. Зак играл на своем компьютере, пока Молли читала легкий романчик и рисовала. В полдень они сделали себе небольшую корзинку для пикника и пошли к пруду, где поели, поплавали и расслабились, пока не стало прохладно.

Когда наступил вечер, вся семья вернулась в дом и вымыла посуду для восхитительного праздничного ужина, который приготовила Лиз с помощью Джека и Лайзы. Вся семья красиво оделась, прежде чем сесть за стол.

Веселая болтовня и смех заполнили столовую. Вся семья ужинала. Ели восхитительную еду, болтали между собой и, даже, открыли бутылку вина, налив по бокалу каждому из близнецов. После ужина они отправились в гостиную за десертом и подарками.

Молли, которой нравилось рисовать, получила профессиональный набор для рисования, а Зак, который любил рыбачить – новые снасти. Вечер продолжался допоздна, потом Пресли, Джек и Лайза отправились спать, оставив Зака и Молли наедине с родителями.

Никто из детей не заметил беспокойства родителей, меж тем Том и Лиз выпили уже по третьему бокалу вина. Продолжая сидеть за столом в гостиной и болтать, родители пытались собраться с духом, чтобы затронуть деликатную тему.

— Дети, — начала Лиз, после одобряющего кивка от мужа, — есть еще одна вещь, которую мы запланировали на сегодня для вас. Оба близнеца посмотрели на своих родителей удивленно-восторжено.

— Мы оба согласились, что это очень важно для вас, — продолжил Том, — и мы хотим быть уверены, что у вас это будет лучший опыт. — сказал Том, явно очень нервничая.

— Спасибо, мама, спасибо, папа. — сказала Молли. — Вам, ребята, на самом деле, больше ничего не нужно было делать.

— Да, — согласился Зак со своей сестрой. — Но о чем, все-таки, вы? — спросил он под нервный смех родителей.

— Зак, милый, почему бы тебе не пойти со мной, и я покажу тебе, — сказала Лиз, вставая. На ней был кремовый свитер и узкие светлые джинсы.

— И, Молли, — обратился Том к дочери, оглядывая ее с головы до ног, — ты пойдешь со мной.

— Хорошо, — в унисон сказали близнецы с растерянным выражением на лицах, вставая и следуя за родителями. Зак последовал за матерью и вошел в гостевую спальню, точно так же, как Молли последовала за отцом в спальню родителей и вошла следом за ним. Это были единственные две спальни на нижнем этаже, и именинники последовали каждый за своим родителем. Том и Лиз закрыли за собой все двери и тщательно заперли их.

***

— Мама, что мы здесь делаем? — спросил Зак у матери, видя, как она, к его удивлению, заперла за ним дверь. Они были вдвоем, одни в гостевой спальне.

— Не волнуйся, Зак, — сказала Лиз сыну с успокаивающей улыбкой. Он присел на краешек огромной кровати, и Лиз села рядом с ним. Она посмотрела на сына, сидящего в белой рубашке с короткими рукавами и длинных черных джинсах. Попыталась сосредоточиться на его мускулистом теле и посмотреть на него как на мужчину, но это получалось не так хорошо, как в предыдущие недели.

— Мама? — спросил Зак, все еще вопросительно глядя на мать.

— Да, прости, милый, — сказала она, качнув головой. — Ты, наверное, удивляешься, зачем мы здесь. Ну, мы с твоим отцом говорили о будущем годе и о том, что тогда будет с тобой и твоей сестрой. Вы оба очень умные и талантливые дети, и мы уверены, что с вами все будет в порядке, — заверила Лиз, — но есть кое-что, что мы с вашим отцом должны обсудить с вами.

— И что же это, мама? — спросил он и увидел, как мать глубоко вздохнула и закрыла глаза, прежде чем продолжить разговор.

— Секс, — выпалила Лиз чуть громче, чем собиралась. — Я хочу научить тебя заниматься сексом до того, как ты поступишь в колледж, — сказала она сыну и почувствовала, как ее сердце колотится, а лицо заливается краской.

— Что ты имеешь в виду, говоря "научить"? — спросил Зак свою маму и почувствовал, как его сердце забилось быстрее, когда он заметил выражение ее лица. — Ты имеешь в виду нас с тобой? — спросил Зак и почувствовал, как у него пересохло в горле. Он был уверен, что неправильно понял свою маму.

— Да, Зак, я хочу, чтобы у нас с тобой был секс, — сказала она недоверчивому сыну. — Это единственный способ убедиться, что ты будешь готов к следующему году и будешь знать, что делать, когда придет время.

— Ты уверена, мама? — спросил Зак после долгой паузы и покраснел. Он все еще не до конца понимал слова матери, но все же почувствовал, как в штанах кровь приливает к его пенису и делает его твердым.

— Да, — сказала Лиз своему мальчику, — а как насчет тебя, ты не против, чтобы мы это сделали? — спросила она.

— Если ты думаешь, что это поможет мне, то, наверное, да, — застенчиво ответил он, не глядя матери в глаза.

Некоторое время они сидели молча, потом Лиз встала. Она сняла туфли, встала перед сыном и молча начала раздеваться. Она начала с того, что сняла свитер, под которым не было рубашки, бросив его на кровать. Лиз ласково улыбнулась сыну, затем сняла брюки, расстегнув верхнюю пуговицу и молнию, прежде чем стянуть их со своих длинных тонких ног и бросила их поверх свитера.

Зак с благоговением смотрел на тело матери, стоявшей всего в футе от него и одетой только в красный кружевной лифчик и такие же красные трусики. Лиз одарила Зака еще одной успокаивающей улыбкой и заметила растущую выпуклость в его штанах, когда он посмотрел на ее большой бюст, плоский живот и гладкие ножки.

— Хочешь, чтобы я продолжила? — спросила Лиз у сына, дав ему несколько секунд, чтобы он все понял. Она чувствовала себя немного неловко, стоя в лифчике и трусиках перед сыном.

— Угу, — кивнул Зак, не сводя глаз с матери, которая продолжила раздеваться для него. Лиз глубоко вздохнула и проигнорировав дискомфорт, который она чувствовала, расстегнула лифчик и медленно сняла его, открывая свои тяжелые сиськи сыну.

Глаза Зака расширились при виде обнаженной груди матери. У нее были большие круглые груди с маленькими розовыми ареолами и маленькими твердыми сосками. Это была первая пара грудей, которую Зак когда-либо видел воочию, и он подумал, что они были красивее, чем любая другая пара сисек, которую он находил в интернете. Он продолжал зачарованно смотреть на мамины сиськи, наблюдая, как они слегка подпрыгивают, когда она сложила лифчик и аккуратно положила его на тумбочку, прежде чем снова встать перед ним.

Лиз очень хорошо осознавала, что ее сын осматривает ее тело. Он зачарованно смотрел на ее сиськи, и по большой выпуклости в его штанах она поняла, что у него встал. Лиз попыталась сосредоточиться на задаче, переводя взгляд с его брюк на мощные бицепсы и широкие плечи. Затем она засунула большие пальцы за пояс и чувственно стянула с себя трусики.

Взгляд Зака мгновенно переместился туда, с чего его мать стянула трусики. Он посмотрел вниз и ему был предоставлен вид полностью выбритой области вульвы своей матери. Заку потребовалось все его самообладание, чтобы не вытащить пенис и не начать его сразу оглаживать перед обнаженной матерью. Это была самая горячая вещь, которую он когда-либо видел.

— Ну, что ты думаешь? — спросила Лиз у сына, обнажаясь перед ним. Она побрила свою киску специально для него, и когда он взглянул на нее, у Зака проявилось столь голодное выражение лица, которое, одновременно, и возбуждало, и пугало ее.

— Вау, мам, ты такая красивая, — сказал Зак, пожирая глазами ее обнаженное тело. Лиз покраснела, услышав слова сына, затем медленно повернулась, чтобы убедиться, что он рассмотрел каждую частичку ее нагого тела, прежде чем сесть рядом с ним.

— Твоя очередь, — небрежно бросила Лиз и посмотрела на сына. Зак поднялся и неловко встал перед матерью. Он густо покраснел и целую минуту смотрел на ее наготу, прежде чем начать раздеваться. Он начал с того, что снял рубашку и бросил ее на кровать, показав матери свою подтянутую верхнюю часть тела, затем быстро снял брюки и остался в одних черных боксерах, его стояк явно давил на плотную ткань.

Лиз глядя, как Зак раздевается, почувствовала, что промокает насквозь. Она осмотрела его мускулистую грудь и пресс, когда он снимал рубашку, его сильные ноги, когда он стягивал штаны, и его эрегированный член, упирающийся в его боксеры, прежде чем он повернулся. Лиз была немного удивлена, что ее сын обернулся, для того, чтобы снять трусы, но ничего не сказала. Она улыбнулась про себя застенчивости сына, повернувшегося, чтобы снять белье, хотя она сама сидела перед ним совершенно голая. Это только укрепило ее решимость сделать “это” с ним. Она смотрела на его упругие ягодицы, пока он не закончил снимать боксеры, бросив их на пол.

Несколько секунд Зак стоял спиной к Лиз. Несколько секунд он набирался храбрости, чтобы обернуться, прежде чем, наконец, сделал это, и посмотрел на свою мать. Его эрегированный пенис стоял тверже, чем он когда-либо, и он смотрел на реакцию своей матери, когда она изучала его мужское достоинство.

— А ты что думаешь? — нервно спросил Зак мать, продолжавшую изучать его обнаженное тело.

— Ты выглядишь очень красиво, — сказала ему Лиз, чувствуя, как его обнаженность действует на нее.

— А как насчет моего…? Как его…? — начал бормотать Зак и покраснел.

— У тебя очень красивый пенис, — искренне сказала Лиз сыну и покраснела. Его пенис был около 6 дюймов длиной, был похож на прибор его отца, но тоньше, и у него росли густые темные волосы на лобке вокруг основания. Лиз еще несколько секунд смотрела на “змею” сына, потом похлопала рукой по кровати рядом с собой и жестом пригласила Зака присоединиться к ней.

— Как насчет того, чтобы начать с… — начала Лиз, когда он сел и придвинулась поближе к сыну. Она сокращала расстояние между ними, пока обнаженная кожа их бедер не соприкоснулась. Затем она обняла его за шею и прижалась к нему, одарив долгим поцелуем в губы.

Поцелуй матери застал Зака врасплох, но он быстро приспособился и поцеловал ее в ответ. Мягкие теплые губы Лиз были восхитительны, и он страстно целовал ее. Они целовались в течение нескольких секунд, когда Зак внезапно почувствовал, как язык матери скользнул в его рот и быстро задвигался вокруг, пока она не нашла его собственный язык и не заставила его застонать от удовольствия, в ее рот.

Лиз и Зак продолжали целоваться еще несколько минут, их языки боролись, губы яростно прижимались друг к другу, наконец, Лиз прервала поцелуй. Оба запыхались и посмотрели друг другу в глаза.

— Они тебе нравятся? — Спросила Лиз у сына после того, как он в пятый раз (она считала) посмотрел на ее сиськи.

— Что? — спросил Зак, быстро убрав взгляд от груди матери и покраснев.

— Мои сиськи, — сказала Лиз, улыбаясь про себя, — они тебе нравятся? — снова спросила она Зака и начала вызывающе играть с ними. Она чувственно потерла руками свои большие груди, а затем начала нежно пощипывать соски, пока ее сын изумленно наблюдал за ней.

— Да, — еле слышно произнес тот и не смог удержаться от быстрого прикосновения к своему крепко стоящему члену.

— Ты можешь взять и потрогать их, — сказала Лиз сыну. Она протянула ему свою грудь, чтобы он схватил ее, но, заметив на его лице смущение, схватила его правую руку и положила себе на левую грудь. Она держала свою руку поверх руки сына и подвигала ею сама в течение нескольких секунд, прежде чем убрать.

Зак медленно поднес другую руку к груди матери и начал мять ее большие красивые дыньки. Он не мог поверить, что трогает мамины сиськи. Он мечтал о них так много раз, но никогда не думал, что действительно увидит их, не говоря уже о том, чтобы прикоснуться к ним. Ощущение материнских грудей было потрясающим, и он играл с ними в течение минуты или около того, сжимая и лаская их, пока не смог удержаться, и, не говоря ни слова, Зак обвил ртом ее левый сосок и начал сосать его, как маленький жадный ребенок.

Лиз застонала, когда сын вцепился ртом в ее сосок и начал жадно сосать. Прошла целая вечность с тех пор, как он сосал ее соски, но сейчас все было совсем не так, как в прошлый раз. Она смотрела вниз на своего сына, пока он продолжал вертеться между ее грудями, каждый раз используя руку, чтобы потереть и поиграть с той, которую он не сосал.

Зак полностью погрузился в материнские объятия и продолжал бы так еще час, если бы она не сделала ему знак остановиться и мягко не оттащила его от своего бюста. Его член все еще был твердым, как камень, и как только он оторвался от груди матери, она обхватила его рукой и крепко сжала.

— О, мама, — сказал Зак, задыхаясь, когда его мама схватила его член. Затем она встала перед ним на колени и начала медленно поглаживать твердый член сына. Зак посмотрел вниз на свою обнаженную мать и тихо застонал, когда она провела своей теплой мягкой рукой по его члену. Она продолжала гладить его около минуты, заставляя его стонать от удовольствия, прежде чем опустить голову и взять член сына в рот.

— Ой, черт побери, мама, — воскликнул Зак, когда Лиз поглотила его мужское достоинство, — это о-очень хорошо, — сказал он со стоном и изумленно смотря на свою мать, которая с энтузиазмом сосала его член. Она начала с кончика, облизывая и посасывая его под стоны сына, а затем продолжила брать все больше и больше члена сына в рот. Она качала головой вверх-вниз, издавая громкие всасывающие звуки, когда делала ему первый минет.

Лиз был удивлена тому, как сильно ей понравилось сосать член своего сына. Ей нравился его вкус и то, каким мягким и гладким он был, когда она обхватывала его губами и проводила языком. Ей нравилось, какой он длинный и тонкий, по сравнению с мужниным, так легко скользил он в ее рот. Но что она любила больше всего, так это то, как много удовольствия она доставляла своему сыну, продолжая сосать его.

Ее сыну не потребовалось много времени, чтобы кончить. Лиз сосала его меньше двух минут, поглаживая основание его члена и скользя ртом по большей части его длины, когда услышала, что его стоны стали громче, а дыхание резче.

— О боже, да, черт возьми, мам. О, черт! — он закричал и начал брызгать в рот матери. Зак почувствовал, как волна наслаждения захлестнула его тело, и слегка вздрогнул, когда его теплая сперма выстрелила из члена, все еще находящегося во рту матери.

Лиз держала рот сомкнутым вокруг члена Зака и продолжала сосать его, пока ее рот наполнялся его липкой кончинкой. Сначала она была немного удивлена тем, как быстро он кончил, и немного раздражена тем, что он не предупредил ее раньше. Она не собиралась позволять сыну кончать ей в рот, но как только он начал, она решила не портить момент. Она подождала, пока он кончит, затем открыла рот и позволила его сперме стечь на член и лобковые волосы. Она проглотила остаток, задержавшийся во рту, и поднялась на ноги.

— Это было потрясающе, мама, — сказал Зак, тяжело дыша.

— Я рада, — сказала Лиз, ласково улыбнувшись Заку. Она достала из шкафа полотенце для рук, вытерла лицо и бросила его Заку. — Зак, милый, — сказала она по-матерински, — когда девушка делает тебе минет, ты должен сказать ей об том, что скоро кончишь. Большинству девушек, или, по крайней мере, некоторым, не нравится, когда ты кончаешь им в рот.

— Ой, прости, мам, — сказал Зак, немного смущенно.

— Все в порядке, милый, именно поэтому мы и делаем это, чтобы ты научился. — сказала Лиз сыну и посмотрела, как он вытирает свой обмякший член. Вид спермы сына, покрывшей его член, действительно возбудил ее, и она пристально смотрела на него, пока он не закончил вытираться. — А теперь, Зак, я хочу, чтобы ты встал на колени, — сказала Лиз сыну, когда он привел себя в порядок и она снова села на край кровати.

— О'кей, мама, — послушно сказал Зак и опустился на колени перед матерью, как и она сделала несколько минут назад.

— Хорошо, милый, — сказала Лиз сыну и раздвинула для него ноги. — ты можешь подойти ближе, — сказала она ему, когда он с благоговением посмотрел на ее влажную розовую киску. — Вот как выглядит вагина, — сказала она сыну и провела большим пальцем по своей щели. Затем она показала и объяснила про различные ее части. При этом она раздвинула губы и показала, где находится клитор. — Ты можешь потрогать его, — сказала Лиз сыну, закончив объяснения.

Зак поднес правую ладонь к складкам кожи матери и нежно коснулся ее. Он медленно провел большим пальцем по ее щели и клитору, и Лиз закрыла глаза. Она тихонько застонала, когда сын нежно погладил ее интимную область.

— Все нормально? — спросил Зак свою мать, пока потирал ее красивую щелку.

— Да, малыш, это здорово, — сказала она сыну, подавляя стон. Она становилась все горячее и влажнее с каждой секундой, пока ее сын продолжал прикасаться к ней. — А теперь, милый, я хочу, чтобы ты начал лизать мою вагину, — сказала Лиз сыну и посмотрела на него.

— Конечно, мам, — сказал он с ноткой удовлетворения в голосе. Он убрал руку с киски матери и наклонился. Лиз чувствовала теплое дыхание сына на своей вульве, когда он остановился, чтобы вдохнуть ее пьянящий аромат, затем положил свой язык на ее киску и долго, влажно лизал ее.

— Милый, погоди секунду, — сказала Лиз сыну после того, как он дважды неопытно и не очень приятно лизнул.

— Что случилось, мама? — спросил Зак и остановился, глядя на нее.

— Когда ты лижешь вульву женщины, тебе нужно быть нежнее. Ты ведь не облизываешь леденец, — сказала Лиз сыну, который слегка покраснел. — Все в порядке, я объясню, как это делать, — добавила она. — Я хочу, чтобы ты начал с того, что бы слегка подул на нее, а потом сделал именно то, что я тебе скажу, хорошо?

— Да, хорошо, мам, — смущенно сказал Зак и начал нежно дуть на мамину киску.

— Да, именно так, — ободряюще сказала Лиз сыну. — А теперь начинай целовать меня там, внизу, мягкими нежными поцелуями по всему телу, — попросила Лиз, наблюдая за сыном, который делал то, что она ему говорила. Он целовал ее вдоль щелки, вдоль внешних складок, вокруг и на клиторе и даже поцеловал ее выбритый лобок. — Ты отлично справляешься, милый, — сказала Лиз между стонами. — теперь я хочу, чтобы ты начал лизать меня, но только кончиком языка. Я хочу, чтобы ты провел им по моей щели и вокруг губ.

Зак слушал свою мать и следовал ее инструкциям, когда начал лизать ее. Он начал с самого низа и провел кончиком языка вдоль ее щели, проводя им вверх и вниз, прежде чем двинуть языком и провести им вокруг ее губ, а затем обратно к ее щели. Он заметил, что ее щель стала скользкой, и когда он продолжал свои действия, то почувствовал немного терпкий вкус, когда соки его матери заблестели на ее влажных губах.

— О да, ты делаешь потрясающе, — сказала Лиз своему сыну, когда он сделал именно то, что ему сказали. — Теперь я хочу, чтобы ты использовал свой язык, чтобы обвести им мой клитор, и каждые несколько секунд дразняще лизать его — сказала ее сыну и смотря на его язык, который делал именно это — облизывал и дразнил ее клитор. – Трахни меня язычком, малыш, да, вот так, — крикнула она со стоном, когда ее сын сводил ее с ума своим языком. — А теперь воткни свой язык в мою киску как можно глубже и полижи изнутри сверху.

Зак удовлетворенно посмотрел на стонущую маму. Он видел удовольствие на ее лице, продолжая лизать ее киску, и чувствовал, как кровь приливает к его члену. Ему действительно нравилось вылизывать свою мать, и он делал именно то, что она ему говорила. Некоторое время он лизал ее чувствительный кончик, а затем по просьбе матери засунул язык как можно глубже в нее. Он почувствовал всепоглощающий аромат ее женственности и полюбил каждую частичку этого.

— Великолепно, Зак! — сказала Лиз, когда ее сын проник в нее языком. Ей было трудно говорить между нарастающими стонами и криками, напряжение внутри нее нарастало из-за действий сына. — А теперь, детка, — сказала она, задыхаясь, — я хочу, чтобы ты… о боже… я хочу, чтобы ты… сомкнул рот вокруг моего клиторочка… и засосал его так сильно, как только сможешь, — едва успела произнести Лиз. Она смотрела на Заком, он вытащил свой язычок из ее киски, сомкнул рот вокруг ее клитора и почувствовала невероятное ощущение, когда он засосал ее пульсирующий клитор до оргазма.

— Да, да, да! — Лиз закричала, откинула голову назад, закрыла глаза и “взорвалась”. Она почувствовала, как невероятная волна сексуального экстаза пробежала по всему ее телу, она закричала от удовольствия, подталкивая бедрами своего сына и слегка вздрагивая, он удерживал свой рот на ее клиторе и всасывал его, доводя до полного оргазма. Когда последняя волна удовольствия прошла, Лиз упала на спину. Только тогда Зак отпустил ее клитор и поднялся на ноги.

— Все в порядке, мам? — спросил Зак, вставая на ноги.

— Милый, ты был невероятен. Я не ожидала, что ты доведешь меня до оргазма, но ты это сделал. — гордо сказала она сыну, все еще тяжело дыша.

— Спасибо, мама, — сказал Зак со смесью гордости и смущения, смотря на свою обнаженную мать с явной похотью. Лиз глянула на своего горячего молодого сына, все еще немного удивленная тем, что он заставил ее кончить в свой первый раз, хотя бы даже и под ее руководством.

— Дай мне несколько минут отдышаться, — сказала Лиз сыну, заметив, что его член снова закаменел, — а потом мы позаботимся и об этом, — она указала на его эрекцию. — Думаю, пришло время заняться настоящим делом, — сказала Лиз и увидела, как его пенис дернулся от возбуждения.

Мамины слова эхом отдавались в его голове, Зак стоял, возвышаясь над ее обнаженным телом. С тех пор как начал проявлять интерес к женщинам, он находил свою мать привлекательной. Он приглядывался к ней прошлым летом, когда она ходила по дому в короткой одежде, он украдкой подглядывал за ней, когда они купались, глядя на ее сексуальное тело, прикрытое только маленьким бикини, но никогда в своих самых смелых мечтах он не думал, что потеряет с ней свою девственность. Его член пульсировал от предвкушения, когда он смотрел на ее великолепное тело, лежащее на кровати, и ждал, что она сделает из него мужчину.

Через минуту, показавшуюся Заку вечностью, Лиз наконец села на край кровати. Она открыла ящик ночного столика и достала оттуда маленький пластиковый квадратик.

— Садись рядом со мной, — сказала Лиз Заку, который незамедлительно сделал это, — ты ведь знаешь, что такое презерватив, верно? — спросила она, и сын кивнул. — Хорошо, — сказала она сыну и разорвала обертку. — Сейчас тебе это не нужно, потому что я контролирую свою фертильность, но тебе нужно будет использовать его с девушками, с которыми ты занимаешься сексом, поэтому я хочу показать тебе, как его надевать, — объяснила Лиз сыну, вытаскивая резинку. Она схватила эрегированный пенис сына, чуть опять не доведя до инфаркта, затем показала ему, как надеть презерватив на кончик его члена и медленно развернуть его вдоль ствола.

— Кажется, я понял, мам, — сказал Зак, когда она закончила покрывать резинкой его член. Она подержала его член рукой еще в течение нескольких секунд, затем медленно отпустила.

— Ты готов? — спросила Лиз у сына после того, как сняла презерватив. Она хотела, чтобы первый раз в жизни ее сына был как можно более приятным. Кроме того, мысль о голом члене сына, скользящем в ней, была такой горячей.

— Угу, — сказал Зак и несколько раз погладил свой член.

— Ладно. — сказала Лиз сыну, забираясь на кровать и отодвигая одежду в сторону. Она взяла большую подушку и положила ее себе под поясницу. — Я хочу, чтобы ты начал сверху. — сказала Лиз, подложив себе под голову еще одну подушку и ложась на спину, раздвинув ноги. — Через некоторое время мы сможем поменяться местами, и я буду сверху, — сказала она ему, хотя и не была уверена, что он протянет достаточно долго, чтобы они поменялись местами.

Зак не мог скрыть своего удовлетворения, когда его мать устроилась поудобнее на кровати, предлагая ему себя так, как матери, в общем, и не полагается. Но Заку было все равно, он видел только красивую обнаженную женщину, готовую впустить его в себя и превратить в мужчину. Он забрался на кровать и протиснулся между раздвинутых ног Лиз. Посмотрел на ее манящую вагину и направил свой неистовый член к ее входу.

Лиз посмотрела на сына с сомнением. Она видела первобытное вожделение на его лице, когда он готовился к потере невинности. Сама Лиз, несмотря на то, что это была ее идея, была не совсем довольна тем, что они с сыном собирались сделать. Мать в ней не могла не чувствовать, что это неправильно, но женщина в ней жаждала этого. Лиз проигнорировала боль в животе и молчала, пока Зак прилаживал свой член. Дрожь пробежала по ее телу, когда кончик мужского члена Зака коснулся ее интимных складок, и секунду спустя грубое животное наслаждение охватило ее, когда сын проник в ее священное отверстие.

— О, мама! — закричал Зак и издал примитивный рык, когда он с кровосмесительной страстью проник во влагалище своей матери. Он не мог поверить, как это было приятно, когда его член легко проник в киску его матери. Он издал еще один стон и наблюдал, как его мать приняла всю его длину в свое теплое влагалище. Зак застонал от неописуемого наслаждения, когда последний дюйм его члена исчез внутри матери. Он почувствовал, как стенки влагалища давят на незваного гостя, и полностью вытащил свой член, прежде чем скользнуть им обратно.

— О да, малыш! — Лиз застонала, когда ее сын вторгся в ее киску во второй раз. Она смотрела на его сильное молодое тело и изучала его, пока он держал ее бедра раздвинутыми и начал входить в нее долгими медленными движениями. Несмотря на то, что член Зака был не таким толстым, как у его отца, сама мысль о том, что это ее сын трахает ее, доставляла ей огромное удовольствие.

Зак продолжал слушать нарастающие стоны матери. Он начал очень медленно, опасаясь, что кончит слишком быстро, но через несколько минут медленного движения он понял, что не был близок к эякуляции, и ускорил свой темп, толкаясь в мамы быстрыми рывками.

— Ох да, милый! — похотливо пропищала Лиз, когда Зак начал накачивать ее мокрую киску в быстром ритме. Лиз была удивлена, что ее сын все еще не кончил и начала стонать громче, так как ее мальчик теперь сильно колотил в ее киску. — Да, детка, именно так, продолжай!- закричала Лиз и испустила еще один громкий стон, в то время как шлепающий звук яичек Зака, бьющихся о ее зад, достигал ее ушей с каждым толчком его сильных бедер.

— О боже, мама, как это чертовски хорошо, — сказал Зак, продолжая с наслаждением втыкать свой член в мамину пизду. Он слушал ее стоны и крики удовольствия и зачарованно наблюдал, как впечатляющие сиськи его матери подпрыгивали, крутясь во всех направлениях, когда он с силой входил в нее.

— Милый, хочешь поменяться местами? — спросила Лиз у сына, когда заметила, что он устал и начал замедлять свои движения. Она надеялась, что он не замедлился, потому что вот-вот кончит. Лиз страстно желала забраться на него сверху и довести своего маленького жеребца до оргазма.

— Ага, — сказал Зак и отстранился от мамы. Он тяжело дышал и смотрел, как она села и отодвинула в сторону подушку, на которой сидела.

— Ложись, — сказала Лиз сыну, и он быстро занял ее место. Лиз наклонилась, схватила член сына и быстро лизнула его. Она наслаждалась вкусом своих соков на нем и была удивлена выражением его лица. Затем Лиз забралась на сына и села ему на талию. Схватила его член, прижала его к своей вульве, глядя на сына, затем немного приподняла талию. Она использовала свою руку, чтобы направить пенис Зака к своей дырочке и, глядя ему прямо в глаза, насаживалась на него с взаимными стонами, срывающимися с их губ.

— О боже, мама! — захныкал Зак, когда его мать насадилась на его мужское достоинство. Каким невероятно горячий был вид матери на его крепком члене! Он гортанно застонал, когда она начала “ездить” на нем. — Черт возьми, это потрясающе, — в экстазе выкрикнул Зак. — Пожалуйста, не останавливайся, мама, — взмолился он и схватил ее за талию. Зак посмотрел вниз на свой член, наблюдая, как он исчезает в тесном убежище его матери, затем посмотрел на ее большие груди и то, как соблазнительно они подпрыгивали, когда она ехала на нем, и, наконец, посмотрел на ее лицо, встретившись с ней глазами и наблюдая, как она стонет от удовольствия.

— Постарайся продержаться как можно дольше, — попросила Лиз сына и стала сильнее оседлывать его член. Она была поражена, что терпел так долго, но знала, что еще дольше он не протянет. Ее сиськи прыгали во все стороны, и она смотрела в лицо своего сына, молотя своей киской по его члену так сильно и быстро, как только могла.

— Мама, всё, больше не могу. — поспешно сказал Зак, когда его мать трахнула его сильнее, чем он себе мог вообразить. Он закрыл глаза, чтобы не видеть ее, и попытался думать о чем угодно, только не о своей обнаженной матери, сидящей верхом на его члене, и все это в тщетной попытке отсрочить оргазм. — Мам, я сейчас кончу, — сказал Зак нервным голосом через несколько секунд и начал дико стонать.

— Давай, милый, спусти в мамочку! — грязно сказала Лиз сыну и продолжила страстно его оседлывать. Она размышляла над фразой, только что сорвавшейся с ее губ, и смотрела, как оргазм овладевает ее сыном.

— О боже, о да, черт! — крикнул Зак и начал кончать. Лиз почувствовала, как ее сын брызжет в нее спермой, и посмотрела на его, искаженное от удовольствия лицо. — Да, мамочка, да! — закричал Зак и заплакал.

Лиз с изумлением посмотрела на своего сына, когда он начал плакать, спуская порцию за порцией свою кровосмесительною сперму глубоко внутрь ее мокрой киски. Она где-то слышала, что некоторые парни плачут, когда кончают, но не была уверена, что это реально, пока не увидела, как ее сын буквально рыдает, наполняя ее киску до краев. Она продолжала ездить на нем во время его кульминации, наблюдая, как слезы интенсивного сексуального удовольствия текут по его щекам, пока оргазм не утих и его член не начал обмякать. Она была так близка к своему собственному оргазму, что, не задумываясь, начала дико тереть клитор, пока не “взорвалась”.

— О боже! — взвизгнула она в эйфории, начав кончать. Ее ноги неудержимо задрожали, а затем талия, руки, все тело вздымалось от удовольствия. Она чувствовала себя так, словно ее ударило током, но вместо боли было мучительное удовольствие. Лиз услышала, как из ее рта вырвались звериные стоны, и изо всех сил попыталась продолжить тереть клитор. Это был один из самых продолжительных и сильных оргазмов, которые она когда-либо испытывала. Казалось, он длился целый час, прежде чем она наконец почувствовала, что все подходит к концу, и полностью потеряла контроль над своим телом.

Зак изумленно смотрел на свою мать, когда она достигала оргазма, все еще лежа на нем. Он был смущен тем фактом, что начал плакать, как маленький ребенок, когда кончил в нее. Это случилось с ним впервые, и он не знал, что послужило тому причиной, но совершенно забыл об этом, когда мать начала биться в конвульсиях на нем. Зак видел несколько видео с оргазмирующими женщинами, в интернете, но ни одно из них не было таким экстремальным, как то, через что только что прошла его мать. Это выглядело так, как будто она проходила обряд экзорцизма, изгнания дьявола, так она дрожала и стонала. Как только она закончила, Зак схватил маму обеими руками и опустил ее к себе на грудь, несколько последних мурашек пробежали по ее телу, уже когда она покоилась на нем.

Лиз почувствовала, как вялый член ее сына выскочил из нее, когда он притянул ее к себе, а затем ощутила, как их объединенные соки потекли из нее на простыни. Лиз была так измучена своим сильным оргазмом, что просто лежала в объятиях сына, положив голову ему на грудь, а ее тяжелые груди покоились на его животе.

— Зак, ты в порядке? — спросила Лиз у сына после того, как они пролежали неподвижно больше получаса, обдумывая то, что только что сделали.

— Да, мам, я в порядке, — сказал Зак усталым голосом — А что насчет тебя?

— О, я в полном порядке, милый, — сказала Лиз сыну и подняла голову, чтобы посмотреть на него. — Как ты относишься к тому, что мы только что сделали? — спросила Лиз своего сына, все еще глядя на него.

— Я не уверен, — сказал Зак своей маме, думая об этом. — Я определенно не жалею об этом, — сказал он, его мать выдохнула с облегчением, — это была одна из самых горячих и невероятных вещей, которые я когда-либо делал, и это определенно подготовило меня к сексу, так что я думаю, что меня это устраивает. — сказал Зак своей маме.

Чего он не хотел говорить, так это то, что, по его мнению, это может сделать отношения между ними странными. Он знал, что следующие несколько месяцев не сможет перестать думать о сексе, который у них только что был.

— Я рада, — сказала Лиз и поцеловала сына в грудь, прежде чем сесть. Она подошла к шкафу, взяла еще одно полотенце, протерла им свою вульву, убирая последние капли спермы сына, прежде чем протянуть полотенце ему. Она смотрела, как он вытирал свой член, снова надевая бюстгальтер и трусики, а затем брюки и свитер. Пока Зак одевался, она открыла окно и впустила прохладный воздух в комнату, выпуская тяжелый мускус секса.

— Готов? — спросила Лиз сына, когда он закончил одеваться, и протянула ему руку.

— Готов, — уверенно сказал Зак и взял ее за руку. Она потянула его к двери и тихо отперла ее.

— А теперь посмотрим, что там у твоей сестры с отцом. — сказала Лиз ему, открывая дверь и выходя вместе с Заком, следующим за ней.