И с каждой осенью я расцветаю вновь. Часть пятая

Любовь подобна дереву: она растет сама собой, глубоко пуская в нас корни, и нередко продолжает зеленеть даже в опустошенном сердце. И вот что необъяснимо: слепая страсть — самая упорная. Она особенно сильна, когда она безрассудна.

Виктор Гюго ("Собор Парижской Богоматери")

Жаркий весенний день подходил к концу, небо затянулось темными тучами. Чувствовалось, что скоро начнется гроза. Леша отложил книгу, он пытался отвлечься за чтением, но мысли его блуждали и не давали сосредоточиться. Ира наверное пойдет гулять, она любит гулять под дождем… Уже два месяца она живет у Паши, они так и не расстались и сейчас у них все хорошо. Сначала родители были против ее переезда, вернее против был отец. Закончи учебу, найди работу, а потом делай, что хочешь — таков был его посыл. Ира смогла убедить и его. Если она чего-то хочет, то всегда добивается этого. Как-то за завтраком, она начала говорить про побужденные гормонами потребности и плавно перешла к последствиям сексуального неудовлетворения. В их семье такие разговоры были редкостью, вернее их вообще не было. Это принесло результат. Леша точно не знал, что повлияло сильнее: ее убедительная речь или нежелание слышать такие разговоры впредь. Теперь Ира приезжала только на выходные, на несколько часов и всегда вместе с Пашей. Вот тогда Леша по-настоящему понял, какая пустота образовалась в его жизни без нее. Мысли о ней постоянно его преследовали, с самого утра до позднего вечера. Интересно, она уже проснулась? Что она сейчас делает? О чем думает? Она часто звонила маме, а ему ни разу, иногда только присылала сообщения. Вчера она написала: "Думай обо мне, я хочу тебе присниться". Я и так думаю о тебе все время, мысленно ответил он. А ведь он должен думать о другой девушке, но у него не получается. Леша был уверен, что после их размолвки в День святого Валентина, Оксана не захочет его больше видеть. Все вышло иначе, их отношения продолжали развиваться. Леша уже пару раз оставался у нее на всю ночь. Он не говорил об этом Ире, но возможно ей сказала мама. Через день, после того как он первый раз остался у Оксаны, она прислала ему несколько фотографий. Это была примерочная какого-то магазина. Ира примеряла платья и интересовалась его мнением. На последнем снимке платья на ней не было вовсе, она только прикрыла грудь рукой и подписала: "А может лучше так?". Леша понимал, что это следовало удалить, но не мог. Когда-нибудь он перестанет думать об Ире, ему просто нужно еще немного времени.

Над городом уже сгустились сумерки, когда прозвучал первый раскат грома. Ира продолжала неторопливо идти вдоль набережной. Она не успеет вернуться домой и промокнет до последней нитки. Что ж, будет неплохо освежиться после жаркого дня. Все спешили по домам, даже великий Дон подгонял свои волны. Сегодня она опять поругалась с Пашей, в последнее время они ссорились каждую неделю, даже повод был им не нужен. Жить вместе — плохая идея. В феврале они уже ненадолго расставались. Ира даже пыталась начать новые отношения, но уже через пару недель поняла, что ничего не получится. Ей было грустно и она зачем-то позвонила Паше. Она была уверена, что тот не захочет с ней говорить, но он повел себя иначе. Успокоил ее, сказал, что сильно скучает и вскоре они вновь сошлись. Он предложил пожить вместе и она согласилась. Почему? Отчасти потому, что ей правда хотелось попробовать, а отчасти из-за того, что родители изначально ей в этом отказали. Да, она всегда была немного бунтаркой. Теперь им надо снова побыть врозь, хотя бы несколько дней. Для ее возвращения был еще один повод, к ним приехала приехала тетя Вероника. Или просто Ника, как она ее называла, мамина сестра. Тетя давно перебралась в столицу и они виделись лишь пару недель в году. Ире нравилась ее немного развязная манера поведения, а кроме того, она никогда не ладила с отцом. Это ли повод чувствовать к ней симпатию? Ветвистая молния оставила на небе свой росчерк, Ира сосчитала до трех, громыхнул гром. Она прошла мимо памятника Шолохову, на ступеньках прижавшись друг к другу, целовалась какая-то парочка. Ира улыбнулась. Вот так и надо, нельзя скрывать свои чувства или бояться намокнуть под дождем. Дождь все-таки пошел, тихий и печальный. Когда она уже подходила к дому, он усилился. Мокрое платье облепило ее тело. Хорошо, что она не надела что-то светлое. Ира напевала старый хит "Raindrops Keep Fallin' on My Head" и не думала прибавлять шаг.

Когда Ира вернулась, вся промокшая и замерзшая, Леша не мог описать словами свою радость. Мама поинтересовалась, что случилось, но она лишь пожала плечами: ссоры, ссоры и еще раз ссоры. Им с Пашей нужен небольшой перерыв. Ира обняла свою тетю, они всегда были очень близки. У Леши так не получалось, он с трудом мог заставить себя обращаться к ней на "ты". Невысокая, миниатюрная, обаятельная, она чем-то напоминала актрису Риз Уизерспун. Много лет назад, когда тетя Вероника рассталась с первым мужем, он по-детски успокаивал ее и сказал, что когда подрастет, обязательно на ней женится. Она запомнила и часто шутила на эту тему. Из-за этого он все время смущался, краснел и делал вид, что забыл эту историю. Для Иры таких проблем не было, она общалась с тетей скорее как с подругой и искренне ее любила. Хотя часто передразнивала и за глаза звала кукабарой, из-за особой манеры смеяться. А та, в свою очередь, все время баловала племянницу. Тетя приезжала в Ростов каждый год, на неделю, иногда чуть больше. Как она сама говорила, отдохнуть от суеты. Обычно она селилась в гостинице, но в этот раз, из-за отсутствия Иры, остановилась у них.

Они все сидели в гостиной. Ира развалилась в кресле и что-то писала в телефоне, тетя Вероника говорила с мамой, а он играл с папой в шахматы. В последнее время Леша так отточил свое мастерство, что ему приходилось играть не в полную силу. Иногда он даже немного поддавался, но так, чтобы это было незаметно. Для папы шахматы настоящая страсть и он очень не любил проигрывать. Леша думал, какой сделать следующий ход, чтобы если и выиграть, то несколько позже, когда заметил, что Ира смотрит на него. Она поглаживала шею и от этого он почувствовал, что начинает краснеть. Заметив это, она встала, подошла к ним и грациозно опустилась на колени. На ней был расписной банный халат, выполненный в стиле кимоно. Сейчас она чем-то напоминала гейшу. Ира слегка касалась плечом его ноги и ему стало сложно концентрироваться на игре. В итоге он проиграл партию, ему даже не пришлось поддаваться. Да, ей достаточно одного взгляда, чтобы сбить его с правильного пути. Ира разбросала фигуры по доске и взяла короля.

— Он думает, что он самый главный, — она крутила фигурку в руках. — А на деле самый слабый, словно цепями скованный. Во всем зависит от своих подданных. То ли дело королева, ходит куда ей вздумается и никто не может ей помешать.

Ира называла королевой ферзя. Она смотрела на отца. Леше это совсем не нравилось, зачем она провоцирует? Зачем напрашивается на грубый ответ? Хорошо, что папа был слишком рад своей победе, он даже улыбнулся, что случалось крайне редко.

— Каждая пешка мечтает стать ферзем, — папа встал и потрепал ее по волосам. — У особо говорливых это редко получается. Запомни это, дочка, — он вышел из комнаты, а Ира взглянула на Лешу и подняла бровь.

— Когда Кукубара уснет, я зайду к тебе, — теперь она не смотрела на него и говорила очень тихо. В комнате работал телевизор и никто не мог ее услышать. — Я покажу тебе, чем королева отличается от пешки, — она вложила в его руку ферзя и ушла к себе в комнату.

Леша сидел уставившись на доску с разбросанными по ней шахматами. Ире не нужно знать правила, она сама их пишет. Достаточно сказать одну фразу и он уже чувствует себя стоящим под шахом королем. Куда бы он не пошел, какой бы ход не сделал, он все равно проиграет.

Тетя Ника расположилась на ее кровати, так что Ире пришлось спать на диване. Не слишком-то удобно, утром будет болеть спина. Они болтали обо всем подряд, делились сокровенными моментами своей жизни. После беседа перешла на интимные темы и Ника весело говорила про свой первый раз.

— Прямо в его машине. Первый раз мы сопели, сползали на пол, мне было очень больно. Но неудивительно, у него была вооот такая здоровенная дубина, — тетя рассмеялась. — А во второй было уже не так уж и плохо.

Ира вспомнила свой первый раз. Они были знакомы несколько недель, он был на четыре года старше. Ей совсем не было больно, но все происходило словно в замедленном действии. Скрипел старый диван, из соседней квартиры были слышны злобные крики. Ей было неприятно. Просто хотелось, чтобы это скорее закончилось. После он спросил, хорошо ли ей было. А потом перевернулся на спину и завел какой-то пустой разговор. Неужели мужчины ничего не понимают и не замечают? Теперь Ира думала об отце. Он всегда считал ее пешкой, никогда не хвалил, не дарил ей внимание. Она старалась. Сколько раз она делала что-то именно для него, только чтобы получить его одобрение. Все впустую. Она еще в школе выучила английский, занималась плаванием, отлично сдала экзамены, поступила в престижный колледж. И что? Разве трудно было просто похвалить, хотя бы раз? Один чертов раз! Ира вспомнила, как на какой-то праздник к ним пришли гости. Отец тогда с гордостью говорил про Лешу. Какой он умный, правильный, хороший, какое светлое будущее его ждет. Про нее он не сказал ни слова, будто ее не было рядом. Надменный и самодовольный болван! Знал бы ты, чем я буду заниматься сегодня ночью с твоим умный и правильным сыном. Вам бы это крепко не понравилось, милорд. Она посмотрела на Нику, та и не думала засыпать. Сколько можно говорить? Может стоит притвориться спящей? Ира сама не заметила, как уснула.

Вчера она так и не пришла. Леша ждал ее, он даже заготовил целую речь. Она должна его понять, он не может так поступать с Оксаной. Для Иры это просто игра или сон, а он потом на наяву переживает все страдания. Оксана сказала однажды, что он не такой, как другие, что она полностью доверяет ему. Как он может после этого снова ее обмануть? Он надеялся, что Ира его поймет, но она даже не пришла. Может это и к лучшему, может она просто пошутила. Леша был этому даже рад. Или нет? Зачем обманывать самого себя, он не спал почти всю ночь, потому что ждал ее.

Ира зашла к нему утром, вскоре после завтрака. Ее волнистые темные волосы заметно отрасли, она собрала их в хвостик и только одна длинная прядь немного выбивалась. Ира привычным движением убрала ее за ухо и как обычно забралась на стол. Леша не был уверен, что она зайдет к нему и решил позаниматься учебой. Он понимал, что сейчас на его лице проступило радостное выражение, которое невозможно скрыть. Ира не стала объяснять, почему не пришла вчера. Лишь кратко осведомилась о его делах, рассказала о своих. Совершенно обычный разговор. Потом она неожиданно спросила про Оксану.

— Все прошло хорошо? Я даже не поздравила тебя, а ведь это такое событие — ты наконец стал мужчиной, — Ира говорила спокойно и было непохоже, что она злится из-за этого. — Хотя ты сам должен был рассказать мне это. Ты, а не мама. Первый раз самый незабываемый, верно?

Верно. Они никогда об этом не говорили, это так и осталось просто сном. Свой настоящий первый раз, он точно никогда не забудет. С Оксаной все было иначе, но ему совсем не хотелось говорить об этом. Он решил сменить тему и заметил, что ей очень идут длинные волосы. Но Иру волосы совсем не интересовали.

— Ты сам снял с нее лифчик? Смог справиться с застежкой? — она по-доброму улыбалась, будто задавала совершенно невинные вопросы. — Или его на ней не было?

Леша решил, что лучше не отвечать. Это все уже было, он поддался тогда, но теперь он гораздо умнее и сделает все правильно. Главное снова не попасться в ловушку. Ира умеет их расставлять, но в этот раз он будет очень внимателен. Ира слезла со стола и села ему на колени.

— Знаешь, у Паши есть дурацкая привычка. Он целует меня в мочку уха и шепчет: "Ты это чувствуешь?.." — Ира усмехнулась и сделала озадаченное лицо. — Я так и не спросила его, что же я должна чувствовать, — она немного повернула голову. — Может я что-то почувствую, если меня будет целовать кто-то другой?

Просто не надо вестись. Придумать веселый ответ, сказать что-то забавное. Он ведь уже репетировал свое поведение в таких ситуациях. Надо думать об Оксане, нет ничего хуже, чем обмануть чье-то доверие. Леша все забыл, все фразы, а кроме того, он сильно нервничал. Это слишком опасно, сейчас утро и кто-то может зайти к ним. Ира прижалась к нему лицом. Он чувствовал ее легкое теплое дыхание, фруктовый запах волос.

— Я скучала по тебе, скучала по твоим прикосновениям, — она положила его руку себе на грудь.

Неправда. Ты даже не звонила мне, не спрашивала про меня. Но какое это имеет значение, когда она рядом? Ира лишала его воли и здравого смысла. Он поцеловал ее в мочку уха, потом в щеку и шею. Ира водила его рукой по своему телу, она прикрыла глаза и была очень красива в этот момент. Немного приподняв подол халата, она переместила его руку себе на бедро. Леша чувствовал, что его снова накрывает теплой волной, как-будто ничего более не существует и они одни на всем свете. Наверное, он ничего бы и не услышал, в голове словно играла какая-то мелодия. Дверь неожиданно открылась. Ира очень быстро отстранилась и склонилась к тетрадям на столе, стараясь незаметно поправить халат.

— . ..кажется, я так и сделала, но ты лучше проверь, — ее голос звучал ровно, только чуть покрасневшие щеки выдавали волнение. — Закончу семестр на отлично, может даже родители будут мной гордиться, — она повернулась к стоявшей в дверях тете и улыбнулась ей.

Леша пытался восстановить дыхание. Сейчас надо просто молчать, Ира лучше знает, что говорить и делать. Он понимал, что сильно покраснел, но это можно списать на жару.

— Ирка, стулья же есть, — тетя Ника кивнула на стул у стены. — Тебе не десять лет, чтобы на коленках сидеть, ты уже здоровенная кобыла! Ты же его смущаешь! Вон как покраснел, бедный, — она разразилась своим привычным смехом.

Ира совсем не смутилась и заметила, что так мягче. Она никогда не теряла самообладания. Тетя предложила прогуляться и пройтись по магазинам. Так происходило каждый год, ей нравилось делать племяннице подарки, иногда она покупала очень дорогие вещи. Не секрет, что она удачно вышла замуж и могла многое себе позволить. Она и ему предлагала, но Леша всегда отказывался, он просто не мог по-другому. Уже выходя из комнаты, Ира оглянулась, приложила руку ко рту и смешно покачала головой.

Леша потер лицо, он сильно вспотел. Нельзя так поступать, он просто сошел с ума. Как он сегодня сможет посмотреть Оксане в глаза? Они условились погулять днем, но теперь он искал предлог, чтобы все отменить. Для него верность не пустой звук, но стоит Ире что-то сделать, как он сразу про все забывает. Он взглянул на свою раскрытую тетрадь. Ира нарисовала в ней сердечко, под ним было небольшое послание: "не вздумай остаться у нее, эта ночь для нас".

Вероника с улыбкой наблюдала за племянницей. Ира неспешно рассматривала одежду, тщательно и серьезно, словно амазонка, выбирающая оружие перед боем. Двадцать лет назад, я сама была такая, подумала она. Вот только у меня не было доброй феи, которая исполняет мои желания. Вероника уже давно жила в Москве. Сначала учеба, потом брак, развод, карьера, новый брак. Столько событий вместило это время. У нее никогда не было мыслей завести ребенка, это не для нее. Но детей своей сестры она любила, особенно Иру. В детстве та была настоящим пугалом: длинная, неуклюжая, худая — одни коленки да локти. Теперь она красавица, только глаза у нее не изменились: большие, черные и очень живые.

Она вспомнила, что видела сегодня утром, ей это не показалось. Когда она зашла в их комнату, они оба сильно смутились. Что они делали? Нежные объятия еще можно объяснить, но не задранный до пупка халат… Лешка скромный, застенчивый, повернутый на учебе парень, он просто не может быть искусителем. Он так мило краснеет, стоит ей только заговорить с ним. Значит Ира? У нее есть друг, зачем ей это? Семья — это маленький мир и в этом мире есть свои секреты и драмы. Ее сестра никогда в этом не признается, но Ира — ее любимый ребенок, а Леша — папин сыночек. Год назад племянница жаловалась, что ее уязвляет холодность отца, тот просто не замечает ее, не уделяет ей ни капли времени. А вот Лешей восхищается, гордится и постоянно ставит в пример. Ира говорила это со злостью, было видно, что это ее сильно задевает. Может это такая ревность? Или месть? Пожалуй, стоит последить за ними. Вечером, за ужином, она незаметно взглянула на Лешу, тот смотрел на сестру влюбленными глазами. Неужели никто больше это не замечает? Вероника подумала, что будет, если это окажется правдой. Что тогда сделает Ольга? Постарается разъединить детей? Быть может, Иру отправят к ней в Москву. Почему-то эта мысль не пугала ее, напротив, она наполнила теплотой ее сердце.

Было очень жарко. Ира снова ждала, когда тетя наконец перестанет болтать и уснет. Ей хотелось как можно быстрее пойти к Леше, сейчас она не могла думать ни о чем другом. Ира убрала руку под одеяло и водила ей по ноге. Она хорошо знает свое тело, все надо делать медленно, не надо никуда спешить. Обычно она гладила шею, руки, внутреннюю сторону бедер и только потом перемещала ладонь к половым губам, делая плавные круговые движения. Мужчины всегда спешат, у них нет времени ждать. Паша тоже такой, он никогда не думает о ней. А ведь она много раз говорила ему, как он должен себя вести, но он все время забывал. Все неправильно, все не так. Как-то раз, он ласкал ее руками и смог довести до эйфории. Ей надо было побыть в этом состоянии, она знаком показала ему, чтобы он прекратил. Паша не остановился и продолжал, будто хотел нащупать заветную пульсацию в ней. Словно не верил, словно думал, что она симулирует. Он совершенно не способен уловить ее настроение. Однажды они гостили у его родителей, те жили в старом доме на другом конце города. Ира вдруг ощутила сильное желание. Они зашли в его комнату, она сразу закрыла дверь и начала его целовать. Паша смотрел на нее как на сумасшедшую. Здесь и сейчас? Почему нельзя подождать, пока они не вернутся домой? Да, он прав, но разве не прекрасно отдаваться чувству, когда оно полностью тебя охватывает? Той ночью у них был секс, непримечательный и скучный. Никакого наслаждения он ей не принес.

Тетя все никак не наговорится, Ира уже давно перестала ее слушать. Она взяла телефон и написала, чтобы он ждал ее в ванной. Леша не ответил и она отправила еще пару сообщений. Не мог же он уснуть? Она встала, пожаловалась на жару, ведь и правда жарко, и сказала, что ей надо освежиться. Ира быстро прошла по коридору и приоткрыла дверь в его комнату.

— Мне надо что-то тебе сказать, — она приложила палец к губам и говорила шепотом. — Только тихо, Кукубара еще не спит.

Леша подумал, что она правда хочет поговорить, видимо это что-то срочное. Может тетя Вероника что-то заметила утром? Ира привела его в ванную комнату и сразу закрыла дверь на задвижку.

— Знаешь к чему может привести женщину долгое ожидание? К стрессу и даже нимфомании, — Ира хихикнула и включила воду. — Не хочу тебя торопить, но лучше мне вернуться пораньше.

Раньше они занимались этим только в темноте, было очень непривычно. Даже Ира немного смущалась и была не так уж уверена в себе. Она хотела снять ночную сорочку, но потом передумала. Леша только раз видел ее обнаженной при свете, в тот день, когда она уединилась в комнате родителей. Это было прошлой осенью, с этого все и началось. Сейчас она стояла перед ним и Леша понимал, что у него не хватит сил, чтобы уйти. Ира все-таки сняла сорочку, очень решительно, словно с вызовом. Она прикрыла грудь рукой, как на той фотографии из примерочной. Это просто очередной сон, утром все будет как раньше. Леша мысленно попросил прощение перед Оксаной. Я не такой, каким ты меня представляла, прости меня. Когда Ира сделала шаг и он ощутил прикосновение ее теплого тела, он не думал уже ни о чем.

Ира запрокинула голову, подставляя шею для его поцелуев. Желание уже полностью завладело ею, вытесняя всякую скромность. Она торопливо стянула трусы, они так и остались болтаться на щиколотке. Немного приобняв Лешу, она потянула его вниз, показывая, где ему следует сейчас быть. Он целовал ее между ног и нежно гладил бедра. Было так приятно, что дрожали пальцы ног. Ира не могла отказать себе в маленькой шалости и царапала ногтями его плечи. Пусть потом Оксана интересуется, откуда это взялось. Ничего личного, просто не надо посягать на то, что принадлежит только ей. Она положила руку на лобок и нашла пальцами самую чувствительную точку, единственную часть женского тела, которая отвечает только за удовольствие. Жаль, что у них так мало времени, растянуть эту сладкую негу не получится. Ира отстранилась, присела на край стиральной машины и обвила его ногами. Если бы сейчас с ней был Паша, он бы точно мог сказать, какая поза подойдет лучше всего. Ей почему-то стало смешно. Леша предпочитал делать, а не говорить. Причем в этот раз он сделал все сам, ей даже не пришлось торопить его. Мысль, что она довела его до такого состояния, наполняла ее радостью. Не такая уж она и безнадежная, если мужчина полностью теряет с ней контроль. Леша был в ней, он держал ее за талию и покрывал поцелуями плечи. Ира почувствовала сильный толчок, словно наслаждение стремилось выйти из ее глубин, чтобы разлиться по всему телу. Если бы Леша не удерживал ее, она наверное сползла бы на пол. Как хорошо, что он ничего сейчас не говорит, а просто прижимает к себе и гладит ее спину. Она ощущала приятное головокружение, ей совсем не хотелось двигаться. Как и в прошлый раз, он в последний момент вышел из нее. Что ж, это для них под запретом. Но разве запреты не для того созданы, чтобы время от времени их нарушать?

Она сидела на полу, поджав ноги и прислонившись спиной к душевой кабине. Леша торопливо прибирался. Ей было сложно понять, как так можно, но он всегда отличался педантичностью. Он почти сразу оделся, а она лишь прикрылась сорочкой. Надо скорее в душ и возвращаться к себе, тетя наверняка гадает, почему она так долго. Ира встала и провела пальцами по его щеке, в ответ он сжал ее руку и поцеловал. Так у них принято. Это их благодарность друг другу и никакие слова не нужны.

Вероника не собиралась спать, ее сомнения обретали все более четкие очертания. Иры не было слишком долго. Довольно странно, что она принимает душ ночью, не так уж и жарко сегодня. Неужели это все-таки правда? Вероника вышла из комнаты, в ванной горел свет, она подошла чуть ближе. Очень тихо, может там никого нет? Она уже хотела заглянуть в комнату Леши, когда дверь ванной открылась и Ира вышла, завернувшись в полотенце. Вероника сказала, что ходила попить воды и поинтересовалась, почему она так долго была в душе.

— Я всегда долго, из-за этого все ворчат. Нет ничего лучше контрастного душа, особенно когда твой мужчина далеко, — она усмехнулась и совсем не выглядела смущенной. — Теперь можно и спать.

— Кажется, я видела в ванной крем для лица. Южное солнце плохо действует на мою кожу, — Вероника внимательно смотрела на племянницу.

— У меня в комнате есть, пойдем, — Ира была спокойна, но она хорошая актриса, это всем известно.

— Для молодой кожи, а мне далеко не двадцать лет, красавица моя, — не играй со мной девочка, думала она, я не настолько глупа.

Вероника зашла в ванну, там никого не было. На запотевшем зеркале красовался смеющийся смайлик. Она покачала головой. Ей стало стыдно за свои подозрения. Завтра она обязательно сделает Ире еще один подарок, быть может золотое украшение?

Ира улыбалась. Хорошо, что Леша вышел на пять минут раньше, иначе… Впрочем, зачем об этом думать? Тетя что-то заподозрила, ну и пусть. Щепотка опасности делает вкус только слаще, не так ли? Но и рисковать понапрасну нельзя, с новыми снами придется подождать. Из открытого окна дул легкий ветерок, принося с собой аромат цветущей сирени. Ира поглаживала шею и чувствовала, как настоящий сон окутывает ее, согревая своими нежными объятиями.