шлюхи Екатеринбурга

Эротические фантазии. Лечение продолжается

Молодая пара, муж с женой, лежали на кровати. Лениво перебрасывались малозначительными фразами. Жена читала какой-то очередной модный журнал, муж просто лежал рядом. Делать было нечего, выходной. Только что пообедали. Всё же хорошо придумала Маринка, оставив тёщу пожить у них. Квёлая и в расстроенных чувствах в самом начале их совместных приключений, после активной терапии ожила, заскакала, стала радоваться жизни. А чего не радоваться? Зять с дочерью приняли хорошо, с мужем дочери никаких трений, лишь взаимопонимание и полная любовь. И профилактика рецидива, заключающаяся в постоянном лечении. Полный курс процедур. Тёща забыла, когда последний раз надевала трусы. Зять-доктор такой затейник. В любой момент может задрать подол и проверить состояние больной. И тут же пропишет лечение, поставив раком. И ему неважно, чем в данный момент занята больная и где они находятся. На кухне, так на кухне. Да хоть в туалете. Сколько раз стояла в позе зюга, упираясь руками в унитаз. Хорошее лечение, приятное, нравится. Главное на пользу идёт. В благодарность дочери, нашедшего ей такого прекрасного доктора, маман взяла на себя домашние хлопоты. Всё же дочь с зятем люди занятые работой, а чем заниматься пенсионерке. Вот и старалась, скорее от скуки, занимаясь наведением порядка, стиркой, готовкой. Честно признаться, дочь свою так и не научила хорошо готовить. Есть её еду можно, но удовольствия от этого не получишь. А приготовленное тёщей зять поглощает со скоростью роторного экскаватора, нахваливает, добавки просит. И в благодарность лечит, лечит, лечит. Залечил. Если не лукавить, лечение нравится. Она за всю предыдущую жизнь столько процедур не получала, сколько имеет сейчас. Грех жаловаться, когда тебя по два-три раза в день еб…лечат. Дочка вроде как в шутку, но уже и ревнушечки проявлять стала. А чего ревнует? Можно подумать ей меньше достаётся. Сама иной раз зовёт, чтобы помогла зятю-доктору шприц опустошить, потому что у доченьки наступает пресыщение, а у доктора шприц всё ещё полон до краёв. Нет, что ни говори, а всё сложилось на редкость удачно. Всем хорошо. И все довольны.

Вовка сунул руку в шорты, потеребил член и то враз отреагировал, встав и натянув ткань одежды.

— Марин, — муж полез рукой под юбку жены, — давай займёмся…

Маринка оттолкнула руку мужа, сжала бёдра.

— Вовка! Отстань! Ну, чего ты, дурачок. Разгрузочные дни у тебя. С утра потекло. Так что только к маме.

— Вот же блин горелый! Так тёща вроде прилегла после обеда.

— Ха, прилегла. Ты только позови. Она ради этого дела скачками прискачет и про сон позабудет. Вов, мне иной раз кажется, что не я, а она твоя жена. Ты с ней бываешь чаще, чем со мной.

— Марин, тебе не хватает?Ты скажи, мы мигом маму отселим. Моментом, так сказать, и в море.

— Дурак! Не надо никого никуда отселять. Я имею право на ревнушки? Если бы ты на стороне загулял, я бы хоть скандал закатила. А тут и поругаться вволю не за что, сама предложила. Эх, сейчас бы пару тарелок расколошматить! И чтобы потом ты извинялся, прощения просил. Я такую подвесочку в ювелирке видел. Шик!

Муж засмеялся.

— Марин, с этого и надо было начинать. Возьмёшь сберовскую карточку, там должно хватить.

— А если останется?

— Неужели у меня такая глупая жена, у которой могут остаться излишки денег после шопинга? Боже, как же мне не повезло! Иметь в жёнах такую неумеху.

Маринка шутя хлопнула мужа по животу.

— Издеватель. Всё потрачу, ещё мало будет.

— Теперь слышу голос не девочки, но мудрой женщины. Марин, раз так нельзя, может губками поработаешь?

Маринка хмыкнула

— Вот ещё я всякую бяку в рот не тащила. — Засмеялась. — Вов, настроения нет. Живот крутит, не до чего. Вов, мать позови или сам иди к ней. Хотя нет, зови сюда. И это, Вов, жаловалась, что у неё горло болит. Понял, доктор, какое ей лечение надо?

— Понял. Гланды прочистить.

Маринка снова смеётся

— Да у неё всё прочищено, всё блестит. И спереди, и сзади, и сверху, и снизу. Ты умудрился и меж титек ей почистить.

— Стараюсь, милая, стараюсь. Не могу же я принизить планку и опозорить нашу семью.

— Молчи уж, радетель.

Маринка села, опёрлась на спинку кровати, кашлянула и громко крикнула

— Мам! Мама! Иди сюда!

Такое впечатление, что тёща просто телепортировалась из своей комнаты в спальню детей.

— Что случилось? — Явный испуг пополам с интересом.- Чего орёшь?

— Не ору, а зову. Помощь твоя нужна.

— Что делать?

— Видишь? — Дочь показала матери на бугрящиеся шорты зятя. — Порвутся ведь, а где деньги на новые брать. Сразу говорю, мне сегодня нельзя.

Тёща долго не раздумывала, начала задирать юбку. Маринка её остановила

— Нет, нет. Не так. Ты жаловалась, что горло болит.

— Да не сильно и болит. — Тёща махнула рукой. — Так, беспокоит.

— Мам, болезнь нельзя запускать. Поняла, что надо делать?

Тёща засмеялась

— Как не понять? Лечиться надо. Заодно и зятю помочь.

Обращаясь к зятю, почти приказала

— Что развалился? Быстро приготовился к процедурам. Сегодня я доктор.

Вовка стянул шорты, подрыгав ногами избавился от них полностью.

— Готов, доктор! Лечите. А больно не будет?

— Будешь насмехаться — прикушу. Тогда и правда будет больно.

Маринка подпрыгнула

— Мам, ты что? Не вздумай!

Тёща засмеялась

— Купились? Не бойся. Что я, дура, что ли, такую красоту кусать.

Маринка сделала вид, что обиделась на материну шутку, гордо отвернулась. А тёща расстегнула кофту, вывалила титьки и наклонилась над зятем. Взяв в руку член, подула на него и лизнула головку. Мягкие губы взяли её в плен, скользнули по стволу. И тёщина голова закачалась, насаживаясь на ствол и выпуская его. Вовка положил руку тёще на затылок. Не помогать и тем более, упаси боже, учить. Учёного учить — только портить. Тёща начала сосать, когда Вовка едва ли родился. Её ли учить. Просто было приятно ощущать движение тёщиной головы. Ну, честно говоря, изредка Вовка и подталкивал, принуждая женщину сильнее заглатывать член. Интересно, сколько же высококалорийной субстанции тёща съела за свою жизнь? Наверное достаточно. Вон какая сдобная. На такой пище раздобреешь, даже если не захочешь.Сплошные витамины и микроэлементы. А тёща меж тем старалась. Умелица, что тут скажешь. Маринке можно поучиться. Нет, жена тоже нормально сосёт, но до мамы ей ещё далеко. Азарта, что ли, не хватает. Тёща отдаётся этому процессу полностью, тащится от самой возможности сосать упругий член. Наслаждается едва ли не больше, чем Вовка. По крайней мере удовольствие получает.

Плотно обжав головку губами, тёща дождалась окончания выброса спермы. Шумно сглотнула, облизала головку, посмотрела на дочь и на зятя. Выдохнула

— Пустой. Я пошла?

Маринка остановила мать

— Ма, тебе придётся примерно неделю отдуваться одной.

Мать спросила

— Гости?

— Угу. Так что, маменька, снимай трусы…

Тёща перебила

— Не ношу. Снимать нечего.

— Тогда подмывайся, смазывай обе дырочки вазелином. Юбку тоже можешь снять, чтобы незадирать.

— С голой жопой ходить, что ли?

Маринка посмотрела на неё, как на неразумную, а обратилась к мужу

— Вов, тебя мамин голый зад смущает?

— Возбуждает. Я как вижу её попенцию, так и тянет сразу поставить раком.

— Ну так и ставь. Время у тебя есть. А ты, мам, всё же смазочку бы при себе имела. Так, на всякий случай. С этим паразитом никогда не знаешь, куда он всунет свой шприц. Ладно спереди или в рот. А если сзади?

Тёща с ответом не задержалась

— Первый раз, что ли. Ты же купила этот, как его…

— Лубрикат.

— Вот, вот. Хорошо смазывает. Да и привыкла я уже, что Вова не оставляет вниманием ни одну из дырочек. Хороший у меня зять. И доктор хороший. Повезло мне. Ну да ладно, пойду я, засиделась. На ужин что приготовить?

— Хоть что. Вовка всё съест, а я, наверное не буду. Полежу. Живот болит. Вовка, ты бы тоже свалил отсюда. Иди, маме поможешь.

Вовка, не надевая шорты, встал с кровати. Кого стесняться? Все свои. Тёща впереди, Вовка сзади, пошли на кухню. Тёща поставила на плиту турку. Вот ещё один плюс от совместного проживания. Кофе варит — пальчики оближешь. Сварила, разлила по чашкам. Попили. Вовка с сигаретой, тёща так. Помыв чашки, тёща спросила

— Что готовить-то?

— Вот её. — Вовка похлопал тёщу по заду. — Две порции.

Тёща засмеялась

— Вов, сыночка, так и ножки с голоду протянешь. Это-то всегда готово. Ты про еду скажи.

— А что сготовишь, то и съедим.

Пока тёща занималась приготовлением ужина, старательно мешал ей, то ощупывая задницу, то засовывал руку меж ног и тогда тёща замирала, расставив ноги и терпеливо ждала, пока зять не проверить целостность и сохранность имущества. Есть по описи пизда одна, должна быть в наличии. Заодно и исправность надо проверить. Тёща, послушавшись совета дочери, сняла юбку и сверкала голым задом. Ну не заставлять же дохтура за каждым разом задирать подол.

Как бы там ни было, ужин приготовили. Вовка заглянул в спальню, чтобы позвать жену покушать. Куда там. Свернулась калачиком и спит. Вернулся на кухню, с аппетитом съел всё, что тёща предложила, сказал ей слова благодарности и не дав помыть посуду потащил в комнату. Там быстренько поставил мамочку раком.

— Вова! Вова! Часа ведь не прошло!

Вовка прорычал

— Больше.

Тёща, положив голову на грудь зятя, ласкала его вялый член.

— Вов, я правда тебе нравлюсь?

Вот же женщины! И с чего её такой вопрос заинтересовал

— Не нравилась бы, так не стоял бы на тебя. Пошли, посмотрим, как там Маринка.

Марина проснулась и лежала, просто уставившись в потолок, чему-то улыбалась. Да чему? Эта парочка мёртвого поднимет, такой концерт закатили. О, босыми ногами шлёпают, сюда идут Точно. Зять с тёщей зашли в комнату. Вовка уселся на кровати, тёща скромненько стоит рядом. Маринка посмотрела на полуголую мать Та заёрзала, сказала

— Ты же сама велела с голой жопой ходить. Вот я и…

Маринка засмеялась

— Мам, ты смущаешься, как школьница. Не то, что этот кобель. Ни стыда у него, ни совести.

Вовка поддержал

— Ага. Ни отца, ни матери. Сирота я, сиротинушка. И пожалеть некому.

Маринка потрепала мужа по голове, взъерошила волосы

— Тёщеньке пожалуйся, она пожалеет. Мам, кушать есть что?

— Да есть, конечно, Мариночка. Пошли, доченька, покормлю.

Маринка встала с кровати. Поднимающемуся следом Вовке сказала

— А ты лежи, отдыхай. И не говори, что голодный. Вон пузяку уже какую отрастил тёщиными заботами.

Тёща что-то вякнула в защиту зятя, тут же Маринка одёрнула её

— Не защищай. Заступница, млин. Мать Тереза. Не исхудает. Мне поболтать с тобой надо, пошептаться.

Ну вот, на самом интересном месте. И что за секреты там разводят? Да ну их. Бабы, они бабы и есть. Лучше и правда отдохнуть.

Вовка раскинул в стороны руки и ноги.

— Я морская звезда. Поспать, что ли?

И вскоре выводил рулады, оглашая комнату не совсем музыкальными звуками.