Исповедь одинокой женщины (эроповесть) Часть 19

19 часть

Случилось то, чего я так боялась. Вот чувствовала, что эта сучка, за моей спиной, рано или поздно, подберётся к нашей Ксюшке. Разве такой лакомый кусочек для этой лесбиянки может остаться нетронутым? Совратила, мерзавка, девчонку. И чего этим замужним дурам не хватало со своими мужиками? Зачем, Ксюшке, эти розовые сопли?.. Ладно бы без мужика жила. Ну, положим, Серёжка, перестарался со своим бревном. Ей и так с детьми достаётся, а ему чуть не каждый день бабу подавай. Для меня и то тяжело его выдерживать, а тут молоденькая девка, да ещё после родов двойни… Трахал бы Ирку, ей не впервой с его дубьём дело иметь, а с Кузьмичом я бы уладила по-свойски. Ну достанется от меня этой шлюхе!

Как-то зашла я к своим, как обещала. Зашла без предупреждения, чего мне Ксюшу беспокоить хлопотами встречи свекрови. Девонька наша встретила меня радушно, не знает где усадить, чем угостить. Сама ладненькая, чистенькая. Детки ухоженные, бойкие. Полюбовалась на них, душой порадовалась за сына. Ксюша, сажает меня чайку попить. Я пошла в ванную помыть руки, глядь, а на змеевике нижнее бельишко Ксюшино сушится. И среди него, труселя моей шалавы-Ирки. Уж я то их сразу признала. Сама покупала себе и ей к мартовским праздникам. На моих колокольчик, а на её бабочка. Ни о чём я Ксюшу сразу спрашивать не стала. Только никак из головы не шла Иркина отлучка из дома, пару дней назад. А тут всё в голове у меня сложилось. Посидели мы с невесткой на кухне, пока дети засыпали у себя в комнате. Выбрала я время, когда она закончила с готовкой обеда и присела рядом. Тут я её и спрашиваю.

– Ну, как тебе, дочка, моя любовница показалась? Не зря я её всему учила?

Девчонка вся напряглась, голос с испугу сел и чашка в руке задребезжала о блюдце.

– Вы о чём, Александра Ивановна? – а сама глаза на меня поднять боится.

– Или спорить со мной будешь? Так мне и так всё известно, чего скрывать? Весь ваш секрет у тебя в ванной на змеевике сохнет. Только не говори, что она по дороге к тебе обоссалась. Я эту шлюшку распрекрасно знаю, сама грешна. От тебя, девонька, глаз отвести невозможно, такая сладкая и гладкая. А эта, лесбиянка, только и ждала подходящего момента. Ждала, зараза, и дождалась. Тебе хоть с ней понравилось? Чего молчишь? Говори, ругать не буду, сама знаешь, что делаешь.

Ксюша боязливо пожала плечами и посмотрела на меня, перебирая пальцами подол халата.

– Толком понять не успела, дети проснулись, потом Вы позвонили. Простите меня, Александра Ивановна, я из любопытства попробовала. Мне показалось, что было очень приятно. Ира хорошо всё делала. С Сережей всё не так…

– О Сереже можешь не рассказывать, по себе знаю. Идём к тебе в комнату, посмотрю на твою красоту поближе.

Ксюша неуверенно поднялась со стула и направилась в спальню. Я с затаённым восторгом любовалась её ягодичками, перекатывающимися под домашним халатиком.

– Не куксись, Ксюшенька. Неужто, я хуже твоей распутной тётки?

И тут прозвенел в прихожей звонок. Ксюша растерянно взглянула на меня.

– Ждёшь кого? – спросила я её.

Ксения недоумённо пожала плечами, не решаясь подойти к двери.

– Чего смотришь? Открывай, – сказала я невестке, догадываясь о причине визита Ирки, в столь неурочный час.

Ксения открыла и, с испугом взирая на стоящую в дверях Ирку с дитём на руках, замерла на пороге. Не видя в глубине коридора меня, Ирка с ходу ляпнула:

– Ксюшечка! Как я по тебе соскучилась, милая моя девочка. Ты одна, родненькая?

Ксюха лишь отрицательно качнула головой и пропустила гостью в квартиру. Надо было видеть рожу этой сводни, когда её взгляд остановился на мне.

Ой, и Шурочка здесь!… – заблажила мерзавка, прижимая к себе ребятёнка.

– Вот чему ты можешь научить дочь, когда таскаешь её по блядкам с таких пор, – гневно отчитала я Ирку.

– Ну, что ты говоришь такое, Александра Ивановна! – рассудительным тоном возразила Ирка, передавая Клаву мне на руки. Уж кому бы говорить… Забыла, как маленького Сережу, к матери на блядки с Вовкой, возила?

Нарочно ребёнка мне в руки сунула, гадина, чтобы я в драку с ней не полезла. Ксюшка вжалась в стенку, наблюдая за нашей перепалкой, не решаясь забрать у меня Клаву.

– Возьми дочка у меня это семя разврата, – передавая дитё Ксюше, распорядилась я – ступай деточка, положи Клаву к детям и приходи к себе. Сейчас мы эту сучку отделаем, как она того заслуживает.

Ирка с испугом отпрянула от меня, увидев в моих руках стальной рожок для обуви.

– Ты чего мою племянницу настраиваешь против родной тётки? – повысила она голос.

– Кому племянница, а кому невестка. Мало тебе её мужика, так за неё взялась, подлая!

– А то тебе, что ли, оставить мою девочку!?

– Прекратите, прошу вас! – вклинилась в нашу грызню Ксюша, – вы мне обе родные, о чём вы только говорите? Я же не отказываюсь быть с вами. Между прочим, Александра Ивановна, Ира сама хотела, чтобы мы занимались этим втроём. И с парнем вашим меня познакомить хотела для тех же целей. Не ссорьтесь, девочки, а то, что Сергей спит не только с Вами, а и с Иришей, мне давно известно. Так и я могу позволить некоторую свободу для себя. Лучше пусть всё будет на виду для нас, чем прятаться по углам. И с Василием Кузьмичом я уже была. Ведь вы себе позволяете подобные отношения. Чем же я хуже? Кстати, Сергей, сам разрешил мне с Василием встречаться иногда.

Услышав сию исповедь от своей невестки, я буквально охренела! Моя обожаемая Ксюша, превзошла саму себя… Мы с Иркой переглянулись и стали раздеваться. А что нам оставалось?… Наша девочка так аргументированно объяснила своё понимание создавшейся ситуации, что грех было изображать благородное негодование. Порок бесспорно вошёл в быт наших семей.

Ирка метнулась в ванную и скоро вернулась, пока я наслаждалась своей невесткой. Та покорно лежала в моих объятиях, прикрыв глаза, и нежно гладила мои плечи. Ирка брякнулась на разобранную постель, с намерением занять место у груди Ксении.

– Куда навострилась, паскудница? Всю девчонку мне со своей Клавкой обсосали. В ногах ложись и вылизывай нашу конфетку досуха. Другого тебе не положено. – Ирка без возражения раздвинула ножки Ксюши и присосалась к повлажневшей вульве. Стоны нашей девочки не заставили себя ждать. Скоро комната наполнилась томными постанываниями Ксюши и усердным чавканьем Ирки. Доведя нашу партнёршу до двух оргазмов к ряду, я дала ей передышку, а Ирку перетащила к себе, жадно облизав её мягкие булки. При этом она пыталась подсунуть мне свои дойки, но я больно шлёпнула по её заднице, предупредив:

– Это я оставлю твоей Клавочке, что я изверг ребёнка питания лишать.

Она безропотно спустилась вниз и сунула голову между моих раздвинутых ног, погружая язык в раскрытую вагину. Я заурчала от нахлынувшего кайфа. Ксения склонилась к моей груди и, поиграв язычком с твердеющими сосками, потянулась губами к моему лицу. Я оставила удерживать голову подруги и, ухватив лицо Ксюши, поймала её мягкие губы, захватиив рот невестки, проникновением в него языка.

Насладившись партнёршами, я отняла от себя Ксюшу и сжимая колени, излилась на лицо Ирки потоком соков, изнемогая от благостного оргазма, растекающегося по моей плоти.

– Всю залила своими выделениями, корова, – донеслось до моего слуха ворчание Ирки, вытирающей лицо салфеткой.

– Не хнычь, старая задница, – благодушно произнесла я, – считай, заработала, сводня.

– Помоложе тебя буду, развратница, – зло огрызнулась Ирка.

– Девочки! Перестаньте собачиться – возмутилась Ксюша, – вы же подруги. Нашли время обзываться. Всё так хорошо было…

– Ну что ты, дорогая, мы же любя, – поспешила я успокоить невестку. – Правда, Ирочка?

– Конечно, Ксюшенька, это всё любя, своими ляжками чуть башку мне не раздавила, а потом чуть не утопила. Конечно любя. Да я уж привыкла к этой садистке.

– Ну, прости, припадочная, ты у нас одна не кончила. Садись на меня, обиженная.

Ирка живо взобралась на мои бёдра и принялась елозить по мне своей задницей.

Пока она гарцевала на мне, за стенкой послышались попискивания детишек и Ксюшка тут же кинулась к ним, бросив нам через плечо:

– Не отвлекайтесь, девочки, я посмотрю. Рано им просыпаться, наверное, что-то приснилось.

– Как их бабушку лучшая подруга дерёт, – уточнила я, кряхтя под Иркой.

Конечно, вякала Клавка, вся в мать, говнюшка. Ксюха быстренько изъяла её из кроватки и приложила к вымытой наспех груди. Девчонка почмокав губами тут же затихла и, закатив глазёнки, погрузилась в прерванный сон. Уложив девчушку в кроватку, наша любимица вернулась к нам. К этому времени Ирка уже спешилась с меня и сидела с блаженной улыбкой, глядя на вошедшую племянницу.

– Клавочка проснулась? – обеспокоилась эта сводня. – Есть захотела, маленькая?

– Всё в порядке, Ириш, я ей грудь дала, уже заснула.

– Ладно, девоньки, вы тут полижитесь, а я пойду чайник поставлю, тортик поедим.

Поднявшись с кровати, я пошла в ванную, Ксюша тихо напутствовала меня:

– Александра Ивановна, в ванной чистое полотенце, если захотите принять душ.

– Будет тебе, доченька, величать меня, зови как Ирка – Шурой. Не засиживайтесь, жду вас на кухне, – и, чмокнув Ксюшеньку в лобик, отправилась подмываться.

– Как тебе наши шалости, не напугали, малышка? – спросила Ирка племянницу.

– Нет, Ирочка, только между собой вы слишком грубы. Теперь мне понятно, в кого Сергей такой чёрствый.

– Не обращай внимания, дорогая, это маленькая перчинка в наших отношениях. С тобой она себе не позволит такое. Мы можем и без неё, иногда, баловать себя, – тихо прошептала Ирина на ухо Ксюше, нежно касаясь губами шеи девушки.

Мы сидели на кухне, девчонки пили чай с тортом, облизывая пальцы. Я любовалась ими и радовалась, сложившимся между нами отношениям.

– А Серёжке я всё же надаю по башке, – как само собой решённое, рассудила я, – свинга ему захотелось, паразиту. Молодую девчонку на тётку променял и под чужого мужика подложил… Но одно скажу девки, чтобы мы не творили, на семьях сказываться не должно. Эти нам не простят, – ткнув пальцем в сторону детской, предупредила я, слизнув крем с пальцев Ксюшки.

– Ну, а про Витюшку скажу одно, – но, заметив недоумение в глазах невестки, уточнила, – паренька нашего Виктором кличут, Ирка тебе не называла его имени? Парень хороший, надёжный, покладистый. Без вывертов парнишка. С таким можно иметь дело. Не думаю, что он долго продержится с нами, придёт время, уйдёт к другим или женится, а пока нас радует и за то – спасибо ему. А посему, нашим мужикам о нём знать не нужно. Тебе, Ксюшенька, романы крутить с ним нельзя. Ты и старше его, и детки у вас с Сережей. Будь он мне сыном, с его способностями к этим делам, лучшей жены ему не пожелала бы. Только не дано ему любить, слишком балованный бабами, что сестру свою потрахивает я точно знаю. Нас с Иркой привечает, как позовём. Раз было у него с Надькой, но тут я недосмотрела, да тётка твоя постаралась. Но я его от сестры упрятала, пусть сама такого парня себе поищет. Через пару дней переговорю с ним. Он у нас в тресте работает. Сама его увидишь, поймёшь, что я права.

– Любопытно взглянуть на героя, которому двух женщин за раз мало, – усмехнулась Ксения.

Так, в разговорах за чаем, мы дождались пробуждения малышей. Сонное барахтанье в кроватке, перешло в неудержимый плач возмущённых двойняшек, обнаруживших в своих владениях, всё ту же незваную гостью. Клавочка снисходительно наблюдала за протестами крикунов, рассчитывая первой получить угощение из полновесной груди белокурой кормилицы. Ксюша наклонилась над Юриком и поцеловала сына в заплаканное личико, в надежде унять необоснованную обиду, на вновь появившуюся наглую гостью.

– Ириш, покорми этого ревнивца, а я займусь Клавой. Ему много не надо, только бы настоять на своём.

Ирка взяла из кроватки малыша и пристроила у себя возле груди. Юрик удивлённо затих, получив в свои ручки увесистую грудь незнакомой тётки. Крупный сосок ткнулся в щёчку и Юрик ухватил ладошками упругий сосуд с молоком направив сосок себе в рот.

Клава, на руках Ксюши, привычно принялась за плотную грудь двоюродной сестры, работая щеками, поглядывая на названого братца. Леночка, сидя в кроватке, придерживаясь за прутья ограждения, изучающе переводила взгляд с двух соперников, на их матерей. В кухне зазвонил телефон и я ушла ответить. Звонил Кузьмич, но услышав мой голос, стушевался и извиняющимся тоном заверил, что звонит узнать, скоро ли жена и дочь придут домой.

– Жаль, Вася, бородёнку свою ты сбрил, я бы тебя за неё оттаскала, мерзавца. Устроили с Сергеем гарем на двоих, думали я не узнаю, пакостники. По три бабы на мужика, не жирно ли будет для вас? А ежели мы с девками счёт сравняем, свингари сраные! Ладно, он дурак молодой, а у тебя седина в бороду… На молоденьких потянуло? Связался чёрт с младенцами, ну доберусь я до тебя, прохиндея старого!

Вернувшись к моим товаркам, я ещё полюбовалась на этих блудниц, с детьми на руках. И стала собираться домой, поторапливая Ирку, которая, сменив Юрика на Леночку, старалась не смотреть в мою сторону. Провожая меня в дверях, Ксюша приглашала почаще наведываться и не забывать её. Я, в свою очередь, посоветовала ей не увлекаться частыми свиданиями с Кузьмичом, тем более, вскоре её ждёт встреча с Виктором. Не дело бабе привязываться к чужим мужикам. Мы расцеловались и я ушла, наказав Ирке срочно отправляться домой.

Ирка нарочно тянула время со сборами, не хотела слушать мои справедливые нарекания, по поводу, содеянного ей самой, совместного блуда с нашими мужиками. Но, собираясь уходить, притянула к себе Ксюшку и долго не отпускала её губы.

– Спасибо тебе, Ксюшенька, выручила меня. Если бы не ты, Шурка меня точно убила бы. Ещё орёт на меня, бандитка!…

– Хоть у одной из нас, Ириш, мозги на месте. Ты знаешь, тётушка, эта затея с вашим Виктором, меня как-то смущает. Три бабы на молодого паренька… Может, мне не стоит с ним начинать, третьего мужчину я не осилю. Да ему вас, двоих, за глаза хватит.

– Не выдумывай, Ксюха, попробовать то можно? И не каждый божий день. Мы тебе предлагаем не интим на двоих, а наш круг с ещё одним партнёром. Уж поверь, Витя лучше Шуркиной сестры. А многих мужчин женские забавы даже заводят. Ещё хочу повиниться перед тобой, Ксюшенька. Когда Сережа ночевал у нас дома, то я на радостях предложила им отметить наш договор, а потом согласилась на совместный секс. Мальчики не отказались. Но там всё было по короткой программе, без прелюдий. За полчаса управились. Не сердишься на меня?

– Боже! Во что меня втянули! Муж с любовником вместе трахают жену, такое даже Шуре в голову не приходило… – сокрушённо покачав головой, заключила Ксюша.

– А вот и приходило, когда к матери ездила. Их Вовка, обеих ублажал. Потом к Шурке приезжал, так с Надькой втроём встречались. Так что не ей праведницу из себя строить. Чего скрывать, я тоже с Володей и Шуркой не без удовольствия…

– Довольно с меня ваших семейных оргий! – воскликнула Ксюша, – бегите девочки, Вася дома заждался вас. Привет передавай от меня. У нас сегодня, Ириша, секс с нашими мужьями. А потом у меня будет приличный перерыв после Сергея, не забывай. Но если вы уже втроём пристрастились к этим извращениям, то я за себя спокойна. В случае чего, Серёжку буду к вам отправлять.

– Тебе подобное тоже не возбраняется. Я, милая, не железная, – напомнила Ирка, прощаясь с племянницей. И подхватив Клавочку на руки, скрылась за дверью. Ксения, взглянув на детей, пошла к себе и прилегла на кровать, собираясь с мыслями.

– Полный пипец! – вспомнила она популярную фразу из сериала.

* * *

Спустя пару дней я натолкнулась в проходной треста на нашего Виктора, Он стремительно шагал по коридору к моему отделу и, признав меня издалека, громко окликнул.

– Александра Ивановна! Едва узнал Вас.

– Редко видимся, Витюша. Забывать нас с Иркой стал, вот и не признаёшь. Куда пропал, не заходишь, не звонишь? Надоели тебе или девушку завёл?

– Ни то, ни другое, Шурочка. Вчера из командировки вернулся, на той неделе опять уеду в Челябинск. Как вы тут без меня? Другим не заменили?

– На комплемент напрашиваешься, Витюша? Таких мачо, как ты, дорогой, ещё поискать.

– Тогда у меня и вопрос, и предложение к тебе, Александра Ивановна. Обещай, что не будешь ругаться…

– Слушаю тебя, что за вопрос и предложение? – спросила я, строго взглянув на парня.

– Сергей Темников тебе не родственник будет? – понизив голос и беря меня под локоток, спросил Виктор, усаживая меня на стул.

– Сережа – мой сын, а ты его знаешь? – осторожно поинтересовалась я.

– Встречались как-то. Классный парень. Как он относится к нашим встречам?

– Мы ему не докладываем о наших делах с тобой. А что тебе до него? Ему и знать о нас не надо. У парня жена, дети.

– Жена и дети? Жаль… А любовница у него есть? – выразив сожаление на лице, поинтересовался Витюша.

– Тебе на что знать? Или сестрой решил поделиться, прохиндей? Набрал баб, по жадности своей, теперь раздаёшь, пучок за пятачок?

– Ну что ты, Шур! Совершенно бесплатно и без обязательств с его стороны.

– Даже так? Ты ему сестру, он тебе жену? – усмехнулась я, с издёвкой глядя на молодого сводника.

– Ну, в таком ракурсе моё предложение я не рассматривал… Но готов обсудить.

– Что ты готов обсудить, сводник? – шлёпнув ему подзатыльник, спросила я, – как он будет трахать твою сестру с вашей мамкой, а ты его мать и жену, с подругой в придачу? Ты с ним о чём-то уже говорил?

– Без твоего согласия, ни в коем разе! А что, есть вариант?

– Вариант один. Ни он, ни его жена друг о друге знать не должны, – поставила я условие Виктору. И она у нас будет четвёртой. Или слабо?

Виктор вдохнул полные лёгкие и резко выдохнул, восхищённо покачав головой.

– Какой из меня сводник, Александра Ивановна, в сравнение с тобой! С чего начнём?…

– С того самого, Витенька. С какой стати твоей сестре пришло в голову такого умельца, как ты, заменить на незнакомого мужика?

– Почему заменить, скорее подменить… – уточнил Виктор.

– После моего Сергея, тебе там делать нечего, милый Витюша. У него в полтора раза инструмент больше твоего.

– Да ладно!… – усомнился парень, недоверчиво глядя на меня.

– А ты думал, с чего моя невестка под постороннего мужика готова лечь?

– Ну, скажем, для разнообразия… – предположил Виктор.

– Это твоей сестре разнообразия захотелось. Она хоть в курсе твоих планов? – спросила я, в упор, глядя ему в глаза.

– Думаю, что возражать не станет, – уклончиво заверил меня Виктор.

– Ты поговори с ней. Если она тебя не пошлёт, то сделаем двойное свидание. Сергей у твоих на ночь, а мы у него дома. Мать у тебя не строгая, если чужой мужик им тебя заменит? – Виктор отрицательно покачал головой, – а с сыном я сама поговорю. Завтра скажешь, как у вас прошло. Руку прими с моей задницы, люди заметят. Ступай, мы тут и так час болтаем, мой начальник уже два раза проходил мимо нас.

– Поцеловать, по-сыновьи можно? – улыбаясь, предложил Виктор.

– Сестру по-братски целуй, – отказалась я.

– Ну хоть ты меня по-матерински, пустой коридор, Шур.

Я глянула по сторонам и, встав со стула, чмокнула парнишку в нос.

– Иди уж, искуситель, засиделись мы с тобой, Витюша.

Вернувшись в отдел, я сняла трубку и позвонила Сергею.

– Сережа, у меня разговор к тебе есть, зайди после работы ко мне.

– Это ненадолго, Ксюшу я предупрежу, что будешь у меня, – заверила я сына.

Продолжение следует