Друзья трахнули мою жену

Всё в нашей семейной жизни с Кристиной было тихо-мирно, до тех пор пока однажды к нам не пожаловали друзья.

С женой мы познакомились в институте, как и многие другие студенты подрабатывали во время учёбы, я переводчиком, а Кристина торговала по выходным на рынке.

Я обычный, немного сутулый, но очень эрудированный, а «Кристи» симпатичная, грудастая, спортом занималась, как она согласилась за меня выйти, ума не приложу. Уболтал видно.

В столице найти жильё довольно сложно любой семье, но нам повезло. Двушку мы купили на все подаренные на свадьбе деньги перед самым повышением курса баксов.

Работу по специальности найти не удалось и мы на автопилоте работали там же где и во время учёбы. Вопрос с беременностью решили отложить на попозже, а пока пожить в своё удовольствие, встать немного на ноги.

Как-то отметив чей-то день рождения на работе, мы с мужиками зашли к нам, попить пива, посмотреть футбол. Жена пришла позже и была не против, думаю потому, что мы вели себя тихо и культурно, к тому же, к её приходу накрыли хороший стол и она уставшая после шумного рынка, тоже к нам присоединилась как гостья. Мы славно посидели и к полуночи друзья разошлись. Засунув тарелки-вилки в посудомоечную машину, замученные, как два зомби, мы побрели в спальню. Первым раздевшись я быстро юркнул в постель и наблюдая за женой, её движениями в слабом свете ночника и тихо сказал:

— Дорогая, твоё тело сводит меня с ума, хочу наброситься на тебя и изнасиловать, но слишком устал, а покажи мне стриптиз…

— С ума сошёл, я пьяная, уставшая, завтра на работу… Какой нафиг стриптиз?

И тут же улыбнувшись во весь рот пролепетала:

— За кого ты меня принимаешь? Я не такая. Я скромная, серая мышка…

— Ну да, конечно, скромная, а кто на балконе давал себя трогать за талию и за попу. (честно говоря, я ничего такого не видел, но решил взять жену на понт) Твоё счастье, что я не ревнивый, а то была бы драка и море крови… Мой язык заплетался и на последнем слове я чуть не уснул… Кристина аж заржала:

— У-тю-тю, драка, море крови. Прям Брюс Ли. Ну подумаешь, потрогали там-сям, сям-там, ну я же женщина и мне нужно немного ласки, а твои друзья такие ласковые, весёлые, что теперь из-за каждого знака внимания дуэль устраивать? Ты ведь у меня доооообрый, спокооооойный. Правда?

— Да я доообрый, спокооооо… Йный… Фух. Кристина, я уснул на полуслове, что за нафиг, я должен взбодриться. Я ещё может хотел долг супружеский исполнить. Вот. Ты как на это смотришь?

— Гы-гы. Долг он хочет исполнить. Нетушки, ты наказан, ты во мне засомневался, подумал обо мне плохо. Поэтому на бочёк к стеночке и бай-бай, пока я тут стяну юбочку со своих бёдер, освобожу сисечки, они сегодня так были напуганы от прикосновений незнакомых дядей.

Кристина явно издевалась и смотрела в отражение зеркала на мою реакцию. Я разумеется тут же проснулся и встрепенулся.

— А ну-ка поподробнее. Тебя, что за сиськи лапали? Когда, кто? Я этого не видел…

— Ты же сказал, что видел… Или не видел, а придумал что-то низкое и этим оскорбил меня, честную женщину… Гы-гы…

— Ну видел — не видел какая разница? Но что-то там было? Признавайся…

— Ха… Признавайся… Нашёл Зою Космодемьянскую…

— А если бы увидел?

— Да я бы ему…

— Ну ну ну, успокойся, вдохни глубже… Вот так… А теперь спокойно отвечай…

Жена уже разделась, приблизилась ко мне, медленно залезла сверху, приблизила свои губы к моему уху и зашептала:

— Ну почему ты такой ревнивый, дурачок, я же тебя люблю. Ну подумаешь, мужики на меня полюбовались немного, ну пощупали кое где…

— Где пощупали? Так же шёпотом ответил я, продолжай, не останавливайся… Мой член рос на глазах.

— Дорогой, ты ведь меня убьёшь… Шепот жены чаровал и сводил с ума.

— Да брось дорогая, я что дурак? Ну говори я правда не буду сердиться.

Я дико возбудился и едва дышал в предвкушении чего-то нового, запретного, грешного.

— Пойми, я пьяная была немного, а у нас так жарко, меня развезло.

— Ну не томи, говори же, что там ещё произошло.

Я почти умолял жену поделиться сокровенными подробностями сегодняшнего вечера.

— В общем на балконе не так светло как в зале, там ребята курили, ну и меня усадили на коленки, кто-то за талию взял, кто-то выше. Комплиментов столько услышала разных. Мне подливали коньяк, я так классно расслабилась, что даже не заметила, как кто-то взвесил мои груди, прошёлся по соскам и начал медленно целовать шею.

— А я где был?

— Ты? Ты увлечённо кому-то показывал наш новый телевизор и расхваливал его преимущества.

— Тебя в этот момент значит лапали и целовали. Подумать только… Эээ, значит взяли за талию и за сиськи? И?

Кристина медленно села на мой член и стала плавно на нём колыхаться.

— Что ты дорогой так растревожился, давай насаживай меня, возьми за груди покрепче, как ты любишь, хорошоооо, сделай мне хорошооо, вот таааак… Вот теперь допрашивай меня, я признаюсь во всех грехах… — Ты ведь что-то ещё хочешь услышать? — спросила жена постепенно увеличивая темп.

— Да, хочу услышать, всё-всё что было узнать… Оооо как ты сейчас хороша, я боюсь не сдержусь… Ооооо говори, всё говори, они трогали тебя своими потными лапами, один? Двое? Все? И там тоже, в низу живота трогали, засовывали в тебя свои пальцы? Правда? Ты позволила им?

— Да все, все меня лапали, кто где хотел. Ты это хотел услышать? Да я была пьяная и доступная их похотливым рукам, их нахальным глазам, я видела в их штанах вздыбленные члены. Слышала их тихие слова в мой адрес:

— «Да она готова, ваще в драбодан. Давайте её по-очереди выебем. Пока бухущая…»

— «Глядите, тело супер, а какие у неё сиськи, она уже ничего не соображает совсем…»

— «Укладываем её на диванчик. Давайте по быстрому её. Поехали…»

Я не мог поверить своим ушам, когда жена говорила такое о себе… Мы трахались всё быстрее и я терял голову представляя в мельчайших подробностях то, о чём она говорила.

— Да, я была одна, а их много. Я была королева балла. Понимаешь о чём я? Точно знаю что они хотели сделать со мной, то что делаешь сейчас ты и сделали, ах как они это сделали. Я даже немного сопротивлялась, правда. Но меня почти силой разложили на диванчике и…

— Представляешь это картину?

— Да солнце я представляю… Как они лапают и обнимают тебя, как стаскивают одежду с твоего мокрого от пота тела. Как трогают тебя за…

Я умоляюще посмотрел в глаза жены. Она широко улыбнулась и громко прошипела:

— Именно дорогой, там в низу… За пизду, да, да дорогой, они нагло и бесцеремонно лапали меня за пизду, целовали, крепко обнимали, сорвали трусы и закатили платье под самую шею. Это было как во сне, я была полностью голая перед их блудливыми взглядами.

— Дорогая, я сейчас кончу, пощади, не спеши.

Но Кристину было не остановить, она приближалась к оргазму, всё учащая движения и тяжело дыша прохрипела:

— Они, они стали ебать меня, прямо там на балконе, по очереди, очень быстро, без гандонов, кончали прямо в пизду, быстро менялись местами и снова ебали. Я выгнула спину, раздвинула ноги чуть согнув их в коленях, а они всё вонзались и вонзались в меня. Я вздрагивала от их толчков и быстро кончала. Со мной такого никогда раньше не было, даже в общаге. Я балдела от удовольствия и хотела что бы они это делали со мной ещё и ещё.

— Именно тогда я поняла до конца выражение «пустить по кругу»… Меня и пустили, со вкусом так, с удовольствием… Обалдевшая от этой оргии, когда каждый слил в меня, я оделась и пошла в ванную, что бы подмыться, потому что пот с меня катился градом, а ты даже не смотрел в мою сторону, а в тот момент по моим ногам текли ручьи спермы от твоих друзей. Еле держась на ногах, я возвратилась на балкон и меня снова лапали и имели, как шлюху.

Сходя с ума от восхищения, я опрокинул жену на спину, широко раздвинул ей ноги и стал вгонять до конца свой большой, твёрдый член в её широкое, мокрое, хлюпающее влагалище.

— Так ты мне изменила? Со всеми ими? Ну и ну… Кто же ты после этого, говори, говори сучка.

— Да я сучка, сучка и блядь. Такая вот я теперь блядь.

Тут же я начал бурно кончать, балдея от сумасшедшего оргазма, какого у меня не было никогда до этого и вряд ли когда-то будет ещё. Ведь с Кристиной придётся развестись и искать другую жену, а эту пускай ебут теперь друзья… Хотя утро вечера мудренее, подумаю ещё как поступить… Такая вот неожиданность.