» Добрая соседка» часть 58

— Марина, а где тот мобильный телефон, который мы смотрели в Локте в здании конезавода? Давай его сюда, может он опять включится. Интересно посмотреть какой Россия станет через двадцать лет. — спросила у моей матери Света.

Мы сидели в доме родителей Михалыча, за накрытым столом, выпивали и закусывали. Марина, её муж Петро и Ильза, сидели на диване к которому был придвинут стол, а я, Света и Витёк с тётей Оксаной, опять расположились на лавке с другой стороны стола. Причем поддатая хохлушка сидела рядом со мной и незаметно для всех, мяла мне член через штаны, положив на ширинку руку под столом.

Оксана то и дело посматривала на меня пьяненькими глазками и делала недвусмысленные намёки, кивая головой на низ своего живота. Наша соседка со второго этажа, была любвиобильной женщиной и ей хотелось поскорее сесть на мой член, не важно какой из своих дырок. Но она боялась открыто ко мне приставать, пока добро на занятие сексом не даст наша рыжая атаманша.

— Да,   у меня его твой дядька спер, ещё в казарме в конезаводе в Локте. Перед тем как уйти ночью с твоей мамой из города, он сидел рядом со мной и объяснял как найти дорогу к блиндажу. Я наверное немного задремала, а он в карман ко мне залез и украл этот телефон. — ответила Марина племяннице Михалыча, обнимая при этом молодую немку.

Марина соскучилась по Ильзе и сидя с ней рядом, ласкала свою будущую невестку.

— Жаль, так хотелось посмотреть. И зачем он этому пузатому алкашу понадобился? — с раздражением сказала Света, закуривая сигарету.

Молодая ментовка, курила и смотрела на мою мать похотливым взглядом. А та уже вовсю сосалась с Ильзой, завалив немку на диван. Дело в доме родителей Михалыча шло к настоящей лейсбийской групповушке. И я убрав со свой ширинки руку тёти Оксаны, встал с лавки и попросил Витька отодвинуть стол к стене.

— Давай стол уберем брат, пусть девочки сначала порезвяться, а потом мы к ним на диван полезем. — предложил я старшему брату, и он со мной согласился.

Витька как и меня, жутко заводил лейсбийский секс наших женщин. Ведь у них было пара на пару, две зрелые самки, тётя Оксана и её подруга атаманша Мариша. И две молодые самочки, Света и Ильза. Мне больше нравилось смотреть как взрослые женщины, ласкают молодых девушек. И это возбуждающее сознание действо, сейчас происходило прямо у нас перед глазами.

Марина сняла с себя одежду и лежала голая поперек дивана, широко раздвинув ляжки. А Ильза, красивая молодая немка, удобно устроившись между ног своей будущей свекрови, лизала у неё влагалище.

— Тётя, я говорила, что должна тебе за тот секс в два "смычка" на дороге неделю назад. Так вот я хочу отработать свой долг перед тобой прямо сейчас. — засмеялась Света, девушка сняла с себя свою милицейскую форму и стоя перед хохлушкой, помогала бывшей жене своего дядьки раздеться.

— А я разве против дорогуша. Обожаю разогрев с молодой девушкой, перед тем как сесть на член. — захохатала Оксана, снимая с себя чистые, почти белоснежные трусы.

У нашей соседки со второго этажа, трусы всегда были белые и словно только что из стирки. А вот моя мать Марина, обожала чёрные эластичные трусики. Что вообщем меня дико возбуждало. Я был фанатам чёрных заросших лобков у женщин, и чёрного цвета нижнего женского белья.

— Правда у моей Ксюхи пиздень заросшая чуть ли не до пупка. — возбужденно говорил мне Витёк, смотря как у его возрастной невесты, молодая девушка Света, вылизывает чёрное заросшие жёсткими волосянками влагалище.

Оксана лежала поперёк дивана рядом с Мариной обняв подругу рукой за шею, и повернув к ней голову, страстно сосалась с моей мамой взасос. А девушки Света и Ильза, устроившись между раздвинутых ляжек зрелых самок, сосали у них натруженные влагалища.

Зрелище было настолько возбуждающие, что у меня, да и у Витька с Петром, не только стояли колом члены, но и даже дергались от возбуждения. Витёк было хотел наброситься на немку. Она же стояла на коленях перед лежавшей на диване Мариной, сося у неё пизду, выставив к нам свой пухлый попец. Но я еле удержал брата, не давая ему нарушить традицию.

Я каким-то шестым чувством осознавал, что лейсбийская групповушка наших женщин, сулит нам удачу. Ведь в блиндаже на острове " машина времени" не срабатывала, пока не происходила групповая лесбийская оргия. Это было необъяснимо, но так или иначе оставалось фактом. Завтра нам нужно ехать в район Тарасовки, искать клад закопанный командиром партизанского отряда "имени Щорса" Котовым. А потом предстоит опасный поход на остров посередине болота. Нам нужно будет похоронить всех погибших там полицаев, а иначе призраки не дадут нам житья в деревне.

— Девчонки, " паравозик"! — воскликнула Марина, отталкивая от своего лобка, голову Ильзы.

Рыжая атаманша встала " раком" на диване, раздвинув ноги, так, что стал виден " пирожок" её волосатой письки. И к ней тут же припала ртом Ильза. Красивая немка, аналогично встала " раком" и сосала у своей будущей свекрови её волосатую пизду. А к пухлой жопе лётчицы люфтваффе, пристроилась Света. Молодая ментовка обхватила руками Ильзу за бедра, вовсю впивалась ртом ей в промежность, подставив свой толстый зад под губы тёти Оксаны.

Подруга моей матери, стала замыкающим звеном в сладком лейсбийском " паравозике". Зрелая самка Оксана, с наслаждением сосала половые губы у племянницы своего бывшего мужа, и из чёрной заросшей пизды хохлушки, тек по ляжкам любовный сок.

— На " паровозик" замок бы неплохо поставить. — предложил я брату, и немедля пристроился к жопе тёти Оксаны, припал губами к её черному волосатому " пирожку" между ног, стал лизать у хохлушки отвислые половые губы и пить из её влагалища вкусный любовный сок.

— Мммыыы, ааааа, аааа. — замычала Марина, кончая от губ молодой немки. Моя мать не могла говорить, так как её рот был занят членом старшего сына.

Витёк последовал моему примеру, и поставил " замок" на лейсбийский " паровозик", встав в изголовье дивана и всунул стоявший колом член, в открытый рот нашей с ним матери.

Вслед за Мариной застонала Ильза, кончая от 👅 языка Светы. И молодая ментовка, сладко завыла испытывая оргазм от губ тёти Оксаны. А та пустив мне в рот приличную порцию сока и выделений из пизды, сжала мою голову ляжками в порыве клиториального оргазма. Ведь я умудрился лечь на спину и сосал пизду у тёти Оксаны, просунув голову ей между ног.

— Костя, Витя, и ты Петя. Давайте ебите меня втроём. Я хочу сразу с тремя парнями попробовать. — Марина выплюнула из своего рта член Витька, так и не дав старшему сыну кончить ей в рот.

Рыжая дылда атаманша встала с дивана маня меня к себе. Я к тому времени тоже поднялся с пола, освободившись из хватки ляжек тёти Оксаны.

— Сынок, ложись на диван. Хочу сверху на твоём члене поерзать. А ты Витя сзади будешь меня иметь. Тебе как старшему свою попку доверяю. — Петь, сам знаешь куда меня трахать. — обратилась Марина к своему белобрысому бойфренду, которому не досталось её интимных дырок и матросику предстояло ебать нашу с Витьком мать, в рот.

— Я следующая на очереди. А вы молодые потом. Ни разу меня ещё трое не ебли. — засмеялась тётя Оксана, намазывая Витьку член вазелином, помогая подруге. 

Марина была занята моим концом, раскатывая по нему презерватив, требовательными материнскими пальцами.

— Костя, сыночек мой любимый. Как хорошо с тобой. — шепнула на ухо мне мать, садясь сверху влагалищем на мой член.

Марина наклонилась сильно вперёд, давая возможность старшему сыну, сунуть ей член в задний проход. И в этот момент, тяжёлые сиси рыжей атаманши, коснулись сосками моей груди.

— Ооой, оооойй Витя, потише, потише сынок. — попросила мать придурка Витька, который своей ялдой уж через чур сильно стал шерудить у неё в попке.

Я чувствовал лёжа на спине под Мариной, как заходил ходуном хуй Витька в горячем заднем проходе нашей с ним матери. Перегородка разделяющая вагину и анус женщины которая нас родила с братом, была тонкой и член Витька, словно елозил по стволу моего члена, раз за разом натирая маме прямую кишку.

— Мыыы, аааа, мыыы. — мычала Марина, потихоньку ерзая на двух наших членах с Витьком одновременно, и принимая ещё в рот хуй своего молодого бойфренда.

Петро встал позади меня на диване и сношал мою маму в рот. И это было полным безумием, молодые сыновья ебли мать в два смычка, в влагалище и задний проход. А другой парень их ровесник, засаживал ей в рот. От чего бедная мама не стонала, а только мычала. И в эти моменты, я завидовал больше всего придурка Витьку. Он вгонял раз за разом хуй в очко Марине, натирая ей залупой стенки заднего прохода. От этого мама выла, мычала и вытаращив глаза сосала член у Петра.

А мне была уготована пассивная роль, я лежал под Мариной, мой член находился в её склизком влагалище без движений. Я лишь пытался сосать соски маминых грудей когда она поерзывая на двух наших членах с Витьком, наклонялась сильно вперёд. И я ждал того момента, когда Витя кончит, ведь ебать в задний проход женщину долго нельзя, особенно Марину. У нашей с ним матери задний проход был разработан, но все же не так сильно как у тёти Оксаны. И я когда раньше засаживал Марине в попку, быстро кончал.

Вот и Витёк к моей радости не смог долго сношать нашу мать в задний проход и быстро задвигав членом ей в попе, стал кончать. Я чувствовал через перегородку, как обмяк его член в прямой кишке у мамы и она вытолкнула его вялого за ненадобностью. А довольный Витя отвалился с Марины на бок, тем самым давая мне и матери свободу движений.

Рыжая атаманша было активно заерзала на моем члене, сося при этом член у стоящего над моей головой Петра. Но это длилось недолго, ушлый матрос, быстро сообразил что ебать женщину в попку гораздо приятнее чем в рот, и внув член из сосущих губ мамы Марины, зашёл к ней со спины и занял место Витька.

— Ааааа, ооооойййй, а " папа" твой Костя, сообразительный оказался. — сказала мне мать, с удовольствием принимая в свой задний проход, член молодого парня, её будущего мужа и моего нового папы.

И вновь по моему члену через перегородку разделяющую вагину и анус, нашей рыжей атаманши, заходил хуй молодого парня, который сношал мою развратную маму в попу. Марина выла, выпучив на меня глаза, и ерзала изо всех сил двумя своими дырками на наших с Петром членах одновременно.

Мать кончала, оглашая стонами стены дома. А вместе с ней кончали и мы с Петей. Матрос — анархист из прошлого, впрыскивал в задний проход атаманши Мариши, порции молодой спермы. Ну, а я кончал ей во влагалище, наполняя сыновей спермой презерватив надетый заботливыми руками мамы. Марина боялась залететь от нас с Витьком и позволяла кончать ей в пизду только Петру, от которого хотела родить ребёнка.

— Вы молодцы парни, как же мне хорошо с вами было. — Марина обняла меня и Витька с Петей, лаская нас своими тёплыми материнскими ладонями.

Зрелая самка Мариша, с чёрным заросшим лобком и большими полуотвислыми сисярами. Ласкала своих сыновей и молодого парня, за то что они как следует проебли её втроём.

— Следующая я на очереди. Хочу тоже в три "смычка". — возбужденно сказала тётя Оксана, давая мне и Витьку с Петром по таблетке " первинтина".

Запас немецкой наркоты, ушлая хохлушка взяла с собой из блиндажа, положив упаковки белых таблеток со свастикой и 🍫 шоколадки в красной обёртке, в солдатский ранец с продуктами. И вот сейчас они пошли в дело. Первинтин, наркотик близкий по своему составу к современному амфетамину, не только поднимал настроение и тонус, но и делал наши члены буквально каменными. И через пять минут, после приема фрицевской наркоты, едва успев выкурить по сигарете. Мы втроём уже ебли тётю Оксану, зрелую хохлушку с чёрным заросшим до пупка лобком и пухлой жопой.

Витёк как её будущий муж, лежал на спине, а Оксана ерзала на его члене влагалищем, сильно наклонив туловище вперёд. Петро молодой матрос — анархист, засаживал знойной хохлушке из Харькова в попу. Ну, а мне пришлось ебать свою школьную любовь в рот. Я гладил подругу своей матери по волосам на голове и давал ей за щеку.

— Мыыы, ааааа, оооой. — стонала тётя Оксана, сося у меня хуй и одновременно ерзая влагалищем и анусом, на двух членах молодых парней.

Таким образом, после небольшого перекура, мы втроём по очереди, отодрали вслед за Оксаной, двух молодых девушек, Свету и Ильзу. Но только немку нам пришлось ебать вдвоём с Витьком. Гауптман двадцать второй эскадрильи Люфтваффе, почему-то невзлюбила белобрысого бойфренда Марины и не давала Петру. Хотя и другая немка Ханна, тоже была с причудами. Белокурая валькирия еблась строго со мной и не давала никому больше из мужчин нашего отряда.

— Не спишь сынок? — Марина мягко по кошачьи зашла ко мне со спины из дома, и села рядом со мной на тёплые ступени терраски. На моей маме была одета белая ночная рубашка, а в руке Марина держала початую бутылку вина. Тётя Оксана привезла с собой из города не только водку, но и вино, и даже пиво.

— Да что-то не спится мам. У меня Марьяна из головы не выходит. Как ты думаешь, что с ней случилось в прошлом. И почему она в образе призрака стала появляться в Плетнёвке? — спросил я у матери, беря у неё из рук бутылку вина и делая несколько глотков.

От первинтина был жуткий сушняк и сухое вино которое пила Марина, пришлось как раз кстати.

— Ой, не знаю сынок. В тот раз на колокольне когда я её увидела. Мне показалось, что она что-то хотела мне сказать. Но не смогла и ушла сквозь стену. Но моё ❤️ сердце чует, что тайна исчезновения Марьяны и Котова после войны, находится в старом блиндаже на острове. Нам нужно туда попасть и чем скорее тем лучше. — сказала мне мать, прижимаясь ко мне дрожа всем телом.

Вороные стоявшие на привязи во дворе возле тачанки, вдруг захрипели, забили копытами и стали вести себя неспокойно. А собака в будке возле сарая завыла в сторону леса.

— Лешего помянешь, а он тут как тут. — шёпотом сказала мать, испуганно крестясь.

Над рекой поднимался туман, но было ещё темно. В такие предутренние часы, из болота посередине леса, в деревню приходили призраки. Это был их час, утренняя предрасветная мгла, как магнитом тянула всю нечисть из леса.

— Смотри, смотри мам, так это же Марьяна стоит там возле тачанки. — шёпотом сказал я матери, кивком головы показывая ей на тачанку стоящую во дворе.

А там отчётливо виднелось привидение. Это была наша бывшая атаманша Марьяна, бестрашная партизанка, сгинувшая безвести в этих местах полвека назад.

— Царица небесная, свят, свят. — Марина перекрестилась в сторону боевой повозки махновцев, где на её месте возле пулёмета, теперь расположилась Марьяна, пришедшая к нам с того света.

Партизанка была одета в гражданскую одежду, характерную для послевоенного времени. Чёрная юбка ниже колена, белая блузка и сверху тёмный жакет. Волосы у Марьяны были распущенны по плечам, а лицо у девушки светилось в предрасветной мгле каким-то неестественным бледным светом. Несколько минут привидение в тачанке смотрело на нас с Мариной, а потом исчезло, растворилось с наступающим утром.

— Больше я в эту тачанку не сяду. На моем месте покойница только что сидела. — сказала Марина, крестясь в сторону повозки.

А там было пусто, привидение ушло к себе на болото в лесу, вороные кобылы успокоились и мирно щипали траву,   наша дворняжка вылезла из будки и приветливо виляла хвостом.

— Она не хотела нам сделать ничего плохого. Просто зовёт куда-то. Но ты права мам, нам нужно сходить на остров. Похоронить на нём всех покойников по христианскому обряду, и может тогда они перестанут приходить по ночам в деревню. — сказал я матери и обняв родного мне человека, стал ласкать у Марины её крупные груди через ночную рубашку.

Хуй у меня стоял колом, он поднялся после пережитого стресса. И сейчас я хотел засадить маме, перед тем как лечь спать на диван к Свете и Ильзе.

— Сегодня в обед съездим в Тарасовку, поищем там в лесу ящик с немецким золотом, который зарыл Котов. А завтра с утра уйдем в поход на остров. — ответила мать, обхватывая рукой мой стояк и одновременно целуя меня в губы.

Марина сама была не прочь перепехнуться со мной, а её тело под ночной рубашкой горело огнём.

— За вазелином не сходишь в дом Костя? Тюбик у меня в закутке на печи лежит. А я пока присяду пописаю. — попросила меня мать, вставя с крыльца.

Марина при мне задрала ночнушку на живот и села ссать возле крыльца на траву. А я сидел и смотрел как из чёрной заросшей пизды у мамы, вырывается струя желтоватых ссак.

— Нам не нужен вазелин Марина. Я хочу тебя в твою ссаную письку трахнуть, а кончу в попку по-быстрому. — ответил я матери, задирая на её жопе ночнушку после того как она закончила писать, и встав с корточек, нагнулась рачком возле крыльца.

— Ой, Кость, я боюсь. Я хочу от Пети родить и быть уверенной что это мой ребёнок, а не твой. Так что иди за вазелином сынок. Не будем рисковать милый. Забеременнею от Петра, тогда еби меня в письку сколько твоей душе угодно. А сейчас я тебе в неё не дам. — сказала мать, выпрямляя спину и не давая мне вставить член ей во влагалище.

Я только успел прижаться залупой к голым, волшебным ягодицам атаманши Мариши, и получил облом от неё. Мне почему-то захотелось выебать эту красивую зрелую женщину, свою родную мать традиционно во влагалище, и почувствовать обхват мышц её вагины. Которые сжимают член словно кольцом. В попке таких мышц нет, в неё просто вставляешь член и трахаешь.

— И сигареты захвати, потом посидим покурим. — сказала мама, садясь голой жопой на тёплые ступени терраски.

Марина сняла с себя ночную рубашку и сидела сейчас на ступеньках крыльца, голая, безумно красивая и желанная, в свете утреннего солнца.

— Да хорошо мам, хорошо родная моя. Я быстро. — ответит я матери, идя со стоячим колом членом в дом за столь необходимой смазкой.

А там все спали, Витёк похрапывал на полу в обнимку с голой тётей Оксаной. Света и Ильза обнявшись лежали на диване и очевидно видели приятные сны, судя по их милым лицам. А Петя будущий муж моей мамы, спал в закутке за печкой, свернувшись калачиком на кровати как ребёнок. Я осторожно чтобы его не разбудить, взял с печи тюбик с детским вазелином, пачку сигарет, со стола и две бутылки пива, ящик с которым привезла из города тётя Оксана.

— Принёс, молодец сынок. Вот так сейчас мама тебе его намажет, чтобы нам обоим было приятно. Я сама хочу тебе в письку дать Костя. Но это будет потом, через пару недель. А сейчас в твоём распоряжении только моя попка. — говорила мне мать, густо намазывая мою залупу вазелином из тюбика.

И закончив мазать, вытерла испачканные пальцы об ночнушку висевшую на перилах крыльца, встала возле него ♋ раком, нагнувшись, держась руками за ступени терраски.

— Мариша, родная моя. Мне и твоя попка очень и очень нравится. — со стоном ответил я матери, вгоняя ей член в задний проход.

— Ооой, ооойй, так, так сынок. Ещё, ещё милый. Еби меня Костя, еби родной мой. Я хочу кончить от твоего члена. — Марина завыла, застонала и заводила жопой из стороны в сторону, тем самым ещё сильнее насаживаясь задним проходом на мой член.

Я взялся двумя руками за пухлые, упругие ягодицы атаманши Мариши, с наслаждением мял их и раз за разом вгонял ей член в тёмно-коричневое, натруженное очко. На этот раз я ебал мать в жопу необычайно долго. Обычно я быстро в неё кончал, не выдерживая трения об узкий задний проход. Но сейчас после стресса от встречи с призраком в образе Марьяны, хуй у меня стоял колом, и оргазм не наступал.

Марина стоя раком у крыльца, сладко поскуливала, стонала и крутила жопой, стараясь мне подмахнуть. И вот когда я почувствовал что вот вот начну спускать матери в попку. Марина сильно завыла, оглашая окрестности воем кончающей женщины. А я уже спускал в задний проход маме вдогонку.

— Уминица моя, я так сладко кончила. Что раньше этого у нас не было Костя? — говорила Марина, поливая пивом из бутылки мне на залупу, немного испачканную в её заднем проходе.

— Не знаю мам, не знаю любимая. Мне тоже хорошо с тобой было, раньше такого не испытавал. — честно ответил я матери садясь на ступеньки крыльца.

Марина обтерла мне опавший конец своей белой ночнушкой, а затем подтерлась ей сама и села голая рядом со мной на ступеньки. Я достал из пачки "мальборо" сразу две сигареты, прикурил их от зажигалки и отдал одну из них матери. А та благодарно одарив меня взглядом своих зелёных кошачьих глаз, с наслаждением затянулась ароматным американским табаком.

Ведь ничего нет приятнее на свете, чтобы вот так после секса и хорошего качественного оргазма, посидеть в блаженной неге на ступенях террасы и выкурить сигарету.

— Пошли спать Костя. Днём поедем в Тарасовку искать ящик с золотом закопанный Котовым, и возможно там найдем разгадку их исчезновения с Марьяной после войны. — сказала мне мать, вставая с крыльца.

Несколько секунд я любовался обнаженным телом сорокалетней женщины, своей родной матери, которую только что сношал в задний проход. Марина была безумно хороша в своей ослепительной зрелой красоте.

Тяжёлые полуотвислые груди с тёмно-коричневыми сосками на концах, приятно гармонировали у мамы с её сексуальным животиком, тёмным заросшим лобком, широкими нежными ляжечками, стройными длинными ногами, и необычайно пухлой и упругой попкой. Марина для меня была пожалуй самой красивой женщиной на свете и только за ней, за нашей рыжей атаманшей, я был готов идти на край земли.

— Мариночка, если бы ты знала дорогая. Как я хочу тебя с животиком потрахать. — сказал я матери все ещё сидя на ступеньках крыльца перед ней и обняв женщину за попку руками, прижался губами к её темному лобку, целуя маме волосики на нём.

— Осенью я уже буду ходить с животиком сынок. И ты будешь меня с Петей на пару трахать. Я не хочу мужа обижать. А вот Вите я беременная не дам, он может своим членом, мне ребёнка повредить. Пусть свою Оксану ебёт. — засмеялась Марина, обхватывая мою голову своими тёплыми материнскими ладонями.

Я ещё немного понежился от ласк ладоней родной матери, сидя перед ней на ступенях террасы, и целуя родившей меня женщине лобок.  Потом встал и пошел с ней в обнимку в 🏠дом, а белая мамина ночнушка, так и осталась висеть на крыльце терраски.

— Костя, где ты был? — спросила у меня Света, когда я лег на диван между ней и спящей на боку немки.

Девушка на миг проснулась не открывая глаз и тут же заснула заключив меня в объятья. А я ещё пару минут лежал без сна, прижатый с двух сторон голыми телами девушек, а потом заснул упираясь вялым членом в мягкую жопу Ильзы, гауптмана двадцать второй эскадрильи люфтваффе.

— Я думаю, что всем не обязательно ехать в Тарасовку на поиски клада закопанным Котовым. Витя, Оксана и Ильза останутся в деревне и будут готовить обед. А мы вчетвером, Света, Костя, и я с Петей. Съездим в район Тарасовки на разведку. — сказала Марина, после скорого завтрака и небольшого опохмела.

Моя мать, не стала дожидаться обеда и подняла всех в девять часов утра, не дав как следует выспаться после бессонной ночи. Известие о том, что ему и его будущей жене с немкой, не нужно будет тащиться по жаре в другой конец района, обрадовало Витька. Мой старший брат был жутким лодырем и соней, и судя по его довольному лицу, Витёк непременно завалиться спать, как только уедет Марина.

Наша с ним мать это прекрасно знала и надеялась в плане обеда на исполнительную немку и Оксану. Хохлушка хоть и любила отдохнуть, выпить, и потрахаться с молодыми парнями. Но в то же время была хозяйственной и деловитой. Я вспомнил как с месяц назад, тётя Оксана отказалась от порева со мной и Витей, как ей предлагала Марина. Предпочтя сначала отвезти мясо убитого нами лося в город.

— Да будет тебе обед, не смотри так на меня Мариша. Настоящего украинского борща сварю, с мясом и сметаной. Только уговор, вы не ебитесь там в Тарасовке. Пусть у парней члены отдохнут до вечера. А когда вернётесь, пообедаем, и продолжим вчерашнее, сразу в три "смычка". — сказала моей матери тётя Оксана, заметив её пристальный взгляд направленный на неё и старшего сына.

— Да, и никто и не собирается трахаться подруга. Нам что больше заняться не чем, как ехать за двадцать километров на перипихон? Мы золото немецкое поедем искать, и заодно узнаем на месте оно или нет. — ответила подруге Марина.

Наша рыжая атаманша, собрала в сумку закусить и выпить, ведь нам предстоит проехать в оба конца сорок километров. Да и ещё заниматься поиском и раскопками. И назад в Плетневку мы вернёмся только к вечеру. Поэтому выпивка и еда нам точно не помешают.

— Костя, сынок, сходи в подвал под домом за миноискателем. И Петра с собой возьми, пусть поможет стенку отодвинуть. — попросила мать, с любовью смотря на меня и на своего молодого бойфренда.

Марина любила нас обоих и не старалась выделить кого-то из парней которые её ебли. Для матери я был сыном и любовником в одном лице, а Петро станет её мужем и отцом будущего ребёнка. Которым я по определению не мог стать.

— Хорошо Мариша, мы быстро, одна нога там, другая здесь. — весело ответил я нашей рыжей командирше, которая побаловала меня рано утром, качественным анальным сексом. Что не говори, а сношать ещё не старую и сексуальную мать в задний проход, высшая награда для сына.

— Свети " папа", тут кирпич нужно вынуть. — сказал я Петру, когда мы с ним спустились в подвал под домом и подошли к потайной стене.

Я шутя назвал матроса — анархиста папой, ведь по возрасту он был лишь на год старше меня. Хотя женившись на моей маме, белобрысый соратник бандитки Маруси из Гуляйполя, автоматически становился моим отцом.

— Кость, давай автомат ещё один возьмём. Лишний ствол в хозяйстве не помешает. — предложил мне Петро, увидев аккуратно уложенные в ящиках, немецкие автоматы.

— Нам твоя жена пиздюлей даст, если мы без её разрешения возьмём оружие. Завтра скорее всего пойдём в поход на остров. И возможно она разрешит нам взять с собой автоматы. А в деревне нам одного " шмайссера" за глаза хватит. Сам видишь тут никого нет кроме нас, а пришлых сюда " Плетнёвский призрак" не пускает. — ответил я бойфренду своей мамаши, беря стоявший у стены, армейский миноискатель " Вермахта", который представлял из себя ранец с аккумулятором и длинную складную штангу с дугой из проволоки на конце.

Правда банки аккумулятора, находящиеся в ранце, высохли за полвека и в прошлый раз когда мы искали пистолет Светы в Плетнёвском лесу. Витёк таскал за мной автомобильный аккумулятор, снятый с милицейской " нивы" моей бывшей невесты. Его, мы проводами подсоединяли к ранцу и миноискатель работал.

— А я видел утром, как ты Марину у крыльца раком голую трахал. Хотел было к вам присоединиться, но потом передумал. Ведь вы же родные, а я не хотел вам мешать. — неожиданно признался мне Петро.

Мы стояли с ним в темноте подвала под домом, и наши лица освещало лишь тусклое пламя керосиновой лампы. Я видел как возбуждённо горели глаза молодого матросика. Он был явно взбудоражен увиденным утром.

— Ну и правильно сделал что не подошёл к нам. Нам иногда с Мариной нужно побыть вдвоём. А вообще она любит и меня и тебя. Так, что скоро Света " сделает" тебе паспорт и ты сможешь жениться на моей маме. — ответил я белобрысому парню из прошлого, выходя с ним из подвала на воздух.

— Марин, а " папа" за нами утром подсматривал. — сказал я матери, ложа аккумулятор в багажник Светкиной " нивы".

Сама девушка ушла в туалет, и мы были возле машины втроём.

— Что же не присоедился к нам Петя? А то мне одного члена Кости было мало. — шутя сказала Марина, подмигнув при этом мне глазом.

Умная женщина, не хотела обижать ни сына, ни молодого бойфренда. Марина приласкала Петра и он обмяк, нежась под её материнскими ладонями.

— Ну хватит ласкаться. Поехали, нам к вечеру домой бы вернуться. — сказала Света, девушка шла к машине из уборной подтягивая на ходу свои милицейские штаны.

— Костя, ты спереди со мной рядом садись. А вы " молодые" на заднее сиденье перемещайтесь. — отдала команду молодая ментовка, поднимая спинку переднего сиденья с пассажирской стороны.

Моя мать усадила сначала Петра, а потом залезла в салон сама, почти упираясь головой в кабину. Марина была высокой, длинноногой женщиной и " нива" создана явно не для её роста.

— Ты смотри, вон тот самый алкаш который на нас со своими друзьями в прошлый раз напал. — воскликнула Света, когда мы въехали в Тарасовку и стали проезжать по деревне, мимо облезлого здания сельпо.

Из дверей магазина и выходил знакомый амбал в линялых джинсах, обладатель пудовых кулаков. Деревенский алкаш нёс в руке бутылку водки и было её не выронил от испуга, увидев белую " ниву" и сидящую в ней черноволосую девушку милиционера. Он ведь хорошо её запомнил и тот вечер на просёлочной дороге. Когда по его бокам и бокам друзей, прошлись тяжёлые милицейские берцы.

— Да шут с ним дочка. Не время нам сейчас его задирать. Наша цель обследовать местность возле дуба и поскорее вернуться домой. — сказала Марина, видя что Света всерьёз намеренна остановить машину и надавать по шеям мужику в линялых джинсах.

— Да ладно пусть живёт гнида. Жаль что времени нет, а то бы я на нём пару приёмов отработала, которым нас в милиции научили. — с сожалением ответила моей матери Света, нажимая на газ своей машины.

А мужик в линялых джинсах, как и в прошлый раз, по-быстрому шмыгнул в калитку одного из домов, и скрылся за его забором. Бедолага и не знал, что только что благодаря моей маме, он избежал участи быть сильно избитым, рослой девушкой ментом. А я смотря на руки Светы держащие руль, подумал, что моя бывшая невеста, не раз отрабатывала приёмы на вот таких забулдыгах у себя отделе.

— Дуб возле которого в прошлый раз искали, должен где-то рядом с опушкой быть. — сказала Марина, когда мы выехали из Тарасовки, проехали по полю и уткнулись в лесную чащу.

Света остановила машину и мы с ней вышли из неё наружу, а за нами вылезла дылда Марина и её белобрысый бойфренд.

— Да помню, мы как раз по моему возле него и находимся. Его с краю невидно, он чуть дальше в лесу стоит. — Света потянулась разминая затёкшие ноги и закурив сигарету пошла в глубь леса.

Племянница Михалыча имела не только острое зрение и нюх, но и хорошую память. И за пару минут нашла в лесу нужный нам дуб.

— Костя, бери с Петей в багажнике лопаты и миноискатель. Я кажется нашла то место где мы раньше копали. — крикнула из леса нам девушка, очевидно найдя нужный нам объект для поисков.

— Подождите меня парни. Я чуть не обоссалась дорогой. — сказала нам Марина, рыжая атаманша сидела под кустом орешника и бессовестно ссала сидя на корточках, спустив на ноги чёрные трусики и задрав юбку кверху.

Из волосатой маминой писки вырывались струи женской мочи и били в землю, образуя на ней небольшую лужицу с пеной. Зрелище было фантастическим и супер возбуждающим. Лично у меня когда я видел писающую мать и ссаки вытекающие из её чёрной пизды, тут же вставал колом член. Что произошло и в этот раз, хуй в штанах налился кровью и на ширинке у меня образовался приличный бугор. Это обстоятельство не ускользнуло от внимательных глаз нашей атаманши.

— Я с собой вазелин взяла и презервативы. Закончим поиски, выпьем и перекусим тут в лесу, и заодно поебемься. Ты утром хотел меня в письку трахнуть сынок. Так вот такую возможность я тебе представлю, но только оденешь на член презерватив. А Петя меня в попу поимеет. Хочу опять с вами в два "смычка" трахануться парни. Подсела я на это дело жутко. — сказала Марина, мать поднялась с корточек, сорвала лист лопуха росшего рядом, вытерла им письку от капелек мочи, одела на себя трусы и обернула юбку.

Рыжая атаманша шагнула к машине и достала из её багажника сумку в которой приятным звоном постукивали бутылки с водкой и вином. С выпивкой и едой у нас не было проблем, продав всё золото и серебро скупленное нами в военной Жуковке. Мы были обеспеченны различными консервами, водкой и сигаретами на несколько месяцев вперёд. Ведь тётя Оксана привезла из города на своей " ниве" целый прицеп битком набитый продуктами.

— Петь, быстрее делай своей жене ребёнка, чтобы я мог её без гандонов ебать. — сказал я белобрысому ёбарю своей матери, неся с ним миноискатель и запасной аккумулятор который был в багажнике " нивы".

— Да он уже похоже мне его " сделал". Я быстро " залетаю", но для страховки подождем пару недель. А потом сынок, сколько хочешь спускай мне в письку, я уже буду уверенна, что беременна от Пети. — смеясь сказала Марина, идя с нами в лесную чащу.

— Вот этот дуб, на нём отметины остались ещё с войны. А здесь мы копали в прошлый раз и нашли портсигар с инциалами командира партизанского отряда Котова. — позвала нас Света из зарослей молодого орешника.

Девушка стояла на поляне возле огромного векового дуба, кора которого хранила в себе следы былой войны. На огромном стволе дерева, шириной в два обхвата, виднелись зазубрины, оставленные осколками от мин и снарядов. Ведь в прошлом в этих местах велись ожесточенные бои между немцами и партизанами. А лес в близи Тарасовки, был базой партизанского отряда " имени Щорса".

— Костя, включай миноискатель и давайте с Петей, обследуйте местность в десяти метрах от дуба. Ведь я своими ушами слышала от Котова тогда на реке, что он перепрятал ящик с немецким золотом, недалёко от дуба. — сказала нам Марина, она как наша командирша, взялась отдавать приказы, что очень любила делать.

— Да бестолку всё это, чует мое ❤️ сердце, что нет тут никакого клада. Раз Котов с Марьяной остались живы, они наверняка выкопали немецкое золотишко. И забрали его с собой в Брянск. — сказала Света, девушка мент стояла у дуба и курила сигарету, всем своим видом показывая, что мы ничего не найдем.

Да и я по честному разделял мнение своей бывшей невесты. Наверняка любовники воспользовались спрятанным кладом в войну и выкопав его, стали потихоньку продавать золото. Котов работал в торговле и знал точки сбыта в среде спекулянтов и скупщиков краденного. Но делать было нечего, нам нужно было убедиться в этом. Найти то место где предположительно был закопан ящик с немецким золотом.

— Всё, ещё один квадрат возле тех кустов и можно сворачиваться. Тут нет ничего, а Котов тогда у реки, нагло меня обманул. — раздражённо сказала Марина, когда мы с Петро, уже полчаса ходили близи дуба с миноискателем, но так и ничего не нашли.

— Есть, кажется есть сигнал, но слабый. Нужно копать здесь. — воскликнул я, услышав в наушниках немецкого миноискателя, слабый писк, характерный для небольшого металлического предмета.

Точно так же пищал металлоискатель когда мы искали пистолет Светы на Плетнёвском косогоре. Тогда во время боя с немецким спецназом " Бранденбург 800", я потерял служебный " макаров " своей невесты возле большой старой берёзы. А когда мы вернулись из прошлого в будущее, то нам пришлось идти его искать, иначе Свете грозила уголовная статья за потерю служебного оружия. И я нашел её табельный пистолет, правда уже сильно поржавевшим. Ведь он пролежал в земле более полувека.

— Блядь, только ящик пустой оставили гады. И свёрток какой-то внутри. — зло выругалась Света, выкопав лопатой из земли полусгнивший немецкий ящик из под патронов.

Ящик был зелёного цвета и на нём даже сохранилась надпись на немецком языке, " Loftdichter Patronenkasten". Но он тут же развалился у Светы в руках, когда девушка его открыла.

— Так это же мой "маузер". Я его Марьяне передала когда та стала атаманшей в отряде вместо меня. — удивлённо воскликнула Марина, узнав в поржавевшем пистолете из тряпичного свёртка, свой чёрный " маузер".

Это пистолет был найден нами в подполе в сарае дома родителей Михалыча, вместе с другим оружием. Когда мы ещё только начинали обживаться в деревне. Но в отличие от того "маузера" выглядевшего как новенький, этот пистолет полностью заржавел и пришёл в негодность. Ведь он пролежал в земле пятьдесят лет без смазки, завернутый лишь в кусок обычной тряпки.

— Я думаю, что этот пистолет оставлен в ящике не случайно. Таким образом Марьяна давала нам понять, что она и Котов остались живы после боя в лесу с немцами. Ведь партизанка была уверена, что мы вернувшись из прошлое в будущее, начнём искать ящик с немецким золотом, по координатам оставленным командиром партизанского отряда "имени Щорса". Но ни она ни её любовник Котов не дожили до нашего времени. Иначе она бы давно объявилась в Плетнёвке. А вместо живой Марьяны, в деревню приходит её призрак. Но зачем? Что она хочет нам этим сказать? — спросил я прежде всего у Марины, так как мы вместе с ней, видели призрака в образе Марьяны.

— А я догадываюсь сынок где находится разгадка исчезновения нашей Марьяны и Котова в тысяча девятьсот сорок шестом году. Нам завтра нужно идти обратно на болото в лесу. Там и дожидается нас тайна появления призрака партизанки. Да и пора заняться похоронами погибших полицаев на 🏝️ острове. Если мы хотим спокойно жить в Плетнёвке. Но это будет завтра, а сейчас пошли к дубу, перекусим на скорую руку, выпьем по грамулечке и поебёмься. У меня между ног всё чешется сил моих нет. — сказала Марина, забирая с собой найденный в земле пистолет.

Хотя " маузер" был покрыт ржавчиной, но он был дорог моей маме как память, о погибшей Марьяне.

— Мужики, открывайте консервы, что вы как не родные. Ебать то нас со Светой нужно на сытый желудок, а то с голодухи у вас концы не встанут. — смеялась Марина, доставая из сумки, банки с консервами, 🍞 хлеб, сухую колбасу, сыр и бутылки с водкой и вином.

Рыжая атаманша сидела под дубом, нарезая хлеб, острым как бритва немецким окопным ножом, широко раздвинув ноги. Юбка у мамы задралась и под ней были видны её чёрные эластичные трусики, широкие белые ляжки и стройные красивые ножки.

— Да ладно не встанут Сергеевна. У меня лично уже встал на тебя. — засмеялась Света, она ходила к машине зачем-то, и вернулась от неё загадочно улыбаясь.

— Эх дочка, был бы у тебя член, тогда тебе бы цены не было. — шутя ответила своей бывшей невестке Марина, обнимая молодую девушку и целуя её в губы в засос.

Моя мать плотно подсела на " розовый" секс с молодыми девочками и получала от этого огромное удовольствие. И сейчас сидя в тени огромного дуба, сорокалетняя Марина, вовсю сосалась с молодой Светой и мяла рукой ей груди, через милицейскую рубашку.

— А это что Марина Сергеевна? Вам он нравится? Побольше чем у вашего сына будет. — захихикала Света и к нашему изумлению, девушка расстегнула ширинку своих форменных ментовских брюк и показала из неё алую головку залупы.

Это был искуственный член, но выглядел он как настоящий, телесного цвета, с красной залупой и выступающими венами на стволе. Очевидно файлос крепился у Светы в промежности ремнями, поскольку девушка его не придерживала рукой.

— Откуда он у тебя дочка? И почему раньше ты это "чудо" нам не показывала. — спросила Марина у Светы, изумлённо рассматривая торчащий у неё из ширинки, искуственный член, по внешнему виду не отличимый от настоящего.

— Да я его всего пару дней назад достала. Купила у подруги, он ей не нужен стал, замуж вышла. А я хотела им немку трахать, да забыла его вчера из бардачка достать. Сейчас вспомнила и хочу вас мама им выебать. — ответила моей матери Света, сидя перед Мариной и показывая ей член из ширинки милицейских штанов.

Молодая ментовка обняла Марину рукой за шею и притянула её голову к низу, к своей ширинке, из которой торчал искусственный хуй.

— Пососи его Мариша. Я так хочу. — попросила мою мать Света, держа её руками за рыжую голову.

И Марина к моей радости стала сосать у девушки искусственный член, который по форме был неотличим от настоящего. Со стороны это зрелище смотрелось дико возбуждающим. Зрелая женщина, сосет член у молодой девушки в милицейской форме.

— Вот блядь учудила ты дочка. Его даже сосать приятно, а не то, что трахаться с ним. Но давайте сначала выпьем и перекусим. А потом ты меня трахнешь своим членом Света. Хочу его попробовать, так как не разу не пробовала с искусственным. — Марина подняла голову от ширинки моей бывшей невесты и поцеловала её в губы взасос.

Пока они сосались, я налил всем по стопке водки, которые предусмотрительно взяла с собой рыжая атаманша.

— За вас девчонки. Какие вы у нас красивые и сексуальные. — толкнул я тост, поднимая руку с налитой до краёв рюмкой.

— Мы красивые, а вы ебите нас мужики. Родные вы наши, без вас и нам жизнь не в радость. — Марина обняла одной рукой за шею сидящего рядом с ней Петра.

А Света обняла меня, мы чокнулись, выпили и закусили поцелуями друг с другом.

— Ешь колбаску Петя, консервы бери, закусывай, а то ты у меня худенький. А я здоровых мужиков люблю. — Марина кормила белобрысого шкета матроса, который по сравнению с ней выглядел словно школьник.

— Толку от здоровых, если у них не стоит как нужно. Я не люблю упитанных парней. По мне лучше мужик будет не худым и не толстым. Таким как наш Костя. — Света сидя рядом со мной, мазала мне бутерброды тушёнкой.

— Ну ты в мои дела не лезь дочка. Костя у нас парень видный, а вот Петя худенький и его нужно подкормить. Так что давайте ещё по одной, и наконец поебёмься. У меня влагалище чешется сил нет и трусы уже мокрые. — засмеялась Марина, лаская одной рукой Петра, а другой поднимая рюмку с водкой, которую я услужливо наполнил.

— Ну, а кто против Мариша, только я сначала с тобой, а парни пусть посмотрят. — ответила моей матери Света.

Девушка выпила, и закусив водку ломтиком колбасы, встала с земли и быстро скинула с себя форменную одежду, оставив на ногах только чёрные берцы. Высокая, крупная черноволосая Света, с членом между ног, смотрелась возбуждающе. Он как я и предполагал крепился на теле девушки с помощью ремней. И ещё у искусственного фалоса были приделаны самые настоящие яйца и на них даже торчали волосики.

Вообще издалека жопастая и сисястая Света, смотрелась как настоящий гермафродит с членом. Если конечно как-то замаскировать ремни которые удерживали искуственный член у девушки между ног.

— Дай, я на него презерватив одену дочка. Неизвестно из чего он сделан, а то химия может вызвать раздражение в влагалище. — сказала Марина, одевая гандон, на толстый и длинный искуственный файлос, торчащий между ног у моей бывшей невесты.

— Да мне и подруга говорила, что его лучше с презервативом использовать. — сказала Света, помогая моей матери раздется.

Марина стянула с себя через голову блузку без рукавов, сняла юбку и осталась стоять в одних эластичных чёрных трусах и такого же цвета бюстгальтере. Я вообще был поклонник чёрного нижнего белья у женщин. А так же чёрных волосатых пизд у них. 

И сейчас моя мать, высокая сорокалетняя самка, с роскошными формами как спереди так и сзади, смотрелась в чёрном нижнем белье, особенно сексуально.

— Мариша, давай рачком. Я сзади хочу, да и неудобно тут лёжа. — Света подошла к моей матери сзади, обняла её руками за груди, прижавшись искусственным членом к её жопе обтянутой чёрными эластичными трусами.

Расстегнула на её спине крючки лифчика, сняла его, высвободив наружу роскошные груди нашей рыжей атаманши. А потом пришёл черёд и её эластичных трусов, которые девушка спустила с Марины ей на ноги, а та переступила через них. И чёрные трусики мамы, остались сиротливо лежать на земле.

— Только потихоньку дочка. Он большой у тебя, я такой ещё не пробовала. — попросила Марина молодую девушку, становясь на четвереньках возле огромного дуба, под которым мы выпивали в тени его обширной кроны, а сейчас наши женщины занялись самым изысканным сексом.

— Не боись Сергеевна, я тихонько буду тебя трахать. Правда я сама впервые этим занимаюсь. — ответила моей матери Света, становясь на четвереньках позади неё.

И придерживая искуственный фалос одной рукой, девушка направила его толстый конец с красной залупой, в чёрное влагалище нашей рыжей атаманши.

— Оойй, ааа, ооооййй. Тише дочка, тише, не делай мне больно. — застонала Марина, принимая в себя на всю длинну, большой, свыше двадцати сантиметров искуственный член, которым её ебла бывшая невеста  младшего сына.

— Ооой, мама, мне тоже приятно. Мариночка, любимая. — стонала Света, стоя позади моей матери на четвереньках и делая возвратно- поступательные движения.

Молодая девушка, обхватив зрелую женщину руками за бедра, старательно сношала её в позе " раком" касаясь крупными грудями её спины. Зрелище было настолько фантастическим и возбуждающим, что мы с Петро не сговариваясь скинули с себя одежду и стояли возле дуба со стоячими колом членами.

День был солнечным, теплым и тихим. В лесу в окрестностях старого дуба никого не было и мы не опасались быть кем-то замеченными.

— Ооой, так, так дочка, ещё, ещё, еби меня Света, еби милая. — выла Марина, стоя на четвереньках возле огромного дуба, уперевшись руками в его ствол.

Света обхватив мою мать руками за бедра, вошла в раж и вовсю засаживала ей сзади, ритмично водя толстой жопой вперёд и назад.

— Зай, я не могу больше. Можно я тебе в попу засуну? У меня сейчас член лопнет. — попросил я Свету, и не дожидаясь её согласия.

Быстро намазал член вазелином, благо тюбик с ним лежал на траве рядом с презервативами. И опустившись на четвереньках позади девушки, вогнал свой стояк густо смазанный вазелином ей в очко.

— Ой, Костя, какой ты молодец у меня. Так ещё слаще, ойй, еби меня милый. — застонала Света поддавая назад жопой и тем сильнее насаживаясь задним проходом на мой стояк.

— Какого хера Костя, нашёл время. Так же неудобно. — зло сказала мне мать, поддавая задом, пытаясь подмахивать Свете, чувствуя что девушка остановилась.

Но эта заминка произошедшая по моей вине, скоро сошла на нет и девушка мент активно задвигала жопой, ебя мою мать, и сама насаживаясь задним проходом на мой член. Марина успокоилась и снова стала постанывать от наслаждения. Ведь её сношала сзади молодая девушка, вгоняя в влагалище зрелой женщины, большой искусственный фалос.

— Петя, а ты, что как не родной стоишь? Костя тот по наглее тебя оказался. У меня рот свободный милый. Давай трахни меня в него матросик. — прохрипела Марина, видя что её будущий муж стоит один без дела и подрачивает член.

Петя зашёл к моей маме сбоку, опустился перед ней на колени и дал ей в рот свою молодую залупу. Марина тут же её заглотила и стала мыча сосать, беря глубоко за щеку. Таким образом Петя сам того не зная, поставил на рот моей маме " замок". Всем было хорошо и вскоре мы дружно кончили.

Первой завыла и закашлялась Марина, так как молодой матрос спустил ей в рот, а сама атаманша поймала вагинальный оргазм от искусственного члена Светы. Следом за своей рыжей мамашей кончил и я, спуская в горячее очко своей бывшей невесты. И сама Света, почуяв удары моей спермы в своём заднем проходе, глухо завыла, оглашая лесную чащу воем крнчающей женщины.

— Нам только в порнофильмах сниматься. Такое друг с другом учудить. — тяжело дыша сказала Света, она отвалилась с жопы моей матери и легла на спину. Её искуственный член стоял колом, а презерватив одетый на нём, был весь покрыт белесой слизью. Это была самая настоящая женская сперма. Спущенка атаманши Маришы. Моя мать хорошо кончила, а её влагалище обильно пускало сок и выделения.

— А, что это мысль насчёт порно. Можно пока на твой "палароид" наши шалости снимать. А потом купим камеру и поснимаем, что мы вытворяем. Забавно будет потом на это со стороны посмотреть. — сказала Свете моя мать, вставая с корячек.

Марина подняла с земли свои чёрные трусики и не подмываясь после секса, одела их на себя.

— Поехали быстрее домой. Я хочу этим членом Ильзу трахнуть и Оксану. Там лучше вдали от людских глаз поревом займёмся. А тут уже небезопасно. — моя мать тревожно повернула голову в сторону деревни.

А от туда слышалось тарахтение трактора " Беларусь". Вполне возможно, что амбал встреченный нами у магазина в Тарасовке, собрал своих корешей и едет на тракторе на наши поиски. А это ничем хорошим для нас не закончится. Оружие с собой мы не брали, да и каратистки Марьяны как в прошлый раз, с нами не было. Так что лучший вариант это по-быстрее собраться, сесть в машину и уехать в поля. Всё же за " нивой" тихоходному " Беларусу" не угнаться.

— Эх жаль я свой " макаров" сдала, надо было " шмайссер" из дома взять. — Света имеющая острый слух и зрение, тревожно вслушалась в нарастающее тарахтение трактора, и не одеваясь и не снимая с себя член, подхватила свою одежду, побежала к машине.

— Некогда одеваться, живее парни, в лес ведёт одна дорога, если они её тракторами перекроют нам хана. — бросила на ходу девушка -мент, заскакивая в чем мать родила с членом между ног в салон своей " нивы".

Не сговариваясь, подхватив в руки одежду и бросив на поляне возле дуба закуску и недопитую водку, мы втроём побежали вслед за Светой. Моя мать с Петро, с разбегу влетели через открытую дверь на задние сиденье в салон " нивы". Я сел рядом на пассжирское сиденье и даже не успел захлопнуть за собой дверь. Как " нива " взревела мотором и помчалась на бешеной скорости из леса к полю.

И как оказалось вовремя, вылетев с лесной опушки мы едва не столкнулись с " трактором Беларусь". Он уже почти въезжал в лес по нашими следам, а в его кабине сидело трое сельских мужиков. За рулём находился тот самый алкаш в линялых джинсах и двое его корешей.

Виду у мужиков был войнственный, а один из алкашей держал в руке обрез. Увидев нас он незамедлительно выстрелил по колесам машины, но промазал. Картечь заряженная в дробовике, лишь подняла придорожную пыль, ни причинив нам вреда.

На наше счастье обрез у селянина был одноствольным и пока он его перезаряжал, Света успела включить четвертую передачу и вдавив педаль газа в своей " ниве" до пола. Уверенно вывела машину из под обстрела и понеслась по просёлочной дороге со скоростью в сто километров в час.

— Надо было у Ильзы её карманный " вальтер" взять. Все было бы защита. — сказала Марина и засмеялась, голая Света с членом между ног вела машину, да и мы были все голые, за исключением самой Марины. Моя мать успела натянуть на себя трусы.

— Да ну тебя Сергеевна, лень было " шмайссер" на заднее сиденье кинуть. Хорошо что у моей "ласточки" двигатель мощный. А то бы лежали мы сейчас в лесу закопанные в братской могиле. — с укором сказала моей матери Света.

Девушка остановила машину в поле, за несколько километров от злополучного леса, где мы чуть не стали жертвами деревенской алкашни. Мы оделись, выкурили по сигарете и поехали в свою родную Плетнёвку, где было безопасно. Там кроме призраков чужаков не было.