шлюхи Екатеринбурга

Чудесное спасение

— Понимаешь, начальник… еще в прошлом годе, была у нас «стрелка» одна муторная, на нашего барыгу братва «костромских» наехала, ну постреляли чуток, пару жмуров в лесу прикопали, чтобы вам работы меньше было…хехее… и представь себе, под пулю там парнишка один, случайно подвернулся. Как оказалось, позже — племяш главаря «Костромы», он как раз в машине сидел и ему пулей шальной «прилетело».

— Так, что и не смогли потом договорится? В смысле перемирия…

— Ну почему? Вроде как договорились, моих то ребят тоже парочку порешили… да и потом, то одна машина на воздух взлетит, то другая… вам то невдомек было… чего лыбишься? Знаю я про все ваши дела… стукачек у меня тут один давно «прикормленный» обитает, вот ежели дочурку представишь перед очи, я его тебе и выдам, а на нет и суда нет…

— Ладно, блатарь, хорош торговаться, мы эту крысу и без тебя выловим говори, чего там дальше то было?!

— Ты меня не торопи, тут может каждая мелочь важна… понимаешь, в последнее время Веселина, стала как-то странно себя вести…

— Погодь, погодь, а чего имя у нее такое диковинное?

— Да, не диковинное, а скорее древнеславянское, веселая значить… жену покойницу вообще Баяной звали… сказательница в переводе… раньше все как-то понятней было… нынешние имена все больше импортные, греческие да латинские… тьфу…тьфу…и спрашивается, чего от корней своих отошли-то?

— Ладно, Божидар Иванович Новгородский, не нам это решать, судя по всему, тебя тоже нарекли не просто так, не иначе ты из этих самых будешь…

— Дурак, ты Саныч и шутки твои дурацкие, я сам что ни наесть русский буду, а имя, значить Божий дар…

— Прямо в точку попал… такой дар, да еще бы на благое дело, а «кабан» ?!

— Ты меня, никогда не поймешь начальник… ты хоть знаешь за что у меня первая «ходка» была? Не морщись не вспомнишь, да и в личном деле, скорее всего там уже ничего не сохранилось. Я по малолетке, чтобы от голода не помереть, да сестрёнок накормить, в амбар вокзальный залез, до крыши забитый зерном… представляешь, люди от голода пухнут, а там этого добра «жопой жуй», часть уже плесенью покрылась… я его горстями ел до тошноты, там и сознание потерял, пока «вертухаи» меня не повязали, а дальше, чтобы выжить на пересылках да тюрьмах, глотки пришлось рвать зубами… понял теперь как «паханами» становятся?

— Вот, совсем ты меня не расчувствовался «кабан», многие раньше так жили… у меня почитай половина родни в «лихие времена» вымерла, но я душегубством и грабежами не занимался…ладно оставим прошлое… нам бы с нынешним временем разобраться…продолжай!

— На чем я остановился-то? Да, вспомнил… дочурка короче, всегда при мне была или под присмотром моих парней, а тут вроде как подарки захотела в «Дом малютки» отвезти, есть тут у нас такой… там малышня брошенная или от которых родители отказались… суки… я там на вроде благодетеля…

— Вот уж не ожидал от «коронованного» уголовника такого порыва, ты какую с этого выгоду имеешь Новгородский?

— Снова ты про меня плохо думаешь… зря начальник, я ведь «кишки выпускал», только врагам своим или тем, кто на дороге у меня вставал… детей всегда любил… да чего греха таить — женка моя, еще когда жива была, там медсестрой работала… мне ведь официально женится никак нельзя было, чтобы авторитета не утратить, а вот любить не возбранялось…ехехех… спасла она меня тогда, когда я на улице кровью истекал, а вот уберечь ее саму не смог… дочь очень на не похожа…и внешне и повадками своими…

— Так что там с подарками, сказочник? Ты мне конкретику подавай!

— Короче, я и говорю отвезла она еды всякой, ползунков да пеленок разных, обеспечение у государства сам знаешь какое… вроде как в уборную вышла и все с «концами» … мои парни все там перешерстили, но не следочка. Окон там вовсе нет и стены все простучали… прямо мистика какая-то, и буквально за день до этого, она сама мне сказала, что беду чувствует, я уж думал она про меня говорит…короче спасай девку, я тебе «по гроб жизни», буду обязан… слово свое даю!

— Ладно, только не плач старик, ежели жива отыщем… ты мне дай возможность с людишками твоими перетереть, что ее тогда сопровождали, думаю, что с этой стороны вначале нужно зайти, а потом как «карта ляжет».

Чуйка, оперативная тогда меня не повела… буквально через пару часов, в кабинете уже стояло трое индивидуумом, которые своим видом, могли наглядно показать теорию Дарвина, о происхождении видов, то есть человека… от низшего к высшему… вот самый низкорослый и самый неприятный на вид бандит по кличке «шнырь», уж очень занервничал под моим пристальным взглядом.

Когда я его стал «колоть» отдельно от остальных, он и «поплыл» … про свои методы оперативного допроса я лучше промолчу… мы там разные конвенции человеколюбия поддерживаем, так лучше им и не знать все эти тонкости в дрессуре приматов… метод «кнута и пряника» еще никто не отменял. Все оказалось довольно просто… находясь на низшей ступеньке уголовной иерархии, то есть будучи обычной «шестеркой», этот сапиенс всегда мечтал в душе стать начальником, и когда некоторое заинтересованное лицо из противоборствующей группировки «костромских», сыграло пару струн на этой благоприятной почве, предложив должность «бригадира» он сразу же согласился. В качестве первого задания было похищение, единственной дочери своего главаря, там и делать то ничего особенно не пришлось, просто отвлечь своих сотоварищей, пока парочка беспредельщиков, вытаскивала девушку из клозета, предварительно ее усыпив хлороформом.

— Ты знаешь, что тебя ждет, когда я об этом расскажу твоему «пахану», придурок?

— Вы же обещали, мне помочь выпутаться из этой ситуации, я все для вас сделаю, только помогите мне! – расплакавшись, заныл этот отщепенец, и мне пришлось пойти против своей воли. Я взял его с собой, на место вероятного нахождении Веселины. Хуже всего, что даже начальству ничего не сказал, уж очень дело было деликатным… кто бы понял мои порывы в помощи отпетому рецидивисту.

На тайной «блатхате», было настоящее веселье, я даже через запертые двери услыхал громкое ржание, крики и сопение этих двуногих и жалобный плачь девчонки. Дом находился в частном секторе, но два соседних помещения были явно нежилыми. Поначалу было желание разбить стекло и перестрелять всех этих подонков до единого, но уж очень был большой риск задеть жертву насилия, поэтому выставив перепуганного предателя, с трясущимися руками, перед дверью, я позвонил. Кто-то крикнул:

— Наконец-то, «башмак» вернулся, самогону принес, следующая очередь на эту «лоханку» моя будет! Ух какая она сладкая! Уже открываю!

— Когда дверь открылась, я сильно толкнул, одного бандита на другого и ввалился в комнату. То, что я увидел, даже не хочу подробно описывать — грязь, вонь и следы группового изнасилования…

Трое грязных, заросших уголовников, активно сношали несчастную жертву, во все ее природные отверстия одновременно… судя по следам засохшей спермы по телу, волосам и лицу, делали они это не один день…

Когда я увидел, глаза несчастной девушки во мне словно что-то пе6ревернулось… они были словно бездонные голубые озера, наполненные болью, страданием и какой-то искоркой надежды. Немного замешкавшись, перепрыгивая через лежащих уголовников, я вначале даже подумал всех брать живьем и закричал что есть мочи:

— Стоять, не двигаться! Уголовный розыск, первый кто шевельнется получить пу…

Договорить мне не дали, самый шустрый из насильников метнул в меня бутылку, к счастью промахнулся, она разбилась у меня за спиной, потом зазвучали выстрелы, первым был убит предатель, который только и успел подняться с пола, невольно закрыв меня собой. Дальше двумя выстрелами в упор, я убил стоящих возле девушки насильников, а третьего ранил в плечо. Когда возле уха засвистел нож и уткнулся прямо в косяк двери, я на ослеп выпустил всю обойму в сторону кухни… услыхал булькающий вскрик, а потом звук падающее тела. Мои руки тряслись от переизбытка адреналина, и я все никак не мог вставить запасную обойму в ТТ, вот в это самое время тот самый опоздавший «башмак» сумел подкрасться ко мне сзади и набросить стальную удавку на шею.

Почти задыхаясь я упал на пол, чувствуя, как тонкая гитарная струна прорезает шею… мои пальцы покрылись липкой, тошнотворной кровью и я уже не сопротивлялся неминуемой смерти, потом глухой удар с женским криком:

— Сдохни тварь, сдохни!

Когда зрение постепенно стало возвращаться, наконец увидел того, кто меня спас… это конечно была Веселина, хрупкая на вид девушка каким-то чудом, сумела, поднять тяжеленный, судя по весу, бронзовый подсвечник и проломить моему потенциальном убийцу, череп.

— Спаси…кх..кх… Весел…кх..кх…

Только и сумел вымолвить я, медленно поднимаясь на «ватных» ногах. К удивлению, мое горло было лишь сильно оцарапано, когда я подошел к своей спасительнице и набросил на ее вздрагивающие в плаче, худые плечи одеяло, то краем глаза увидел блеск разбитой бутылки-розочки. Последний оставшийся в живых бандит, не смотря на серьезную рану, пытался было воткнуть острые края стекла мня прямо в глаз. Отшатнувшись я выставил свою правую руку и ощутил ужасную ни с чем не сравнимую боль, моя кисть была пробита насквозь. Из последних сил, я сумел выдернуть острую заточку у себя за спиной, другой рукой и нанес смертельный удар противнику в шею. Брызгающая во все стороны кровь врага, залила мне глаза, а от болевого шока я стал медленно заваливаться на спину…

Очнулся я уже, в нашей ведомственной больнице, от ноющей боли в руке. Первое что увидел, улыбающуюся Веселину с ее удивительными словно бездонные озера, голубыми глазами и словами благодарности:

— Спасибо вам, за мое чудесное спасение! Вы много крови потеряли и что удивительно моя, для переливания подошла, так что мы теперь, почти что кровные родственники!

Кто бы знал, как она окажется со временем права…вскоре мы поженились. Вместо благодарности от руководства, я получил конечно выговор, хотя по официальной версии, просто прогуливаясь поздней ночью услыхал крики о помощи и пришел на выручку…

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки