Беатрис, ее сын и русский турист Антон (2 часть)

Все еще мучимый похмельем и мыслями об увиденном, Антон не мог понять, как-же ему поступить. То-ли оставить все, как есть и уехать (все равно путевка уже заканчивалась, да и отпуск тоже), то-ли признаться Беатрис в любви, и посмотреть на ее реакцию, а там уж будь, что будет. Антон все больше склонялся ко второму варианту, несмотря на то, что он теперь знал о ее инцесте с сыном. Не привык этот целеустремленный парень бросать начатое, тем более, что любовь нагрянула, как в песне поется — нежданно.

Беатрис на кухне мыла посуду. Ее сын Мигель уже куда-то умчался с утра пораньше. Антон подошел к ней сзади и легонько приобнял женщину за плечи. Беатрис вздрогнула, резко развернулась. На ее лице отображался страх вперемешку с удивлением. Антон потянулся чтобы поцеловать. Но лишь их губы соприкоснулись, Беатрис отстранила молодого человека. Опустив голову, она что-то произнесла по-испански. Разумеется, Антон ничего не понял. Строго глядя на Беатрис, он сказал, максимально упрощая русские слова и растягивая их, чтобы кубинка поняла его:

— Я хотеть забрать тебя в Россия. Ты и я ехать в Россия. Ты хочешь?

Беатрис поняла его. Другая была бы на седьмом небе от счастья, но только не в случае с этой кубинской гордячкой. Она подняла голову и строго глядя Антону в лицо, ответила:

— Нет. Нужно лубовь. Лубить. Свадбы.

— Я люблю тебя, Беатрис! — прокричал Антон, — Свадьба?! Я согласен! Я хочу жениться на тебе! Выходи за меня замуж! — продолжал он, но последние его слова имели риск быть не понятыми, и он, коверкая русскую речь, но сохраняя смысл, повторил, — Ты и я свадбы. Ты и я любить. Ходить в Россия… Понимаешь?

Беатрис кивнула головой и произнесла:

— Ты лубить меня, я лубить тебя. Но Мигель.

— Мигель обязательно поедет с нами в Россию! … Мигель, ты, я ходить вместе в Россия, — с готовностью говорил Антон.

— Да. Я понимат. Но Мигель… Он..

Беатрис не знала, как сказать это по-русски. Она сделала несколько поступательных движений своим широким тазом, изображая фрикции, и указала на себя.

— Я это знаю, — сказал Антон и потупил взгляд.

Увидев отчаяние на лице русского, Беатрис бросилась к нему на шею, осыпая его лицо поцелуями. Антон крепко обнял женщину. Его руки сжимавшие упругое тело женщины, опускались все ниже. Вот они уже страстно ощупывают большую попу Беатрис. Антон повалил Беатрис на кровать и резким движением задрал ее юбку. Женщина была в белоснежных трусах, которые очень сексуально смотрелись на ее смуглой попе. Беатрис в свою очередь стягивала с Антона брюки. Стянув их полностью, она схватила каменный член мужчины и начала нежно его мастурбировать. Антон застонал. Какими-же все-таки ласковыми были руки любимой и, как выяснилось, любящей его женщины. Чувствуя, что Антон вот-вот кончит, она сняла с себя трусы, обнажив свою неописуемой красоты вагину. Она лоснилась от обилия выделяемых соков, а из складок ее пухлых темно-коричневых губ выглядывал массивный бугор стоячего клитора. Антон со звериной жадностью набросился на него, облизывая буквально каменную головку и одновременно засунув сразу два пальца в ее разработанное влагалище. Громко застонав, Беатрис кончила буквально через полминуты, забрызгав лицо Антона своими обильными выделениями. Она знаком показала, чтобы Антон лег на спину. Женщина легла на него сверху и вставила член в свою мокрое, скользкое влагалище. Беатрис задвигала попой с нечеловеческой скоростью, как и накануне, когда ублажала своего сына. Антон был уже на грани оргазма, как за их спинами послышались шаги и в дверях появился ее сын Мигель. Странно, но на его лице не было ни удивления, ни гнева, а скорее страсть. Страсть и желание снова овладеть родной матерью — вот, что говорили глаза молодого кубинца. Беатрис что-то произнесла сыну по-испански и тот начал быстро стягивать с себя штаны одновременно с трусами. Беатрис встала на четвереньки перед своим сыном, широко расставив полные загорелые ноги. Мигель засунул несколько пальцев во влагалище матери. Собрав на них выделения Беатрис, он спешно обмазал ими свой толстый стоячий член. Раздвинув ее ягодицы, парень начал с трудом входить в узкий анал матери. Беатрис громко стонала. Наблюдая, как Мигель начал двигаться в горячем анусе матери, Антон гладил рукой красивое лицо любимой, которое в порыве нечеловеческой страсти стало еще прекраснее. Другой рукой он осторожно мастурбировал. Мигель набирал скорость, с особой жесткостью вгоняя свой массивный толстый член в анал любимой и самой родной ему женщины. Чувствуя, что оргазм вот-вот накроет ее, Беатрис схватила член Антона и жадно набросилась на него ртом. Также, как и у Мигеля, член нашего соотечественника не относился к разряду коротышек, но Антон чувствовал, как он с легкостью пронзает профессиональное в этом отношении горло Беатрис. Она одновременно орудовала и горлом и губами и рукой. Никогда в жизни Антон не испытывал такого наслаждения, даже не учитывая того, что минет ему делала любимая (теперь уже без сомнения) женщина. Через минуту квартиренка кубинцев наполнилась дикими криками кончающих мужчин, а Беатрис, теряя сознание от оргазма, почувствовала, как огненная струя спермы сына обжигают ее анал, а в рот неистово било не менее горячее семя любимого русского мужчины…

Забегая вперед, спешу доложить, что Антон добился разрешения кубинских властей на выезд в Россию, вышедшей за него замуж Беатрис и ее сына Мигеля. Безусловно это стоило ему седых волос, но как было сказано ранее, наш главный герой всегда добивался своей цели… Беатрис с сыном приехали к Антону в Москву и после преодоления культурного шока и привыкания к невыносимому для кубинцев российскому климату, зажили нормальной и счастливой жизнью. Антон пошел на повышение и делал абсолютно все, чтобы его любимая жена была счастлива с ним в чужой стране. Не позабыл он и про Мигеля, которого Антон познакомил с красивой русской девушкой. Парень долго ухаживал за белокурой красоткой, активно уча русский язык. Видя усердие молодого кубинца, девушка ответила Мигелю взаимностью и согласилась выйти за него замуж. Сейчас счастливая пара ждет пополнения, а Антон стал называть Беатрис «моя любимая бабуля». Беатрис уже понимала значение этих слов и каждый раз услышав их, ласково целовала своего русского мужа, глядя на него любящими глазами…