шлюхи Екатеринбурга

Граждане, будьте здоровы

Когда у человека ничего не болит, он смотрит широко, на других людей, близких и дальних, думает даже о международной политике и исторических персонажах. Но когда вы чувствуете боль или хотя бы дискомфорт, ваш кругозор сразу сужается, все сводится к шкурной мысли о прекращении или хотя бы облегчении ваших неприятностей. У Димы к 30-ти годам накопилось уже двузначное количество связей, в основном на коммерческой основе, парочка ment-to-be-serious связей, а в придачу куча инфекций. Дама его сердца относилась к здоровью ответственно(обжигалась), и подхватив от Димы бяку (проверялась регулярно, и внутренний голос настойчиво советовал ей не изменять привычке, Дима хоть и хороший парень, во всех отношениях, но когда увидел писю, не испугался, а наоборот обрадовался, а это уже наводит на размышления) устроила небольшое эмоциональное шоу, успокоилась только когда удостоверилась, что у Димы поседело несколько волос в этот вечер, и добилась обещания все исправить. Он ступил на зыбкую почву, никогда прежде не имел он дел с врачами,в отличии от дамы сердца. Убедившись в своем преимуществе, она отправляла пристыженного, отягощенного комплексом вины возлюбленного то туда, то сюда, везде ему делали больно, брали мазки, протыкали иглой вену и кончик пальца, вводили в попу штуку с камерой, ему пришлось провести в очередях много часов, проглотить много таблеток, соблюдать целибат и трезвый образ жизни. Все это он несомненно заслужил и принимал безропотно, а при виде страданий дамы сердца, которые она из-за него несла, слезы наворачивались на глаза. Наконец наступил день злосчастного визита к очередному урологу, и здесь начинается наша история.

Дима вошел в кабинет, прикрыл дверь и сел у стола за которым сидел врач. Беглый взгляд на направление и анализы, пара вопросов по теме и у врача созрел план действий.

Проходите в кабинет, раздевайтесь ниже пояса, можно просто спустить штаны и трусы: доктор одел перчатки взял какие-то стекляшки и баночки и прошел с Димой в кабинет. Здесь стояла кушетка, по древней медицинской традиции обтянутая клеенкой, стул и шкафчик. Обстановка кроме печали ничего Диме ее напоминала, но он уже привык, стоял без трусов и покорно ждал своей участи. Врач подошел и внимательно осмотрел пациента. Дима не был красавцем в общем смысле, но любил спорт, не имел ничего лишнего, выглядел на 5 лет моложе и нравился многим женщинам и, как он мог догадываться, даже тем немногим мужчинам, что бывало задерживали на нем свой взгляд немножко дольше обычного или в разговоре невзначай роняли необычный для мужчин комплимент. Ничего плохого визуально врач не обнаружил, пахло от Димы тоже очень приятно, тогда он начал щупать Диму там, где даже его подруга редко его трогала. Остолбене в от неожиданности он удивлялся новым ощущениям, которые его яички и член получали от решительных прикосновений мужской руки в перчатке.

Так, сейчас я вам проведу одну процедуру, будет немножко больно, но недолго. Подходите к кушетке, обопритесь локтями, нагнитесь, попу назад, ко мне: доктор отошел на шаг и помог Диме устроиться. В голове у Димы зазвенели тревожные звоночки, он практически голый, один в кабинете с мужчиной, стоит раком, мужчина трогал его за все его интимные места, а сейчас, кажется заберется еще и к его попке. Надо сказать, что однополый секс много раз являлся сюжетом его эротических фантазий, но это был такой большой секрет, что ему стало страшно, что его организм невольно выдаст тайную слабость, тем более, что после первых прикосновений в крови у Димы начал понемногу меняться химический состав, он это чувствовал. Но в следующее мгновение он думал уже совсем о другом, вернее совсем не думал, а с головой погрузился в океан боли, будто неудачно прыгнув с 5 метровой вышки. Рука доктора нащупала что-то внутри, опознала и надавила, так что Диме вдруг сильно захотелось поссать.

Блин, щас уписаюсь, простонал он.

Нет, нет, ничего не будет, доктор поднес к члену Димы стеклышко, на которое упали пару капель спермы, убрал его в сторонку и ослабил нажим. Дима вздохнул, но сознание немножко затуманилость и он пошатнулся, так что доктор вынужден был подхватить его. Прошло пару секунд и в глазах прояснилось. Дима все еще стоял раком, голый, и доктор придерживал его. Запах , исходившый от Димы, его стройное тело и идеальной формы округлости ягодиц теперь уже и у доктора вызвали изменения состояния, Дима вдруг осознал, что его попа прижимается к твердому члену и отделяет их халат и штаны его мучителя. Еще секунда и они оба поняли, что черта невозврата только что пройдена и что оба не прочь еще не расставаться. Еще секунды, и доктор сделал неуловимое движение, которое как бы спрашивало,-можно? А в ответ почувствовал намек на движение, которое на языке тела говорило ему, что да, можно. Тогда он распахнул халат и расстегнул штаны. Горячий крупный орган доктора лег между ягодиц Димы, здесь под рукой находилась смазка и обильно нанеся ее себе и ему он понемногу начал пробираться через узкое колечко своего любовника. Дима сгорал от нетерпения, злился на свою попку, что она такая тугая и никак не может пропустить такого желанного гостя, подстраивался и налаживался и в конце концов с болью пропустил его в себя сначала только головку, замер и отдышавшись, уняв боль, оделся понемногу до конца. Дима рукой придерживал доктора, чтобы тот подождал, потом убрал руку и отдался ему уже как женщина, покорно, стараясь получить максимум удовольствия. Доктор кончил внутрь, и полежал на Диме минутку, остывая. Потом выпрямился, вынул из кармана халата блокнот, написал на нем что-то, положил на кушетку, вышел из Димы и одеваясь на ходу вышел из кабинетика. Дима тоже оделся сунул бумажку в карман и с горящими щеками вышел. У доктора у же сидел другой пациент, Дима сказал:досвидания, и доктор ответил:будьте здоровы..