шлюхи Екатеринбурга

Игра в покер в провинциальном городке. Часть четвёртая, заключительная

Илья, наконец-то, слез с моей головы, и я смогла увидеть, как в это время с моей пизды сползает Родик. Он удовлетворенным взглядом окинул моё тело, словно поле битвы, и мне доставила чисто эстетическое удовольствие картина, на которой его член был запечатлён в сумрачном свете комнаты, мокрый, болтающийся у него между ног, только что появившийся на свет, словно дитя, из моей горячей, приветливой пизды, которая только что страстно удерживала его в себе. Член Родика продолжал медленно опадать, и я знала, что через несколько минут он будет выглядеть почти безжизненным и крайне неприветливым.

Илья, между тем, несмотря на довольно плачевную ситуацию с его детородным органом, не унимался, и проведя пальцами по моей груди, стал щипать мои соски, пока я не вздрогнула, почувствовав неприятную боль, и непроизвольно прижала руки к моей промежности, словно ища защиты. Он встал на колени, всё это время довольно напряжённо глядя мне в глаза, и одной рукой приложил головку своего вялого члена прямо к моим губам. Илья немного подразнил меня, водя своим пенисом вверх и вниз по ним. Непонятно, что тому было причиной, возможно, что вялый член возбуждает даже больше, чем стоячий, но я невероятно возбудилась и мечтала, чтобы хоть кто-нибудь хоть что-нибудь засунул хоть в какую-нибудь из моих дырочек.

А затем Илья медленно толкнул меня на кровать и лег на меня сверху. Он застал меня врасплох и начал целовать, его язык двигался у меня во рту, его руки пытались объять необъятное, ласкать одновременно мои соски, клитор и анус.

Ощущения мои перемешались вместе с его пальцами. Илья не был Андреем. Его тело было больше, а движения совершенно другими. Как два мужчины могут трахаться совершенно по-разному? Казалось, в конце концов, это один и тот же процесс. Но нет. Он по другому целовал меня, водил руками по моему телу, и его пенис делал прекрасные вещи внутри моей пизды.

Я понимала, что тело и мозги Ильи буквально разрывало от желания. Кажется, как говорится, механизм пошёл в разнос, этому самцу хотелось покрыть меня всюду своим телом, сверху и внутри, и это было невероятное ощущение.

Его огромное тело, наконец, полностью накрыло меня, его сильные руки крепко держали меня. Это было опьяняющее состояние души и тела.

Внезапно все мы были ошарашены, услышав звонок мобильного телефона. Это был телефон Родика, и он отчаянно рылся в скомканных джинсах, валяющихся на полу, в поисках правого кармана.

— Привет, Кристиночка, — сказал он немного запыхавшись, схватив телефон и, наконец, ткнув пальцем в правую кнопку. Мы все прислушались, пытаясь понять, что она говорит, но не смогли разобрать слов.

— Ах да… сегодня немного задержались. Но скоро я буду дома, — немного смущенно произнёс Родик.

Иван с трудом подавил смешок.

— Ах, нет… Всё в порядке. Только мы с ребятами ещё не закончили игру, всё еще развлекаемся. Но это не надолго.

Ивану пришлось закрыть лицо руками, чтобы заглушить смех.

Мне вдруг мучительно захотелось схватить телефон и притянуть его к промежности, чтобы Кристина уловила звуки, издаваемые моей пиздой, когда из неё выходил на мгновение член Ильи, который всё это время не переставал трахать меня. Я вслед за Иваном чуть не рассмеялась вслух и почти не начала громко стонать, чтобы Кристиночка могла услышать, что у нас тут происходит. Хотелось крикнуть, что я только что наслаждалась густой и вкусной спермой из пениса её мужа.

— Да, хорошо, дорогая… да, скоро увидимся, — и Родик закончил разговор с пунцовым лицом.

Движения Ильи были очаровательными. У меня не было другого члена, на который я могла бы сейчас обратить внимание, поэтому я сосредоточилась на движениях его пениса, на том, как его пах приятно прижимался ко мне, как он тёрся о мой клитор. Илья целовал меня страстно, глубоко впиваясь в меня своим языком, и он двигался в моём рту, ощупывая его закоулки и скользя внутри него.

Язык Ильи сдвинул, если так можно выразиться, мое возбуждение еще на одну ступень вперед. Я с удивлением для себя обнаружила, что задрала ноги вверх, обхватив ими его бедра, позволяя ему тем самым максимально глубже войти в меня. Он нашел хороший ритм, и кульминация, к которой я стремилась весь вечер, внезапно начала ускоряться.

Илья просунул руки мне под задницу, немного раздвинул её половинки, и вдруг, совершенно неожиданно, воткнул палец мне в анус. Моё сознание тут же взорвалось от наслаждения, меня настиг невероятной силы оргазм, и моё тело непроизвольно стали сотрясать мощные конвульсии, моё дыхание полностью покинуло меня. Обычно я не издаю много шума во время оргазма, но рот мой вдруг взорвался гортанным клёкотом после продолжительного выдоха, когда мой пах ритмично сжался вокруг пениса Ильи. Это была кульминация, усиленная всей энергией, которую я вложила в этот вечер. Его член казался чудесным, живым и сильным. Андрей скромно сказал мне позже, что я была гораздо шумная, чем обычно.

Илья ещё не кончил и продолжал меня ебать. Моя пизда была до краёв наполнена коктейлем из спермы моих предыдущих партнёров и моих соков, так что, когда член Илья выходил и входил из неё, раздавался громкий чавкающих звук, и внезапно эта комбинация меня сильно завела и я почувствовала приближение нового оргазма. Мне пришлось освободиться от поцелуя Ильи, чтобы не прикусить в порыве неконтролируемой страсти его язык. Я повернула голову набок и резко кончила, многократно сжимая бедра. Волны оргазма накатили на меня, моя промежность прижималась к члену Ильи, мои бедра бесконтрольно дрожали, мышцы пизды сокращались, буквально вагинально дроча член Ильи.

Конечно, он мог бы всем рассказать, что со мной происходит под ним, этот огромный Илья, но он молчал, сопел, но я думаю, что мои собственные действия подстегнули его. Он начал толкаться сильнее и глубже, а потом я почувствовала, что он тоже спустил, сильными настойчивыми толчками в конце, когда он буквально врезался в мою матку.

А затем сокращения бедер Ильи замедлились, ещё несколько последних глубоких толчков, и он замер. Внезапно его тело стало ощутимо тяжелее, и я вдруг ощутила запах волос Ильи и его дыхания. Нельзя сказать, что эти ароматы мне понравились. Он поцеловал меня, и это было необычный эксперимент. Поцелуй после секса не мужа, но, в общем-то, постороннего мужчины.

Наше дыхание постепенно нормализовалось, хотя я продолжала гладить руками спину Ильи. Но, в конце концов, он поднялся с меня, и я с удовольствием увидела, каким маленьким и истощенным был его пенис, когда он вышел из моей пизды. В этот момент я ощутила, насколько никчемны самцы, что домогаются нас, и какой властью обладает наше тело над ними. Но отдадим должное Илье, он прекрасно справился со своей работой.

Илья встал возле кровати, протянул мне руку и поднял меня с неё. Андрей в это время подкрался к нему сзади, обнял его, и мы обменялись теплыми поцелуями. Но в моей пиздюлинке всё еще покалывало от возбуждения.

Никто из нас, как я вполне резонно предполагаю, не знал, как закончить всё это сексуальное пиршество, конечно, мы никогда раньше не делали ничего подобного, но вместе с тем мы все более или менее осозновали, что эта часть вечера уже закончилась.

Все начали собирать одежду и вещи. Гости оделись тихо, осторожно, за исключением Андрея, который, не стесняясь, свободно натянул брюки и рубашку, не утруждая себя застёгиваем наглухо всех пуговиц на одежде, просто одев их достаточно для того, чтобы она не спадала с его тела и позволила ему проводить его друзей к входной двери в презентабельном виде.

Прежде, чем покерная команда вышла из спальни, друзья остановились и каждый из них робко поцеловал меня. Я постаралась на прощание слегка погладить промежность каждого сквозь ткань их штанов.

Я слышала обрывки их разговоров, когда они уходили, похлопывания в ответ на слова прощания Андрею.

— Господи, Андрюша, она чертовски горяча!

— У неё сиськи, за которые можно умереть, удачливый ты ублюдок!

— Марина…конечно, сосет член, как Бог.

— Понятия не имел до сих, что ты обладал таким сокровищем, чувак.

— Покер здесь у тебя, в любое время, когда хочешь, Андрюха.

А потом дверь закрылась, и мальчики ушли.

После того, как игроки ушли, наступила небольшая тишина, и я услышала, как Андрей запирает входную дверь, выключая свет, прежде чем направиться к задней части дома. Я стояла, прислонившись к двери в спальню, и ждала его.

И тут я внезапно напряглась. Что этот вечер сделал с нами? Кажется, я поступила немного опрометчиво. Если честно, то не «немного», а полностью. До сих пор, во время нашей совместной жизни, мы двигались по накатанной лестнице, всё больше сваливаясь в подвал, и наконец-то я решилась кое-что проверить с Андреем, кое-что, о чём мы раньше разговаривали, обсуждая нашу сексуальную жизнь, но мы определенно не проговаривали вместе произошедшее сегодня заранее. Я не знала, о чём он думал именно в этот момент, ибо теперь я была почти парализована от страха и беспокойства за наше будущее.

Его объятия, когда мы добрались до спальни, меня немного успокоили. Я чувствовала, как его голая грудь прижимается к моей столь же обнажённой груди. Он крепко обнял меня, и я обнаружила, что буквально растворяюсь в нем.

Мы с удивлением посмотрели друг на друга.

Я стояла перед ним достаточно долго, и вдруг почувствовала, что часть всей этой спермы всех его друзей внутри меня начинает капать вниз из моей пизды, и снова неуверенность в нашем будущем поселилась во мне.

— Ты хочешь, чтобы я сначала приняла душ? — Спросила я Андрея. Мне пришло в голову, что это может иметь значение для него, что его может нервировать, если от меня будет попахивать ароматом других мужчин, ему, вероятно, хочется, чтобы я немного помылась, избавившись от запаха тела его разгоряченных приятелей-игроков и их спермы.

В ответ я получила от него пристальный взгляд.

— Нет, детка, я бы хотел принять тебя такой, какая ты есть.

Он спокойно посмотрел на меня.

— Почувствуй это.

И он положил мою руку себе на промежность. Его член торчал вертикально, я чувствовала это через его штаны, так что не было никаких сомнений в его возбуждении.

— Видишь, что ты наделала?

— Дай мне вначале пописать? Иначе я обоссусь прямо на тебя…

Он отпустил меня, и я с благодарностью пошла в ванную и после хорошего выброса жидкости тщательно вытерла свою промежность полотенцем.

Андрей ждал меня в спальне. Он выключил все светильники, кроме одного на моей тумбочке, с красной лампой, которую мы любили включать, когда чувствовали себя особенно романтично. Она освещала комнату тусклым светом.

Муж поприветствовал меня поцелуем и обнял в дверном проеме, и я снова растворилась в его объятиях. Мне так хотелось сейчас с ним соединиться.

Андрей застал меня врасплох, заложив одну руку мне под ноги, а вторую — за спину, и резко поднял меня с ног. Такого не случалось уже давно, буквально с нашей первой встречи много лет тому назад. С широкой улыбкой на лице он отнес меня к кровати и мягко положил на смятые простыни и продолжал целовать мое тело, шею, руки, подмышки.

И в тоже самое время он застал меня врасплох, когда вдруг взял верх моего чулка зубами и очень медленно, так как это было немного сложно, стянул его с моей ноги, полностью вниз, затем сделал тоже самое с другим. Что-то в этом, как он использовал свои зубы, чтобы снять с меня остатки моей одежды, было очень захватывающим.

Муж встал на колени перед моей промежностью, и я подумала… а осмелится ли он сейчас полизать моё влагалище? Честно говоря, я не ожидала этого после того, как все его друзья побывали в нём и наполнили мою пизду своей спермой, но он меня откровенно разочаровал, не решившись на это, и просто банально поцеловал вершину моего холма, а затем встав рядом со мной.

Мы поцеловались, и он покрутил пальцами по моему холмику, погладил клитор, вставил два пальца глубоко в пизду, потом быстро вытащил их, посмотрел, как они блестят, покрытые невероятным коктейлем из спермы моих сегодняшних партнёров и моими собственными оргазмическими выделениями, потом провел ими по моим влажным волосам и по моим скользким губам, и я чуть не кончила в очередной раз в этот момент от зараха и вкуса этого напитка, и стала довольно грубо хватать его член, твердый и гладкий.

Я не была уверена, как долго Андрею удастся продержаться. Он был возбужден настолько, что я уверенно могу сказать, что никогда раньше такого не видела и не чувствовала. Мы вступили в небольшую деформацию во времени, это могло длиться всего полчаса, может быть, вдвое больше, но всё двигалось, словно в замедленном темпе.

Муж проникал в меня грубо, как какой-то деревенский мужик, без капли фантазии. Оседлав мою грудь, он сунул свой пенис мне в рот, позволив мне прижаться и лизать его яйца. По какой-то причине мне вдруг понравилось это… когда его член жёстко прижат к моей груди, и потом он водит им по моему лицу и щекам, даже не задумываясь о том, нравится это мне или нет. Он выглядел монстром из фильма ужасов, но его такой знакомый мне член был таким сильным и красивым в тусклом свете нашей спальни.

Андрей щипал мои соски, лизал мои подмышки, влагалище, заставляя меня умирать от желания немедленно кончить. Моя пизда была раскалена добела, вся мокрая изнутри, он несколько раз доводил меня до края пропасти, откуда я могла сорваться в забытый мной со студенческих времён сквирт, а затем позволял мне тонуть в моём собственном возбуждении.

С моей стороны, это был опьяняющий момент, когда наконец-то мой муж сумел взять бразды правления в свои руки и вёл сейчас наш сексуальный танец. Я управляла делами весь вечер, и теперь мой Андрей решился, наконец-то, стать дирижером, и его пенис, словно дубинка-метроном, качался, отслеживая время и такт, доводя меня почти до крещендо, а затем погружая нас в более медленную интерлюдию. Я не играла при этом пассивную партию, если оценивать это по тому, как самозабвенно я лизала и сосала его член, но он был единственным в это время, кто руководил этим шоу.

Его глаза светились каким-то животным желанием, словно он был самцом шимпанзе из школьных учебных фильмов о познании природы. Вдруг он грубо перевернул меня на живот, поцеловал в анус, а затем засунул руку в мою пизду, смазал её содержимым свой член и дырочку попки, потер мою задницу и оседлал меня сзади. Мы редко делали это раньше, такой секс всегда казался нам неприятным, примитивным, животным. И все же было приятно видеть его сзади, моя задница наслаждалась его толчками, чувствуя, как его бедра давят на меня. Но Андрей не хотел так заканчивать, я думаю, он хотел смотреть на меня, когда он наконец станет кончать, лицом к лицу, поэтому он вытащил член из моей попки и лег возле меня.

Муж лежал рядом со мной, бок о бок, наши головы лежали на подушке, пока он целовал меня, его пальцы касались моей расселинки, а мои пальцы ласкали его член. Я была невероятно близка к очередному оргазму, прямо на грани. Мои соски торчали, мои бедра непроизвольно сокращались, а он продолжал пощипывать пальцами мой торчащий клитор.

Андрей медленно поднялся, позволил мне поцеловать головку его члена в последний раз, а затем соскользнул к моей промежности. Я чувствовала себя так, как будто вернулась домой после долгого отпуска. Его член вошел в мой канал, красиво растянулся в нём, а затем я почувствовала давление, когда его лобковая область прижалась к вершине моего холма.

Сначала Андрей двигался медленно. Мои ноги напряглись, я не смела больше его целовать, голова моя закружилась. А потом волны возбуждения ударили в мой мозг, когда хуй мужа начал набирать скорость. Его движения были такими сильными, такими мощными, что моя промежность стала непроизвольно сжимать его член, циклически и грубо. Я уверена, что издавала звуки, похожие на хныканье, насколько волшебно это было….

Он почувствовал мой оргазм, вероятно, ощутив, как сокращающиеся во время оргазма мышцы влагалища сжимали его собственный член, но сам он кончил только через минуту или около того. Последовали очень сильные, буквально неистовые толчки, когда он отправлял свою сперму мне в пизду, а затем эти длинные, медленные, почти тоскливые толчки после кульминации. Всё, конец.

Мы оба тяжело дышали, почти задыхаясь. Он долго лежал на мне, мы обнимали друг друга.

Наконец, каждый из выбрался из объятий и мы по отдельности отправились в ванную.

Муж свернулся калачиком позади меня, прежде чем мы заснули. Мне нравилось, когда он обнимал меня, его мягкая теплая промежность прижималась к моей заднице. Хотя мое тело было полностью истощено, мой разум был не совсем готов ко сну, и беспокойные насущные мысли постоянно крутились в моей голове.

— Андрей?

— Да детка?

— Ты бы хотел сделать это снова?»

Молчание позади меня длилось достаточно долго, и я немного забеспокоилась. Или, возможно, он меня не слышал.

— Андрей?

— Я все еще думаю, детка.

Воцарилась ещё одна мучительная пауза.

Я хочу, чтобы ты это полностью поняла, — начал он медленно и осторожно. — Я ни в коем случае не сожалею о случившемся сегодня вечером.

Еще одна пауза.

— Хотя ты застала врасплох абсолютно всех.

Я не сдержала смех.

— И тебя тоже?

— Может быть даже больше, чем кого-либо другого. Я знаю, что на прошлой неделе мы немного поговорили о сексуальных аспектов нашей совместной жизни, о расширении горизонтов и многом другом, но сегодня вечером случилось намного больше, о чём мы успели поговорить, ведь я думал, что если что-то необычное с нами и произойдет, то это будет намного позже, где то там, в будущем.

— И ты думал, что мы могли бы сначала поговорить об этом, а уже потом действовать?

— Правильно.

— И тебе тоже есть что сказать по этому поводу?

— Правильно.

Я почувствовала, как он нежно сжал меня руками.

— Итак, ладно, у нас была ночь. И ещё какая ночь. Но я не уверен, что мы справимся с этим, — тихо сказал он.

— Почему? Всё выглядело так, ка будто тебя это развлекло.

— В этом нет никаких сомнений, но я говорю сейчас не только об удовольствии.

Еще одна пауза.

— Просто нам было бы легче во всех отношениях… в долгосрочной перспективе, если бы эта ночь осталась единственной в своём роде.

— Никто не забудет этот вечер, Андрей, и ты это прекрасно знаешь и без меня. Я не сомневаюсь, что некоторые из наших сегодняшних гостей хотя бы захотят сделать снова тоже самое, а может быть даже, расширить программу.

— Думаю, ты права, — засмеялся муж. — Я думаю, что, если бы мы захотели и завтра снова позвали моих друзей в гости, они бросились бы сюда, виляя хвостами и пуская слюни, и их языки болтались бы, как у сторожевых псов. Но иногда можно сделать что-то один раз, а потом притвориться, что этого никогда не было, и продолжать жить привычной прежней жизнью.

Настала моя очередь смеяться.

— Притвориться, что этого никогда не было? Иван, скажем, никогда не посмотрит на меня снова и не перемотает в мозгу запись того, что произошло сегодня вечером. Я сосала его пенис, а затем он извергался мне в рот! Потом снова, но уже в пизду! Его сперма попала в меня дважды! Он смотрел, как я всех вас сосу и трахаю, и дрочил! Я не выросла здесь и не знаю его так, как ты, но могу гарантировать, что его воспоминания сегодня вечером закрепятся в его голове на всю его оставшуюся жизнь.

— Ты совершенно права.

Еще одна пауза.

— Но попробуй взглянуть на это с другой стороны. Потерпи минутку. Есть вещи, которые происходят сами по себе, а есть вещи, которые происходят потому, что вы этого хотите.

Некоторое время он молчал, обдумывая свои следующие слова.

— Когда я учился здесь в средней школе, и мне было лет двенадцать — тринадцать, я пошёл и украл кое-что из городского супермаркета. Мне это было не нужно, это был просто журнал, который я свернул трубочкой и засунул в куртку, прежде чем выйти за дверь. Я просто сделал это, чтобы посмотреть, смогу ли я это сделать. После этого я чувствовал себя ужасно. Виноват. Ужасно. И мне это сошло с рук. Никто, кроме меня, не узнал об этом. И знаешь, что? Я больше никогда ничего не крал. Не то, чтобы я не имел возможности что-то украсть, и уверен, меня бы опять не поймали, но я пошёл дальше. Это было событие, которое я не могу отрицать, но я знал, что никогда не смогу повторить это снова. Вы делаете что-то один раз, хорошо, это случилось, такие вещи иногда происходят. Но если вы сделаете это снова? Значит, ты этого хотел. И для нас, в этом городе, с моими друзьями, это опасная земля.

Я немного подумала.

— Так что, если бы у нас была еще одна… такая ночь, всё было бы по-другому?

— Полностью. Мне придется ещё немного обдумать случившееся, но, вероятно, лучше всего оставить всё как есть. Я хочу поблагодарить тебя за это, что ты была сегодня необыкновенна! — Выдохнул Андрей, и я почувствовала, как его рука сжимает мою грудь. — Но я думаю, что одного раза достаточно.

Мы немного помолчали.

— Если я скажу ребятам, чтобы они держали рот на замке, то так оно и будет, — наконец сказал он. — Хотя мне придется поговорить со всеми ними вместе, а также с каждым индивидуально. Но они будут молчать, можешь не беспокоиться.

— В самом деле?

Часть меня не могла поверить в это, хотя и хотела. Ведь мы живём в маленьком городке, это не Москва.

— Нет, если я буду настаивать, они будут молчать. Надежно. Вот такие мы друзья. Но если это случится снова? В какой-то момент нечто подобное обретает собственную жизнь. Будет какая-то драма. История выйдет из равновесия, всё разбалансируется, и тогда история примет некрасивый вид для всех. И я не хочу заниматься этим. Я не думаю, что ты тоже.

Мы поговорили еще немного. Он был спокоен, рассудителен, тверд. Думаю, он был прав.

Андрей также сказал, что, вероятно, было бы неплохо когда-нибудь снова провести вечер игры в покер у нас дома. Ребята надеются, что всё повториться. Но на самом деле, мы никогда больше это не сделаем. По крайней мере, муж так не думал, и достаточно ясно мне об этом сказал.

Но моя голова была не совсем в порядке, мысли мои были, что называется, растрёпаны, и я размышляла о последней части сегодняшнего спектакля.

— Только как насчет Ильи? — наконец спросила я. Я старалась говорить ровно и спокойно. Даже не знаю, чего хотела добиться.

В своей голове я прокручивала опять картинку того, как пенис Ильи стрелял мне в рот, а затем в мою пизду. А каково было чувство, когда в меня одновременно стреляют два члена. К моему удивлению, я опять потекла. И я поняла, что какая-то часть меня не хотела просто так отказаться от этого вновь обретенного наслаждения.

— Может быть. Придется подумать.

Мы молчали.

— Детка?

— Да, Андрей?

— Я люблю тебя.

Другая часть меня расслабилась. Вот что имело значение.

— Я тоже люблю тебя, Андрей. Спасибо. Ты мой любимый, самый лучший мужчина, которого я могла когда-либо встретить.

Он обнял меня, и мы погрузились в сон, измученные, но довольные.

Это был наш последний половой акт в оставшиеся дни этой удивительной недели. Мы постоянно говорили об этой ночи в течение четырех дней, прежде чем дети вернулись домой. На следующий день я не хотела заниматься любовью, чувствуя себя внутренне более измученной, чем за всю мою сексуальную жизнь до сих пор, включая период мастурбационных экспериментов, начиная с девяти лет от роду, но мое желание доставить удовольствие мужу и получить удовольствие от него оставалось на пике. Я продолжала ходить без бюстгальтера, по крайней мере, в нашем доме, все оставшиеся дни недели, и Андрей наслаждался видом моих сосков и грудей, свободно движущихся внутри того, что на мне было. Мне нравился резкий блеск в его глазах, когда он смотрел на меня, я чувствовала, как они насилуют меня, заставляя чувствовать себя женственной, желанной.

На этой неделе мы провели вместе очень много времени, прежде чем поехали забирать детей из лагеря. После нашей супер вечеринки во вторник вечером я сделала своим правилом сосать пенис Андрея до оргазма каждое утро, прежде чем он уходил на работу. Каждое утро я готовила для него завтрак, всё еще ощущая во рту вкус его спермы. Каждый раз он выходил из дома с улыбкой.

Я получила от него больше спермы за те несколько дней, чем даже в наши самые дикие выходные в начале наших отношений. Позже, каждый день в ту неделю, когда я была одна в нашем тихом пустом доме, где произошла во вторник наша маленькая вакханалия, я постоянно думала обо всех стоячих членах, которые получили здесь удовольствие в ту ночь, как они выглядели в вечернем свете, все возбужденные и желанное передо мной, а затем то, как сладко они чувствовали себя внутри меня, толкая, растягивая меня, пульсируя и выстреливая в сперму. Я гордилась тем, как удачно я спланировала и провела это мероприятие, и чувствовала себя сполна вознагражденной за свой труд.

Визуальные эффекты были яркими, воспоминания — острыми. Но больше всего меня удивляло, что мои мысли обращаются к Андрею, взгляд в его глазах, когда он возбуждался той ночью, его член, то, как он был возбужден, сперма, которая вышла из него, то, как его член пульсировал и спазмировал, когда он кончал в ту ночь у меня во рту или в промежности. Мой пах сокращался от удовольствия.

Это был парень, за которого я вышла замуж, человек, который любил меня. Но правда жизни заключается в том, что наш брак распался вскоре распался, о чём я совершенно не жалела, неожиданно осознав одну новую милую вещь. Хорошо иногда делать что-то новое, это заставляет задуматься и помогает идти вперед по жизни.