И с каждой осенью я расцветаю вновь. Часть четвертая

Ревность — это не доказательство любви, это доказательство эгоистичной претензии на обладание.

Макс Люшер ("Закон гармонии в нас")

Зима в этом году была очень теплой, до начала февраля снега почти не было. Зато всю последнюю неделю он шел едва ли не каждый день, появились сугробы. Ира уже слепила снеговика и теперь старательно пыталась показать его принадлежность к женскому полу. Снеговик с грудью выглядел очень забавно, красная резинка для волос превратилась в накрашенные помадой губы. Они редко выезжали в загородный дом зимой, но на этот раз был веский повод. Родители взяли отпуск, первый за два года и решили начать его на природе. Они не собирались брать их с собой, хотели отдохнуть и провести время наедине, но Леша решил составить им компанию, а Ира последовала его примеру. У них довольно теплый дом, в нем вполне можно жить всю зиму. Он знал, что сразу после свадьбы, родители жили тут пару лет и только потом, встав на ноги, переехали в город.

— Осталась еще пара деталей, — Ира наломала маленьких веточек и украсила ими низ снеговика, они видимо изображали полоску волос. — Немного волосатый лобок, но многим такое нравится, не так ли?

Да, снеговик вышел на славу. Леша подошел и стал любоваться вместе с ней. Ира немного навалилась на него и чуть обхватила себя его руками. Она часто так себя вела в последнее время и Леша понимал причину этого. Началось все с того, что у него первый раз в жизни начались настоящие отношения. Нет, не с Аней. Это была девушка, с которой он раньше учился в одном классе. Они как-то случайно встретились и разговорились. Сам того не ожидая, он весело расспрашивал ее об учебе, шутил и под конец предложил ей прогуляться на выходных, если она вдруг свободна. Они встретились еще пару раз, гуляли, разговаривали и после одной из таких прогулок он позвал ее в кино. Оксана не была похожа на Аню: она более раскованная, более активная, более веселая. Леше казалось, что его чувства к ней становятся все сильнее. Он рассказал об этом Ире и та порадовалась за него, во всяком случае, ему так показалось. Леша знал, что у нее все отлично с Пашей, они давно встречаются и она даже несколько раз оставалась у него на всю ночь. Ему было больно, но он не показывал вида. Именно Оксана помогла ему забыть и смотреть вперед. Однажды он разговаривал с ней по телефону, когда Ира зашла к нему. Разговор был веселый и Леша много смеялся, она ничего не сказала, просто немного послушала и вышла. Кажется, это ее задело. После этого она стала часто затевать откровенные разговоры, а утром приходила на кухню в одном нижнем белье, хотя было совсем не жарко. Леша понимал, что она так развлекает себя и делал вид, что не обращает внимания. Она тоже не одна и пора оставить все в прошлом. Его наваждение постепенно проходило, он все еще получал огромную радость от общения с ней, но было лучше, чтобы они и дальше держали дистанцию.

Леша хотел немного отстраниться, но Ира крепко держала его руки на себе. Конечно, ничего такого в этом нет, но они никогда так не обнимались и это выглядело бы странно. Он знал, что мама может в любую минуту выйти во двор, а папа и вовсе совсем рядом, он что-то ремонтировал в бане. Ира заметила, что папа вышел и сразу немного отошла. Леша чувствовал вину перед родителями, они наверное хотели побыть вдвоем, а он лишил их этой возможности. Это он настоял, чтобы поехать всем вместе. Это трудно было объяснить, но он не хотел оставаться на все выходные с Ирой. Сейчас его жизнь наконец-то обрела какой-то смысл, он успокоился и не хотел что-либо менять. Кроме того, у него теперь есть ответственность перед Оксаной. Они не так долго вместе и пока еще в начале пути, но их уже можно считать настоящей парой. Ира может развлекать себя и дальше, но у него больше нет морального права принимать в этом участие. Все изменилось, теперь все иначе.

Родители довольно рано ушли спать, кажется еще не было и десяти часов. Мама взяла из холодильника бутылку вина и прихватила с собой пару стаканов. Она распустила волосы и выглядела гораздо моложе, Леша редко видел ее такой веселой и беззаботной. Даже отец, обычно всегда суровый, сейчас был расслаблен. Потом он услышал, что они включили музыку. Папа не признавал ничего кроме старых виниловых пластинок, у него была огромная коллекция. Он предпочитал классику. Леша заметил, что Ира смотрит на него, она в своей привычной манере подняла бровь.

— Чтобы наши нежные уши не услышали ничего лишнего, — Ира смешно покачала головой. — Суббота. От привычек трудно отказаться, даже тут.

Ира читала и немного прислушивалась, Леша кажется тоже что-то слышал. Ему было очень неловко, как-будто он подслушивает. Он решил лечь пораньше, все-таки его комната немного дальше от спальни родителей. Ира неожиданно спросила его, целовался ли он уже с той девушкой. Она никак не хотела называть ее по имени. Да, они целовались и уже много раз. Он не хотел говорить неправду, но и отвечать на ее вопрос не стал. Ира видимо поняла сама.

— И как? — она говорила равнодушно, но было видно, что она начала злиться. — Понравилось больше, чем…

Она не договорила, но он понял, что она имеет в виду. Он не хотел думать про то, куда целовал Иру той ночью, но в губы они не целовались никогда. Зачем надо что-то сравнивать? Леша снова не стал отвечать, он пожелал ей хороших снов и пошел к себе. Ира пришла через несколько минут, она не улыбалась и это было очень необычно. У него в комнате был шкаф с книгами, он давно уже их прочитал, еще в те времена, когда они проводили на даче все лето. Ира подошла к шкафу и выбирала себе книгу. Он подумал, что она делает это специально. Может ей хочется, чтобы он что-то сказал? Прости, но так лучше для всех, думал он. Она еще раз посмотрела на него и вышла, так и не взяв книгу.

Ира не любила проводить здесь время, ей было трудно уснуть. Кровать слишком узкая, комната слишком маленькая, да еще и слишком жарко. Это просто глупо, в их возрасте ехать с родителями на дачу. Словно они малые дети, которых нельзя оставить одних. Родители тоже этого не хотели, это Леша настоял. Он хотел повидаться со своим другом, тот жил тут весь год, в детстве они крепко дружили. Ира прекрасно знала, что дело вовсе не в этом дружке, он просто не хотел оставаться с ней. Это ее задевало и сильно злило. Можно подумать, она сразу прыгнет к нему в кровать и начнет соблазнять. У нее есть любимый, зачем ей еще кто-то? Да, этого любимого она не любит, но какая, собственно говоря, разница? Она никому об этом не рассказывала, это только ее дело. У них с Пашей уже была близость, уже много раз. Она даже как-то осталась у него на все выходные. Ее это разочаровало. Он был мил, нежен, внимателен. Старался предать им разнообразия, они испробовали много разных позиций, но… Она не растворялась, не испытывала никакого экстаза и все было как-то буднично, словно они супружеская пара, решившая поэкспериментировать. Она почему-то разозлилась на Пашу. Это он виноват, что не может разбудить ее желание, не может заставить ни о чем не думать, не может вызвать дрожь в ее теле своими прикосновениями. А еще она злилась на Лешу. И на эту его Оксану. Где он ее нашел? Маленькая, толстая, наверное постоянно тянет его в кафе и суши. Они уже целовались, а может и не только. Зачем она ему нужна? Может она и не толстая вовсе, Ира ее не видела, но была уверена, что она именно такая. Может она просто ревнует? Да нет же, никакая это не ревность, ей просто не достает его внимания. Леша совсем перестал ей интересоваться. Вчера перед отъездом, она хотела показать ему свое новое платье. Она стала переодеваться прямо при нем, а он заметил, что они уже опаздывают и просто вышел. За это она не разговаривала с ним всю дорого сюда. Они сидели рядом на заднем сидении машины и молчали. Ира ожидала, что он извинится, но Леша даже не подумал это сделать. После той странной ночи, у них ничего больше не было. Она иногда приходила к нему и даже засыпала в его кровати, но после того как появилась Оксана, пропало и это. Леша изменился и ей это совсем не нравилось. Ира водила рукой по телу, но она была так зла, что это не доставляло ей удовольствия.

Когда Леша с утра вышел во двор, он заметил, что весь снег растаял — ночью резко потеплело. Ира задумчиво смотрела на то, что осталось от ее вчерашнего снеговика.

— Вот и любовь так тает, — она посмотрела на него и как-то грустно улыбнулась. — Еще вчера была крепкая, а сегодня уже вода. Верно?

— Наверное, нет, — Леша не очень хотел вести такие разговоры с ней. — Настоящая любовь не тает.

— Ты любил Аню, считал ее мечтой, а теперь даже не вспоминаешь про нее, — Ира подняла красную резинку для волос и крутила ее в руках. — Нашел эту страшную толстушку и про все забыл.

— Она совсем не толстая, даже худей тебя, — Леша научился отвечать в ее манере. — И вполне себе красивая. Ты даже не видела ее, откуда ты можешь знать?

— Знаешь, раньше ты нравился мне гораздо больше, — Ира развернулась и быстро пошла к дому, у ступенек она немного подскользнулась и чуть не упала, — Ненавижу зиму, ненавижу этот дом, — она добавила еще несколько грубых слов и хлопнула дверью.

Леша невольно улыбнулся. Ира, подумал он, если бы я мог выбирать, я никогда бы не посмотрел ни на одну девушку, кроме тебя. Ему очень хотелось пойти за ней, но он так и остался стоять на месте.

Они возвращались домой, Ира зачем-то решила взять с собой старый чемодан с ее детскими игрушками и наотрез отказалась убирать его в багажник. Она поставила его на заднее сиденье и села рядом с ним. Места было мало и Леша с трудом уместился рядом с ней. Ира сказала, что почти не спала ночью, она и правда выглядела очень сонной. В какой-то момент, она положила голову ему на плечо и будто уснула. Мама обернулась на них и улыбнулась. Леша понял, что опять начал краснеть, видимо он надеялся зря, эта привычка никуда от него не делась. Ира потянулась и почесала себе нос об его щеку и сразу вернула голову ему плечо. Она не спала, он словно чувствовал, как она сейчас улыбается. Когда родители разговорились о чем-то, она как бы случайно провела рукой по его джинсам и хихикнула. Да, когда она так близко, но ничего не мог поделать с собой. Он старался, но видимо тело совсем не хочет его слушать.

— Это тебе за то, что назвал меня жирной, — она сказала это очень тихо. — Мучайся со мной теперь всю дорогу.

Леша не мог не улыбнуться, это было очень мило. Он не называл ее толстой, да Ира и сама знает, что она худая. Но она взяла реванш, пока он еще не может спокойно реагировать на такие ее выходки. Леша достал телефон, ему надо было как-то отвлечься. Ира заметила это и тоже достала телефон, она немного прикрыла его рукой, чтобы он не видел и начала что-то писать. Ему пришло сообщение, оно было от Иры. Он почему-то не хотел читать, он знал, что она написала что-то провокационное. Леша все-таки прочитал: "В голове у меня бродят такие невероятные мысли, что даже мое подсознание краснеет". Это наверное из какой-то книги. Леша опять улыбнулся и стал смотреть в окно.

Вечером Ира пришла к нему и ничего не говоря уселась на стол. Она наверное специально надела довольно короткую ночную сорочку и села так, чтобы он видел полоску ее трусов. Интересно, она даже это рассчитала? Леша понимал, что она сейчас делает. Это было уже не развлечение, ей просто нужно убедиться, что он все еще полностью в ее власти. Когда она только начала встречаться с Пашей, он сразу отошел в сторону, ничего не спрашивал и никак не показывал своего расстройства. Иру это устраивало. Уже после того, как в его жизни тоже кто-то появился, она сильно изменилась. Ей нужно внимание, ей необходимо всегда быть в центре. Проще говоря, ей нужен не он, а его чувство к ней. Чувство восхищения и вожделения. Если он вдруг прямо сейчас расстанется с Оксаной, то Ира сразу успокоится и оставит его в покое. Леша этого не хотел, он должен строить свою жизнь. Рано или поздно это надоест и ей и они снова будут жить как обычно. Ира взяла его телефон и перешла на кровать. Что она там хочет найти? Пусть смотрит, ничего такого там нет.

— "Я скучаю", грустный смайлик, — Ира видимо читала его переписку с Оксаной. — "Без тебя одиноко", плачущий смайлик. Как же это скучно. Она всегда такая банальная?

— Не у всех такие мысли, что краснеет подсознание, — Леша был совершенно спокоен. — Есть и нормальные люди, пусть и скучные при этом.

— Я значит ненормальная, так? — он не видел ее, но чувствовал по ее голосу, что она снова злится.

Леша решил ничего не отвечать, он не хотел, чтобы она обижалась. Ира вдруг включила на его телефоне какую-то песню и все увеличивала громкость. Потом сняла свою сорочку и запустила в него. Это уже перешло все границы, сейчас к ним зайдут родители и что он им скажет? Леша хотел отнять телефон, но Ира зажала его и ни в какую не хотела отдавать. Он уже слышал, как к ним кто-то идет, когда Ира наконец вернула телефон и очень быстро залезла под стол. Леша сумел выключить музыку и ногой откинул ее сорочку под кровать, в этот момент на пороге появился его отец.

— С ума сошел что ли? Знаешь какой час? — папа тер глаза, видимо он уже спал.

Леша начал извиняться, сказал, что что-то случилось с телефоном, а сам старался не отходить от стола. Если папа зайдет в комнату, он ее увидит. Леша не хотел думать, что случится потом. Как можно объяснить, что делает сестра у него под столом, да еще в одном нижнем белье? Ира наверное, что-нибудь придумает, перевернет все в шутку, но он не хотел это проверять. Леша смотрел отцу прямо в глаза и словно гипнотизировал: стой там и не заходи в комнату. Ира ущипнула его за ногу. Она действительно ненормальная, зачем она это делает? Папа еще что-то сказал и наконец-то ушел. Леша почувствовал как сильно стучит его сердце. Зато у Иры было отличное настроение, она тихо заливалась смехом под столом.

— Иди спать, — он злился и не хотел разделять ее веселье, это был глупый поступок. — Посмеялась и хватит, выходи.

— Вытаскивай меня сам, мне и тут хорошо, — Ира удобно устроилась и не планировала выходить. — Ты так скоро в кислого старца превратишься. Вот что значит окружить себя не теми людьми.

Он достал ее сорочку, протянул ей, а потом сел на пол и прислонился к столу. Они так и молчали, каждый думал о чем-то своем. Ира что-то напевала. Вскоре она все-таки вылезла и ушла спать. Ира и раньше часто так развлекала себя, не это его так сильно задевало. Хуже ее поступков то, что она говорит о других. Она часто говорит именно то, что думает, но почти про всех она думает плохо. Леша вспомнил, как пару месяцев назад у них произошел странный разговор с Ирой. Он занимался на компьютере, а она лежала на его кровати и рассказывала про свои отношения с Пашей. Леша к тому моменту уже свыкся с мыслью, что она не одна, но совсем не хотел ничего знать об этом.

— В первый раз редко получается хорошо, ладно, я это понимаю, — она говорила скорее сама с собой, рассуждала вслух. — Но когда и во второй раз что-то не так, начинаешь задумываться. Мне кажется, он перед этим читает Камасутру, а потом комментирует каждую позу: в этой позе хорошо то и это, в другой ты почувствуешь… Да ничего я не почувствовала, — Ира рассмеялась. — Но не будешь же говорить ему о таком. Нельзя задевать мужскую гордость.

— Может как раз лучше сказать, — Леша старался не особо ее слушать. — Как раз из-за недосказанности, многие пары и расходятся.

— Если бы ты видел, как он долго и основательно одевает презерватив, — она веселилась, ей было видимо очень смешно. — От одного этого пропадает всякое желание.

— К счастью, я этого не видел, — он хотел быстрее закончить этот разговор. — И я точно не тот человек, с кем это стоит обсуждать.

— А с кем еще? — она говорила спокойно, без всякого смущения, будто речь шла вовсе не о ее молодом человеке. — Скажу подругам, они кому-то расскажут и дальше по цепочке. У нас слишком много общих знакомых. Он забавный, не хочу его огорчать.

В тот момент ему было жаль Пашу. Когда он видел его вместе с Ирой, та была очень мила и обходительна, но за его спиной говорит такое. Значит она притворяется? Она со всеми так делает, уж такая она есть. Она нравится ему, она нужна ему, но он научился смотреть на нее без розовых очков.

Ира лежала и смотрела в потолок, она слушала как тикают часы в ее комнате. Монотонно, словно удары ее сердца. Она приподнялась и взглянула в окно: как там все серо и уныло, капает мелкий дождь и ветер играет свою тихую песню. Даже могучий Дон и тот грустит под своим ледяным одеялом. Мы похожи с тобой, думала она, ты тоже проснешься только весной. Ира провела рукой по экрану телефона, Паша опять написал ей послание перед сном. Какой же он скучный. С ним никогда не получится ощутить настоящую страсть, которая рвется из тебя и сметает все на своем пути. Ира вспомнила, как однажды на даче, она залезла на соседскую пасеку. Это было очень давно, сколько ей было? Может одиннадцать или даже меньше. Ей очень хотелось попробовать мед прямо из улья, ей казалось, что он самый сладкий и его не сравнить с тем медом, который они обычно покупали. Запретный плод сладок, не так ли? Тогда ее отговорил Леша, он объяснил ей, что с ней будет, когда ее окружат пчелы. Через много лет, они все-таки попробовали этот мед, попробовали вместе. Он и правда оказался очень сладок, наверное забыть этот вкус она уже не сможет.

Когда позвонил Леша и сказал, что немного задержится, Ольга и не думала волноваться. Он уже взрослый и ему совсем не обязательно предупреждать о таком. Она знала, что он встречается с Оксаной и даже уже видела их вместе, они заходили ненадолго в один из выходных дней. Девушка достаточно хороша собой, довольно воспитана и не производит впечатление ветреной особы. Пусть гуляют, Леша не тот человек, за которого нужно беспокоиться, он все сделает правильно.

— Эта девчонка ему не пара, строит из себя добренькую, а сама та еще стерва, я-то знаю, — Ира с шумом захлопнула книгу и вышла из комнаты.

— Что с ней такое? — она не понимала, с чего Ира вдруг разозлилась.

— Кровь в голову бьет, — ее муж как всегда краток и точен в определениях, но Ольга знала, что дело не в этом.

Ее дочка немного нервная в последнее время, скорее всего у нее не ладится с Пашей. Возможно ее злит, что у Леши все хорошо. Ира никогда особо не интересовалась жизнью брата и непонятно с чего ей сейчас проявлять о нем заботу. Боится, что тот перестанет помогать ей с уроками? Или она знает что-то про эту Оксану? Нет, Леша не стал бы встречаться с плохой девушкой, не стоит вмешиваться в его жизнь. Лучше она поговорит завтра с Ирой, с дочерью у нее всегда были доверительные отношения. Если у нее правда что-то не ладится, она ей обязательно поможет.

Ира сделала воду еще горячее, кожа уже покраснела, но ей это нравилось. Голова немного кружилась, не надо было ей пить, она всегда слишком быстро пьянеет. Она целый час проговорила с Пашей, тот нес какую-то ерунду, но она делает вид, что слушает и ей смешно. Перед этим она взяла в серванте бутылку вина и выпила целый бокал, а потом еще два. И наконец последний, чтобы запить разговор с Пашей. Когда узнают, ей попадет. Вино наверное дорогое. Отец зачем-то собирает дорогие вина, хотя сам не пьет вовсе. Чтобы произвести впечатление, вот зачем. Смотрите, какие у меня вина! Не хотите попробовать Батар-Монраше Гран Крю или как его там? Ах, простите, его вылакала моя дрянная дочурка. Да-да, я строго наказал ее. Она рассмеялась и чуть не упала. Ира вспомнила, как осталась у Паши пару недель назад. Они занимались этим в душе и тогда она тоже чуть не упала, когда он прижал ее к стенке. А он пыхтел и пытался изображать из себя порноактера. Она снова рассмеялась. Леша так еще и не вернулся, наверное пошел к своей дойной корове. Что они там делают? Ира почувствовала, что в носу защипало. Ей все равно, пусть занимаются чем хотят, ее это не касается. Она прижалась головой к стене. Вода лилась ей на голову, стекала по лицу и у нее был соленый вкус. Ира долго вытиралась и причесывала волосы. Услышав, что Леша вернулся, она завернулась в полотенце и быстро вышла в коридор.

— И как все прошло? — Ира говорила слишком громко. — Незабываемые ощущения, да?

Леша видел, что она зла и глаза как-то блестели, будто она что-то выпила. Он хотел увести ее в комнату, родители могут услышать. Он не успел, мама вышла на ее голос, тут же показался и папа. Мама спросила, что тут происходит и сразу поняла, что Ира выпила. Отец довольно грубо взял ее за руку и оттащил к ней в комнату. Ира вывернулась угрем и пытаясь стоять прямо, храбро смотрела ему в глаза. Он ничего не говорил, просто смотрел на нее, это не предвещало ничего хорошего. Ира крикнула, чтобы он ее ударил. Леша уже хотел вмешаться, он не знал, что можно сделать, но ударить ее не позволил бы никому, даже отцу. Но тот и не собирался, он лишь покачал головой и это видимо подействовало на Иру сильнее любых слов. Леша видел, что ее красивые глаза наполнились слезами, она быстро зашла к себе и закрыла дверь.

— Она поругалась с Пашей, — Леша врал, но сейчас он был готов сказать что-угодно, чтобы как-то защитить Иру. — Она сегодня мне сказала. Такой возраст, все воспринимает очень остро. Мам, ей просто плохо сейчас, не надо ее ругать, — он говорил очень убедительно и сам начинал в это верить. — Завтра она сама все поймет.

Сейчас лучше говорить с мамой, только она может утихомирить отца. Она жестом показала ему, что все будет нормально. Леша немного подождал и зашел к Ире. Она сидела на кровати и плакала, совсем беззвучно, слезы просто текли сами собой. Он хотел сказать ей что-то ободряющее, но не знал, что именно. Он просто сел рядом и гладил ее по волосам.

Утром Ира была очень тихая, она приготовила себе хлопья с молоком, но ничего не ела. Он собирался на учебу, когда услышал, как она зашла к родителям и видимо извинялась за вчера. Леша сказал ей, что версия ссоры с ее молодым человеком, самая оптимальная. Родители еще были в отпуске и может потому все более-менее обошлось. Когда он прошел мимо, она взяла его руку и немного сжала, это было ее спасибо, он это знал. Всю следующую неделю они почти не общались, Ира сидела по вечерам дома, видимо это было ее наказание и она ни разу не зашла к нему.

Леша проснулся с необычными ощущениями. Сегодня четырнадцатое февраля, день всех влюбленных. Этот праздник никогда не имел к нему отношения, он всегда немного с завистью смотрел на счастливые пары, которые идут в обнимку и шепчут друг другу нежные слова. Леша уже несколько дней строил планы на этот вечер, но сейчас он думал вовсе не об этом. Ему опять приснился сон и это сильно его смущало. Ира часто ему снилась, видимо ночью он не мог заставить свое сознание не думать о ней.

Ира взглянула на часы, давно пора было вставать. Паша предложил ей устроить романтический ужин у него дома, но ей совсем этого не хотелось. Она думала какую найти отговорку. Леша брился в ванной и она зашла к нему. Она понимала, что он больше никак не реагирует на ее игры, кажется он даже не притворялся, ему это надоело. У него теперь есть девушка и больше ему ничего не надо. Она решила, что больше не будет доставать его, но сегодня с самого утра ее все раздражало.

— Вернешься домой или опять у нее останешься? — Ира устроилась на стиральной машине и качала ногой. — Или это меня не касается?

У Оксаны он еще никогда не оставался. Зачем ему что-то объяснять или тем более оправдываться? Он же не спрашивает ее про Пашу. Леша видел ее в отражение в зеркале. Ира подошла к нему и встала рядом.

— Эта девушка, она лучше меня? — она водила рукой по стеклу. — Мне интересно, скажи, я не обижусь.

— Причем тут это? — Леша немного разозлился. — Ты должна быть самой лучшей только для того, с кем ты. Какая разница, что думаю я?

— Значит лучше, — Ира продолжала рассматривать себя в зеркале. — Может посидим вчетвером сегодня? Отметим общий праздник, познакомишь нас наконец-то.

— У меня другие планы, — он быстро вытер лицо, ему не хотелось продолжать разговор. — Для меня она лучше. Знаешь почему, Ира? Потому что она — не моя сестра.

Он больше ничего не сказал и вышел, потом прислонился к двери и ждал. Ему очень хотелось вернуться обратно, сказать что-то еще, а лучше просто обнять ее. Леша покачал головой и ушел.

Вечер совсем не задался. Оксана хотела, чтобы они пошли к ней, Леша вежливо отказался. Он сам не понимал почему, но его сильно тянуло домой. Что он чувствует к Оксане? Она красивая, веселая, умная, он доверяет ей. Что еще ему надо? Полгода назад он не мог даже мечтать, что такая девушка будет с ним. Да он даже подойти к ней не сумел бы. Жизнь подарила ему такой шанс, а он вместо того чтобы вцепиться в него руками, сам же все портит. Почему? Леша не хотел отвечать на этот вопрос. Но ответ, все равно витал где-то рядом и был очень прост. Она — не Ира.

Ира сказала, что у нее сильно болит голова и предложила перенести ужин на выходные. Кроме того, у нее скоро начнутся месячные, перед этим она всегда была несколько взвинчена и могла взорваться из-за любого пустяка. Ей совсем не хотелось заниматься любовью в таком состоянии. Паша сильно расстроился, но ее это не волновало. Скоро они расстанутся, она уже давно это решила. Но лучше немного подождать, весной все будет проще. Она не пошла домой, ей этого не хотелось. Что ей там делать? Сидеть на кровати и думать не пойми о чем? Ира шла по аллее парка и видела, что проходящие мимо пары смотрят на нее. Или ей просто так кажется? До нее никому нет дела, зачем им на нее смотреть. А может они думают, что она неудачница, раз в такой день одна? Пусть думают, что хотят. Она знает себе цену и когда-нибудь любой мужчина будет о ней мечтать. Какой-то парень подарил ей розу. Просто дал ей один цветок, улыбнулся и пошел дальше. У него в руках был целый букет, видимо он дарил по цветку каждой одинокой девушке. Может стоило улыбнуться ему и это стало бы началом их страстной любви? Ира купила себе мороженое и медленно шла домой.

Леша не удивился, что Иры нет. Конечно ее нет, она проводит время со своим парнем, что еще ей делать? Только такой болван как он, мог просто взять и уйти в такой важный день. Он злился на себя, надо позвонить Оксане, хоть как-то исправить свою ошибку. Лучше с позвонить с утра. Он не любил врать, но что он мог ей сказать? Леша немного посидел в гостиной, потом пожелал добрых снов родителям и пошел к себе. Ира как раз вернулась и немного удивленно посмотрела на него. Леша также удивленно смотрел на нее. Ира была не собой, если бы промолчала в этот момент.

— Что, не получилось? Оставили без десерта? — она рассмеялась. — Не переживай, может в другой раз повезет больше, главное продолжай пытаться.

Леша ничего не ответил. Ему не хотелось ссорится с ней. Если бы она знала, что он вернулся из-за нее, чтобы она тогда сказала? Наверное была бы довольна, успокоилась и сразу потеряла к нему интерес. Он устал, был расстроен и решил просто пойти спать. Вскоре она зашла к нему, ей видимо очень хотелось позлить его еще.

— Мы кажется обещали все рассказывать друг другу, так что давай, я слушаю, — она была очень весела и села на любимое место на столе.

— Выйди, пожалуйста, — Леша не сильно, но довольно крепко взял ее за руку и спустил на пол, потом открыл дверь. — Я не хочу с тобой говорить и не хочу тебя видеть. Просто уйди.

Он заметил, что ее глаза сразу наполнились слезами. Она правда плачет или умеет их вызывать, когда ей это нужно? Она ничего не сказала и вышла. Леша с трудом удержался, чтобы сразу не пойти за ней. Ира гордая, это может поставить точку между ними. И все будет как раньше, когда они не обращали внимания друг на друга и лишь иногда поругивались. Это будет правильно, в этом он не сомневался. Лучше сейчас сразу все решить и уже скоро они не будут об этом думать. Он позвонит Оксане, извинится и будет идти только вперед, к своей жизни, к своему счастью. Нет, не будет. Любовь не снег, она не тает. Леша быстро вышел из комнаты и пошел к ней.

В комнате было темно, он думал, что она уже легла, но Ира стояла у окна. Леша не знал, что следует сказать, в таком состоянии она лучше поймет жесты, а не слова. Он подошел и немного обнял ее. Ира повернулась к нему и он нежно провел рукой по ее щеке и прижал к себе. Они так и стояли у окна и свет уличных фонарей играл у них в волосах. Ира подняла голову и поцеловала его прямо в губы, но очень легко, чуть коснувшись. Это был необычный поцелуй, они лишь слегка касались губами. Потом немного отстранились и смотрели друг на друга. Ира очень быстро дышала, она стала расстегивать его рубашку и так спешила, что оторвала одну пуговицу. Леша снял с нее свитер. Даже если бы захотел, он уже не мог остановиться. Она снова стала его целовать и одновременно с этим стянула с себя лифчик. Когда ее теплая грудь коснулась его, все перестало существовать, теперь он куда-то падал и не понимал, что происходит вокруг.

Ей не хотелось ничего больше ждать, она обо всем подумает потом. Разум не должен вмешиваться, она будет слушать только свое тело. Ира продолжала его целовать и вела в сторону кровати. Леша тоже не мог контролировать себя, вот это ей и надо, этого она так хотела. Она с силой потянула его на себя и они упали на кровать. У нее никак не получалось избавиться от джинсов, они словно запутались на коленках и не позволяли ей расставить ноги. Ей очень хотелось порвать их в клочья. Леша помог ей и она наконец освободилась от всей одежды. Дверь была плотно закрыта, но Ира видела тонкую полоску света из коридора. Родители еще не спят, вдруг кто-нибудь зайдет? Ей стало страшно от такой мысли, но опасность всегда манила ее, это только усилило желание. Леша тяжело дышал и целовал ее куда только мог. Сейчас ей не нужны никакие ласки, она и так была возбуждена до невозможности. Он будто еще сомневался и что-то говорил, но она ничего не хотела слышать. Ира сделала все сама, направила его в себя. Ей стало так хорошо, что хотелось закричать. Стиснув зубы, она уткнулась головой в его плечо и закинула ноги ему за спину. Так она никогда не делала, ей казалось это выглядит очень глупо, но сейчас получилось непроизвольно. По всему телу распространялось тепло, оно делало ее почти невесомой. Вот-вот и она сможет взлететь. А после наслаждение полностью поглотило ее и все пропало. Тикали часы, сердце бешено стучало, она ощущала, как сокращаются мышцы ее живота. Ей не хотелось, чтобы он выходил из нее. Хотелось, чтобы это не кончалось никогда. Как жаль. Леша видимо еще не способен вот так полностью от всего отрешиться. Она почувствовала, что он уже не в ней и его сперма проливается ей на грудь, а она машинально размазывает ее. Леша снова что-то ей говорил, что-то очень нежное и приятное, но она только мотала головой. Все обволокло густым туманом, он поглощал и свет и звук. Ей хотелось продлить это состояние. Оставь меня здесь, не трогай меня, ничего не говори. Открыв глаза, она все еще видела его лицо. Она коснулась его, ей хотелось смеяться или плакать. Они долго лежали рядом, пытаясь прийти в себя.

Ира встала и подошла к столу. Леша видел, что она взяла влажную салфетку и провела по телу, потом усмехнулась и взяла еще одну. Она открыла свою сумочку и приняла таблетку. Леша немного успокоился, ему было неловко сказать ей об этом, но лучше не рисковать. Хоть он и смог в последний момент… Нет, он пока не мог думать об этом. Они все-таки перешагнули эту линию. Перешагнули в тот момент, когда уже почти все забыли и отдалились. Ира вернулась и легла рядом. Она улыбалась и ее глаза как-будто смягчились, она была совсем не похожа на ту злую девушку, с которой он говорил полчаса назад. Он поцеловал ее в мокрый лоб, потом куда-то в краешек губ. Ира обняла его и очень быстро уснула. Леша немного подождал и осторожно встал. Сейчас им полностью завладеют раскаяние и вина: перед собой, Оксаной, всем миром. Они уже были где-то рядом, он словно ощущал их. Но когда Леша коснулся губами ее волос, чувство очень сильной и нежной любви, вытеснило все остальное.

Утром она долго не вставала и Леша пошел ее будить. Ира уже не спала и сидела на кровати. Когда он вошел, она быстро прикрылась одеялом. Она так и не оделась и он видел ее голые плечи. Леша немного отвернулся, чтобы не смущать ее и напомнил, что она уже опаздывает.

— Мне приснился странный сон, — она потянулась и стала искать свою одежду. — Жаль не могу тебе рассказать, но это было сказочно хорошо.

— Мне тоже что-то снилось, ну раз ты не хочешь говорить, то я тоже промолчу, — Леша не мог не улыбаться, он снова попал в ее сети, но сделать уже ничего не мог. — Я приготовил тебе завтрак, вставай.

— Ладно, только выйди, мне надо переодеться, — она говорила серьезно, но потом все-таки рассмеялась.

Леша накрывал на стол. Он хорошо понимал, что Ира имела в виду называя это сном. Все будет как раньше, ничего не изменится в их жизни, это просто им приснилось. Она права, им нельзя по-другому. Его чувства к ней намного сильнее, ему будет гораздо труднее все забыть. Уже скоро он снова будет переживать, страдать, вспоминать эту ночь, но сейчас он был счастлив. Это было необычное счастье. Счастье, которое уже ускользает от тебя. Может поэтому оно ощущается сильнее всего?