Как правильно загнать шары в лузу

Мы с Лерой познакомились в школе, когда она пришла к нам в школу в восьмом классе из другой школы и из другого, провинциального, города. Затем мы потеряли друг друга из виду в университетские годы, но именно она нашла меня потом в одноклассниках. Когда я снова увидел её, то был потрясен произошедшей с ней переменой. Худенькая некрасивая девушка превратилась в красивую молодую женщину. Ужасная гусеница превратилась в великолепную бабочку. К тому же я был ошеломлен тем, что я вдруг заинтересовал такую красавицу. Поначалу у нас сложились приятельские отношения, я не решался заявить ей о своих притязаниях на неё, опасаясь отказа, и именно она сделала первый шаг. Лера рассказала мне о своих воспоминаниях о мальчике, который был так мил с ней, когда она была (и сейчас она это прекрасно понимает), обыкновенной провинциальной дикаркой. Все остальные одноклассники отвергали её, смеялись над ней, так что у неё был только один друг — я. Теперь она стала той, кто презирал тех, кто издевался над ней. И я опять был её единственным другом. В то время наши отношения быстро развивались, и мы поженились в следующем году, но только после четырёх лет совместной жизни мы смогли купить небольшой домик в пригороде. Конечно, все мои друзья предупреждали меня, что эта девушка слишком хороша для меня, отговаривали, просили не делать столь рискованный и серьёзный шаг, предупреждали, чтобы я не занимался этой ерундой, говорили, что я буду страдать, что она ещё заставит меня пускать слюни… Ну, и т.д. и т.п… Итак, мы только что переехали в наш маленький дом в пригородной зоне. Две спальни наверху с ванной и гардеробной, большая гостиная внизу с кухонной зоной и ещё одна комната, предназначения которой мы сразу не смогли придумать. Лера сказала мне, что это могла бы быть моя персональная комната, и я могу её обставить так, как хочу. Я обожаю американский бильярд, стол у него поменьше, чем для игры в русский биллиард, так что он идеально вписывался в размеры этой комнаты, которая превратилась в бильярдную, где я смог проводить время со своими друзьями, когда они приходили к нам в гости. Помимо бильярда я поставил в этой комнате небольшой бар с холодильником для хранения пива. У Леры сильный характер, немного доминирующий, что хорошо сочетается с моим беззаботным и покладистым нравом, и я был счастлив, что она согласилась оставить мне эту комнату и устроить в ней бильярдную. У меня было много друзей, и вскоре все они стали собираться у меня хотя бы раз в неделю, чтобы поиграть в бильярд. Лера не играла, потому что мы с друзьями считали, что это чисто мужское занятие. Что ещё вам рассказать о моей жене? Итак, Лера очень красивая женщина с загорелой кожей (у неё абонемент на фитнес и солярий), и она одевается довольно сексуально, по принципу – «на работе парни – как собаки, и вы должны заставить их пускать слюни, если хотите что-то получить».

Однажды утром мы собирались на работу, Лера ушла из дома чуть раньше меня, чтобы прогреть двигатель машины, и когда я вышел к ней, она болтала с каким-то высоким мужчиной, которого я раньше никогда не видел. Это был блондин, с белой прозрачной кожей, и я бы не удивился, если бы у него оказались красные глаза. Практически передо мной предстал типичный альбинос, Когда я подошёл, они повернулись ко мне, и мужчина, у которого не оказалось красных глаз, представился:

— Арнольд, ваш новый сосед.

Ему было около сорока, и он был гигантом, настоящим колоссом, где-то метра под два ростом. Мы извинились, потому что нам нужно было идти на работу, и по дороге Лера объяснила мне, что Арнольд сам подошёл к ней, потому что видел, как нам доставили бильярдный стол. Он утверждал, что является отличным игроком, и поэтому она взяла на себя смелость и пригласила его как-нибудь вечерком заглянуть к нам.

— Было бы хорошо, если бы у тебя был напарник по соседству по игре в бильярд, ведь твои друзья могут приходить только по выходным, а с Арнольдом ты можешь играть хоть каждый вечер.

— Что ж, хорошая идея! – согласился я.

В тот же вечер появился Арнольд с коробкой пива под мышкой. Мы втроём немного поболтали, затем мы с соседом пошли играть, пока Лера готовила нам закуску. Арнольд оказался хорошим игроком, и мне пришлось поднапрячься, чтобы не проиграть, но это была приятная игра. Жена принесла нам закуску и осталась посмотреть несколько партий. Арнольд спросил её, не хочет ли она сыграть, и Лера ответила, что это бесполезно, потому что она играет плохо. Сосед вдруг возмутился, что всё это фигня, и ей, мол, просто нужен хороший учитель, но я попытался объяснить, что пробовал научить жену, но она категорически отказалась от этой затеи.

— Так что если ты, Арнольд, хочешь, — сказал я ему, — ты можешь попытаться научить мою жену, но что касается меня, то я пас, со мной она — никак!

Лера добавила:

— Ах, нет, с Андреем ни за что! Он меня раздражает, заставляет нервничать, с ним я не могу расслабиться, и у меня ничего не получается в результате!

— Хорошо, Лера, завтра я дам тебе первый урок, и гарантирую, что или тебе хватит меньше десяти уроков, чтобы научиться, как правильно бить по шару, или я поступлю также, как Андрей, и сдамся!

Мы все вместе посмеялись над этим пари и договорились уже завтра начать обучение. Следующим вечером мы с Арнольдом поиграли в бильярд в течение часа, а потом втроём, вместе с моей женой, перекусили. Затем Арнольд решил преподать Лере первый урок. Я хотел было сесть в углу комнаты и посмотреть, как как будет проходить процесс обучения, но жена прогнала меня прочь:

— Ни в коем случае ты не останешься здесь, наблюдая, как я смеюсь сама над собой. К тому же вы с Арнольдом тоже будете, в этом случае, вместе вдвоём смеяться надо мной, и получится не урок, а какой-то вечер юмора с Петросяном!

Арнольд согласился с ней:

— Хорошо, только один час урока! Давай, Андрей, я позабочусь о ней!

Я был ошарашен, услышав, как Лера запирала дверь за мной, когда я уходил. Она крикнула мне вдогонку, что это для того, чтобы убедиться, что мой сарказм её не побеспокоит.

Я не собирался подшучивать над ней, и меня немного раздражало то, что меня выгнали из МОЕЙ биллиардной. Арнольд попросил меня оставить их на час, и я согласился. Ладно. Лера выгнала меня, и я согласился. Ладно, пусть будет так! Сидя перед телевизором в гостиной, я размышлял о своём негодовании. С чем ещё мне придётся согласиться? Может быть, они попросят у меня разрешения трахнуться, и мне тоже придётся согласиться? Воспользовавшись рекламной паузой в программе, я выскользнул на улицу, быстро прошел вокруг дома, чтобы устроить засаду за кустом у окна биллиардной. Было темно, так что я мог незаметно посмотреть, что происходит в освещённой комнате. Я подошел ещё поближе и увидел жену, которая склонялась над столом и прицеливалась своим кием, чтобы ударить по шару. Она сделала очень неплохое движение кием, и шар, который она выцелила, почти попал в лузу. Я слышал, как Арнольд сказал ей:

— Хорошо, очень даже неплохо, а теперь вернись на позицию.

Он поставил шары на место, она наклонилась, чтобы начать снова. Арнольд подошел к Лере, и тоже наклонился. Приняв аналогичную позу рядом с ней, касаясь её, он действительно оказался очень близко к Лере, но при этом он возвышался над ней всем своим высоким телом. Рядом с ним она выглядела такой маленькой и хрупкой, что Арнольд, казалось невольно, чтобы защитить мою жену, обнял её за талию, положил руку ей на бедро, а другую руку на рукуЛеры, которая держала кий. Он говорил с ней тихим голосом, я не всё из сказанного смог расслышать, лишь отрывки из предложений. Мне показалось, что Арнольд произнёс:

— Расслабься, зафиксируй внимание на шаре, давай вместе двигаться… кий вести… и нанесём удар…

Придвинув рот к уху Леры, зафиксировав своими руками её руки, Арнольд слегка двинулся корпусом, прижимаясь лобком к изогнутой, или грубо говоря, вызывающе откляченной заднице моей жены. Контраст цвета кожи между ними был очень очевиден, масштаб белого колосса, парящего над моей миниатюрной смуглой женой, эротичность позы… всё это привело к тому, что я просто не мог не подумать о подчинении слабой женщины перед грубой мужской силой. И глядя на Арнольда и Леру в этой двусмысленной позе, моё воображение придумало невероятный сценарий, подпитываемый моими фантазиями, и мне пришлось бежать в дом, страдая от перевозбуждения и аномальной эрекции. Не понимая, откуда взялись эти извращенные идеи, я решил, что в этой ситуации бегство будет единственно правильным решением. Сидя в гостиной, бездумно глядя на экран телевизора, и прокручивая в уме только что увиденное в бильярдной, я никак не мог успокоить свою болезненную эрекцию. Я думал обо всём этом, об этом почти альбиносе-самце, который парил над моей женой, как его руки лежали на ней, как его живот касался её задницы. А ведь моя жена всё это прекрасно осознавала, она неизбежно должна была чувствовать, как его член прижимается к её ягодицам, и… не двигалась. Она ничего не сказала, ничего не сделала, чтобы предотвратить эту близость тел, оттолкнуть его. Почему? А я почему не прекратил эту пошлую игру? Я думал… нет, надеялся, что это будет их первый и последний урок. О! Как же я был неправ! Я просто смотрел стеклянными глазами оставшуюся часть программы, не понимая, о чём фильм. Время урока истекло, я поднялся с дивана и пошёл стучать в дверь своей бильярдной. Мне открыл Арнольд. Я отрешенным взглядом и неожиданно счастливым тоном спросил у него, всё ли хорошо, и доволен ли он своей ученицей. Арнольд ответил немного загадочной и двусмысленной фразой, в которой он восхвалял мою жену за умение обращаться с кием и касаться шариков, что заставило мою жену захихикать, и она добавила: «особенно белых!» Я с удивлением посмотрел на Леру, её взгляд был таинственным, а глаза блестели, словом, у жены был тот самый взгляд, который у неё иногда бывает после ночи любви. Она выглядела такой довольной и сексуальной рядом с Арнольдом! Я спросил, нравится ли ей это, хочет ли она еще один урок? Лера вздохнула, посмотрела на Арнольда, как на доблестного рыцаря старых времен, и ответила: «О, да!» Затем, повернувшись к Арнольду и взяв его за руку, она сказала:

— Спасибо, Арнольд, за этот прекрасный урок, увидимся завтра, а сейчас пора ложиться спать.

Мне показалось странным, что Лера, проводив Арнольда до порога, вышла вместе с ним, сказав мне, что это лишь только на мгновение, и уже привычно захлопнув за собой дверь, стала что-то тихо обсуждать с ним, но что? Я лёг спать, я ждал её, а она всё болтала и болтала на улице с этим бледнокожим колоссом, которого знала всего два дня. А я понял, что не знаю свою жену. Что в этом альбиносе её так взволновало? Где-то через четверть часа она поднялась наверх, очень счастливая, схватила меня и поцеловала в губы, сказав:

— Пошли спать, дорогой, я страшно хочу тебя.

Её рука на моём члене мгновенно превратила его в кол, на котором в средние века можно было бы казнить приговорённых к смерти. Жена была возбуждена, и я невольно вспомнил Арнольда, как он прижимался к заднице Леры, и я тоже так невероятно возбудился, что невольно мы стали трахаться, как животные. Подразнивая жену после того, как она оргазмировала и успокоилась, я спросил её, понравились ли ей уроки Арнольда. Марина прижалась лицом к моей руке и просто сказала:

— Да, мой дорогой, очень!

И мы заснули. ..

Следующим вечером к нам снова пришёл Арнольд, и мы около часа играли с ним в биллиард. Удивительно, но я тоже очень быстро оказался под влиянием этого белоснежного колосса. Он вёл игру со мной, командовал мной, и… я ему проигрывал. Я играл, как новичок, и неукоснительно выполнял его инструкции. В это время Лера была наверху, и Арнольд сказал мне:

— Андрей, сходи за своей женой, я думаю, нам пора начинать урок. А ты сам возвращайся к нам через час!

Да, Арнольд! – Ответил я и внезапно понял, что веду себя с ним, как сабмиссив перед доминантом. Арнольд приказывал, а я, вполне естественно, даже ни на мгновение ни о чём не задумываясь, повиновался… Он велел мне послать к нему мою жену, и я повиновался. Получается, Арнольд взял меня под свой контроль, как и мою жену, но ни в моих силах было противостоять ему.

Итак, я пошёл за Лерой, которая была в своей спальне… Подходя к её комнате, я громко выпалил, что Арнольд зовёт её, и я ахнул, когда, открыв дверь, увидел жену. Она нарядилась в узкие белые шорты, которые обнимали её ягодицы и киску, словно вторая кожа, заставляя гадать, есть ли под ними трусики. Вверху было бюстье, оставляющее обнажёнными живот и спину. На ногах у неё были мюли на каблуках, которых я раньше на ней не замечал. Лера выглядела такой сексуальной, почти распутной, а на лицо она нанесла настолько яркий макияж, как будто собиралась пойти в ресторан на ужин, и когда я проходил мимо жены, воздух наполнился ароматом её духов, и я просто не смог удержаться и сказал ей, что она великолепна, очень сексуальна, может быть, даже немного слишком? Лера ответила мне:

— Да, я старалась, Арнольд посоветовал мне так одеться, потому что бильярд — это сексуальный вид спорта, в котором внешний вид имеет значение, ведь мы должны быть в гармонии с окружающим миром, это позволяет отвлекать или даже побеспокоить противника, и рука его дрогнет. Если я хочу получить шанс победить тебя, я должна иметь в кармане и рукаве несколько дополнительных шаров. И если мне удастся победить тебя, я получу свою награду, Арнольд обещал мне это!

— Конечно, я с нетерпением жду этого. Сразись с Арнольдом, а затем мы все пойдём поужинать в ресторан.

— Нет, мой дорогой, не мы вместе с тобой, а только я и Арнольд. После урока он отвезёт меня в город, в бар академии бильярда. Да, это очень сексуально, он сказал, что я произведу там фурор! Так что сейчас мой милый Андрей будет смотреть телевизор, а я собираюсь часик попрактиковаться со своим мудрым учителем. И не приходи к нам и не тревожь нас до семи вечера. Хорошо, Андрюша?

— Хорошо, Лера. Я не буду тебе мешать, только но не нужно запирать дверь.

— Это почему? Я вправе запирать дверь, если пожелаю! И не спорь со мной, — добавила Лера, выходя из спальни.

Моя жена спустилась на первый этаж и присоединилась к Арнольду в бильярдной, громко заперев за собой дверь. А я то думал, что она шутила. Тихо выбравшись из дома в сад, я подкрался к знакомому мне окну. Еще не было темно, занавеску немного задернули, но в щелку я вполне ясно мог видеть, что там происходило. Кроме того, окно осталось немного приоткрытым, так что я слышал, как они разговаривают.

— Послушай, Лера, этот твой наряд, в принципе, неплох, но завтра вечером я хочу увидеть твои сексуальные грудки более открытыми. У тебя великолепная грудь, упругая, сиськи расположены горизонтально, не опадают вниз, несмотря на большой размер, соски хорошо различимы, но тебе необходимо научиться показывать твои грудки, демонстрировать их, когда ты наклоняешься над столом, чтобы нанести удар.

— Да, Арнольд, я поняла!

Арнольд тут же положил свои руки на плечи жены:

— Ну ладно, не расстраивайся, а пока давай их немного поправим. ..

Он сдвинул верх её топика с одного плеча, чтобы подтянуть лямку бюстгальтера, беззастенчиво приподняв при этом её грудь своей рукой, затем он проделал ту же самую манипуляцию с другой стороны. Я с удивлением наблюдал за этим праздником послушания моей гордой Леры, которая позволяла практически постороннему мужчине так запросто возиться с её грудями. Поправив лямки её бюстгальтера, Арнольд быстро обернулся вокруг моей жены и встал позади, положив руки на обнаженную кожу её бедер. Она склонила голову набок и убрала волосы с шеи. Он наклонился над ней, чтобы вдохнуть её запах, и поцеловал в шею. Она рассерженно и хрипло рассмеялась.

— Ты обалденно красива и прекрасно пахнешь! Я тебе говорил, что я потомок викингов, мои дед с бабушкой по материнской линии из Норвегии? Мой отец мне рассказывал, что на Севере мужчины искренны и прямолинейны. Если у женщины красивая грудь, так они ей прямо так и скажут при первой встрече. Если они вас немного приласкают, то это не будет иметь дурных последствий. Не расстраивайся, если мое восхищение тобой приведет меня к тому, что здесь называется «неуместными жестами». У нас, северян, нет «неуместных жестов». Просто ласка и восхищение красивой женщиной. Такая чувственная и сексуальная женщина, как ты, Лера, не должна смущаться моими комплиментами, будь просто польщена и счастлива.

Всё ещё стоя позади неё, он снова прижался лицом к её шее, чтобы впитать в свои хищные ноздри аромат её тела, в то же время его пухлые губы слегка подцеловывали её шею. Через несколько секунд этого любительского сеанса вампиризма (конечно, для полного счастья не хватало, чтобы Арнольд оставил на шее моей жены засос), он с видимым сожалением оторвался от нее:

— Давай, детка, пора в класс. Твой урок №1 — это твой дресс-код, который должен отвлекать твоего оппонента. Когда я отведу тебя в бильярдную академию, я хочу, чтобы ты была там самым желанным гостем и… незамужним. У тебя прекрасное тело, и ты должна это использовать. Хочу, чтобы парни за столом отвлекались, Надень мини-юбку и бюстгальтер-балкончик. Когда ты будешь наклоняться над бильярдным столом, игроки должны видеть только твою попу и грудь, а не игру. Хорошо, детка?

— Да, Арнольд.

— Завтра вечером я хочу, чтобы ты оделась, как на главный выход в свет в твоей жизни. Максимально короткая мини-юбка и максимальное количество видимых частей твоих супер-грудок. И ты победишь Андрея. Хорошо, детка?

— Да, Арнольд.

— И ещё! Лера, я видел, как ты заперла дверь в бильярдную! Объясни, почему?

— Все очень просто. Андрей предложил мне сделать это, чтобы я могла чувствовать себя более расслабленной! (Я чуть не ударил кулаком в окно в этот момент от такой наглой лжи)

— Ну, да, это хорошая идея, твой муж-мудрый мужчина.

Слушая их, я ощутил, что меня вновь поразила твердая, как дерево, эрекция и боль в переполненных яйцах, так что я был вынужден вернуться к своему любимому телевизору, отчаянно сопротивляясь желанию немедленно приступить к мастурбации, и, в конечном итоге, пожар между моих ног немного угас. По жизни я созерцатель, мечтатель, но, как оказалось, легко мог бы стать вуайеристом. Меня не сильно беспокоило то, что моя жена позволила себе теребить свои интимные места этому высокому бледнокожему мужчине, но я не понимал, почему где-то глубоко внутри меня мне определённо это нравилось. Во время телевизионной рекламной паузы я вернулся в сад, на свою уже постоянную позицию под окном бильярдной, чтобы посмотреть, как идёт урок. Наклонившись над моей женой, опять, как и днём ранее, касаясь животом её задницы, Арнольд говорил ей:

— Теперь закрой свои красивые глаза и почувствуй, как кий мягко скользит по твоей руке, будь нежной с ним, люби его, почувствуй, какой он твёрдый и тяжёлый. Ты чувствуешь это?

— Да, Арнольд.

— Что ж, ты должна относиться к этому кию с любовью, и если ты это поймёшь, ты станешь отличным игроком. А если ты займешься любовью с этим кием, ты победишь Андрея.

Арнольд встал, и я увидел, какой у него твёрдый член. Его прекрасно видимая выпуклость на брюках в районе паха прислонилась к Лере, и она, несомненно, почувствовала этот твёрдый кий на своих ягодицах и приняла этот подарок от Арнольда. Господи, какой же наивной она была. Учитель переставил биток и попросил Леру осторожно провести кием в руке и ударить по шару.

— Целься в отверстие, в лузу, и это всё, что имеет сейчас значение.- приказал Лере Арнольд.

Всё это время он держал руку на почти обнажённых чреслах моей жены. Аккуратно двигая рукой, Лера ударила по шару, который попал в другой шар, и тот неторопливо свалился в лузу. Моя жена подпрыгнула в воздухе от радости и бросилась в объятия Арнольда. Он сдержанно поздравил её, нежно обняв, и это объятие несколько, на мой взгляд, затянулось, но она ничего не сделала, чтобы оказать хоть какое-нибудь сопротивлениесопротивление или вывернуться. Арнольд, должно быть, воспринял как согласие то, что Лера подняла своё лицо к нему, он наклонился над ней, чтобы поцеловать её в губы. Она не возражала, и стала целовать его в ответ. Наш сосед погрузил свой язык глубоко в рот моей жены, положив руки на её задницу:

— Итак, моя дорогая, ты прилежно учишься и станешь отличным игроком. Прости, что поцеловал тебя, ты такая красивая, так что я не удержался. Ты впервые целуешь мужчину с Севера?

— Да, Арнольд, — ответила Лера и опустила глаза, краснея, сбитая с толку происходящим, но не пытаясь вырваться из объятий блуждающих по её телу рук.

— Скажи мне, детка, ты никогда не занималась сексом с потомком викингов?

— Нет, Арнольд. Никогда!

— Тебе это понравится, дорогая, это совсем другой секс, ты поймёшь. Но прежде, чем продолжить урок, дорогая Лера, я хотел бы спросить тебя кое о чём?

— Да, Арнольд? И о чём? – Лера продолжала стоять в объятиях склонившегося на нею Арнольда. Он что-то шептал ей на ухо, так что я не совсем понял, что он говорит. Кажется, что он расспрашивал Леру обо мне, говорил что-то о том, что я очень женственный и красивый, спрашивал, переодеваюсь ли я в женские платья, пользуюсь ли косметикой, ведь у меня такая мягкая кожа… тебе не кажется, что у твоего мужа есть нижнее женское белье? Может быть, тебе стоит это проверить?

— Я часто думала, что в Андрее есть что-то от женщины, — отвечала ему Лера, — может быть, ты прав, мне стоит проверить его, узнать, не хочет ли он носить женское белье. Знаешь, у меня есть пара замужних подруг, так одна из них сделала своего мужа покорным куколдом, и они очень весело проводят время, потому что её муж, как оказалось, любит носить женское белье. Они устраивают настоящие групповые праздники-карнавалы. Андрей чем-то походит на её мужа, как мне кажется.

Я не был уверен во всём, что говорил Арнольд, но ясно расслышал все ответы Леры.

— Ладно, продолжим урок, если ты хочешь её победить.

— Арнольд, ты только что сказал, чтобы победить «ЕЁ»?

— Ой, извини! Андрей такой женственный, что я постоянно думаю о нём, как о девушке!

Тут я не выдержал и снова вернулся в дом с огромной эрекцией, ошеломленный тем, что только что увидел и услышал. Моя жена обнималась с соседом, а я ничего не мог поделать с этим или что-нибудь сказать по этому поводу, ведь иначе мне пришлось бы признать, что я за ними шпионил.

Когда час их занятий подошел к концу, я постучал в дверь биллиардной. Стучаться, чтобы зайти в свою собственную биллиардную… Боже, какой позор!

— Секундочку, Андрей! – Послышался голос жены. Затем я снова услышал, — Да, всё в порядке, можешь входить, дорогой!

Они стояли бок о бок по другую сторону биллиардного стола. Лера выглядела взволнованной и бросила наменя томный взгляд. Она была такой сексуальной, что в мою голову тут же залетел рой шальных мыслей. Интересно, влюбилась ли она в этого недоальбиноса, была ли она сейчас мокренькая от возбуждения?

— Итак, всё идет хорошо? Ты доволен своей ученицей, Арнольд?

— Очень даже! Я уже говорил тебе раньше, что твоя жена действительно хорошо владеет кием!

— А я очень ценю упражнения, которые предлагает мне Арнольд. Его инструкции точны, он постоянно подбадривает меня, и однажды, я в этом уверена, я смогу победить тебя, мой дорогой муженёк. Моя награда — поездка в бильярдную академию в сопровождении Арнольда, — гордо выпалила Лера.

— Когда Лера победит тебя, Андрей, а это будет, я надеюсь, совсем скоро, ты почувствуешь гордость, когда она будет сопровождать меня в бар бильярдной академии. Я хочу, чтобы ты помог своей жене одеться сексуально на это свидание, ведь ты же хочешь гордиться ею, хочешь, чтобы она была счастлива, не так ли, Андрей? Я уже объяснил Лере основы сексуального наряда на эту ночь, она должна быть неотразимой, чтобы отвлекать своей внешностью своих противников.

Потом Арнольд попрощался, сказав Лере на прощание, что она должна подумать над тем, что он говорил ей во время урока.

— Обещаешь?

— Да, Арнольд, обещаю, я сделаю это, — подумал я, зная, о чём они говорили.

Как только Арнольд закрыл за собой дверь нашего дома, Лера тут же схватила меня за руку и потащила прямиком наверх, в спальню. Она прыгнула в кровать и приказала мне раздеть её, вопя истошным голосом, что не может больше ждать. Я помог ей снять топ и бюстгальтер, и мне открылся восхитительный вид. Её яркие соски на вершине грудок соблазнительно покачивались, возбуждая моего мальчика между ног, головка которого завороженно двигалась вслед за ними. Я снял с Леры шорты и прикоснулся губами к её киске через ткань её мокрых трусиков.

— Интересно, когда они промокли, сейчас, или этот процесс течки начался раньше, в бильярдной? — Успел подумать я.

Продолжение следует…