шлюхи Екатеринбурга

» Добрая соседка» часть 63

— Купишь дочке новую машину папа? Эта уже старенькая, а приобрести другую нет денег. У меня ведь от благородного происхождения, только приставка фон осталась. А то, что платят в посольстве, едва хватает на жизнь. — спросила у меня Берта, когда мы с ней сели в красную " Ауди", стоявшую на улице возле её дома.

Машина вроде и выглядела как новая, но это была уже старая модель " Ауди".

— Ты меня обидеть хочешь Берта? — я же твой отец и в твоих жилах течёт моя кровь. А ещё я твой любовник и мне очень хорошо с тобой дочка. — ответил я пожилой немке, ложа руку ей на колено.

Берта вела машину по тихим и спокойным улочкам Кёльнского района Линденталь, по направлению к центру города. Где находились банки и её работа.

— Вывезем золото из России сюда в Германию. И его по справедливости придется разделить на всех. Моя доля примерно семь золотых слитков. И я хочу отдать свое золото тебе Берта. Ты же мне как жена сейчас. — я посмотрел женщине на тридцать четыре года старше себя в глаза, и увидел в них изумление.

Берта была поражена моей щедростью. Ведь несмотря на то, что нас с ней вроде и связывали кровные узы и общая постель. Всё же мы виделись с ней всего пару дней в жизни и тут такая щедрость с моей стороны.

— Спасибо папа. — но не будем спешить. Мне ещё предстоит вывезти ваше золото, а на это уйдет время. Ведь его придётся перевозить частями, по пять килограмм. — ответила Берта, признательно смотря на меня своим умными глазами.

А я глядя на эту респектабельную немку, прошедшую через пламя вьетнамской войны. Подумал, что глупо с моей стороны, доверять женщине которую я едва знаю, почти пятьдесят килограмм золота. Ведь она его ложит в банк на свое имя и в свою ячейку. И что помешает Берте, когда она вывезет всё золото из Плетнёвки в Кёльн. Забрать его из банка, и скрыться с ним в неизвестном направлении? Мы даже в полицию заявить на неё не сможем.

— Все будет хорошо Костя. — мне можно доверять папа. — Берта словно прочитала мои мысли, положила ладонь мне на ширинку, и держа одной рукой руль, помяла мой член.

И смотря в глаза этой красивой пожилой женщине, я подумал, что не имею права подозревать Берту в обмане. Да и в конце концов, золото из прошлого, как пришло так и ушло. А я сейчас нахожусь в Германии, в городе на Рейне, где провел ночь с очень красивой пожилой немкой, моей родной дочкой от любимой Ханны.

— Посиди в машине Костя, я в банк схожу. — нужно часть вашего золота на деньги обменять. — сказала мне Берта, когда мы подъехали к трёхэтажному зданию с вывеской "Volksbank Koln".

Пожилая немка аккуратно поставила свою " Ауди" на стоянку перед банком и открыв дверь машины, вышла на тротуар.

— Я постараюсь недолго дорогой, но если задержусь то не вини меня. — золотые слитки перед продажей должны осмотреть и оценить банковские служащие. Но я как работник посольства имею карт-бланш на продажу драгоценностей, и у меня не потребуют на него документов. — пояснила мне дочка, прежде чем уйти в здание банка из стекла и бетона.

Берта шла по тротуару, красивая и элегантная в строгом брючном костюме бежевого цвета, с распущенными по плечам чёрными волосами.

Свою норковую шубку, баронесса оставила дома, а вместо неё надела короткое полупальто, под цвет брючного костюма. Которое очень красиво на ней смотрелось.

Зимняя одежда, шубы и полушубки привычные для России в это время года, в Германии были абсолютно не нужны. Погода в Кёльне стояла характерная для начала весны, а по календарю сейчас был декабрь.

От нечего делать сидя в дочкиной машине, я открыл бардачок в желании осмотреть его содержимое. И был удивлен обнаружив в его отсеке, пару глянцевых порно журналов и чёрный тупорылый пистолет, лежащий поверх фотографий блондинок сосущих члены у негров.

Оружие я не боялся, так как достаточно держал его в руках во время похода в прошлое. И у меня у самого был пистолет, армейский " вальтер" времён ВОВ. Который сгинул в войну, вместе с политруком пятьдесят второй дивизии РККА, Пановой Ольгой Ивановной.

Женщине с заросшей чуть ли не до пупка чёрной пиздой. Я отдал на время свой пистолет, да так его и не забрал. А она вероятно с ним и погибла прикрывая наш отход у реки.

Чёрный тупорылый пистолет взятый мной из бардачка баронессы, был на удивление лёгок и по сравнению с моим эсосовским "вальтером", казался детской игрушкой.

Внимательно осмотрев пистолет, я нашел на его рукоятке надпись по английски " Glock", очевидно это была марка оружия. Но я плохо разбирался в пистолетах и в их производителях. По этому осторожно положил "ствол" обратно в бардачок, вытащив из под него, один из порно журналов.

— Ну что похозяйничал у меня в бардачке папа? — я забыла тебя предупредить что там пистолет лежит. Вожу на всякий случай с собой. У меня и разрешение на его ношение есть. — сказала мне Берта, садясь в машину.

— Пистолет понятно для самозащиты, а вот порножурналы вам для чего баронесса? — смеясь спросил я у Берты, показывая ей лежащий у меня на коленях журнал с картинками для взрослых.

Пока я его смотрел у меня встал колом член, ведь я впервые держал в руках настоящий порно журнал с цветными фото голых женщин. Которых ебли во всё дыхательные и пихательные, как белые мужчины, так и негры.

— Это не мои, мне хватает видеомагнитофона дома, чтобы посмотреть порно. Мой прежний бойфренд оставил, а я поленилась выбросить. Место они не занимают, и заодно маскируют пистолет. Надеюсь ты осторожно с ним обращался, он заряжен и я уже не помню ставила ли я его на предохранитель? — с тревогой в голосе сказала мне Берта, беря в руки из бардачка чёрный тупорылый пистолет.

— Не в тему разговор дочка. — ты же видела сколько оружия у нас в подвале под домом. А у меня был " вальтер", который раньше принадлежал знатному эсэсовцу. Но он остался в прошлом. — ответил я Берте, обиженный её вопросом.

Ведь я уже прошёл боевое крещение в схватке с немецким спецназом "Бранденбург 800" и мог владеть любым оружием, кроме пулемёта "мг-42". Им из нашего отряда, умела обращаться только Марина.

— Ну извини пап, ты у меня опытный боец оказывается. Эх мне бы в ваш отряд, соскучилась по войне. Обещай мне Костя, что мы с тобой сходим в эти коровники за речкой, когда вернёмся к вам в деревню. — Берта осмотрела пистолет и положила его обратно в бардачок, поставив на предохранитель от греха подальше.

— А ты не боишься дочка, что мы можем попасть в прошлое и там встретиться с Ханной? — спросил я у пожилой немки, смотря ей в глаза.

Возможность попасть именно в сорок второй год и в окрестности Локтя, где в то время находилась двадцать вторая эскадрилья " люфтваффе", была высока. Ведь попал же туда парень из двадцать первого века, случайно забредший в старые колхозные коровники в районе Плетнёвки. И его Тонька-пулемётчица пустила в расход как шпиона.

— Нет не боюсь, и я очень хочу увидеть маму живой, молодой и красивой. Я её совсем не помню. Мне был годик когда она погибла. — ответила Берта, ложа руку мне на ширинку.

— А он у тебя пап, не меньше чем у них. — такой же длинный и толстый. Головка у твоего члена приятная, крупная с пупырашками. — Берта одной рукой растегнула мне ширинку на брюках, и достав член из трусов, легонько его массировала, обхватив ладошкой.

В другой руке у баронессы фон Браун, был зажат порно журнал, который мы вместе с ней смотрели.

— В нём ровно двадцать сантиметров дочка, и твоя русская бабка на него не жалуется. — но я сейчас обкончаю себе штаны, если ты будешь продолжать его трогать. — сказал я Берте, балдея от прикосновения её ладошки к своему стояку.

Совместный просмотр порнокартинок в журнале, рука пожилой женщины ласкающая мой член, и проходящие мимо нас по тротуару люди, невероятно возбуждали.

— Нет пап, брюки я тебе точно не разрешу пачкать. — они от Пако Рабан, и стоят кучу денег. Лучше я у тебя в рот возьму и твоя сперма уйдёт по назначению. — засмеялась Берта, наклоняя голову к моей ширинке.

Пожилая немка обхватила губами мою залупу и стала смачно её сосать, сопя от возбуждения носом.

— О нет Берта, что ты делаешь дочка? Люди рядом ходят, а мы этим занимаемся? — говорил я немке, ошарашенный её смелым поступком.

Стоянка машин возле банка, была недалёко от тротуара, по которому в это время ходил народ. И любой желающий мог лицезреть интимное действо происходящие в красной " Ауди" на переднем сиденье.

— Успокойся папа, это тебе не Москва, а Кёльн. — даже если кто-то и заметит, то не будет на нас показывать пальцем. Но можешь прикрыть мою голову журналом. — ответила мне Берта, оторвав на секунду свои губы от моей залупы.

И словно в подтверждение её слов, две молодых девушки студентки в джинсах и коротких курточках, с распущенными по плечам белокурыми волосами, шедшие по тротуару буквально в паре метров от нас. Заметили что происходит в красной машине на парковке.

Но к моему удивлению, девчонки только весело посмеялись глядя на нас с Бертой и помахав нам рукой, мол не стесняйтесь, пошли дальше по своим делам.

Это был Кёльн, немецкий город миллионник, где подобные вещи воспринимались как должное. А в Москве возле нас тут же собралась бы толпа, да ещё вдобавок вызвали ментов и завели уголовное дело за разврат в общественном месте.

— Так, так дочка, соси, соси его милая. — приговаривал я Берте, накрыв её голову на всякий случай развёрнутым журналом.

С одной стороны мне было стыдно что проходящие мимо нас люди, видели чем мы занимаемся. Но в тоже время публичный минет на парковке, дико заводил. Особенно от того, что у меня сосала член пожилая женщина, которая приходилась мне родной дочерью.

— Ну вот, видишь папа, я больше не давлюсь твоей спермой. — сказала мне Берта, поднимая голову от моей ширинки и вытирая губы салфеткой.

— Утром пока ты спал, я на Клаусе потренировалась под руководством Ильзы. — так что теперь я умею глотать всё до капли. — Берта, опять нагнула голову и поцеловала мой опадающий после оргазма член, мелкими благодарными поцелуями.

— Самая сладкая на свете " конфета". — обожаю сосать члены у молодых ребят. Особенно у родственников. — засмеялась пожилая немка, старательно вытирая мне хуй салфеткой.

А я смотря на довольное лицо своей пятидесятидвухлетней дочери, подумал, что она относится к той категории женщин, которые получают кайф от минета.

— У сына наверное понравилось сосать Берта. — я когда матери за щеку даю, то вообще балдею от кайфа. Марина так хорошо сосёт. — спросил я у пожилой немки, давая ей прикурить от своей зажигалки.

Мы сидели с ней в машине, лениво курили, думая каждый о своём.

— Я как раз твоей маме Марине за Клауса должна спасибо сказать. — если бы не она, я бы так и не решилась ему дать. Хотя хотела, но боялась. У нас за инцест уголовная статья в Германии полагается. И я боялась, что он разболтает друзьям о нашей связи. — честно призналась мне Берта, туша окурок в пепельнице.

Она не выкинула окурок в окно машины, как это делала тётя Оксана, или Света. Нет Берта аккуратно его затушила в автомобильной пепельнице и я последовал её примеру.

— У нас в Кёльне тоже есть грязные районы где живут арабы и русские. Но мы немцы любим свой город и соблюдаем чистоту. — пояснила мне Берта, заметив мой взгляд на окно машины.

— На вот держи Костя. — хочу чтобы у тебя были карманные деньги. — ты же мужик у меня, и будешь рассплпачиваться в кафе и ресторанах. — Берта полезла в карман своего пальто и вытащила из него пачку денег.

— Это наши немецкие марки. — нужно тебе потом бумажник купить, а пока пусть наличка в кармане лежит. — пояснила мне дочь, давая в руки немецкие 💰 деньги.

— Я рейхсмарки в руках летом держал. Мы их собой в поход в прошлое брали. Обменивали на них золото и драгоценности у населения оккупированных деревень в Брянской области. У нас в подвале под домом, этих рейхсмарок целый ящик лежит. — сказал я Берте, убирая в карман современные немецкие марки с мужиком в шляпе на переднем плане.

— Ой как интересно. — знаешь папа, если ты меня не сводишь в эти коровники за речкой. Я тебе яйца оторву. — сердито сказала мне дочь, ложа руку на ширинку.

А я усмехнувшись про себя, вспомнил что яйца мне грозилась оторвать и моя мать Марина, покойная Марьяна и по моему атаманша Маруся сгинувшая в прошлом.

— Дались тебе эти коровники Берта. Вернёмся в Плетнёвку, я попрошу мужа своей мамы, чтобы он запряг лошадей в сани и съездим через реку на ту сторону. Только я ни в какое прошлое идти не собираюсь. — честно ответил я Берте, пытаясь её успокоить.

— Ловлю на слове Костя. — а сейчас поехали смотреть город. Я тебя в баню хочу свозить. — сказала пожилая немка, запуская двигатель машины.

— Но я утром душ принимал. — зачем мне ещё мыться дочка? — недоумённо переспросил я у Берты, не совсем понимая её планы свозить меня в баню.

— Это особая баня, у вас в России таких бань нет. — загадочно ответила мне дочка, выруливая со стоянки на проезжую часть.

Минут двадцать мы ехали по оживлённым улицам Кёльна, пока Берта не остановила свою "Ауди" возле огромного стеклянного здания похожего на бассейн или огромный спортзал.

— Пошли Костя, надеюсь тебе понравится мое предложение. — Берта взяла меня за руку и повела внутрь здания.

Народу в помещении было много и причём всех возрастов, от молодых парней и девушек, до пожилых женщин и мужчин. Кругом ярко горел свет и играла приятная музыка.

На входе Берта купила два билета на посещение бани и два больших белых банных полотенца. Никаких тапочек или купальников не полагалось.

— Вот наши шкафчики папа. — раздевайся и не стесняйся. — с улыбкой сказала мне дочь, найдя в входных билетах, номера шкафчиков встроенных по обе стороны в стенах, одной большой общей раздевалки.

А у меня ещё до снятия одежды колом встал член, ведь на расстоянии вытянутой руки, рядом со мной, раздевались до гола молодые девушки. А с другой стороны, снимала одежду, целая семья.

Красивая зрелая немка сорока лет, с чёрным заросшим лобком, её дети подростки, сын и дочь лет пятнадцать — шестнадцать, и отец глава семейства. Причём дети не обращали внимание на наготу родителей, весело переговаривались о чём-то между собой.

— Куда ты меня привела Берта. — это сборище нудистов? — с удивлением спросил я у пожилой немки, прижимая свёрнутый полотенец к стоявшему колом члену.

— Я же тебе говорила что у вас в России нет таких бань. — а у нас они повсеместно. И убери полотенец с лобка. Это неприлично. — ответила мне дочка, отбирая у меня из рук полотенец.

Сама Берта тоже разделась до гола и закрыла наши с ней шкафчики, на специальный код указанный в билетах.

— Guten Tag, Frau Agnet. — wie geht es Ihnen?

(- Добрый день фрау Агнет. — как ваше здоровье?) — спросила Берта у подошедшей к нам блондинке лет сорока пяти.

Она тоже была полностью голой, выставив напоказ свой белесый с рыжинкой лобок, и полуотвислые крупные груди. Рядом с женщиной стояли два голых здоровенных парня, один из них был удивительно похож на неё.

— Guten Tag, Berta. — wir haben uns schon lange nicht mehr gesehen. Wie geht es Klaus?

(- Добрый день Берта. — давненько мы с тобой не виделись. Как там Клаус поживает?) — спросила тётя Агнет у моей дочки, скользнув любопытным взглядом по моему стояку.

У меня одного из парней и мужчин находящихся в раздевадке, колом стоял хуй. У остальных члены были в спокойном состоянии. Хотя рядом была уйма голых девчонок и женщин как и с бритыми, так и с волосатыми пиздами.

— Бывшая учительница Клауса. — пришла в баню со своим сыном и учеником. — сказала мне Берта, когда фрау Агнет с заросшим рыжими волосянками лобком, ушла с парнями дальше в баню.

А я глядя вслед обнаженной зрелой училке, шедшей рядом с голым сыном и его другом. Подумал, что в России такое впринципе невозможно. Как может мать учительница, мыться в бане со своими учениками и сыном, у которых концы как у взрослых мужиков?

— Пошли в бассейн Костя. — а то ты своим членом притягиваешь к себе внимание, а это неприлично. — предложила мне Берта, ведя меня за руку к бассейну расположенному внутри огромного помещения совместной бани.

К слову бассейн был не один, а несколько, и в них плавали абсолютно голые мужчины и женщины, а так же молодые девушки и парни.

— Ну как успокоился немного? — пойдём в сауну попаримся. — Берта плавала в бассейне рядом со мной и под водой незаметно для всех схватила рукой меня за член.

В сауне все мужчины и женщины, сидели не на деревянных скамейках, а на постеленых на них белых банных полотенцах. И каково было мое удивление, когда в сауну зашла та самая блондинка 👱 училка, и села на скамейку рядом со мной, подстелив под пухлую жопу полотенец. Её сын и его друг, тоже пришли в сауну с ней и сели на лавку с другой стороны рядом с голой Бертой.

Внутри сауны тихо играла музыка и никто не разговаривал, все мужчины и женщины парились вместе, наслаждаясь приятным теплом и паром.

Фрау Агнет сидела рядом со мной настолько близко, что касалась бедром моей ноги и я чувствовал горячий огонь её тела. А ещё я видел половые губы женщины, торчащие спелыми сливами внизу её волосатого лобка.

Зрелая училка сидя рядом со мной, искоса бросала взгляд на мой стояк и смотрела мне в глаза шальным взглядом. Фрау Агнет была возбужденна несмотря на показное безразличее к голым парням и мужчинам.

Я понял это едва глянул на её промежность. Сидя рядом со мной, немка бестыдно раздвинула ляжки и у неё из пизды тёк любовный сок. И вверху вагины, из тёмных половых губ, торчала красная головка вставшего колом клитора.

Зрелая блондинка судя по её виду, была слаба на передок и любила секс с молодыми парнями.

— Я больше не пойду в эту баню Берта. — в ней точно импотентом станешь. — в сердцах сказал я дочери, когда мы одетые вышли с ней на улицу из общественной бани и сели в машину.

Мне действительно стоило огромных усилий сдерживать себя, чтобы не положить руку на ляжку сидящей рядом со мной блондинке. Да и вообще у меня сейчас колом стоял хуй и требовалась разрядка после посещения этой развратной бани.

К слову сказать туда не только мыться приходили, но и поглазеть на голых женщин и девочнок.

Я своими глазами видел как группа молодых смуглых арабов с длинными как шланги членами, стояли в углу и рассматривали голых немок.

В бане было несколько баров и кафе, где можно было выпить коктейль и чашку кофе. Сидя при этом голым и наблюдать как перед тобой расположились обнаженные немки пьющие свой кофе, выставив напоказ бритые и волосатые пизды.

— А я знаю где живёт Агнет. — можем заехать к ней если хочешь. — сказала мне Берта сидя со мной в машине.

Дочка прикурила по сигарете и мы расслабленно с ней курили, отдыхая после сауны и бассейна.

— Ну если ты не против. — я бы не отказался зайти в гости к твоей подруге. Но только как ты меня ей представишь? — спросил я у Берты, а у самого по новой встал колом член.

Хотя блондинки были не в моём вкусе, из за их белесых лобков. Но у фрау Агнет из пизды торчал крупный клитор, и мне дико хотелось полизать у неё влагалище.

— Представлю как своего бойфренда. Агнет как и я просто помешана на членах молодых парней. И я думаю она не откажется попробовать свежий конец, тем более такой большой как у тебя папа. — засмеялась Берта, включая зажигание.

Целый час мы ездили по городу и Берта показывала мне достопримечательности Кёльна.

Постояли возле Кёльнского федерального собора

построенного более 600 лет назад. Проехались по красивейшему мосту Гогенцоллернов, соединяющий берега Рейна недалеко от собора. И прошлись по булыжной мостовой в исторической части города. Побросали монетки в фонтан Гномов расположенный в Старом городе.

Поели мороженного в зоопарке Кёльнер, посетили музей Колумба и музей Шоколада. И в завершением нашей культурной программы, стало двенадцатиэтажное здание, выкрашенное синей краской, с огромной фотографией блондинки в бикини на одном из фасадов.

Плакат с полуголой девушкой на стене был большим и растянут на девять этажей вверх. А так же сбоку возле красотки в бикини, сияли синими неоновыми огнями, расположенные вертикально большие буквы. " PASCHA".

— Ты знаешь что это за здание Костя? — спросила у меня Берта ставя машину на парковку перед синей двенадцатиэтажкой.

Я конечно не знал, но судя по баннеру с полуголой блондинкой и неоновым огням зазывающей рекламы, догадаться что это за место было несложно. Но я сделал вид, что не в курсе назначения синей двенадцатиэтажки.

— Это " Паша", самый большой бордель в Европе. На его двенадцати этажах одновременно работают сто двадцать проституток. И я одно время работала тут. — призналась мне Берта, сидя со мной в машине.

— Ты работала проституткой дочка? — удивлённо воскликнул я, хотя особо удивляться было нечем.

Прошлое Берты покрыто тайной, и я совершенно не знал ничего о своей пожилой дочери, кроме того, что она воевала во Вьетнаме.

— Да работала проституткой и не скрываю. — это у вас в России проституция позорное занятие для женщин. А в Германии работа проститутки, приравнивается к работе врача, или учителя. Проституция у нас легализованна, а проститутки охраняются законом. — нисколько не смущаясь ответила мне дочь, затягиваясь сигаретой.

Берта красиво выпустила табачный дым из своих чувственных губ, и продолжила рассказ.

— Я после Вьетнама долго не могла найти работу. — депрессия жуткая была, чуть колоться не начала. Помог мне мой одноклассник Маркус. Он вышибалой в " Паше" работал. И устроил меня в этот бордель. И я не жалею, лучшие годы моей жизни прошли в этом доме. — сказала Берта, кивая на покрашенное в синий цвет здание с полуголой блондинкой на фасаде.

— Пошли зайдём, я покажу тебе место где я работала когда была молодой. — Берта вышла из машины, и я пошёл вслед за ней, туда где горели ярким огнем на фасаде, большие буквы " Pascha".

— Hallo Marcus, du lebst noch.

(- Привет Маркус, ты ещё жив старина!) — Берта поприветствовала высокого мужчину лет пятидесяти, в кожаном пиджаке с фигурой атлета.

А я глядя на мужика стоящего за стойкой, сразу догадался, что это и есть тот самый одноклассник, который устроил мою дочку в бордель.

— Deine Gebete an Bert. — was ist gekommen, um Sünden in unserem "Kloster"zu vertuschen?

(- Твоими молитвами Берта. — что пришла грехи замаливать в наш " монастырь"?) — засмеялся Маркус, выходя из за стойки и по дружески обнимая старую подругу.

Ja, die Jugend hat sich erinnert. — das ist mein russischer Freund Kostya. Gib uns den Zimmerschlüssel für eine Stunde. Ich will mit diesem Jungen Kerl in einem Haus ficken, wo ich die Kunst der Liebe Begriffen habe.

(- Да заглянула молодость вспомнить. — это мой русский бойфренд Костя. Дай нам ключ от номера на час. Хочу потрахаться с этим молодым парнем в стенах дома, где я постигала искуство любви.) — Берта протянула Маркусу несколько купюр, но тот не взял деньги, а ключ от номера дал бесплатно.

— Oh Nein, Nein, Schatz. Ich habe dich seit Jahren nicht mehr gesehen. Verwenden Sie so viel Sie wollen.

(- О нет, нет дорогая. Я столько лет тебя не видел. Пользуйтесь сколько хотите.) — Маркус вернулся за стойку и снял со стены ключи от номера в самом большом борделе Европы.

— Dann kannst du uns Gesellschaft leisten. Ich nehme auch kein Geld von dir und gebe es kostenlos.

(- В таком случае можешь составить нам компанию. Я тоже с тебя денег не возьму и дам бесплатно.) — засмеялась Берта, беря из рук своего одноклассника ключи.

— Nun, wenn dein junger Begleiter nichts dagegen hat, komme ich in 20 Minuten zu Ihnen aufs Zimmer.

(- Ну если твой молодой спутник не против, я приду к вам в номер через двадцать минут.) — ответил Берте её одноклассник в кожаной куртке, оценивающе смотря на фигуру своей школьной подруги.

Берта изменилась с тех лет и заматерела, превратившись из стройной молодой девушки летавшей на американском истребителе. В зрелую фрау, с объемным задом и тяжёлыми налитыми сисярами.

— Начинал с простого вышибалы, а сейчас управляющий в " Паше". — пояснила мне Берта, когда мы вышли из кабинета её бывшего одноклассника и поднялись на второй этаж где был наш номер.

— Раньше не такие удобные кровати были. — на этой можно вчетвером кувыркаться, и матрас пружинистый. — Пожилая немка прямо в одежде легла на кровать стоящую посередине небольшой комнаты и попрыгала на ней иммитируя половой акт.

— Этот бордель единственный в мире, где проститутки свободны в своём выборе и не зависят от сутенеров. — любая девушка, может придти к Маркусу и после небольших формальностей связанных с документами, покупает номер и начинает " работать". — пояснила мне Берта, вставая с кровати и снимая с себя свое элегантное полупальто.

— Проститутка в " Паше", платит только за номер, а деньги от " работы" берёт себе. И девушки могут не выходить на " работу" по собственному желанию. Но почти все выходят ежедневно, так как нужно платить за номер, питание и заработать денег. — закончила свой рассказ Берта, раздеваясь сидя на кровати.

А я смотрел на пожилую немку, и у меня встал колом член. Ведь Берта осталась сидеть в одних чёрных кружевных трусиках и в таком же лифчике, в котором томились её налитые груди.

А под тканью кружевных трусов у моей дочки на лобке, росли обширные чёрные заросли.

— А ты не вздумай раздеваться. Я хочу с Маркусом трахнуться и поговорить о жизни. — нам многое есть что вспомнить, поверь. У тебя в кармане пачка марок Костя, и самый лучший бордель Европы к твоим услугам. Сходи прогуляйся по его этажам, найди себе девочку по душе и трахни её. — неожиданно предложила мне Берта, с ходу обломав мои намерения.

И я с ней согласился. Прелести баронессы от меня никуда не денутся. А вот попробовать новую щелку, не помешает.

— Плата за час в " Паше" составляет 250 марок. А у тебя в кармане лежит столько денег, что на пол борделя хватит. — засмеялась Берта, недвусмысленно хлопая себя ладошкой по лобку.

Этот похабный жест со стороны моей пожилой дочки, был намёком чтобы я шёл по своим делам, и не мешал ей общению со своим бывшим одноклассником, который должен вот вот прийти.

— Только в попку ему не давай. Хоть одна твоя дырочка баронесса, будет мне верна. — пошутил я перед тем как уйти.

В ответ Берта показала мне средний палец и высунула язык кривя лицо. И я понял, что член Маркуса будет натирать не только стенки вагины пожилой немки, но и её горячее очко.

— "Honey, aren't you looking for me?" "I'm available right now, and my room is at your service."

(- Милый, ты не меня ищешь? — я сейчас как раз свободна и мой номер к твоим услугам.) — миловидная блондинка, сидящая на стуле возле дверей комнаты, где она принимала клиентов, потянула меня к себя лопоча что-то по английски.

Если по немецки я мог ещё кое-как общаться на уровне девятого класса. То английский был для меня тёмным лесом.

Хотя я понял что хотела проститутка, но она была не в моём вкусе и я решительно пошёл вперёд, не поддавшись на уговоры молодой путаны.

У меня в кармане лежала пачка немецких марок, и я их потрачу только на тех жриц любви, которые придутся по душе. А мне нравились женщины за сорок лет, красивые и желательно брюнетки.

Но первая встреченная мной путана, была почти одного возраста со мной, да ещё и блондинкой.

О публичных домах я раньше знал из книг и просмотренных фильмов. Но там эти заведения были показаны в мрачном свете, а проститутки сплошь пропитые и прокуренные гетеры.

Ничего этого в "Паше" не было и в помине. Я шёл по ярко освещённому коридору, на полу которого была постелена длинная ковровая дорожка. Стены и потолок отделаны светлым лакированным деревом, а двери номеров где жили девушки. Выгодно выделялись красным цветом.

Возле каждого номера стоял высокий стул на металлических ножках с кожанным сиденьем. На одних стульях сидели девушки в коротких облегающих юбках, а некоторые путаны, восседали возле своих номеров и вовсе в 👙 бикини.

Но стулья были не все заняты, возможно их хозяйки " работали" у себя в комнатах. А может их время ещё не пришло. Ведь был день, а жизнь в публичном доме начинает закипать ближе к ночи.

И что меня ещё удивило, так это то, что все девушки сидевшие на стульях, подкладывали под попы белые полотенца. Точно так же как в совместной бане, где никто не садился голой жопой на скамейки и стулья.

Это были требования немецкой педантичности и гигиены.

Пройдя весь второй этаж самого большого борделя в Европе, я так и не встретил нужную мне путану. Все девушки сидевшие на стульях в коридоре, были как на подбор молодые, не старше тридцати лет.

Среди них встречались красивые и не очень красивые представительницы первой древнейшей. И со стороны казалось, что в коридоре сидят студентки пришедшие сюда отдохнуть после занятий.

Но тяжёлый запах женского пота витавший повсюду, смешанный со сладковатым ароматом духов. Красноречиво говорил забредшему сюда новичку вроде меня, что это обитель греха и разврата.

— Мамочку ищешь сынок? Так я здесь, иди ко мне негодник. Я тебя отщлёпаю за двойки в дневнике. — услышал я за спиной русскую речь, вперемешку с плохим английским.

Пройдя весь третий этаж борделя, где к моему разочарованию на стульях сидел один молодняк. Я уже было пошёл к выходу, чтобы подняться на четвертый этаж. Как позади меня хлопнула дверь одного из номеров и я услышал приятный женский голос.

И главное он принадлежал не девчонке студентке пришедшей в "Пашу" подработать к степендии, а вполне был голосом зрелой дамы.

— Я из школы одни пятерки домой приносил в дневнике. Так, что не получится вам меня отщлёпать тётя. Но от общения с вами я не откажусь. — ответил я женщине ещё не видя её, и только поворачивая голову в сторону двери.

А когда увидел, то у меня тут же встал колом член в штанах.

Возле дверей номера стояла копия тёти Оксаны, только ещё красивее и с более развитыми формами.

На вид окликнувшей меня женщине, было лет сорок пять не больше. Жгучая брюнетка с волосами забранными в высокий шаньен на голове.

Она стояла прислонившись к двери номера, одетая в короткую чёрную кожанную миниюбку с металлическими вставками. На ногах у дамы были надеты туфли на высоком каблуке, а её шикарные ляжки, обтягивали чёрные сетчатые чулки.

Из одежды на женщине был ещё черный кружевной лифчик, в чашах которого, томились крупные груди.

Она вышла из комнаты в юбке, в бюстгальтере, и с сигаретой в накрашеных губах.

— Вот блядь, да ты русский? — не ожидала в этом сраном борделе, встретить соотечественника. Я смотрю тебе молодые девушки не в кайф. Так может я исполню твои желания, заходи. Как земляку могу скидку сделать. — сказала брюнетка, по-шире распахивая дверь своего номера.

Несколько секунд я смотрел на неё, всё ещё не веря в удачу. А потом зашёл внутрь, а брюнетка закрыла за мной дверь, повесив на ручку с обратной стороны, табличку с нарисованной на ней кроватью. Это был знак что она занята.

— Мне не нужна скидка землячка. — я заплачу тебе по полной и даже прибавлю. Ты женщина которую я хотел найти в этот вечер. Вот пока за час, а там посмотрим. — ответил я копии тёти Оксаны, ложа на стол в её номере, пятьсот марок.

— Ну за такие деньги сынок, я обслужу тебя по высшему разряду. Но для начала давай выпьем за знакомство. В твоём случае выпивка за счёт заведения. — засмеялась проститутка, блеснув при этом золотыми коронками.

Брюнетка в короткой юбке подошла к стене возле которой стоял шкафчик из красного дерева и небольшой столик на колесиках. В шкафу был встроен минибар, с дюжиной бутылок различных вин и коньяков с этикетками на иностранном языке.

— Я считаю что лучше нашей водки нет. От виски у меня голова болит. — сказала возрастная путана, ставя на столик, литровую бутылку " столичной", пару рюмок и тарелку с тонко нарезанным 🍋 лимоном.

Другой закуски в баре не было, да она была и не нужна. Клиенты приходили в номер к проститутке не сколько выпить, а по большей части насладиться её телом.

— Татьяна Николаевна. — я из Воронежа, а в Кёльне живу уже пять лет. — представилась женщина, держа рюмку с водкой в руке.

Брюнетка подкатила столик с выпивкой к кровати, которая была её " рабочим" местом и она на ней возможно спала. Так как кроме широкой кровати с пружинистым матрасом, и шкафчиком с минибаром, больше мебели в комнате не наблюдалось.

Мы сели с ней на кровать, я открыл бутылку и налил водку в рюмки, руки у меня дрожали. Ведь я впервые в жизни, был один на один в комнате, с проституткой в самом настоящем борделе, расположенном в центре огромного немецкого города.

— Костя, я из Брянска, а в Кёльн приехал к родне. — ответил я брюнетке чокаясь с ней рюмкой.

— Давай в таком случае выпьем на брудершафт Константин. — не каждый день встретишь парня из России. — предложила мне Татьяна Николаевна.

И я с радостью согласился, потому что мне пришлась по душе эта чернявая зрелка в короткой кожанной миниюбке. И с каждой секундой тётя Таня, мне нравилась все больше и больше.

— Целоваться совсем не умеешь мальчик. — но ничего " мама" тебя научит. — засмеялась проститутка, после короткого поцелуя взасос.

Женщина сидя со мной на кровати, обвила меня рукой за шею, и впилась губами в мои губы. Язык путаны проник в мой рот и заходил в нём ходуном. Сосалась Татьяна Николаевна, так же хорошо, как и моя пожилая дочь Берта.

И хотя из книг я знал, что целоваться в губы с проститутками вовсе не обязательно. Так как они ежедневно пропускают через себя много мужчин. Но эта красивая зрелая брюнетка с высоким шаньеном волос на голове, манила меня к себе как магнит. И я не мог удержаться.

Что поделать, взрослые женщины за сорок лет, были моей страстью.

— Помоги " маме" снять его сынок. — я думаю что он нам только мешает. — попросила меня хриплым от возбуждения голосом тётя Таня, сидя со мной на кровати и поворачиваясь ко мне спиной.

Зрелая жрица любви играла в игру, и ей это нравилось, раз она возбудилась.

— Какие они у вас большие тётя Таня? — как у моей мамы. — восхищённо воскликнул я, снимая с сидящей ко мне спиной женщины бюстгальтер.

У проститутки оказались неплохие сиськи, не сильно отвислые для её возраста и вытянутые словно дыни с тёмно-коричневыми сосками на концах.

Чего я не любил у женщин, так это груди классической круглой формы. А вот вытянутые в меру большие сисяры похожие на спелые дыни, были моей слабостью.

— А у твоей мамы внизу тоже такое есть? — засмеялась путана, вставая с кровати и снимая с себя сначала юбку, а вслед за ней и кружевные чёрные трусы.

Оставив на ногах только чулки в сеточку и туфли на каблуке.

И моему взору предстал заросший чёрными волосками лобок зрелой женщины, аккуратно подбритый по краям, представляя из себя равносторонний треугольник.

— О нет, у меня мать блондинка и у неё нет такой чёрной письки. — нарочно соврал я женщине, снимая с себя одежду.

У Марины лобок был тёмным но не таким ухоженным как у её ровесницы проститутки из Воронежа, работавшей в самом большом борделе Европы.

— А у тебя неплохие сантиметры парень. — хочешь " мама" минет для разогрева сделает? — предложила мне Татьяна Николаевна, стоя со мной возле кровати, обхватив ладошкой мой член.

Несколько минут я стоял с красивой зрелой проституткой в обнимку, целовался с ней взасос, мял руками её пухлые ягодицы и упирался залупой ей в чёрный лобок.

Тётя Таня была одного роста со мной и мне было по кайфу вот так, стоять с женщиной по возрасту годившейся мне в матери. Упираться членом ей в заросли на лобке, мять её жопу и целовать в губы.

— Не откажусь "мама". Пососи его у меня. Ведь я сегодня одни пятерки принёс из школы. И требую за это награду. — ответил я женщине, играя с ней в сына и мать.

Татьяна Николаевна засмеялась садясь на кровать, широко раздвигая свои нежные ляжки обтянутые чёрными сетчатыми чулками. И мне стала видна её промежность, а в ней половые губы, которые блестели от любовного сока.

Зрелая путана, не только зарабатывала деньги, но и сама возбудилась от общения с молодым парнем.

— Извини сынок, но таковы правила. Я не могу их нарушать. — у путаны в руке появился пакетик с презервативом, пачка с которыми лежала на столике рядом с водкой и тарелкой с лимоном.

Немецкие бордели славились своей гигиеной и " Паша" не был исключением.

— Всё нормально " мама". Соси его с " одёжкой", так даже лучше. — смеясь ответил я женщине, обхватывая её голову с высоким уложенным шаньеном, обоими руками.

Проститутка сидя передо мной на кровати, обхватила губами мою залупу, и стала старательно её обсасывать. А потом и вовсе взяла член полностью за щеку, сося его как леденец.

Несмотря на то, что на моем члене был надет презерватив, такой минет мне был жутко по кайфу. И наслаждение я испытывал не хуже чем когда Берта сосала утром у меня в машине без гандона, и я кончал дочке в рот.

— Вот так " мама", соси, соси его. — делай своему сыну приятно — приговаривал я проститутке, стоя перед ней и смотря как её накрашенные яркой помадой губы, сосут мой член и залупу.

А ещё я не сводил глаз с её ляжек и чёрного треугольника внизу живота. Где располагалось влагалище, самое таинственное место на теле женщины.

— Я чистая сынок. — смелее, целуй её, если хочешь. — тётя Таня легла на спину и согнув ноги в коленях, лежала передо мной во всей своей красе.

Женщина быстро довела меня до оргазма, умело сося мой член, работая не только губами, но и языком. И словно угадав мое желание сделать ей куннилингус, легла на кровать спиной, широко раздвинув ляжки.

Несколько секунд я рассматривал промежность зрелой проститутки лежащей передо мной с раздвинутыми ногами, раздумывая лизать у неё пизду, или нет. А потом решился и лег на живот между её ног.

Конечно отлизывать у путаны в влагалище которой суют члены десятки мужчин ежедневно, и старики и молодые, было не очень разумно с моей стороны. Но Татьяна Николаевна мне жутко нравилось. И от неё пахло не только духами, но и каким-то приятным запахом дома, пирогами и уютом.

Хотя и мою дочь Берту, ебёт сейчас Маркус, а мне после него придётся лизать у пожилой немки влагалище: Думал я впиваясь ртом, в мягкие половые губы путаны из далекой России.

Пизда у тёти Тани была сочной, а сок текущий из дырочки влагалища необычайно вкусный.

— Ооой, сынок, что же ты делаешь с " мамой" — нельзя же так, ооооййй. — выла проститутка, обхватив мою голову руками, прижимая её к своему лобку, и пуская мне в рот большие порции сока и выделений.

А я лёжа на животе, катая 👅 языком горошину клитора у тёти Тани, вспоминал фрау Агнет, с которой ещё недавно парился в сауне. И её крупный отросток торчавший у немки из пизды.

— Аааа, ооооййй, всё сынок, всё милый. — застонала Татьяна Николаевна, сжимая мою голову ляжками.

Я довёл женщину до клиториального оргазма, и зрелая путана с заросшим чёрными волосянками лобком, кончала, лёжа на спине.

— Подожди, дай я презерватив на нём поменяю. — предложила мне жрица любви, когда я было полез на неё в желании ей засадить.

Татьяна Николаевна, сняла с моего члена использованный гандон полный спермы, и одела новый, аккуратно растянув его по стволу пальцами.

— Вот теперь порядок сынок, можешь ебать " мамку". — засмеялась путана, ложась на спину.

На широкой кровати, больше похожей на большую тахту, не было одеяла. Только пружинистый матрас покрытый белым покрывалом и пара подушек.

— Ааа, оойй, вот так, так сынок, ещё, глубже милый. — завыла тётя Таня, когда я задрав ей ноги в туфлях и в сетчатых чулках, положив их к себе на плечи, вогнал до упора

член в влагалище зрелой путаны.

Я ебал землячку с Воронежа случайно встреченную мной в самом большом борделе Европы, по " офицерски", с наслаждением вгоняя ей член влагалище, прикрытое тёмнорозовыми половыми губами.

Брюнетка с шаньёном на голове, тихо постанывала лёжа подо мной с задратыми ногами, и закатывала глаза под лоб, когда я доставал ей до матки.

Нам обоим было хорошо и оргазм мы поймали почти одновременно. Первой завыла тётя Таня, сильно сжав мои бедра руками. А следом за ней зарычал и я, впрыскивая в презерватив одетый на моей хую, порции молодой спермы.

— Знаешь Костя, я пожалуй верну тебе часть денег. — мне стыдно их у тебя брать. Я ведь не только " работала", но и сама получила огромное удовольствие. А со мной такое впервые. Обычно я просто трахаюсь с клиентами, чисто на автомате без кайфа. — сказала мне тётя Таня, вставая с кровати и идя к шкафу из красного дерева, в котором лежала её сумочка с деньгами.

— Ничего ты мне не отдашь Танюша. — я тебе заплатил вдвойне потому что ты мне нравишься. И ещё заплачу за твои ласки. А сейчас сядь и давай выпьем по стопочке, и ты расскажешь мне о себе. — предложил я Татьяне Николаевне, усаживая её обратно на кровать и придвигая к себе столик на колесиках, с водкой и закуской.

— Я из Воронежа, до поездки в Германию, работала в школе учительницей математики. А здесь пришлось стать проституткой. — с печалью в голосе сказала мне тётя Таня, и из её красивых карих глаз закапали слезинки.

После выпитой водки, зрелая путана куря длинную женскую сигарету, рассказала мне, что приехала в Германию вместе с мужем этническим немцем, пять лет назад. Но через два года жизни в ФРГ, муж её бросил, нашел себе молодую немку, а Татьяна Николаевна осталась одна в чужом городе, без средств к существованию.

— Я плохо знаю немецкий и мне было сложно найти хорошую работу. — пришлось трудиться и посудомойкой в ресторане, уборщицей, пока не попала сюда. В " Паше" знания языка не требуются. А платят тут неплохо, на жизнь хватает и даже кое-что отложить удается на " чёрный" день. — закончила свой рассказ тётя Таня, туша сигарету в пепельнице и притягивая меня к себе.

Зрелая женщина ласкала мое тело, своими тёплыми материнскими ладонями, а я лёжа рядом с ней на кровати, сосал соски её прекрасных грудей.

— Ну, а ты как попал в Германию Костя. И кто тебя одного отпустил в это злачное место? — спросила у меня Татьяна Николаевна, вопросительно смотря в мои глаза, учительским взглядом.

Да и она была похожа на училку или зауча школы. Красивая, с правильными чертами лица, с высоким шаньеном чёрных волос на голове, тётя Таня олицетворяла собой строгую школьную даму. И только вульгарный макияж на лице, выдавал в ней жрицу любви.

— А я не один в "Пашу" пришёл. Со мной моя тётя, её сейчас ваш управляющий господин Маркус ебёт в номере на втором этаже. — он её бывший одноклассник. Тётя Берта дала мне денег и отправила с глаз долой на поиски приключений. А сама закрылась с господином Маркусом в номере и предалась утехам. — нарочно соврал я лежащей на кровати проститутке из Воронежа.

Да я и не мог ей сказать правду, о том что пятидесятидвухлетняя Берта, моя родная дочь. Ни один человек в здравом уме в это конечно не поверит, а меня сочтут за фантазёра, или за сумасшедшего.

— Ну и тётя у тебя Костя. — а Маркус нормальный мужик. Он ко мне иногда захаживает, просто поговорить по душам, без секса. — Татьяна Николаевна, крепко прижала меня к себе и хорошенько поласкала, как женщина ласкает своего молодого любовника.

— Тань, а ты в попу даёшь? — хочу тебя в неё трахнуть. — спросил я у зрелой путаны, решив до кучи перед уходом выебать землячку в жопу.

Ведь когда я её сношал по " офицерски" с задратыми ногами, то видел у женщины её тёмно-коричневое очко, покрытое сетью мелких трещинок.

— Вообще то не очень я туда даю. — только за приличную доплату. Но тебе земляк дам, и совершенно бесплатно. — ответила тётя Таня, смотря мне в глаза возбуждённым взглядом.

Было очевидно, что эту путану за сорок лет, заводил секс с молодым парнем. И она получала два в одном, и деньги и удовольствие.

— Он у тебя не стоит как положено. Сейчас я его немного подниму и придам твоему молодому концу, рабочее состояние. — смеясь говорила Татьяна Николаевна, надрачивая рукой мне член.

И через пару минут хуй у меня стоял колом. Ведь его массировала опытная женщина, учительница математики из Воронежа, ставшая в одночасье профессиональной путаной в немецком супер-борделе " Паша".