Дочка моей горничной. Часть 4

На следующий день я позвонил Джеки и пригласил ее вечером в среду в ресторан. Сказал, что у меня раньше не получится, потому что срочный заказ, который нужно сдать до конца рабочего дня в среду. Джеки согласилась, но по ее голосу чувствовалось что она порядком удивлена.

Мы встретились перед рестораном. Джеки была выглядела для меня совершенно непривычно: белоснежное воздушное платье в горошек с рукавами-фонариками и она явно побывала в салоне красоты. Джеки выбрала места за столиком, сама усевшись спиной к стене:

— Говорят, что все люди по своему повелению в кафе делятся на две категории. Одни предпочитаю сидеть, чтобы всех видеть и контролировать ситуацию. А другие отворачиваются от остального зала, чтобы никого лишнего не видеть. Я из первой категории, а вы, видимо из второй.

Я ответил ей, что тоже хочу контролировать ситуацию, и пересел на кресло рядом с ней у стены. Когда мы сделали заказ и официантка удалилась, Джеки вопросительно посмотрели на меня, словно ожидая объяснений.

— Полагаю, нам лучше перейти на "ты", раз уж мы хотим, чтобы для Жасмин наши отношения выглядели романтичными.

— Разумеется, Джек.

— Я подумал, что мне было бы интереснее всего выступить для Жасмин в роли, чем-то напоминающей роль неожиданно возникшего отчима.

— Что значит "напоминающей роль неожиданно возникшего отчима"? — поинтересовалась она.

— Ты сказала, что ласкаешься с дочкой… То есть между вами иногда бывают инцестные отношения.

— Я вроде объяснила, почему так получилось, — нахмурилась Джеки.

— Совершенно не против и даже хотел бы развить эту линию почти что до формата инцестного трио.

— То есть?

— Разумеется, я не отец Жасмин. Но мне было бы интересно, чтобы Жасмин воспринимала бы меня как мужчину, который вполне мог бы стать ее отцом, сложись обстоятельства твоей жизни немного по-другому. Словом, я предлагаю изобразить перед ней, что у нас с тобой не недавно начавшиеся романтические отношения, а возобновление через много лет романтических отношений, которые были между нами еще до рождения Жасмин.

Джеки задумалась.

— Тебе так хочется почувствовать себя отцом, ласкающимся с собственной дочуркой?

— Признаться, это именно так. У меня нет детей только из-за того, что моя бывшая не особенно хотела иметь их. Поэтому я после развода и стал вести образ жизни полного одиночки, которому не о ком заботиться и о котором некому заботиться. Но это для меня был все-таки вынужденный выбор. И если сейчас представить, что у меня есть дочь или девушка, которая считает, что я вполне мог бы быть ее отцом… Ну словом, ты сама понимаешь…

— Словом, ты хотел бы поиграть в якобы инцестные отношения с Жасмин…

— Тут ты права. Поэтому я и предлагаю, сделать при Жасмин вид, что мы с тобой знакомы еще до того, как в твоей жизни возник твой бывший муж.

— А почему тогда мы расстались в этом придуманном нашем совместным прошлом?

— Допустим, мои родители были против наших отношений.

— Это вполне логично: я же не принадлежу к вашему социальному кругу. Жасмин — вообще первая в нашем роду, которая пробилась к высшему образованию.

В этот момент на айфоне Джеки зазвучал вызов. Взглянув на экран, Джеки сказала:

— Легка на помине. Это Жасмин с видеозвонком. Хочешь после меня пообщаться со своей якобы дочкой?

Я кивнул.

— Привет, милая…

— Здравствуй, мама. Ты сегодня так торжественно одета, платье новое. Какой-то праздник?

— Просто я сейчас в ресторане со своим старинным другом. Ты его имя легко запомнишь, потому что его зовут Джек.

— Здорово, передавай ему от меня привет.

— А ты сама ему передай.

Джеки протянула мне айфон. С экрана мне улыбалась симпатичная девушка.

— Здравствуй, Жасмин.

— Добрый день, Джек. Я и не знала, что у мамы есть бойфренд. Похоже, что мама вас от меня скрывала. Но все равно это здорово, что вы сейчас в ресторане.

— Мы с Джеки общались, когда тебя, Жасмин, еще и на свете не было. Потом получилось так, что расстались. И вот снова встретились спустя двадцать лет.

— И это правильно. Друг — это такое повседневное слово, но это такая редкость. Я как-то читала, что друг – это одна душа, живущая в двух телах. А почему вы тогда, двадцать лет назад расстались?

Джеки тут же вставила фразу.

— Жасмин, это долгая история. Я тебе ее потом расскажу как нибудь под настроение.

— Хорошо, мама.

Тут я почувствовал, что рука Джеки расстегивает ширинку моих брюк и достает под столом член. Все время, пока она болтала с дочкой о разных бытовых пустяках, мой член не оставался без внимания ее левой руки. А мне приходилось "держать" внимательное и ничуть не принужденное лицо, потому что озорница Джеки поминутно обращала видеотрансляцию айфона на меня так, что поверх стола получался как бы разговор втроем (ну а под столом ниже пояса текла своим чередом пока тайная от Жасмин ласковая жизнь).