шлюхи Екатеринбурга

Долгий путь

Работа ожидалась несложная: нужно съездить в столицу и отснять небольшой репортаж с обучением сотрудников и сделать фотоэкскурсию по предприятию. Обычно такими вещами я не занимаюсь, но тут предложили хорошие деньги плюс командировочные. Причем все это должно занять не больше трех дней. Но был и минус: вместо билета на самолет, мне сказали, что поехать придется на машине с сотрудником заказчика, а все из-за того, что образцы продукции весят слишком много и занимают немало места, поэтому, якобы в самолете это все везти будет затруднительно. Минус здесь только один: поездка на тысячу километров, в лучшем случае, займет весь световой день, и выехать нужно ранним утром, не позже четырех-пяти часов утра.

Я подготовился, кинул трусов, маек, носков и штанов по четыре комплекта, чтобы есть вдруг обделаюсь, даже в самой плохой ситуации, у меня всегда был запасной вариант. В назначенное время я вышел из дома и через пару минут подъехала машина, которую я узнал по номеру. Это был большой темно-красный седан — удобно для длительных поездок. Но, чего я никак не ожидал, за рулем сидела моя старая знакомая. С Анастасией мы познакомились на курсах иностранного языка, на которые я попал несколько лет назад. Кроме отношений ученик-учитель у нас был самый легчайший флирт, поэтому спустя два года обучения мы просто разошлись своими дорогами и больше никогда не пересекались. Хотя, это нельзя не признать, девушка она была очень красивая, с приятной фигурой и милым лицом, хотя и одевалась несколько экстравагантно и слегка не понятно для меня: увлекалась крупными украшениями и одеждой с большими яркими узорами, которые бы больше подошли пижаме. Конечно, такие яркие летние платья вполне подходят для прогулок где-нибудь в Ницце, но в нашей местности это выглядит несколько непривычно, хотя, безусловно, привлекает внимание. Но я так и не понял, зачем Анастасии было привлекать внимание своей одеждой, если она сама привлекала внимание всех знакомых мужчин: мягкие черты лица, длинные русые волосы, голубые глаза и грудь моего любимого размера (который другая моя знакомая называла «два с половиной»).

Когда подъехала машина, я узнал Анастасию и сел на переднее сиденье. Мы поздоровались, поулыбались друг другу и завели обычную светскую беседу о совпадениях и интересной работе. Спустя полчаса мы выехали из города и общение продолжилось в том же ключе, в котором оборвалось несколько лет назад: деловые разговоры на «вы» с отдаленным намёком на флирт. В таком режиме мы проехали пять часов и пришло время остановиться на небольшой перекус и сопутствующие процедуры.

Анастасия немного смущаясь сообщила, что хочет найти какое-нибудь уютное кафе, чтобы «было комфортно ехать дальше», и я быстро подобрал на карте нужное заведение, когда мы подъехали к ближайшему городу на середине нашего пути. Проехав по нему около десяти минут, точка назначения была достигнута. К этому моменту стало окончательно ясно, что летняя жара намного злее, чем это кажется изнутри кондиционированного салона машины. Мы вышли из автомобиля и сразу ощутили мощный горячий удар августа.

Зайдя в кафе «Арлекин» я сразу подошел к стойке, чтобы сделать заказ. Анастасия отправилась в дамскую комнату. Когда я сел за стол, то обнаружил, что в кафе нет никого кроме нас. Это было достаточно логично, ведь в середине недели в период отпусков и в разгар жаркого дня, большинство клиентов таких заведений убегает из города. Поэтому мы получили, наверное, самое лучшее обслуживание, пусть наш заказ и был самым простым. Анастасия вернулась и уточнила у меня по поводу заказа. Услышав ответ, она поднялась из-за стола и пошла к стойке, как я думаю, заказать что-то еще. Когда она вернулась, я заметил, что ей очень жарко — над верхней губой появился тонкий слой мелких жемчужинок пота. Это меня удивило, ведь в помещении была комфортная температура. Но мне было неловко об этом спрашивать и поэтому я спросил для чего она обращалась к бармену.

— Я заказала мороженое, ведь сегодня так жарко. Вы не против? — ответила она.

— Да, конечно, хорошая идея. А не подумал об этом.

Через мгновение нам принесли наш заказ и мороженое. Поскольку мы ехали довольно долго, то сразу принялись есть, на что я заметил:

— Надо было взять с собой курицу и вареные яйца.

Она улыбнулась, но кажется не поняла, что я намекаю на давнюю традицию путешествий на поезде:

— Наверное и правда нужно было сделать заказ на какие-нибудь гамбургеры. Просто для удобства. Вы в дороге какую еду предпочитаете?

— Совершенно не важно, намного лучше меньше съесть, но быстрее доехать. Это полезней, чем останавливаться и терять время. Особенно, если нужно проехать такое большое расстояние.

Она всё правильно поняла и кажется что-то решила:

— Думаю, что мы закажем здесь что-нибудь на вынос и больше не будем останавливаться. Кажется, тогда мы успеем добраться до темноты.

Сказано — сделано. Мы быстро прикончили наш небольшой обед и забрали несколько свертков фаст-фуда с собой.

Машина успела раскалиться на солнце, когда мы в нее сели. И хоть сразу заработал кондиционер, я заметил, что грудь Анастасии, в средних размеров декольте, увлажнилась от пота и вздымается будто ей не хватает воздуха. А летнее открытое платье делает это еще более двусмысленным. Если бы не наше общение на «вы», то можно было бы подумать, что наша поездка не деловая, а больше похожа на отпуск семейной пары. Анастасия помахала ладонью на себя и сказала, что кондиционер слишком долго заводится из-за чего ей очень жарко. Я предложил ненадолго открыть окна, ведь мы ехали по летним аллеям, где вовсю буйствовала зелень. Открытые окна, на удивление, не принесли горького городского запаха, а наполнили салон машины ароматом скошенной травы и каких-то сладких цветов. Оказывается, мы уже почти выехали из города, и именно поэтому так резко поменялась атмосфера.

Мы — сытые и довольные — наслаждаясь летними ароматами, даже немного забыли о разговорах. Жаркое солнце все сильнее светило, обжигая голую кожу, сонное настроение наваливалось на нас после еды, и я предложил срочно закрыть окна и включить кондиционер в максимально возможный режим, чтобы исключить ситуацию, когда мы заснем в едущей машине, утомленные летним зноем.

— Я то же самое хотела предложить, — Анастасия поддержала меня и закрыла окна.

Мы понеслись на запад по новой дороге, которая отлично помогала машине держать высокую скорость, а я вспомнил об одном эпизоде, когда мы собрались с несколькими однокурсниками и Анастасией в кафе. Мне было неловко об этом говорить, но я решил, что все-таки нужно извиниться.

— Я бы хотел попросить у вас прощенья за ту ситуацию в кафе, которая была когда я учился у вас.

— Не понимаю, а что тогда случилось? — искренне спросила она.

— Вы тогда начали говорить… — я не мог подобрать слова. — Вы при всех начали приглашать меня к себе в летний дом. Вы начали спрашивать, как я расслабляюсь, а я не дал вам закончить и быстро ответил, что не напрягаюсь, поэтому и расслабляться мне не нужно. Мне было очень неловко, но я не знал, что мне сказать, чтобы исправить ситуацию. Мне все эти годы казалось, что я повел себя некрасиво, оборвав вас на полуслове и отказавшись от вашего предложения. И все еще чувструю неловкость. Мне очень жаль.

— А я уже забыла. Зря вы переживаете, ничего страшного не случилось, ничего плохого не произошло.

— То есть меня прощаете? — улыбнулся я, самой милой, как я думаю, улыбкой, на которую только способен.

— Прощаю, — великодушно согласилась она и рассмеялась. — Я только сейчас вспомнила, такое и правда было, и мне тоже было немного неловко. Я поняла, что у вас могли быть вполне очевидные причины отказаться, у вас могла быть девушка, а я совсем об этом не подумала. Я тоже хочу извиниться и предлагаю об этом забыть.

— Да-да, конечно, давайте забудем.

Я с облегчением вздохнул, а она в ответ на это слегка хихикнула. И я решил, что расскажу о том, что мы были знакомы раньше, пусть и виртуально, до нашей встречи на курсах.

— Есть еще один момент, про который я хочу рассказать. Я не уверен, но возможно, вы даже знаете об этом, хоть и прошло уже больше десяти лет.

— Разве мы знакомы настолько давно? — Анастасия, кажется, начала считать в уме, когда мы общались и у нее что-то слегка не сходилось.

— Да, мы общались на сайте знакомств за два года до нашей встречи на курсах. Нужно сказать, что это был всего один разговор, правда достаточно продолжительный, хоть и совершенно ни к чему не обязывающий. Я не возобновил наше общение на следующий день из-за чего мне было немного совестно. Ведь вы оказались приятным собеседником. Просто так получилось, что в тот момент у меня в жизни было всё очень паршиво, и я просто не захотел заразить вас — такую молодую приятную девушку — своим негативом. Надеюсь, что вы быстро про этот разговор забыли или вообще его не заметили. Я уверен, что у вас тогда было много других знакомств.

Анастасия задумалась, но кажется, ничего из того момента не вспомнила.

— Я совершенно не помню нашего разговора, это правда. Но в первую нашу встречу на курсах, мне кажется, а я очень плохо это помню, но мне кажется, что вы показались мне чем-то знакомым. Может быть из-за сайта? У вас там была фотография?

— Да, у меня было несколько фотографий, и вы могли меня узнать. Я вас узнал сразу, хоть мы и поговорили только раз за два года до этого.

Я тогда действительно был приятно удивлен нашей встрече, и помнил наше виртуальное общение двухлетней давности. Мне было интересно посмотреть вживую на эту молодую девушку, которая так понравилась мне на фотографиях. И здесь Анастасия вспомнила:

— Я вас тогда узнала, но не могла понять почему. Теперь всё стало ясно. А почему мы не продолжили общаться на сайте знакомств, вы не помните?

Вот тут мне стало совсем неловко. Настоящих причин я называть не хотел, но врать тоже нельзя. Поэтому я выдал половину истории:

— За полгода до этого у меня случился неприятный опыт в отношениях. Тогда у меня было очень плохое настроение, а вы были такой милой на фотографии, — тут я опять постарался улыбнуться максимально мягко, — и я просто не захотел, чтобы хоть часть моего негатива передалась вам. Поэтому я постарался, насколько это возможно в рамках приличия, прекратить наше общение. Я жалею об этом до сих пор, но сейчас уже понимаю, прошло так много лет, что это уже просто какой-то смешной эпизод, который теперь кажется ничего не значащим моментом.

Анастасия пристально посмотрела на меня:

— Так бывает, но это ничего не значит. Ведь любую ошибку можно исправить. Нет ничего непоправимого. — Она улыбнулась и слегка рассмеялась.

А я, как дурак, решил, что это не просто ничего не значащий смех, а такой двусмысленный зазывной смех, такой флирт, который уже не выглядит совсем легким и невинным. Я посчитал, что мы постепенно перешли к настоящему флирту, который, в иных обстоятельствах, приводит людей к общей постели. Но мы были связаны отношениями заказчик-исполнитель, и ситуация была совсем иная.

— Да, конечно, — только и смог выдавить я.

В этот момент мне было очень неловко, и я поспешил перевести разговор на рабочую тему. Я начал интересоваться где, когда и как долго нужно будет снимать. Насколько подробным должен быть фотоотчет, и как мы организуем мою работу на месте. Я зацепился за несколько нюансов и почти всю дорогу мы говорили о работе, больше не возвращаясь к воспоминаниям.

* * *

К столице мы подъезжали в шестом часу. И, хоть было еще совсем светло, по часам уже наступал вечер, и тут выяснилось, что заказчик забыл забронировать отель, поэтому мы быстро посовещались и Анастасия предложила гостиницу, в которой она раньше останавливалась. Я просто согласился, поскольку ничего не знал о городе и этой гостинице. Поэтому позвонил и узнал о свободных номерах. Меня заверили, что два одноместных номера у них есть, мне пообещали, что они достанутся нам.

Мы въехали в город и довольно быстро добрались до гостиницы. Но тут выяснилось, что пока мы ехали, наши номера отдали «постоянному и очень уважаемому клиенту». Оставался один двухместный номер, который мы должны были брать.

— Анастасия, ситуация совсем непривычная, но я думаю, что мы можем один раз переночевать в этом номере, а завтра либо возьмем еще один здесь, либо поищем номера в другом месте.

Мне кажется, что она только этого и ждала. Она картинно вздохнула, улыбнулась и согласилась с моим предложением:

— Хорошо, я думаю, что никаких проблем у нас не будет. Мы здесь по делам, и нам надо хорошо выполнить завтрашнюю работу, а если мы начнем искать сейчас гостиницу, то это может затянуться и неизвестно, когда мы найдем два свободных номера. — И несколько раз взмахнув ресницами добавила в конце: — Мы здесь по работе, мы взрослые люди, и я вам полностью доверяю.

— Решено, берем один двухместный номер.

Мы поднялись на второй этаж, я предложил выбрать Анастасии кровать и она взяла дальнюю от входа. После этого я предложил выйти, чтобы она приняла душ и переоделась с дороги.

— Я пойду вниз, там у них есть небольшой ресторанчик. Вам что-нибудь заказать?

— Да, возьмите, пожалуйста, что-нибудь легкое, чтобы немного перекусить. Я спущусь через десять минут.

Я спустился в ресторан, заказал несколько салатов, рассудив, что она выберет что-то еще сама, и принялся медленно пережевывать свежие огурцы и помидоры, поглядывая на висящий на стене телевизор, в котором крутили городские новости, которые, непонятно почему, перемежались новостями мировыми.

Анастасия появилась меньше, чем через десять минут и сразу спросила о напитках:

— Если вы не против, то я закажу себе слабоалкогольный коктейль, хочется немного расслабиться после дороги.

— Да, конечно, я не против.

— Вы тоже закажите что-нибудь, я думаю, что мы можем сегодня немного отдохнуть. Но, конечно, давайте держаться в рамках. — Засмеялась она.

Я подозвал официанта и мы сделали заказ: я взял бокал пива, а она попросила какой-то фирменный коктейль, в котором, судя по меню, вообще не было алкоголя.

Когда нам принесли напитки, я с большим удовольствием отметил, что пиво отличное и холодное, что очень важно после жаркого дня, который мы провели на пыльной дороге. Она сделала готок из своего бокала и поинтересовалась моим пивом:

— Вам нравится это пиво? Вы думаете, что оно вкусное?

— Оно отличное, и, что самое главное — оно холодное, и хорошо утоляет жажду после этой жары.

— Интересно, может быть мне тоже заказать, — сказала она очень тихо и пошла к бару.

Через минуту она вернулась с таким же как у меня бокалом пива и новыми закусками:

— Я совсем не пью пиво, но вы его так похвалили, что я решила попробовать. Спасибо, оно действительно вкусное.

— Не за что. Я тоже пью очень редко, последний раз это было пару лет назад. Но сегодня показалось, что холодное пиво лучше всего поможет закончить этот длинный день.

— Согласна. — Анастасия, как мне показалось, полностью поддержала эту идею.

Мы довольно быстро выпили наши напитки и заказали еще по одному бокалу, и вот уже второй пили не спеша, наслаждаясь беседой о всякой чепухе, которая никак не относилась к нашей работе.

Оказалось, что уже прошло полтора часа наших посиделок в ресторане, я немного захмелел, видимо, из-за крайне редкого употребления алкоголя. Как мне показалось, с нею получилось так же. Второй бокал пошел нам на пользу, мы много смеялись и глупо шутили. Напряженность, которая скопилась после длинной дороги, полностью ушла. Анастасия предложила идти в номер и ложиться спать, чтобы завтра проснуться пораньше и вовремя попасть на объект.

Мы поднялись в номер, и я вспомнил, что до сих пор оставался не очень свежим, ведь после двенадцатичасовой дороги не переоделся. Я спросил у Анастасии нужно ли ей снова в душ и после ее отказа взял смену белья и отправился под горячую воду. Я думаю, что плескался не менее получаса, и когда вышел, на улице уже стемнело. Анастасия сидела за маленьким столиком со своим ноутбуком и, кажется, готовилась к завтрашнему дню. Я спросил собирается ли она спать.

— Да-да, я все закончила, сейчас еще раз в душ и спать, а то здесь немного душно и даже кондиционер не спасает.

С этими словами она убрала ноутбук и пошла в душ. А я подошел к кондиционеру и попробовал выставить максимальный режим, из-за чего, как мне показалось, он стал дуть очень сильно, но не слишком холодным воздухом. Тогда я открыл окно, ведь в номере и правда было трудно дышать.

Я лег в постель и стал слушать, как Анастасия плещется в душе. И вот тут я впервые осознал, что я нахожусь в одном номере с голой девушкой, которая нравилась мне десять лет назад. Я начал перебирать возможные варианты и размышлять какие у меня шансы: можно потерять контракт и оставить плохое впечатление, если я скажу что-то не то, а можно начать интересные отношения, если все получится. Я размышлял и продолжал прислушиваться, представляя как она выйдет из душа голой и предложит себя. Но всё получилось немного иначе. Она вышла в гостиничном халате, с тюрбаном из полотенца на голове:

— Я подумала, что надо помыть волосы. Вы не против, если мы немного поболтаем, пока я их не высушу?

— Конечно поболтаем, я думаю, что сейчас время детское, поэтому можно лечь спать позже. — Сказал я, лежа под одеялом на боку, чтобы скрыть свою эрекцию.

Она прошла к своей кровати, села на нее спиной и скинула халат обнажив спину.

— Ты можешь намазать меня кремом? — Совершенно отчетливо она перешла на ты и на совсем другой голос, который уже не был деловым или нейтральным.

Она обернулась ко мне показывая тюбик с кремом и свою обнаженную грудь. Это была красивая, просто великолепная грудь. Пусть даже в номере и был приглушенный свет, но эта грудь отчетливо выделялась на фоне темных штор. Я выбрался из-под одеяла не особо скрывая свое мужское естество и сел у нее за спиной, взял крем и начал медленно намазывать спину:

— Вот здесь нужно? Я правильно делаю? — спрашивал я, понимая, что это глупые вопросы и она хочет совсем другого.

Она повернула свое лицо ко мне и сказала:

— Можно выше, помассируй мне плечи, я так устала.

Я уже взял себя в руки и четко понял, что мои планы сбываются сами собой. Я начал массировать ее белые плечи, ее тонкую шею, руки, снова спину. Анастасия начала издавать легкие стоны и направила мои руки вперед к своей груди. Я начал массировать ее прелестную грудь, которую увидел пока только раз. Сидя за ее спиной, мне было не очень удобно и я предложил ей встать, чтобы убрать халат. Она поднялась, обнажив ягодицы, развернулась ко мне лицом, и я увидел ее озорной взгляд, два розовых соска, живот и маленькую тщательно оформленную лужайку над тонкой щелкой. Она подняла халат с постели бросила его в угол. Потом наклонилась и толкнула меня в грудь. Я упал на спину, а она схватила мои трусы и сдернула их одним движением. Сразу же взяв меня за член, она начала водить по нему рукой, наклонившись надо мной. Две ее груди оказались в свободном полете, и они были настолько хороши, что я не смог сдержать восхищения:

— Ты прекрасна, у тебя по-настоящему потрясающая грудь. Я хочу ее поцеловать.

— Нет, сначала я. — Хихикнула она. — Я весь день этого ждала. Как только увидела тебя возле машины.

Она отпустила мой член, развернулась спиной и просто села, полностью погрузив меня в свою горячую дырочку. Она начала очень медленно двигаться на мне, поднимаясь, опускаясь, качаясь из стороны в сторону, вперед и назад. Она медленно поглощала меня своей нежностью, мягкостью и неторопливостью. Я приподнялся на локтях, сел на кровати и начал ласкать руками ее груди. Этими медленными движениями мы убивали минуты, часы, дни, года. Я не знаю сколько это длилось. Она встала, оставив свою женскую влагу на мне, повернулась и начала ласкать мой член своим языком. Такого блаженства я не испытывал никогда, она гладила и лизала, она втягивала и обжигала своим дыханием, вниз и вверх, вверх и вниз.

— А теперь я попробую твой виноград. — Снова захихикала она и принялась ласкать языком кожу яичек.

Она снова толкнула меня, я упал на кровать. Рукой она водила по моему члену, который был в ее влаге, а губами втягивала каждую виноградинку по отдельности, лизала вместе, не могла решить как ей быть. Я был на вершине блаженства, но эта сказка должна была закончится и мне пришлось прохрипеть тихим обессиленным голосом:

— Я больше не могу. Как… куда.. как мне это сделать?

Она убрала свои руки, приблизила свое лицо к моему и сказала:

— Я хочу попробовать тебя целиком. Сделай это.

И сразу же обхватила губами мой член, горячим языком играя с головкой и помогая снизу руками. Я был уже на грани, и полминуты такой игры превратили меня в самый мощный фонтан. Я подарил ей всё, что у меня было, а она с восторгом это приняла.

Через секунду я открыл глаза и увидел ее довольное лицо. Анастасия была в этот момент самой красивой женщиной во всем мире. Я понял, что именно этого хотел всю жизнь. Я собрал все силы, которые во мне оставались и прошептал:

— А как же ты? Я хочу, чтобы ты тоже наслаждалась.

— Спасибо. Мне уже было хорошо. Ты просто не заметил. — Она улыбнулась, как мне показалось, с легкой грустинкой в глазах.

Я обнял ее и прижал к себе.

— Я хочу, чтобы тебе было хорошо. Я сделаю все, что ты хочешь.

— Давай спать. Все-таки завтра у нас рабочий день.

Она сказала это, легла рядом и прижалась ко мне всем телом. Мы быстро заснули от усталости, несмотря на горячий воздух вокруг и электрические искры между нами.

***

Утром мы проснулись, когда зазвонил будильник. Было еще очень рано, так как Анастасия планировала с утра снова готовится к своему мероприятию. Она пошевелилась, когда я открыл глаза. Моя рука обнимала ее, а член упирался в нежную кожу спины. Она это ощутила, взяла мою руку и переложила не бедро. Я еще плохо соображал, поскольку совсем не проснулся. Она снова взяла мою руку и положила на свой лобок, который был покрыт мягкими волосками. Я медленно провел по нему пальцами и попробовал проникнуть внутрь, она немного приподняла ногу, чтобы мне было удобнее. Внутри было слегка влажно и я начал плавные движения. Мы лежали крепко прижавшись, и это было не очень удобно. Она начала отвечать на мои движения двигая своим телом, и постепенно отодвигаясь от меня, чтобы освободить мой член.

Но на самом деле, у нее были куда более коварный план. Она постепенно выбралась из моих объятий и села на кровати. Я продолжал гладить ее спину, она потянулась и сказала:

— Кажется нам надо сходить в душ. Ты со мной? — и немедленно встала, продемонстрировав налитое тело полностью готовой женщины.

Стоя спиной она медленно повернулась ко мне и села коленями на кровать, расставив ноги и демонстрируя перед моим лицом свою теплую и влажную щелку. Теперь я смог рассмотреть как она красива: она была идеальной формы. Хозяйка тщательно следила за своей сокровищницей: ровные губки были тщательно выбриты, а сверху на лобке оставался хорошо заметный и красиво оформленный кустик мягких русых волос. Она провела ладонью по волосам, потом по своим губам, слегка их приоткрыла будто приглашая:

— Я иду в душ. Присоединяйся.

С этими словами она встала с кровати, развернулась и наклонилась, чтобы поднять с пола халат, который там лежал со вчерашнего дня. Два круглых полушария великолепной подтянутой попы соединялись пухлыми губками и розовой звездочкой ануса. Она выпрямилась, и медленно пошла вокруг кровати в душ. Ее плавные движения говорили за себя: она хотела показать свою красоту, свои волшебные бедра, налитую грудь, небольшой животик и кустик под ним. Она любила себя и не стеснялась этой обнаженной красоты. Анастасия восхищала меня несколько незабываемых секунд, пока не скрылась за дверью ванной комнаты.

Я услышал звук воды из душа и решил дать ей и себе несколько минут. Дождавшись, пока прекрасное голое тело Анастасии хоть немного выветрится из моей головы, а член самую малость расслабится, я встал с кровати и пошел в душ.

Она стояла опершись о стену душа, намыливая свой живот. Увидев меня она опустила руки ниже и начала гладить себя между ног:

— Я уже заждалась, — сказала она, хитро улыбнувшись, и поманила пальцем.

Меня не нужно было упрашивать, я шагнул к ней и стал продолжать ее занятие: начал гладить между ног, потом поднялся выше и прошелся по животу, чуть помедлив, мои ладони охватили ее груди и начали их массировать. Мой член упирался ей в живот и я попытался слегка наклониться, чтобы он оказался напротив ее холмика влажных мыльных волос на лобке. Я стал водить по нему: чуть выше, чуть ниже, потом влево и вправо. Я видел, что для нее это такая же мука, но мне хотелось продолжить игру. Я гладил руками ее спину, потом опускался ниже трогая ягодицы, слегка разводя их в стороны и проникая пальцами между ними. Руки двигались все ниже, как и мой член. Спереди я касался ее намыленной щелки своим горячим стволом, а сзади пальцами трогал оба ее отверстия. Кажется она стонала, но я не уверен, что мог что-то слышать — меня полностью захватили ощущения от скользкого тела, мягкой кожи и горячей дверки в ее сад наслаждений.

Она смогла выдержать всего минуту, а потом схватила мой член и насадила себя на него. Вода текла на нас сверху, на скользком полу было неудобно стоять, места для нас было мало, но удовольствие от плотного контакта наших тел преобладало. Я придерживал ее за бедра, а ее ноги периодически оказывались в воздухе. Она быстро двигалась вперед и назад, пытаясь получить максимум за минимальное время. Она хотела кончить как можно быстрее, поэтому постоянно ускорялась. Через минуту она развернулась, оперлась руками о стену и виляя бедрами начала насаживаться на мой дрожащий член. Ее движения были одновременно очень сильными и плавными, ее соски вибрировали между моих пальцев, а ягодицы терлись о меня. Еще через минуту она бурно кончила. Ее сотрясал мощный оргазм, а я с трудом мог удерживать ее влажное тело. Охрипшим голосом она сказала:

— Как же долго нам пришлось ждать. Но это стоило того.

Потом она снова развернулась ко мне, села на колени, обхватила руками ствол, а языком начала облизывать головку:

— Я хочу, чтобы ты тоже кончил.

Ее мягкий язык скользил вверх и вниз, она быстро заглатывала и отпускала, чтобы сделать еще один вдох и выдать еще один стон. В этот раз мне понадобилось чуть больше времени, чем вчера, чтобы кончить. Она с видимым наслаждением проглотила мое удовольствие, сделав его своим.

С трудом держась на ногах, мы продолжали гладить друг друга под водой, намыливая и лаская скользкую кожу.

* * *

Выйдя из под струй воды, она взяла упавшее полотенце, низко наклонившись, в очередной раз продемонстрировав мне свою прелестную щелку между сладких губ. Распрямившись Анастасия стала вытирать блестящие капли воды со своей кожи. Я понял, что если буду на это смотреть, то мы никогда не выйдем из номера, поэтому выбравшись из-под душа, я отвернулся и стал деловито вытираться. А она периодически пыталась охватить меня рукой из-за спины и погладить член, от чего он был почти полностью напряжен.

Я выскочил из душа и стал одеваться. Анастасия провозилась немного дольше и вышла повязав полотенце на талии, демонстративно покачивая грудью с розовыми набухшими сосками. Вот в таком виде она встала напротив меня пока я одевался, и начала говорить:

— Я думаю, что нам не стоит рассказывать, как мы провели время. Все-таки у нас рабочая поездка и будет не совсем хорошо, если кто-то узнает.

— Да, конечно, я понимаю. Если ты не расскажешь, то никто об этом не узнает. — Я подмигнул ей, а она улыбнулась в ответ:

— Думаю, что у нас должно быть продолжение, тебе не кажется?

Я заулыбался во все тридцать два зуба:

— Надо постараться и сделать это как можно быстрее.

Анастасия сняла полотенце с талии, еще раз полностью продемонстрировав свое женственное тело и начала одеваться:

— С этого момента у нас работа. Ты занимаешься репортажем, а я буду вести лекцию. Чисто рабочие отношения. Ты же понимаешь.

Я коротко кивнул. Я уже был полностью одет и смотрел как одевалась она: уже без всяких заигрываний, быстро и обыденно застегивала пуговицы и наносила губную помаду.

— Из-за тебя я не успела сегодня накраситься! Может меня даже не узнают, — засмеялась она.

— Ты и так очень хороша, тебе не нужна эта боевая раскраска. — Мне и правда нравился более простой и естественный вид ее лица.

Мы оделись, вышли из номера и спустились вниз, чтобы позавтракать. Кроме рабочих моментов, мы целенаправленно ни о чем не говорили, ведь с этого момента у нас началась работа.

* * *

За несколько часов, пока мы были на объекте и на лекции, нам удалось переунинуться только парой слов. Работа была несложная, особых требований не было, поэтому я спокойно делал свое дело. Со всеми вопросами мы разобрались до пяти вечера и взяли такси, чтобы ехать в гостиницу. По пути Анастасия попросила таксиста остановиться немного раньше:

— Пойдем прогуляемся, — сказала она и мы вышли рядом с парком, который находился рядом с гостиницей.

Мы пошли через парк, наполненный зелеными деревьями и поздними цветами. Расстояние между нами было социально допустимым, как принятоо между коллегами. Она предложила погулять и начала вполне ожидаемый разговор:

— Ты знаешь, мы вчера выпили, поэтому ты должен понимать, что это все было под воздействием алкоголя.

— Да, вечером было именно так, но утром ты вела себя так же, — мне захотелось узнать, что она думает по этому поводу. — Как ты считаешь, утром мы не были пьяны?

— Так получилось, когда я проснулась вместе с тобой, мне было так хорошо, у меня очень давно такого не было, поэтому ты на меня так подействовал. Мне это было очень нужно. — Анастасия охотно призналась, что получала удовольствие. — Так приятно, когда можешь полностью раскрыться. Это так редко получается.

— У меня тоже давно никого нет. Мне очень понравился наш вчерашний день и сегодняшнее утро. Я понимаю, что это может показаться наглостью, но все равно хочу предложить тебе устраивать такие вечера, когда мы вернемся домой. Нам не обязательно об этом рассказывать. Если ты хочешь, чтобы никто не знал, то про это не узнают.

Анастасия заулыбалась и задумалась. Она деловито начала рассказывать, как мы поступим:

— Но сейчас, когда мы придем в отель, нужно будет снять второй номер, если он освободился. Нам завтра нужно возвращаться, дорога займет целый день, а для этого нужно хорошо выспаться.

— Думаешь у нас так получится заснуть? — я рассмеялся в ответ. — Мне заснуть будет очень непросто, после всего, что случилось. А тебе?

— Я думаю, что мы постараемся, — она тоже улыбалась. — Давай посмотрим, что там с номером, может мы зря это обсуждаем. — После этих слов она подмигнула.

Мы подошли к отелю и сразу направились к администратору, чтобы узнать о наличии свободного номера. Я подумал, что номер нужно было забронировать с утра и начал прикидывать могла ли Анастасия об этом забыть, как я, или сделала это специально. Втайне надеясь, что второго номера нам не достанется, мы спросили о такой возможности.

Оказалось, что второй номер есть. Одноместный, как раз нужный вариант. Мы оплатили его и по пути решили, что переезжать буду я. Поэтому, зайдя в наш первый номер я начал собирать свои вещи и в процессе предложил через десять минут встретиться внизу в ресторане, чтобы пораньше поужинать. Было еще совсем рано: день медленно близился к шести часам, и я думал, что смогу уговорить Анастасию на долгие посиделки, которые, может быть, закончатся так же, как вчера.

Я ушел в свой номер, принял душ и переоделся. Спустившись в ресторан, обнаружил, что там я один, поэтому попросил два меню и стал ждать, разглядывая, что еще интересного может предложить заведение. Через пару минут спустилась Анастасия.

Я не поверил: она успела заново накраситься, сделать другую прическу и надеть новое платье. Платье было на грани, еще немного и его можно было бы назвать откровенным: сверху оно было довольно закрытым, но короткая летящая юбка, которая покачивалась при каждом шаге, будто подмигивая, выдавала игривое настроение хозяйки. Однако это вовсе не «маленькое черное платье», а что-то в крупную клетку в стиле семидесятых. Это интересный выбор. При этом ее лицо было совершенно нейтральным, она не заигрывала, но и не изображала недоступность.

— Фух, ты не долго меня ждешь?

— Да нет, всего несколько минут как пришел. Ты отлично выглядишь, как ты успела это все сделать?

— Девушки не выдают свои секреты, — она улыбнулась и принялась изучать меню.

Мы заказали довольно много еды и разных напитков, но алкоголя в этот раз не было. Ведь завтра с утра нужно садиться за руль. В ресторане так никто и не появился, а местные сотрудники держались на максимальном расстоянии, не досаждая частыми подходами с предложением дополнительных блюд. А скудное освещение, которое даже можно было назвать интимным полумраком, действовало расслабляюще, почти как вино. Поэтому наш ничего не значащий разговор постепенно стал переходить к более интимным вещам. Анастасия решила узнать, почему я не сделал первый шаг:

— Если бы мы вчера не выпили, то ничего этого бы не было. Почему ты никак не проявлял свой интерес?

— Я думаю, что нельзя оправдываться небольшим бокалом пива. — Я улыбнулся максимально мягко, чтобы она не подумала будто я ее в чем-то обвиняю. — Думаю, что это просто причина сделать все, что ты хотела. И я тоже, кстати. Я бы очень этого хотел, но посчитал неуместным делать какие-то шаги, ведь ты представитель заказчика.

— Я думаю, что без того выпитого ты бы вообще ничего не сделал, даже если бы мы просто здесь встретились случайно. — Мне показалось, что этими словами она начинает какую-то игру. — А ты вообще умеешь соблазнять? — она засмеялась мелодичным негромким смехом.

— Когда-то давно, кажется, умел. Но я могу попробовать вспомнить, как это делается, — не остался я в долгу. — Думаю, что такая красивая женщина сразу замечает, когда ей оказывают знаки внимания. Разве ты сейчас не чувствуешь чего-то подобного.

— Нет, ничего! — снова засмеялась она.

Тогда я встал и пересел на ее сторону. Теперь вы сидели рядом, и я слегка приобнял ее за талию и шепнул на ухо:

— Можно начать здесь, но лучше подняться наверх, чтобы не смущать официантов.

— Давай попробуем.

— Ага, вдруг понравится.

Я оставил на столе карточку от номера, чтобы расплатиться утром. И мы поднялись на второй этаж, где был наш двухместный номер. Я попросил ее открыть дверь, но она сказала, что не помнит куда дела ключ и предложила:

— Найди-ка у меня ключ. Он где-то тут, но я не помню куда его засунула.

Среди темных стен и полумрака коридора можно было играть в эти игру долго, но я пока не решался. Поэтому легко приобнял ее одной рукой, а другой провел по ягодицам, вверх по спине, потом погладил шею и волосы на затылке:

— Так, здесь карточки нет.

— Молодец, ищи дальше.

Мы прижались к двери номера и я коснулся рукой выреза на ее груди. Потом совсем чуть запустил пальцы под ткань и медленно провел ими по гладкой коже. Она глубоко вздохнула и сказала:

— Нет, не здесь.

Мне ничего не оставалось, как запустить ладонь под короткое платье и погладить ее лобок через ткань трусиков. И здесь тоже не было ключа.

— Очень горячо, давай еще — Анастасия наслаждалась моментом, кажется она была пьяна от этого полумрака и наших тихих движений.

Я провел ладонью вниз и почувствовал маленькую влажную точку у нее между ног. В этот момент было очень трудно остановиться, ведь мы все еще стояли перед дверью номера, и в любой момент здесь мог оказаться какой-нибудь постоялец. Я убрал руку от самой горячей точки и переместил ее вдоль тонкой ткани в левую сторону. Здесь я почувствовал ключ-карту, которая была заправлена за край трусиков. Я быстро ее достал и открыл дверь.

Мы вошли, а когда дверь закрылась, она снова спросила меня дрожащим голосом:

— Ну ты хотя бы умеешь раздевать девушек или тебе нужно помочь?

Я улыбнулся:

— Сейчас попробую.

И приподнял платье, чтобы снять его через голову. Она легко поддалась, а мы медленно продвигались вглубь номера.

— А теперь как? Умеешь расстегивать лифчик?

— Я не расстегиваю. Все намного проще.

Я поцеловал ее и просунул пальцы под край дорогого бюстгальтера с двух сторон от ее груди, немного отодвинул ладони и начал поднимать их вверх. Она все поняла и подняла руки, чтобы я смог освободить ее грудь.

— Расстегивать вовсе не обязательно, как видишь.

После этих слов я положил ее на кровать и начал стягивать трусики. Она приподняла свою попку и они легко соскользнули.

— А вот теперь будет соблазнение, — сказал я и слегка раздвинул ее ноги.

В окно светила полная луна и в этом призрачном свете я видел ее пушистый холмик русых волос, ниже которого скрывалась тонкая щелка, которая еще была туго сжата двумя гладкими губками. Я скользнул языком, оставив влажный след, идущий от душистых волос к ее пока закрытому входу. Она застонала провоцируя меня на более откровенные действия. Я коснулся пальцем самой низкой точки этой сверкающей лунной дорожки, слегка провел вверх и она раскрылась для меня, открыв свою глубокую красоту.

Мягко прикоснувшись языком я постарался сделать все, чтобы хозяйка этой дивной глубины почувствовала мое желание сделать ее счастливой. Аккуратно медленно и плавно, чуть касаясь и дразня я стал гладить языком ее прелесть. Медленно поднимаясь вверх я согревал ее своим дыханием. Опускаясь вниз трогал языком. Ласкал ее сладкую точку, которая таилась между тонких лепестков. Ее влага проливалась теплым дождём на нашу пустыню одиночества. Мы были вместе и рядом в этой неторопливой игре языка и губ. Я ничего не слышал от сильного возбуждения, кажется, она стонала.

Она схватила мою голову и по ее телу прошла дрожь. Маленькая дырочка начала вибрировать и сокращаться. Она не давала мне прикоснуться к себе в следующие несколько мгновений. Мне оставалось только любоваться ее счастливым финалом.

Пока ее дыхание восстанавливалось, мое желание продолжало расти. Я медленно поднялся и лег рядом с ней. Бархатная кожа ее живота и груди была слегка влажной и блестела в полумраке лунной ночи. Мне казалось, что ей нужно дать еще немного времени, но она так не считала.

— Ты еще не разделся? — голос показался мне недовольным.

— Сейчас.

— Нет, я сама. — Анастасия поднялась и нависла надо мной.

Ее быстрые движения очень ловко оставили меня без одежды. Она слегка лизнула головку моего возбужденного члена и повернулась спиной, встав на четвереньки:

— Возьми меня, — срывающимся голосом прошептала Анастасия.

Я встал на колени позади нее, и стал гладить ладонями ее грудь и живот. Анастасия снова мягко скомандовала:

— Войди.

Мой пылающий и дрожащий от нетерпения член был напротив ее влажной и манящей пещерки, поэтому мне пришлось лишь немного наклониться вперед, и я вошел в ее скользкую долину легко, но плотно. Она больше не могла терпеть, и поэтому начала двигаться вперед и назад вбирая в себя мой ствол и выпуская его почти до конца. Она плотно прижималась своими ягодицами ко мне, а я оставалась пассивным наблюдателем, который мечтал, чтобы это продолжалось бесконечно.

Она насаживалась с определенным ритмом, не быстро и не медленно, но уверенно и динамично. От ее движений кожа на спине и ягодицах заблестела от пота, который казался волшебной живой водой нашей близости. Ее сладкое тело начало извиваться. Характер движений изменился, и вместо четких ритмичных движений вперед и назад она стала изгибать спину виляя попкой, как бы навинчиваясь на мой член своей сочащейся щелкой. В ее дыхании появился призвук будущего оргазма. Она начала тихонько постанывать, ускоряя движения.

Я опомнился и передвинул одну ладонь с ее мокрого живота, на лобок, волосы на котором уже были полностью мокрыми. Я попытался поймать пальцами ее виляющую щель, чтобы добавить удовольствия лаской сочной горошинки, которая, как оказалось, уже не пряталась, а откровенно выдавалась наружу, ее нужно было только поймать. Мне иногда удавалась коснуться ее, и тогда стон Анастасии менялся, переходя в явное «да». Я был окрылен ее одобрением и старался не выпускать эту прелесть из рук, но активные движения не позволяли мне этого. Поэтому моя ладонь блуждала у Анастасии между ног, и нас обоих это устраивало.

Сделав еще несколько движений Анастасия закричала «да-а-а» и прижалась ко мне своим задом замерев на мгновение. Потом она освободила мой член от своего тесного плена и упала на кровать раскинув ноги и руки. Ее ягодицы сверкали от пота, а она продолжала медленно двигать телом, как бы пытаясь снова ухватить меня своими нижними губками. Я был настолько зачарован этой картиной, что совсем забыл о своем пульсирующем члене, который еще совсем недавно был готов выплеснуть накопившуюся страсть. Она медленно повернулась на бок и перевернулась, открыв моему взору чудесный пейзаж начиная от мокрой расщелины между ног, увенчанной щелковистым кустом, бархатистого живота и двух холмов красивой груди.

— Ты еще не готов? — спросила она.

Я отрицательно помотал головой и она поманила меня пальцем:

— Встань надо мной, я сделаю, чтобы тебе было хорошо.

Я неловко передвинулся вперед, как бы охватив ее тело ногами: мои колени были широко расставлены, а член нависал на нею. Она взяла его обеими руками и начала гладить, постепенно сжимая все сильнее. Я был давно готов, и этих нескольких движений хватило, чтобы мое семя пролилось над ее прекрасным телом, оросив красивый живот и сочные белые груди.

Я бессильно упал рядом с Анастасией, и мы долго лежали рядом, открытые лунному свету и слушая дыхание друг друга.

* * *

Ранним утром нас разбудил звук телефонного будильника. Нам нужно было собираться, так как предстоял долгий путь в обратную сторону. Анастасия первой пошла в душ, а я наблюдал за ней из-за открытой двери. Она намыливала свое тело и быстрые струи воды сразу смывали пену, поэтому все ее прелести были передо мной. Было очень трудно сдержаться, чтобы не присоединиться к ней, чтобы уже мои руки скользили по ее округлостям и гладили потаенные уголки. Я понимал, что задержек нужно избежать: ведь нам предстоит долгая дорога, которую необходимо преодолеть за световой день, чтобы вечером оказаться дома. Ехать ночью, да еще при плохой погоде, то еще удовольствие: скорость снижается, утомление растет, тут недалеко и до беды. В обычной ситуации с выездом в шесть-семь утра доехать можно к семи-восьми часам вечера, и мы оба понимали, что лучше не спеша проделать этот путь, чем искусственно создавать задержки, а потом наверстывать упущенное время.

Она вышла из душа, сказала «давай, поторопись» и хлопнула меня по заднице, со смехом схватив полотенце и выскочила в комнату. Я быстро принял душ, чуть холоднее обычного, чтобы максимально сократить время и не отвлекаться на фантазии. Вытершись большим полотенцем, я обнаружил, что Анастасия уже полностью одета и заканчивает собирать мою сумку. Все ее вещи уже были упакованы.

— Я положила тебе свежую одежду на кровать, а все остальное собрала.

— Надо проверить тумбочки и шкафы, — забеспокоился я.

— Сделано. Пойдем, нам сегодня долго ехать.

Мы вышли из гостиницы, сели в машину и покатали из центра города в сторону большого супермаркета, который находился на окраине. Там мы купили несколько бутылок воды и небольшой перекус на дорогу. День, хоть и начинался с солнечного утра, постепенно стал превращаться в хмурый и дождливый. Первые капли уже упали на асфальт, еще горячий после вчерашней жары. Выезд из города оказался почти полностью свободен, ведь посреди лета большинство горожан разъехались по дачам и дальним странам. Машина быстро уносила нас прочь из столицы.

Чтобы не захватили мысли о прошедшей ночи, я начал рассказывать о том, что мне удалось отснять и стал советоваться как это лучше подать заказчику, что оставить, и что убрать. Оказалось, что тут есть масса нюансов и мы проговорили об этих мелочах пару часов. Погода снова наладилась, не было никаких признаков дождя и до горизонта сияло ярко-синее почти безоблачное небо. Местность за окном стала меняться, все чаще попадались деревья и даже небольшие перелески.

Анастасия предложила остановиться, когда мы заехали в небольшой лесок, где она увидела сверток с асфальта на грунтовую дорогу.

— Я столько воды выпила, пока мы ехали. Хочу остановиться, тебе, может быть, тоже нужно проветриться? — подмигнула она.

Мы свернули на проселок и немного углубились в лес, спрятавшись за деревьями. Анастасия выпрыгнула из машины и зашла за ближайшую сосенку. Увидев в окно как она ловко присела я тоже вышел из машины, осматриваясь по сторонам. Я отчетливо услышал журчание, и понял, что Анастасия долго терпела. У меня почему-то подобного желания не возникло, но я решил пройтись и размяться. Конечно, я пошел в другую сторону, но предупредил:

— Пойду разомнусь.

— Я тебя догоню, — ответила моя спутница.

Мы были в типичном хвойном лесу, в нем не было кустарника, не было высокой травы. Лесок был похож на поляну из сказки: грунтовая дорога пересекала довольно большое поле травы, по бокам от которого высились редкие, но мощные и не очень прямые сосны. Деревья не стояли слишком плотно, поэтому лес просматривался на довольно большое расстояние, и, кажется, он был просто большой группой деревьев, а не настоящим лесом. Вокруг стоял невероятный запах хвои, сухой травы и горячих смолянистых шишек.

— А вот и я! — Анастасия подошла ко мне через пару минут.

— Чувствуешь, какой здесь запах? — спросил я глубоко затягиваясь смолистым воздухом.

— Да, такого в городе не бывает, — согласилась Анастасия, — давай посмотрим, может тут есть грибы?

— Сомневаюсь, воздух сухой, дождя кажется давно не было. И запах грибов не чувствуется. Но мы можем прогуляться до края этого леса, он здесь рядом, — я указал рукой в направлении самого яркого просвета между деревьями.

Анастасия взяла меня за руку, и мы пошли вместе, наслаждаясь тихой близостью. Путь не был слишком долгим, кажется это заняло меньше минуты — лес кончился. За деревьями было огромное пустое поле, поросшее редкими сорняками, которые, очевидно, остались здесь после посевов, убранных несколько лет назад. Вдалеке, куда уже не захочешь идти пешком, был следующий такой же хвойный лесок. Я прислонился к дереву и предложил на минуту остановиться. Анастасия прижалась ко мне спиной, я охватил ее руками и мы молча стояли думая о нашей встрече.

Мне очень захотелось поцеловать ее в губы. Я мягко повернул ее к себе лицом, посмотрел в ее глаза, и она приблизила свое лицо к моему. Нам хотелось, чтобы этот поцелуй не был похож на обжигающую страсть, мы уже пережили первые моменты радостного принятия друга друга, поэтому мы целовались мягко и расслабленно, вкрадчиво изучая не безумие похоти, но нежность влюбленности. Запах позднего лета смешивался с ароматом ее губ, и это был самый чудесный момент с нашей первой встречи.

* * *

Вот так, держась за руки и постоянно прерываясь на поцелуи, мы возвращались по мягкой лесной земле, усыпанной сосновыми иголками, к нашей машине. Дверь закрылась, и мы снова оказались в обычной жизни автомобильного салона, а стекло, как телевизор, показывало волшебную сказку, которую мы покинули.

Выбравшись на асфальт мы долго молчали. Я прокручивал в голове все, что произошло с нашего первого знакомства, Анастасия тоже думала о чем-то своём. Только спустя полчаса она прервала молчание:

— Мне понравилось в этом лесу. Я не думала, что ты можешь быть таким. Я помню, что ты был такой весельчак, постоянно шутил на грани фола. Мне очень понравилось, что я сейчас испытала.

— Спасибо, что пошла со мной в лес. Не испугалась серого волка. — Я дал понять, что очень это ценю. — Это было очень приятно. Я не смогу выбрать, что было лучше: вчера или сейчас. Мне с тобой нравится всё это.

Она заулыбалась самой широкой улыбкой, которую я видел:

— Мне тоже всё понравилось, — она выделила слово «всё» настолько сильно, что мне стало неловко.

Мы засмеялись от нахлынувшего смущения и продолжили осыпать друг друга комплиментами, хохоча от удовольствия и радуясь полному взаимопониманию.

* * *

Постепенно наше веселое возбуждение сменилось усталостью от дороги, и мы продолжали болтать по инерции о всякой чепухе. Проведя в машине еще несколько часов и сделав пару остановок, мы добрались до города. Она привезла меня в то же место, откуда забрала пару дней назад. Я забрал сумку из багажника и пообещал:

— Скоро увидимся! Пишите.

Анастасия спохватилась:

— А у тебя есть мой номер?

Тут я понял, что ни у меня нет ее контактов, ни у нее моих. Конечно, мы в любом случае были связаны через моего заказчика, который был ее работодателем, но я бы вряд ли решился спросить ее телефон, и не факт, что мне бы его дали.

— Точно! Нет! Давай я продиктую.

Но она потянулась к бардачку и достала визитку. Я видел через окно, что она добавила какую-то надпись от руки и потом передала мне визитку. Я посмотрел на обратную сторону и увидел одно слово «жду». Я посмотрел на нее и увидел, как она снова широко улыбается, помахал ей рукой и улыбнулся в ответ.

Мы обязательно встретимся снова.