шлюхи Екатеринбурга

Девочка из паралельного (3 часть)

   Прошло долгих 20 лет…

    Геннадий претерпел некоторые изменения.

Из молодого мужчины с красивыми длинными волосами, он превратился в солидного борова с пивным животиком и небольшой лысиной на голове. А вот его бизнес, наоборот, стремительно пошел в гору, и из начинающего бизнесмена он превратился в Генерального директора крупного Авто Холдинга по оптовым продажам иномарок.

После 2-х неудачных попыток найти себе спутницу жизни, Гена тупо забил на это дело, оставшись закоренелым холостяком. От его недолгого официального брака и ухода на тот свет супруги, по причине её запоя и падения из окна 3-его этажа — на его воспитании остался сын Витя. За мaльчиком присматривала бабушка, мама Гены.

Для удовлетворения естественных потребностей мужчина вполне обходился дорогими проститутками.

    И вот однажды…

Однажды Геннадий, как обычно, отправился в дорогой кабак. Он чуть выпил вискаря, закусил и, как обычно, крутил головой, разглядывая местных шлюх. Вдруг взгляд его упал не одну девчушку, лет 18-и, не более! Чем-то она привлекла Гену… А чем? — он и сам даже не понял!

— Вроде телка, как телка! Сиськи торчат через плотно облегающее платье, попка круглая, как арбуз… А вот подкрашенная мордочка … Мордочка чем-то интересная! – думал Гена.

Он кивнул своему начальнику охраны, который терся, как пес, у входа.

— Слушаю, Геннадий Викторович! – подобострастно склонился тот к шефу.

— Вон ту сними! – приказал хозяин.

— Может позвать? – заколебался охранник.

И было отчего! После своего пролета по молодости, Геннадий шлюх выбирал тщательно. Охрана – охраной, а собственный нюх на людей директор ценил превыше всего! Поэтому он обычно приглашал кандидатку на ночь за столик, беседовал с ней, приглядывался… А уж потом решал — стОит она того, или не стоит. А тут, — хуяк!.. Сразу: «Вон ту хочу!»

Засомневаешься тут!

Гена сверкнул глазами:

— Тебе что – не ясно?! Может, работу поменять хочешь?!

«Пёс» извинился и тут же рванул к девице…

    Геннадий Викторович сидел на заднем сиденье своего БМВ, а рядом пристроилась девчушка с напомаженным, немного детским, личиком.

У неё были длинные, до плеч, прямые, темно-каштановые волосы и, казалось, бездонные глаза.

Мужчина с интересом посмотрел на соседку.

— Как зовут? – коротко бросил он.

— Эльвира! – с вызовом ответила девушка.

Директор улыбнулся:

— А по-настоящему?

Та недоуменно посмотрела на него.

— Ну мама тебя как называет? Знаю я эти ваши штучки…

— Юля… — обиженно шмыгнула носом девушка.

— Юля, Юлечка… — просмаковал на слух Гена – Ну а что? Хорошее имя!

— А вас? – спросила она.

— Меня? – переспросил тот, и ненадолго задумался. – Сказать — Гена! – будет звучать, как крокодил из мультфильма. Это имя он с детства не любил! Если — Геннадий Викторович! – как-то звучит высокопарно для данных обстоятельств…

Видя мозговые «истязания» работодателя – Юля пришла на помощь:

— А давайте я вас «папиком» буду звать?

— Папиком? – удивился тот. – А ты, типа, моя дочка?

Юля кивнула.

— Ну что же, зови! Мне нравится… — засмеялся Гена, и продолжил – Ну-ка, доча, подь сюда! – и поднял руку, обнимая.

Девушка склонилась к нему.

— Что тут у нас такое интересное? – сказал директор и полез рукой, щупая через платье полненькую, упругую грудь девушки. Её напружинившийся сосок через ткань приято бодал ладонь Геннадия, и его член отреагировав, вздрогнул под брюками. Сися молодой телочки была — само совершенство!

Юлечка потянулась своей маленькой ручкой к ширинке Гены, и чуть прижала, набирающий силу, болт.

Ген.директора охватило невероятное возбуждение и он понял, что ещё немного и он прямо тут же, в машине, овладеет соплюшкой.

Наконец, набравшись решимости, он с сожалением посмотрел на голые колени под задравшимся платьем, и отвел её руку в сторону.

— Не время пока… Не шали… дочка! — принял он правила её игры.

    Домишко у Гены был нехилый – этакий особнячок российского нувориша в стиле Барокко, со средневековыми башенками и сводчатыми арками.

Водила зарулил к высоким, резным воротам, и те тут же послушно отъехали.

Охрана добросовестно вытянулась, встречая хозяина, словно генерала.

Гена выбрался из тачки, и чуть оттолкнув лизоблюда, как кавалер, сам открыл дверцу:

— Ну вот мы и дома! Выбирайся Юлечка… — протянул он ей руку.

Они прошли прямиком в шикарную спальню, в которой у стены стояла кровать-сексодром.

— Присаживайся! – кивнул он в сторону заморского стола из красного дерева.

Девушка села.

Ген.директор вытащил из закромов бутылку дорогущего коньяка и немного плеснув его в пузатые бокалы, ловко пульнул один из них по гладкой поверхности стола в сторону гостьи. Бокал, точно заряженный кинетической энергией хозяина, приземлился у самых рук Юли.

— Ну что, вздрогнем? – предложил Гена, подойдя к девушке.

Та подняла бокал и залихватски чокнулась с хозяином:

— Давайте за любовь!

— Можно! – сказал он, и одним глотком осушил бокал.

Юля чуть пригубила и поморщилась.

— Ничего, научишься! – засмеявшись, «успокоил» Гена.

Он плюхнулся в глубокое кресло и расслабленно раздвинул ноги, сказав:

— Ну-у!.. Покажись, красавица!

— Папик, а у тебя музон какой-нибудь есть? – спросила Юля, незаметно перейдя на ТЫ.

— Музон есть! – ответил Гена, и порывшись у музыкального центра, сунул диск.

Негромко заиграла плавная музыка и Юля, сбросив туфли, заскользила по паркету, умело выделывая, довольно сложные, кренделя.

У хозяина глаза полезли на лоб!

А Юлечка, тем временем, в танце начала оголять плечики и не спеша приспускать платье. Она возбуждающе крутила круглой попкой, и ярко-красный, с блёстками, материал чуть съезжал по её молодому, гибкому телу.

Геннадий открыл рот, когда оголилась её упругая грудь, а соски, возвышаясь острыми куполами, нацелились на него, словно желая дуплетом выстрелить в ген.директора!

Платье, между тем, слегка задержалось на широких бедрах красавицы, и с трудом преодолев эту преграду, упало на пол. На девушке остались лишь тоненькие стринги.

Юля села на попку, и подстраиваясь под музыку и разматывая густой гривой волос из стороны в сторону, ловко сдернула трусики и оттянув резинку, выстрелила, попав Гене точно в лицо.

Увидев её тоненькую дорожку волос, ведущую к кустистому холмику, отнюдь не скрывающему её писю, а наоборот, выделяющему её, как огранка украшает сверкающий алмаз – Геннадий сглотнул подступившую слюну…

Музон закончился, и хозяин судорожно нажал на пульт, выключая центр. Он торопливо сдернул брюки, рубашку и, наконец, семейные трусы.

Его, чуть сгорбленный, хуй поднялся, слегка не набрав необходимый градус, и директор снова плюхнулся в кресло.

Юлечка, всё поняв с пол пинка, приземлилась на колени у ног работодателя, обхватив его хуй своей маленькой ладошкой, словно эстафетную палочку.

— Папик, а можно я… пошалю? – игриво улыбнувшись, сказала девушка.

— Ну-у-ужно, доча! – со стоном ответил Гена.

Юлечка раскрыла пошире ротик, накрашенный ярко-красной помадой и с трудом обхватила губками толстячка ген.директора. Его болт залупился и головка, похожая на шляпку красного подосиновика, заскользила в сладком плену девушки.

Она старательно обрабатывала хуй со всех сторон язычком, и посасывала его, как сладкий леденец, своими пухленькими щечками.

Геннадий откровенно кайфовал, грубовато постанывая, как раненый вепрь, и мило поглаживая головку труженицы.

— О-о-о… ещё уздечку потереби!.. Да, да… Вот так! – подсказывал он ей. Юлечка стала перебирать ручкой его волосатые, массивные яйца. А порой отдыхая от, немалого размера, залупы, потягивала ротиком взасос его мошонку.

Иногда она просто оттягивала его хуину и шлепала им по напрягшимся грудкам, подставляя поближе свои упругие, аккуратные холмы. Раздавались милые шлепки, лаская своим упоительным звуком уши Геннадия…

Юлечка, в очередной раз, обхватила ртом неугомонную залупу хозяина. Тот вдруг напрягся своим пивным животом и зенки его угрожающе выпучились!..

Насадив поглубже её головку, ген.директор издал торжествующий, звериный рык и несколько раз мощно разрядился там!!!

— Глотай, глотай доча… это полезно! –заботливо пояснил «папик»…