шлюхи Екатеринбурга

Бабушки-подружки ч.2

Была середина апреля. Юрка в очередной раз приехал навестить свою бабушку. Приехав на первом автобусе, он уже в одиннадцать часов сидел у неё за столом и пил чай. К приезду любимого внука баба Дуся напекла пирожков с капустой. Юрка очень любил их и по случаю, доедал уже третий.

— Сейчас принесу воду в баню и начну снег убирать вокруг дома, — проговорил он, пережёвывая кусок пирожка.

Бабушка подошла к нему вплотную и похлопала нежно ладошкой по плечу. Для неё приезд Юрки был всегда праздником. В эти дни она чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Да что говорить, любая женщина парит над землёй, когда рядом с ней находится её любимый мужчина. Евдокия Семёновна была не исключением. Ей казалось, что она даже болеть стала реже, чем раньше. Многие вещи своего незатейливого гардероба она пустила на тряпки. Покупая себе нижнее бельё, она стала выбирать те модели, на которых хоть немного было пришито каких-нибудь кружевных тесёмок. Она всегда с грустью откладывала полупрозрачное бельё, не подходящее ей по размеру. Для Юрки же главным и любимым нарядом бабушки был халат, который мог легко распахнуться в любую минуту. Он и сейчас запустил под него руку, проворно расстегнув нижнюю пуговицу. Его рука уже мяла половинку бабушкиной попки, пытаясь залезть ей в трусы.

— Побереги силы. Иначе мне придётся помогать тебе, откидывать снег, — заигрывающим тоном проговорила бабушка.

— А может, сначала диван расправим!?! – подмигнул ей Юрка.

— У меня тоже есть кое-какие дела, давай сегодня, дождёмся вечера.

Поцеловав друг друга, Юрка поднялся из-за стола. Одев старые валенки с галошами и фуфайку, он вышел во двор. Светило ярко солнце, растапливая последние снежные сугробы. Сходив несколько раз с вёдрами на колодец, он набил полную топку дровами, собираясь чуть позже разжечь их. Домик у бабушки был небольшим и уже через два часа он прокопал траншею вдоль одной стены. Вскоре бабушка позвала его обедать. После обеда кидать снег было немного тяжелее. Прокопать траншею вдоль второй стены Юрке удалось лишь за три часа. Солнце уже шло на закат, когда он, решив сделать паузу, пошёл в баню что бы затопить её. В бане, около топки, уже хозяйничала бабушка. Дрова с треском разгорались. Похвалив бабушку за расторопность, он поцеловал её в щёку и отправился докидывать снег. Закончив свою работу, Юрка усталый зашёл в дом.

— Ну что!?! Может, диван расправим? – пошутила над ним бабушка.

Юрка лишь махнул рукой, снимая промокшую от пота фуфайку.

— Собирайся в баню, дрова уже прогорели, я и трубу прикрыла, — предложила бабушка.

Юрка раздевшись до трусов, взял приготовленное бабушкой полотенце и отправился в баню. Немного посидев на полке, он с неохотой попарил своё тело веником. Руки не двигались. Он через силу потёр себя намыленной мочалкой и начал смывать пену с уставшего тела. Когда он зашёл в дом, бабушка запахивала халат, сверкнув на несколько секунд своими пышными грудями.

— Я постелила, ложись уже. Намаялся за сегодня. Я сейчас быстро сполоснусь и приду, — обратилась она к Юрке, собираясь выходить из дома.

Юрка потёр голову полотенцем, стараясь тем самым высушить себе волосы. Переодев трусы, он повалился поперёк дивана и закрыл глаза.

Зайдя в баню, Семёновна развела себе в тазу тёплую воду и села уставшая на полок. За целый день ей удалось переделать много дел и она, так же как Юрка, чувствовала усталость. Но она никак не могла допустить того, что бы внук, приехав всего на один денёк, не «попробовал» бабушкино тело. Не став мыть голову, она намылила мочалку и стала наспех растирать свои пышные формы. Споласкиваясь чистой водой, она задержала руки на своей манде. Тщательно смывая с неё мыльную пену, она почувствовала возбуждение. Между ног как будто разгорался костёр любви. Она расплескала оставшуюся воду по своему телу и начала обтираться полотенцем. Выходя из бани и запахивая на ходу халат, она думала лишь о том, что бы Юрка дождался её и не уснул. Но внук спал, развалившись поперёк дивана. Он даже не слышал, как зашла бабушка. Семёновна уже с порога поняла, что Юрка спит.

Повесив на вешалку пальтишко, она присела на стул и с досадой посмотрела в сторону спящего внука. Жар между её ног только усиливался. Она сняла халат и стала медленно вытирать своё тело. Когда она дотронулась руками до грудей, соски увеличились в размерах и стали торчать, указывая в сторону дивана. Бабушка подошла к дивану и стянула с внука трусы. Она взяла в руки его обмякший член. Открыв головку, она приблизила к нему своё лицо. Втянув носом исходящий от Юркиного прибора аромат, Семёновна закрыла на миг глаза. Кончиком языка она дотронулась до залупы и стала щекотать её. Поиграв немного языком, она засунула член внука целиком в рот. Рука при этом скользнула к мошонке. От таких действий Юрка зашевелился и открыл глаза.

— С лёгким паром, бабуля, — проговорил он сонным голосом.

Его мозг уже был погружён в сон. И чтобы воспользоваться его телом, нужно было в первую очередь разбудить его сознание. Понимая это, Семёновна заговорила с ним.

— Устал? Я тоже сегодня устала, а вот «хозяюшке» моей, видимо, не понять это. У неё своё расписание. Произнося это, Семёновна подвинула Юрку, вытянув из-под него одеяло. Ложась рядом с ним, она накрыла обоих по пояс одеялом. Её груди прижались к его спине, рука продолжала мять слегка набухающий член. Семёновна решила изменить тактику. Повернувшись к внуку спиной, она продолжила разговор.

— А тебе понравилось в прошлый раз Нинкин «чёрный вход» прочищать?

— Ты же сама всё прекрасно видела, — ответил ей Юрка, просыпаясь понемногу. Он повернулся в сторону бабушки и обнял её.

— Нинка, ещё в молодости любила подставлять обе дырки. У нас с ней не было секретов. Бывало даже, с одним мужиком по очереди шашни водили. Однажды один из них взял и похвастался друзьям, что у него «в распоряжении» две девки находятся. А мужики ведь, если что знают, то всё другим разболтают. Дошло это и до нас. Так мы ему в раз бойкот объявили. Как он извивался перед нами после этого. И то принесёт, и другое сделает. А мы рассказывали с Нинкой друг другу всё и посмеивались над ним. Он так и не понял, что мы в сговоре были… А я вот что-то не очень любила это дело. Один раз пробовала, так и остановилась на этом. Правда, спустя много лет, разрешила всё-таки одному мальцу там похозяйничать, — Семёновна, повернув немного тело, посмотрела на Юрку.

Юрка лежал с открытыми глазами и слушал её. После этих слов он положил ей руку на грудь и начал нежно мять её, уверенно направляясь к возбуждённому соску. Его член уже упирался в половинку бабушкиной жопы.

— У меня с девчонками никогда не было такого опыта. Я и сам не предлагал им этого, зная размеры своего члена. А в прошлый раз всё как-то само собой вышло. Я, честно говоря, больше кайфа испытывал, наблюдая этот процесс. А ощущения, вроде, такие же.

Семёновна при этом разговоре стала сильнее прижиматься спиной к Юрке. Она сунула руку себе между ног и продолжала массировать ему инструмент. Юрка несколько раз почувствовал, что член его скользнул внутрь бабушкиной манды. Бабушкина рука была всегда рядом, чередуя свои действия.

— Мне самой в этот раз завидно стало. Я смотрела и глотала слюни. Мне хотелось тут же встать перед тобой раком и попросить сделать то же самое с моей жопой. Но что-то останавливало меня.

Произнося последние слова, Семёновна как будто напряглась немного, и с силой прижалась своей жопой к Юркиному паху. Он снова почувствовал, что его хуй обхватывает не рука бабушки. Она стала медленно совершать поступательные движения. Понимая, что бабушка перешла от разговоров к действию, Юрка положил свою руку ей на бедро и стал подмахивать, загоняя свой ствол в её жаркое лоно.

— Оказывается не так больно, как думалось, — неожиданно произнесла бабушка.

Внук на секунду остановился, не понимая слов, произнесённых ей.

— Осмелилась я загнать Его Туда, — пояснила бабушка, продолжая двигать задом.

Юрка, не поверив её словам, проверил рукой местонахождение своего члена. Он, действительно, как поршень ходил в анальном отверстии бабушки. Ему это почему-то очень понравилось. Юрка начал быстрее двигать своим набухшим членом.

— Бабуль, а можно я буду наблюдать за этим? – спросил он, жадно глотая воздух.

Он медленно вынул член из отверстия и, откинув одеяло, встал на колени перед бабушкой.

— Раком, что ли, встать? – уточнила она.

— Нет, ляг на спину. Я твои ноги на плечи положу, — ответил Юрка, разминая свой член рукой.

Бабушка легла на спину. Задрав ноги, она руками развела их шире. Юрка тут же пристроился к бабушкиным прелестям. Поводив мокрой залупой по аналу бабушки, он хотел засунуть туда свой инструмент. Попка бабушки сжалась. Тогда, сделав отвлекающий манёвр, он вставил свой член бабушке в манду. Сделав несколько движений, он вынул член из влагалища и направил в попку. В этот раз попка поддалась. Медленно погружая свой хуй в «чёрный вход» бабушки, Юрка наслаждался зрелищем. Когда член погрузился весь до основания, Юрка начал также медленно вынимать его. Не давая залупе выскользнуть из отверстия, он несколько раз повторил движения. Семёновна всё это время сосала свои соски, притягивая груди руками ко рту. Её манда стала багровой от возбуждения. Клитор, увеличившийся вдвое, торчал как спелая ягода. Юрка потянулся рукой к нему. Несколько раз он нажал на клитор, размазывая по нему соки бабушкиной манды. Сунув большой палец в горячую расщелину, Юрка ладошкой продолжал массировать клитор. Всё это время его хуй уверенно разрабатывал бабушкину жопу. Минут через десять Семёновна кончила. Схватив сильнее обеими руками бабушку за ляжки, Юрка начал доводить до оргазма себя. Он притягивал на себя бабушкино тело, погружая всё глубже член в её анус. Прошло ещё пять минут и Юрка замер, пульсируя кончающим хуем в бабушкиной жопе. Довольный тем, что бабушка вновь подарила внуку незабываемое впечатление, Юрка вынул свой инструмент и повалился на диван. Семёновна наоборот, слезла с дивана и направилась к ведру, стоявшему около входной двери. Из её жопы доносились звуки выходящего воздуха. Присев над ведром, она пустила струю мочи. Звуки выходящего воздуха стали доноситься громче.

— Это не то, что ты думаешь, — оправдывалась бабушка перед внуком.

Юрка лишь улыбнулся ей в ответ и послал воздушный поцелуй. Семёновна налила в ковшик воду из рукомойника и подмылась. Вытерев насухо чистой тряпочкой своих «тружениц», она помазала их маслом. Растирая остатки масла по рукам, Семёновна залезла к Юрке под одеяло.

— Бабуль, а Нина Алексеевна твоя ровесница? Ей в этом году тоже юбилей справлять предстоит? Она в гости к тебе не собирается?- задал Юрка неожиданные для бабушки вопросы.

— Уж не собрался ли ты, внучок, две задницы одновременно на свой инструмент натянуть? – ответила она вопросом на вопрос.

Юрка рассмеявшись, обнял бабушку и поцеловал в щёку.

— Хотела порадовать подругу разок, а он уже и наперёд губу раскатывает, — ворчала Семёновна.

— Нет же! Мне твои дырочки больше нравятся. Просто у меня есть в группе парень… И Юрка рассказал бабушке про Ваську.

— Моложе она меня на два года. Да и не езжу я никогда на её юбилеи. В последние годы видимся лишь раз в пять лет, когда она ко мне приедет.

Семёновна задумалась на время. Видимо обдумывала предстоящую ситуацию.

— Возможно, получится её сюда пригласить. У неё день рождения как раз двадцать восьмого числа этого месяца. Только ведь мужа-то у неё тоже Василием зовут. Зачем ей их два!?!

— Мой Васька Лучший. Фамилия такая, — добавил Юрка рассмеявшись.

Уезжая на следующий день в город, Юрка напомнил бабушке о её подруге. Сам же решил поговорить с Васькой сразу на следующий день. Васька как по заказу подошёл к Юрке в понедельник после первой пары, уточняя какую-то ерунду. Кроме всего прочего Васька был старостой в группе.

— Ну как, Васёк, у тебя дела обстоят по охмурению преподавательниц в возрасте? — задал вопрос Юрка, не зная с чего начать разговор.

— Думаю, я зря поделился с тобой. Теперь и на эту тему будешь всегда прикалываться, — недовольным голосом ответил Васька.

— Что ты, старик, ничем не хотел тебя обидеть. У меня к тебе просьба. Помощь нужна. Скоро ведь посадочный сезон. Нужно бабушке помочь рассаду вынуть из погреба, — совершенно не зная, что придумать, начал оправдываться Юрка.

— Рассада обычно на окнах стоит, а из погреба картошку достают на посадку, — с важным видом заметил Васька.

— Ну, может, я что-то неправильно понял. В общем, бабушка попросила помочь и чтобы я не один приехал. Я хотел тебя попросить. Согласен? – выдохнул Юрка, радуясь, что объяснения закончились.

— Хорошо. Согласен. А когда ехать?

— Через выходные. Только придётся с ночёвкой. Там бабуле ещё что-то из досок сколотить нужно, ящики что ли, — добавил Юрка.

— Пусть с ночёвкой, — проговорил Васька, удаляясь от своего однокурсника.

Юрка хлопнул руками, осознавая, что его план удался.

Семёновна, наоборот, целую неделю собиралась позвонить Алексеевне, но что-то её останавливало. Наконец, в пятницу, она решилась.

— Привет, подруга, как поживаешь?

— Привет. А я твоего звонка не ждала. Думала, через недельку лишь услышу твой голос, — ответила Нина Алексеевна.

— А ты через недельку-то большую гулянку устраивать собираешься? – мялась Семёновна, не зная, что говорить в этой ситуации.

— Какая там гулянка!?! В этот раз ведь дата не круглая. Сядем с мужем на кухне, да выпьем по рюмашке. Уже, не в гости ли приехать собираешься?

— Что ты!?! Куда мне? Внук мой предложил твой день рожденья у нас отпраздновать, — решила сразу открыть все карты Семёновна.

У Нины Алексеевны после этих слов сразу запылало между ног. Ей вспомнились события, произошедшие на юбилее подруги. Она прекрасно понимала, что всё это может повториться.

— Внук у тебя молодец. Хорошо придумал. Только вот я тебя что-то не пойму? Неужели ты по собственному желанию согласна своим хуем делиться? – задала сразу не в бровь, а в глаз вопрос Нина Алексеевна.

— Друга он хочет своего с тобой познакомить. Говорит, хороший парень без дела пропадает. В общем, любовника мы хотим тебе на день рождения подарить, — закончила Семёновна.

Какое-то время в трубке была тишина. Семёновна вполне допускала, что подруге эта затея очень понравится. Но всё-таки с волнением ждала её ответа.

— Ничего себе! Ну, ты, Семёновна, удивила меня. И я скажу тебе, приятно удивила. Я «за» руками и ногами. Даже пизда руку бы подняла, да не может. Но уже хочет, — добавила, смеясь, Алексеевна.

— Давай, тогда с тобой дня через три-четыре созвонимся и обсудим твой праздничный стол, — подвела итог Семёновна.

Время пролетело незаметно, и вот пришёл тот день, когда Юрка стоял на автостанции и ждал своего приятеля. Васька появился в назначенное время. За спиной у него была большая спортивная сумка. В Юркиных же руках был пакет с двумя-тремя килограммами фруктов.

— Что это ты взял? – удивился Юрка.

— Рабочую одежду, — пояснил Васька.

— Ну да! – ответил Юрка, прикидывая на вес сумку приятеля. Хорошо, что она не так много весила.

В доме Семёновны уже кипела работа за кухонным столом. Приехав ещё вчера с огромной сумкой продуктов, Нина Алексеевна занимала ведущую позицию.

— Представляешь, мой даже не удивился, что я собралась к тебе. Спасибо что, хоть сумку помог донести до остановки, — делилась событиями Алексеевна.

— Вот удивится он, узнав о перемене в вашей жизни, — с нерешительностью в голосе произнесла Семёновна.

— А кто ему расскажет!?!

— Хотя, может быть, ещё ничего не срастётся…

— А что тут может не срастись? Думаешь, я от молодого хуя откажусь!?! Или, может, я с ним не справлюсь? – отвечала, смеясь, Нина Алексеевна.

— Что-то не по себе мне. Всё-таки ты баба замужняя. Ну да уж ладно. Заварили уже.

Женщины продолжали делать салаты на закуску. Когда подъехали студенты, всё шло к завершению.

— Здравствуйте, — громко произнёс Юрка, заходя в дом.

За ним скромно вошёл Васька. Он тоже поздоровался, но голос его был намного тише.

— Знакомьтесь, — начал Юрка с порога, — это моя бабушка Евдокия Семёновна, это её лучшая подруга Нина Алексеевна, а это мой приятель Василий.

Семёновна кивнула Ваське, подставляя Юрке свою щёку. Нина Алексеевна же протянула Ваське руку, не сводя пристального взгляда. Ребята сняли обувь и верхнюю одежду и прошли в зал.

— Вы как раз вовремя. У нас уже всё готово. Дело за вами. Мясо в кастрюле со вчерашнего вечера лежит, а место для жарки не готово, — ввела в курс дела Нина Алексеевна.

— Сейчас всё сделаем, — ответил Юрка, переодевая свитер. Он посоветовал Ваське тоже переодеть лишь верх, что тот и сделал. Взглядом Нина Алексеевна продолжала следить за Васькой.

— Я думаю, на терраске посидим, пока тепло. Там и в огород удобно будет выходить, — начала объяснять Семёновна.

— Понял. Через полчаса можете накрывать на стол, — деловито скомандовал Юрка, надевая обрезанные валенки. Васька достал свою обувь. Ребята вышли из дома. Юрка направился через террасу к запасному выходу, который вёл в огород. Взяв лопату, он начал расчищать место для будущего мангала.

— Прямо как в старину. Прежде чем заставить работника работать, сначала его кормят, — произнёс Васька, не зная о чём говорить.

— Не переживай! Здесь всё серьёзно. На вот лопату и пройдись по всем дорожкам, пока я буду с мангалом возиться, — ответил ему Юрка, передавая деревянную лопату.

Васька принялся убирать снег, а Юрка, сложив из кирпичей подобие мангала, отправился в предбанник за дровами. По пути он заглянул в баню и убедился в отсутствии воды в чане. Когда дрова в мангале разгорелись, ребята отправились за водой. Сходив по три раза на колодец, они затопили баню. Когда они подошли к мангалу, в нём уже образовались угли. На терраске уже толкались женщины. На столе стояла кастрюля с мясом, появились столовые приборы. Прямо на середине стола красовалась бутылка водки. Юрка попросил Ваську принести мясо. Когда Васька брал кастрюлю, Нина Алексеевна, как бы нечаянно, коснулась Васькиной руки.

— Ох, какие руки горячие. А я подумала, замёрз, наверное, без рукавиц, — произнесла она, заглядывая Ваське в глаза.

Васька промолчал, но глаза его также оценивающе посмотрели на Нину Алексеевну. Пока жарилось первая партия мяса, Нина Алексеевна предложила выпить по одной рюмочке. Все согласились, рассаживаясь за стол. Пары сели друг против друга. Когда стали разливать водку по рюмкам, Васька начал отказываться.

— Я не буду водку, — произнёс он, закрывая свою рюмку ладошкой.

— Ты что, старик, пиво здесь не пьют. Давай не отказывайся, — обратился к нему Юрка, подмигивая бабушке.

Семёновна засуетилась, вспомнив про настойку, но Юрка потянул её за рукав, показывая знаками, чтобы она не беспокоилась.

— Как!?! У меня же сегодня день рождения. Разве ты не выпьешь за мой день рождения? – расставила все точки Нина Алексеевна.

— Ну, за это можно! – согласился Васька, убирая руку от рюмки.

Первый тост получился шумным. Каждый пытался поздравить именинницу и пожелать ей всех благ. Произнося свои поздравления, все тянулись рюмкой к Нине Алексеевне, пытаясь «чокнуться» с ней.

— Только пьём до дна, — прокомментировала Нина Алексеевна, глядя Ваське прямо в глаза.

Все понимали, что этот комментарий был предназначен лишь для одного человека. Между первой и второй, как говорится, промежуток небольшой. Вскоре подоспело мясо. За столом было весело. Говорили все четверо, причём одновременно. Темы для разговоров менялись с невероятной скоростью. Именинница предложила выпить за студентов. Все с радостью поддержали этот тост. Васька всё время недопивал из своей рюмки, но, несмотря на то, что выпил он сравнительно меньше других, язык его уже вполне «развязался».

— А когда будем заниматься рассадой? – проговорил Васька, невнятным голосом.

Один Юрка, услышав вопрос приятеля, улыбнулся. Ему лишь одному был понятен смысл Васькиного вопроса. Нина Алексеевна прокручивала в этот момент свой план действий.

— Молодой человек, вы в нашей компании самый трезвый, не проводите меня до туалета?!? – улыбаясь и подмигивая Семёновне, задала она вопрос Ваське, который так и не получил ответ на свой вопрос.

Именинница подошла к Ваське и взяла его под руку. При этом она постаралась прижаться к нему сильнее. Почувствовав прикосновение женского тела, Васька забыл о своём вопросе. Направляясь к двери, которая выходила в огород, Нина Алексеевна буквально повисла на Ваське, изображая сильно выпившую особу. Васькино сознание уже будоражило поведение этой женщины. Он нечаянно коснулся её груди, когда брал её под руку. Нина Алексеевна сделала вид, что оступилась, продляя это прикосновение.

— Про какую рассаду он спросил? – обратилась Семёновна к Юрке, когда они остались за столом одни.

Юрка рассказал ей о своей затее, которую он придумал, приглашая Ваську.

— А я уже подумала, парень своё «семя» сеять собрался. Вроде скромно ведёт себя всё время, а тут на тебе, — засмеялась Семёновна.

Васька проводил именинницу до назначенного места. Освободив руку, он повернул вертушку, которая держала дверь, и приоткрыл её. Нина Алексеевна на ходу стала расстёгивать пальтишко, ни на секунду не переставая наблюдать за Васькой. Васька сделал пару шагов в сторону, надеясь подсмотреть за женщиной в приоткрытую дверь. Нина Алексеевна очень хотела, чтобы Васька сделал именно так. Поняв, что она является объектом пристального внимания молодого студента, она ещё больше приоткрыла дверь, комментируя при этом, что внутри ничего не видно. Васька уже ничего не слышал, что говорила женщина. Его взгляд был прикован к её действиям. Расставив широко ноги, Нина Алексеевна задрала подол платья и начала стягивать с себя гамаши. Через мгновение Васька увидел белые трусы, скользнувшие по пухлым ляжкам к коленям. Нина Алексеевна присела, и мощная струя мочи заставила напрячься член подсматривающего студента. Ваське хотелось сделать шаг, чтобы увидеть место, откуда вытекала эта будоражащая мозг жидкость. Но он боялся пересечься взглядами с именинницей. Нина Алексеевна же закрыла глаза от получаемого удовольствия. Освобождая мочевой пузырь, она представляла, что этот застенчивый студент смотрит на её волосатую пизду, не отрывая взгляда. Закончив своё дело, она медленно встала и начала натягивать на себя трусы с гамашами. Васька всё-таки сделал шаг и наблюдал за этой картиной, еле сдерживая своё дыхание. Выходя из туалета, Нина Алексеевна сделала вид, что удивилась тому, что Васька был рядом.

— Как хорошо, что ты меня дождался. Дорожка скользкая, того и гляди упадёшь, — проговорила она снова прижимаясь к Ваське и придерживая его за руку.

У Васьки от последних событий защемило в паху. Он чувствовал, что с каждым прикосновением этой женщины, он возбуждается. Когда они зашли обратно на терраску, Семёновна собирала со стола оставшуюся выпивку и закуску, унося их в дом.

— А что так рано закончили!?! – удивилась Алексеевна.

— Прохладно стаёт. Дома посидим. Юра пошёл в баню дрова подложить. Помогайте мне, чего стоите!?! – ответила Семёновна.

В доме за столом, Нина Алексеевна постоянно смотрела на Ваську. Пару раз их взгляды пересеклись. Васька тоже не сводил глаз с виновницы торжества. Прошло ещё около часа, когда Юрка решил сходить в баню и посмотреть, прогорели ли дрова. Возвращаясь из бани, он сообщил, что баня готова и можно идти париться.

— Вот и собирайтесь с Васей в первый пар. Вы ребята молодые, крепкие, а мы потом, следом за вами, — ответила ему Семёновна, подмигивая и делая ударение на последние слова.

Юрка кивнул Ваське, подходя к дивану. Ребята скинули с себя одежду и в одних трусах, прихватив полотенца, отправились в баню.

— Я уже не могу смотреть на этого мальчика, — произнесла Алексеевна, как только они с Семёновной остались одни в доме.

— Толковый парень, грамотный, — отозвалась Семёновна.

— Не в этом дело. Я уже полдня мечтаю, что бы он насадил меня на свой агрегат, — продолжала Алексеевна, вставая из-за стола. Она подошла к кровати Семёновны и стала стягивать с себя платье.

— У меня уже пизда намокла, — добавила она, снимая свои трусы.

— Не спеши, пусть Юрка немного приготовит его к предстоящим событиям, — поучала подругу Семёновна, следуя её примеру.

— Что там готовить, всё уже готово. Вставляй и еби, — рассмеялась именинница, застёгивая пуговицы на халате, одетом на голое тело.

— Смотри не напугай парня, вдруг он ещё без опыта, — подвела итог хозяйка дома.

Когда студенты оказались в бане, Васька залез на полок, а Юрка начал заваривать берёзовые веники. Он поставил на скамейку два тазика. Наливая в них воду, он спросил Ваську.

— Ну как тебе вечеринка!?!

— А что ты не сказал, что у Нины Алексеевны день рождения?

— Я и сам не знал.

— И не знал, что она здесь будет? Просто неудобно как то без подарка.

— Не переживай, старик, сделаешь ещё ты ей подарок.

Юрка сел рядом с Васькой и, понимая, что их разговор может оборваться в любую минуту, снова задал вопрос.

— А, кстати, как тебе именинница!?!

Васька тут же выдал Юрке всё, что ему довелось «пережить», когда он провожал её до туалета. Передавая подробно детали произошедших событий, Васькин член стал набухать.

— Понимаешь, именно такой тип женщин мне нравится, — закончил Васька свою речь.

— Ну и отлично! – согласился Юрка с приятелем.

Он ничего не стал ему больше объяснять, надеясь, что всё произойдёт само собой как надо. В нужное время Васька сам поймёт, для какой цели его сюда пригласили. Набрав в ковш воды, Юрка плеснул на каменку.

Одновременно с паром, исходившим от горячих камней, в баню ворвались клубы холодного воздуха. В баню вошли женщины. Они что-то говорили между собой, сопровождая разговор задорным смехом.

— Вот где рай! — наслаждаясь, горячим воздухом, произнесла Нина Алексеевна.

— А что, ребятки, если мы вам компанию составим? – задала вопрос Семёновна и захлопнула за собой дверь.

Не дожидаясь ответа, женщины скинули с себя халаты и, выставляя вперёд огромные груди, шагнули к полку, на котором сидели обезумевшие студенты. Точнее, обезумел лишь один – Васька. Он наблюдал за происходящим с широко открытыми глазами. Хотя Юрка и предвидел ход предстоящих событий, ему всё равно было по кайфу пережить второй раз такую ситуацию. Ребята в одно мгновение слезли с полка, уступая место женщинам. Подружки уселись рядышком на полок. Вытянув ноги и держа их на весу, Нина Алексеевна попросила Ваську попарить их. Семёновна также последовала примеру подруги. В один миг ребята схватились за берёзовые веники и начали парить женщинам ноги. Глаза обоих просто «поедали», начинавшие краснеть от пара тела «подружек». Женщины, тоже не могли оторвать глаз от мальчишеских «инструментов». Они давно уже торчали, пульсируя залупами. Нина Алексеевна вновь взяла на себя ответственность «править балом»

— А теперь «потрите» нас хорошенько, дорогие наши мужчины, сказала она, слезая с полка.

Уперев свои пышные груди в полок, женщины повернулись к ребятам спинами. Выпятив свои раскрасневшиеся попки, они чуть расставили ноги и развели себе ягодицы руками. Блестевшие своими соками, набухшие половые губы подружек говорили о том, что они уже готовы к тому, чтобы принять «в гости» пульсирующие залупы студентов. Юрка первым ухватил Семёновну за талию и ввёл до основания свой член в её горячее влагалище. Застыв в таком положении, он посмотрел в сторону Васьки. Приятель «не подвёл». Васька, немного помедлив, тоже положил руки на жопу Нины Алексеевны. Через мгновенье, его поршень уже тёрся о стенки влагалища именинницы. Нина Алексеевна наклонилась сильнее, упираясь руками о скамейку. Через десять минут трое испытали оргазм, вздрагивая насытившимися телами. Счастье «не улыбнулось» лишь Ваське. Он продолжал насаживать на свой член пизду Нины Алексеевны, пытаясь добиться наслаждения. Семёновна, повернувшись лицом к Юрке, сделала ему знак. Сполоснувшись тёплой водой, которая была приготовлена, Юрка и Семёновна оделись и вышли из бани.

Васька вынул свой член из горячей пещеры именинницы. Нина Алексеевна повернулась к нему лицом и положила его руки себе на груди.

— Что-то не так? Моя «норка», наверное, не нравится твоему «зверьку»? – спросила она Ваську, сжимая одной рукой его пульсирующий член.

— Наверное, много выпил. Да и неожиданно как-то всё произошло, — ответил он с нерешительностью.

— Для меня тоже было неожиданностью, когда я узнала, что могу быть интересна молодому парню, — она прижалась к Васькиной груди, целуя его в шею.

Она видела, как он смущается. Его руки так и застыли без движения на её грудях.

— Ты просто стесняешься, наверное!?! Ложись на полок и расслабься.

Нина Алексеевна заставила Ваську лечь на полок. Проведя несколько раз по мокрому телу парня, она взяла в руки его член. Нежно открыв ему головку, она начала мастурбировать. Спустя пару минут, Васькин член оказался во рту у страстной женщины. Она медленно засовывала его себе в рот всё глубже. Васька испытывал невероятные ощущения от её действий.

— Я так не смогу, — произнёс он с досадой.

Нина Алексеевна не сдавалась. Она залезла на полок, усевшись верхом на Ваську. Несколько раз она провела короткими волосами своей пизды по Васькиному возбуждённому члену. Скользнув к нему на живот, она попросила его взять в руки свой «инструмент». Усаживаясь на корточки, она одной рукой начала водить по пухлым половым губам. Раздвигая их шире, она ввела себе палец во влагалище.

— Тебе нравится моя пися? Ты слышал днём, как из неё бьёт струя? Ты хотел посмотреть, но постеснялся, — задавала вопросы Нина Алексеевна и, не дожидаясь ответов, продолжала водить пальцами по раскрывшейся «ракушке».

Васька дрочил свой хуй, не отводя глаз от этого манящего места. Вдруг, Нина Алексеевна убрала руку с пизды и из неё потекла медленная струйка мочи. Ароматная жидкость лилась прямо Ваське на грудь. Васька ещё сильнее начал дёргать свой член.

— Хочешь лизнуть её? – спросила Нина Алексеевна, завершая своё маленькое дело.

Она приблизилась вплотную к Васькиному лицу и двумя руками раскрыла свои «створки». Васька с жадностью впился в её солоноватую от мочи пизду. Он облизывал губы и клитор, пытался засунуть свой язык вглубь этой расщелины. Нина Алексеевна убрала руки с предмета наслаждения Васьки и начала мять свои соски. Второй раз оргазм накрыл её и она, обмякнув, рухнула своей пиздой на Васькино лицо. В это время в спину ей ударила мощная струя спермы. Наконец-то кончил и Васька.

Когда Семёновна и Юрка зашли в дом, они сразу же разложили диван, на котором лежали вещи ребят. Сдвинув всё на край, Семёновна легла на спину, приглашая к себе Юрку.

— Сегодня, внучек, нам придётся уступить это место. Давай-ка используем его, пока оно свободно.

Юрка не заставил себя долго ждать. Встав на колени перед бабушкой, он закинул её ноги себе на плечи. Его член, напрягшийся в полную силу, привычно вошёл в манду бабушки. Пятнадцать минут он непрерывно насаживал разгорячённую вагину на скользкий хуй. Вскоре Юрка сжимал в руке пульсирующий инструмент, разбрызгивая капли спермы по животу бабушки.

— Я сегодня чуть с ума не сошла, когда увидела два хуя сразу, — проговорила бабушка, немного отдышавшись.

— Ого! Бабушке захотелось два члена!?! – улыбаясь, пошутил Юрка.

— Куда там… Одного вот ка хватает, — отмахнулась Семёновна.

Вытерев сперму с живота, Семёновна начала одеваться. Вскоре из бани пришли Васька и Нина Алексеевна. Постелив гостям на диване, Семёновна расправила свою кровать. Юрка лёг первым к стенке. Выключив свет, Семёновна прилегла рядом. Кровать издала скрип. Юрка попробовал пристроиться к бабушке сзади, но скрип лишь увеличивался. Решив, что на этом ебля закончилась, Юрка так и лежал, не вынимая член из бабушкиной манды.

На диване же, наоборот, возня продолжалась ещё около часа. Нина Алексеевна в позе наездницы не слезала с Васьки. Когда всё-таки её ноги устали, она повалилась на спину. Васька тут же занял место сверху, раздвинув ей широко ноги.

— Кончай в меня, — послышался шёпот Нины Алексеевны через какое-то время.

Юрка представлял, засыпая, как Нина Алексеевна прыгает на Васькином члене. Его член долгое время сохранял боевое состояние. Семёновна сначала тоже пыталась двигать жопой, в надежде испытать оргазм в третий раз. Но ничего не добившись оба так и уснули, убаюкиваемые вздохами, доносящимися с дивана.

Утром, как и ожидалось, всех снова разбудила Нина Алексеевна.

— Василий, ты лучший!- произнесла она, приняв утреннюю порцию спермы.

— Я знаю, — ответил Васька.

— И куда пропала наша скромность!?! – удивилась Нина Алексеевна, заглядывая в лицо молодому любовнику.

— У меня фамилия такая — Лучший, сказал Васька, оправдываясь.

К этому времени уже никто не спал. Все четверо рассмеялись.

В автобусе, когда возвращались в город, Юрка поинтересовался у Васьки.

— Ну что, приятель, не обижаешься на меня за предоставленный сюрприз?

— Вчера сбылись все мои мечты, — ответил Васька, глядя вдаль.

— Не думаю! Что и помечтать больше не о чем!?! А ты телефон её взял? – продолжал разговор Юрка.

— В смысле!?! – удивился Васька.

— В прямом. Что я тебя каждый раз буду возить к бабушке в гости? Созванивайтесь и встречайтесь где-нибудь.

— Ты думаешь, Нина Алексеевна ещё раз может со мной встретиться!?! – ещё более удивлённо смотрел Васька на товарища.

— Ну, ты, старик, даёшь! Не думаю, а знаю. Или тебе это не понравилось!?! Тебе уже не нравятся женщины в возрасте? Ладно, я спрошу её телефон у бабушки. Только никому ни слова про это!!! -Юрка погрозил кулаком перед Васькиным лицом.

Ребята закрыли глаза, погружаясь каждый в своё воспоминание. Автобус всё дальше увозил их от незабываемых приключений.