шлюхи Екатеринбурга

Дела семейные. Часть 27

Вечером за ужином Сью сообщила, что они согласовали с Ирэн и Андре завтрашнее двойное свидание у нас дома.

— Вы им сказали, что Дэн в курсе их особых отношений? – спросила Кэтрин.

— Сказали. Точнее, не сразу, но сказали.

— И как же они на это отреагировали?

— Сначала была паника, особенно у Ирэн. Ее вообще любая неопределенность, греватая непреятностями вводит в ступор, — пожала плечами Сью, — но я успокоила сначала Андре, что все будет в порядке. А потом и Ирэн вскоре утихомирилась. В общем, они уже в большом нетерпении относительно завтрашнего вечера – да и мы с Дэвидом тоже.

— Ваши спальни – личное пространство для каждой пары. Но помни, Сьюзен, что ты с братом должны соблюдать завтра правило «разрешенных двух часов». Разбегатесь парами каждая в свою спальню, но завтра тебе с Дэвидом ласкаться не положено, — назидательным тоном сказала Кэтрин.

— Разумеется, мама, мы будем очень послушными детками, — кивнула Сью, — можно сказать, паиньками.

Кэтрин на это только хмыкнула. Сью задумалась на минуту и потом спросила:

— Мам, а можно мы в следующий разрешенный период будем в гостиной вчетвером с Андре и Ирэн?

— Ох, ваши аппетиты растут прямо на глазах, — удивилась Кэтрин.

— Ну а что тут такого? Мы, конечно, уже ласкались вчетвером, но это было все-таки не очень комфортных условиях, когда приходилось время от времени оглядываться, не видит ли кто нас. Парк есть парк, а дома – это дома. Хотим почувствовать разницу.

Кэтрин посмотрела на меня, как бы передавая мне право голоса. Я откашлялся для порядка и сказал:

— У вас пока только разрешение на двойное свидание завтра вечером. Что касается использования следующих разрешенных двух часов в гостиной на четверых, то этот вопрос, как мне кажется, нужно согласовать и с Дэном. Причем будет лучше, если Андре и Ирэн сделают это сами, а не через нас. В этой ситуации у Дэна точно такие же родительские права, как и у нас с мамой. Отличие только в том, что Энн не в курсе. И пока никто не знает, сколько времени она будет не в курсе.

— Папа, а можно сделать так, чтобы она никогда не была в курсе? Ну вы же с дядей Дэном матерые психологи – так придумайте же, чтобы они никогда не узнала. А, папа? – похныкала дочка.

— Ты же сама, Сью, понимаешь что тут мы ничего обещать вам не можем. Скажите еще спасибо, что Дэн оправился от шока и в конце концов отнесся к тому, что между Андре и Ирэн инцестные ласки, так сказать, без лишних бурных эмоций. А то сейчас ситуация для наших двух семей была такая, что мало бы никому не показалось. Особенно, если бы это дошло бы до Энн.

— Да уж, это точно, — подтвердила Кэтрин, — если все ограничивалось только нашей семьей, то мы бы уж как-нибудь между собой разобрались. Но фактор вовлеченности Дэна, Ирен и Андре делает ситуацию плохо предсказуемой.

— А в условиях слабой предсказуемости лучше избегать резких движений и постепенно собирать фрагменты информации в единое целое, — размеренным лекторским тоном стал рассуждать я, — но каким будет это единое целое и будет ли оно вообще? Этого не знаете ни вы, ни мы с мамой, ни Андре с Ирэн, ни Дэн. Вот такой уж расклад.

Сьюзен сокрушенно вздохнула. А Кэтрин почему-то бросила на меня странно-ироничный взгляд…

— — —

Когда мы с Кэтрин укладывались спать, она как бы между прочим и невзначай спросила меня:

— Это про какое это единое целое ты вещал на ужине Сьюзен?

Вопрос застал меня врасплох. Я лихорадочно соображал, чтобы такое ответить, чтобы не выдать себя с потрохами.

— Ну а что я мог сказать еще? – выдохнул я, — просто сказал какие-то общие слова. В таких скользковатых ситуациях важнее не слова, не текст, а интонации и модуляции голоса. Просто заполнил эмоциональную паузу теоретическими рассуждениями и все.

— Ну хорошо еще, что не пустился перед детьми в двухчасовую лекцию о метафизическом значении пятого-десятого в жизни человечества, — поиронизировала Кэтрин, — как раз лучшее снотворное на сон грядущий. Ну будем считать, что ты на этот раз выкрутился. Знаешь, что я тебе скажу о неопределенности? И меня длинные волосы и они путаются каждый день. Я их или распутываю, или обрезаю…

Она еще немного поворочалась в постели.

— Ладно, Пол, лично я спать буду. А то устала что-то за эти выходные. Тоже мне отдых после рабочей недели называется.

Она отвернулась, а я принялся обдумывать ее слова насчет распутывания или обрезания волос. Минут через пятнадцать, также не оборачиваясь ко мне, Кэтрин зевнула и едва внятно пробормотала куда-то в сторону.

— А Дэвид действительно возмужал. Я немного подглядела за ними вчера в гостиной… Впечатлилась…

Она еще раз зевнула и после этого я уже слышал только ее размеренное дыхание спящего человека. Так что я даже вначале подумал, не ослышался ли я, — и уж не были ли это у меня слуховые галлюцинации?..