шлюхи Екатеринбурга

Алиса. Часть 16

Арина провела в квартире сестры уже несколько дней и порядком восстановила свои силы. Она на удивление быстро пришла в себя в психологическом плане, просто забыв о своих проблемах и переложив их на плечи Алисы. При этом, пользуясь тем, что та оставила ей несколько тысяч рублей на мелкие расходы, она продолжала вести себя как амеба. Питалась девушка исключительно едой из доставки, ленясь сделать себе даже бутерброд с чаем, не говоря уже о более сложных блюдах. Начинающая иждивенка проводила все время перед телевизором, или залипая в смартфон.

Она даже не пыталась наладить свою жизнь, или хотя бы попытаться вернуть квартиру родителей, легко отобранную у нее черными риелторами. Не говоря уже о попытках найти работу, об этом девушка даже не задумывалась. Но уже через три дня, просиживание в четырех стенах ей наскучило. Вернее, она просто изменила маршрут своего перемещения по квартире: к остановкам «комната» — «кухня» — «туалет», добавилась новая: «комната сестры».

Пользуясь продолжительным отсутствием сестры, Арина стала периодически копаться в ее тумбочке и шкафу. Находя там множество интересных вещей, девушка подолгу рассматривала их. Особое внимание привлекли многочисленные семейные фотоальбомы, в которых были заботливо разложены сотни и даже тысячи фото. На снимках в основном были изображены их с Алисой родители, ну и, кончено, сами маленькие девочки.

Воспоминания о маме и папе, о беззаботном детстве и отзывчивой старшей сестре доводили девушку до горестных слез, которые она подолгу не могла остановить. Чтобы отвлечься от этих мыслей, Арина, без зазрения совести, стала залезать в шкаф сестры все глубже, выуживая из него дорогую одежду, красивое белье, после чего, без спешки и стеснения примеряя все это добро.

Хоть Алиса и была стройной и подтянутой девушкой, но худощавое тело Арины все же уступало ей в цифрах размеров. В результате чего, большая часть вещей смотрелась на ней мешковато. Только некоторые трусики и футболки все же более-менее подходили девушке. Она зачем-то продолжала носить их весь день, лишь ближе к возвращению сестры раскладывая все по своим местам, чтобы Алиса ничего не заподозрила.

В понедельник, во время очередной инвентаризации вещей сестры, внимание любопытной девушки привлекла обувь. Убедившись в том, что и тут у них с сестрой вышло расхождение с размерами, она обратила внимание на коробки, лежащие не внизу, а на уровне ее лица. «Зачем хранить обувь так высоко?» — подумала она и бесцеремонно полезла в них руками.

Сказать, что их содержимое поразило Арину, значит не сказать ничего. Одно неловкое движение и десятки секс-игрушек и BDSM-девайсов просто вывалились ей под ноги. Фалоиммитаторы, вибраторы, анальные пробки, наручники, ошейники, кляпы, прищепки, зажимы, смазки и лубриканты – все это оказалось на полу и раскатилось по всей комнате. Девушка застыла в ступоре, боясь пошевелиться, будто ее уже поймали с поличным за чем-то постыдным.

«Разморозившись» только через полминуты, пробежав взглядом по всем девайсам, она наклонилась и взяла в руки самую близкую к себе игрушку. Большой реалистичный фалоиммитатор поразил ее своими размерами. «Неужели он влезает в Алису?!» — промелькнула в ее голове первая нелепая мысль.

— Ну, Алиса, ну, извращенка! – Произнесла она уже вслух, а про себя подумала: «Не хватает ей мужчины, работает с утра до ночи, вот и пытается восполнить недостаток в сексе».

Но эта идея могла обосновать наличие в большом количестве только предметы фаллической формы. Остальные девайсы уже говорили о не самой обычной направленности ее увлечений.

Не без интереса осмотрев окружающее ее добро и потеребив некоторые предметы в руках, Арина все же убрала их обратно в коробку с максимальной аккуратностью. Она вышла из комнаты Алисы в глубокой задумчивости и провела еще некоторое время в полном ступоре. Она никак не могла сжиться с мыслью о том, что ее старшая сестра, всегда являвшаяся для нее предметом для подражания, оказалась ярой извращенкой.

Девушка заварила и налила себе чай, чего не делала уже очень давно. В последнее время в ее жизни произошло столько странных и необычных событий, что она стала терять связь с реальностью. Хорошо хоть сейчас, несмотря на множество проблем, она была в комфорте и безопасности. Мысли о потерянной квартире ушли на второй план и Арина сфокусировалась на содержимом коробки с сюрпризом. Вернувшись в комнату сестры, она вновь достала ее и принялась перебирать игрушки по второму разу.

Молодость и любопытство взяли свое, девушке захотелось примерить на себе, а вернее, попробовать применить по прямому назначению хоть одну из игрушек. Времени до возвращения Алисы было еще много, поэтому девушка остановила свой выбор на самом маленьком вибраторе из коллекции сестры.

На самом деле, это был лишь стержень-основание, на который сверху надевались различные насадки, которые Алиса использовала «по настроению». Но физиологические особенности тела Арины, сильно уступали возможностям дырочек опытной извращенки.

Заинтригованная находками девушка, улеглась прямо на кровать сестры, развела ноги и включила вибратор. Приложив его к клитору, она резко дернулась, не привыкшая к подобным ощущениям. Снизив уровень вибрации, Арина повторила действие, уже задержав игрушку на интимном месте.

Приятного секса, во время которого она бы сама получила физическое удовольствие у нее не было давно. В последний раз, ее и вовсе по очереди трахали двое мужчин, предварительно накачав наркотой совсем для других целей. Получив от девушки все необходимые подписи, они решили воспользоваться ее полубессознательным состоянием, накинув себе в личное дело еще пару статей из уголовного кодекса.

Арина абсолютно не помнила, как ее раздевали, как затем фотографировали голой, растягивая на кровати и фиксируя в других откровенных и унизительных позах. Не чувствовала и то, как ее ртом пытались воспользоваться как влагалищем, настойчиво тыкая в него вонючими членами. Не знала, что насильники без фантазии трахнули ее в миссионерской позе и отнесли в душ, чтобы оттереть следы преступления с ее тела.

Сейчас девушка ублажала себя, думая лишь о выдуманном красивом и страстном мужчине, который активно ласкал ее и целенаправленно доводил до оргазма.

В отличие от сестры-извращенки, Арина считала себя практически фригидной. Даже самостоятельно, в комфортных и благоприятных условиях, ей было нелегко довести себя до оргазма. Но сейчас, измученное тело будто истосковалось по приятным ощущениям и удовольствии. Девушка усилила скорость вибрации и, активно двигая новой для себя игрушкой, стала все сильнее вжимать ее в нежную плоть.

Минут через десять, ее стройное тело наконец, получило награду: легкий оргазм заставил девушку отбросить вибратор и насладиться долгожданными секундами удовольствия.

Вскоре, придя в себя от звука жужжащего рядом вибратора, Арина попыталась осознать то, что только что произошло. Она беззастенчиво мастурбировала игрушкой сестры в ее собственной квартире, по-хозяйски раскинувшись в ее же кровати. «Хоть Алиса и извращенка, но за вибратор ей отдельное спасибо!» — подумала девушка, вновь беря его в руку.

На этот раз, ему предстояло проникнуть поглубже. Решив не откладывать приятное на потом, Арина медленно ввела его между розовых губок, которые успели обрасти мелкими волосиками.

Будто заново познавая свое тело, девушка, провела за подобными развлечениями весь день. Она то прятала игрушку обратно в коробку, то вновь доставала ее, постоянно сверяясь с часами, чтобы не пропустить возвращение сестры.

Если Арина познавала себя по новой, то Алиса, придя на работу, снова погрузилась в собственные воспоминания, дойдя до описания одного из самых жестких событий в своей жизни.

«Играть нам предстояло в «дурака». Я не сразу поняла, из-за чего была выбрана самая простейшая карточная игра, но то, что она будет не совсем честная, я увидела с первых же раскладов. Суть в том, что, играя большим составом, завалить картами одну конкретную участницу было проще простого.

Поначалу Ире действительно хотелось заставить Марию проиграть, поэтому она сразу принялась «топить» ее крупными козырями, не думая о том, что ей самой в последствии будет нечем отбиваться. Остальные девушки, в том числе и я, поначалу смотрели на эту битву со стороны, стараясь не выделяться. В итоге, за три первых кона дважды проиграла Мария, а один раз удача покинула и саму Иру.

На пышногрудой гостье было много одежды, поэтому она легко и не задумываясь скинула с себя кофточку и юбку. Оставшись в дорогом белье, она засверкала своими большими округлыми прелестями, которые на ее пышном теле выглядели вполне гармонично. Она не была прямо-таки толстой, но за ее большую грудь сразу захотелось ухватиться. Замечтавшись, я представила, как мне выпадает право отдать ей приказ, во время которого я выбираю массаж своей спины, а затем и груди ее большими сиськами. Но до этого было еще очень далеко.

Как я уже писала ранее, на Ире с прошлой ночи было совсем мало одежды. Одни лишь шортики, да футболка, которая первой и улетела на пол. Упругая конусообразная грудь хозяйки дома была полной противоположностью прелестям Марии, но тоже манила к себе. Я как раз сидела рядом с ней и теперь постоянно косила взгляд, подглядывая за затвердевшими сосками на остренькой груди.

Девушки постепенно входили в раж, не забывая налегать на алкоголь. И вот Ира уже снова оказалась под угрозой проигрыша. Внезапно активизировалась Ксения, с которой они, видимо, были не просто любовницами, но и самыми близкими подругами в этой компании. Девушки скоординировались и завалили Свету, которой просто не повезло с раскладом карт. На ней изначально было надето больше всего вещей, поэтому один проигрыш абсолютно не смутил ее. Девушка скинула кофту и осталась в футболке, не говоря уже о белье.

В следующий раз вновь проиграла Мария.

— Суки! – Объявила она и резким движением расстегнула лифчик.

В прямом смысле этого слова, вывалив свои сиськи, она сплющила их о поверхность стола. Ее голая грудь сильно взбудоражила всех присутствующих за столом. Она не выглядела выменем и на ее прелести хотелось смотреть не моргая, а еще лучше, как следует потискать их руками.

– Я тебе обещаю Ирочка, что ты вылижешь каждый сантиметр моих сисек, раз ты их так хотела увидеть! Хозяйка дома лишь демонстративно облизнула губы.

Ну, а потом, настал мой черед проигрывать… Причем если первые два раза я проиграла вполне заслуженно, понабрав лишних карт и не имея ни одного козыря, чтобы отбиться, то в третий раз меня стали явно «топить», причем все девушки сразу. Оставшись без футболки и без джинсов, я ощущала лишь слабый дискомфорт, который больше возбуждал, чем мешал мне. От осознания того факта, что я сижу в одном белье перед малознакомыми девушками, я даже завелась и нервно заерзала на стуле.

Но когда настал черед следующей вещи, то я, неожиданно для самой себя, сильно засмущалась. Вроде бы и выпито было прилично, да и в целом мое голое тело видели уже десятки людей и сексуальных партнеров, но… Было что-то странное и необычное в сложившейся ситуации. Я решила перехитрить всех и стянула с себя трусики под столом, так и не показав никому своих прелестей ниже пояса.

Участники игры отреагировали на этот жест по-разному. Кто-то хмыкнул, кто-то улыбнулся, а Мария, недовольно помотала головой из стороны в сторону. Без эмоций отреагировала лишь Света, сидящая рядом со мной. Но не прошло и минуты, после моего третьего проигрыша, как под столом я ощутила нежное прикосновение ее ноги к своей. А затем на мое колено легла и рука демонессы… По телу пробежали мурашки, а мне еще больше захотелось близости именно с ней…

До сих пор не проигрывала только Ксения, но на ней и так было всего две детали одежды. Юля, в свою очередь, во время игры, и вовсе будто бы растворилась в пространстве, стараясь казаться совсем незаметной. Видимо, на прошлых сборищах она всегда оказывалась в центре внимания и теперь боялась лишний раз напомнить окружающим о своем существовании. Хотя девочка продолжала умело подливать алкогольные напитки в пустеющие бокалы.

Я ожидала, что меня сейчас «добьют», но уже в четвертый раз картами оказалась завалена Мария. Без лишних слов она привстала и стянула с себя трусики, с вызовом тут же положив их рядом с собой на стол. Этот жест выглядел более чем странно, но его оставили без комментариев, и Ксения продолжила тасовать карты. Пышная девушка осталась полностью обнаженной, а это значило, что следующий проигрыш грозил ей выполнением желания одной из нас.

Ирина расцвела, а когда увидела свои новые карты, то и вовсе, заулыбалась, показав свои белоснежные зубы. Как Вы уже, наверняка, поняли, уважаемая Астра, в тот раз вновь проиграла Мария.

— Ну что же, все когда-то бывает в первый раз. – Констатировала Ксения.

— Я пока что не проиграла! – Поправила ее голая девушка, намекая на то, что до двухдневного рабства у нее в запасе есть еще два потенциальных проигрыша.

— Конечно-конечно. Только вот раньше тебе даже не приходилось выполнять приказы. Тяните карты!

Мы все вытянули по одному куску пластика, но самая старшая карта оказалась у Ирины.

— Ха-ха-ха! Это судьба, Машуль!

— Я тебя слушаю. – С тихой злобой проговорила проигравшая. Такой порядок дел ее явно не устраивал, но карточный долг в этой компании действительно был делом чести.

— Бери трусы и засовывай себе в рот, пока не прикажут их вынуть или пока не определится рабыня!

К моему искреннему удивлению, домина подхватила со стола собственные трусики и, скомкав, отправила их прямиком в рот. Все девушки проследили, как маленький клочок ткани исчезает между ярко накрашенных губ, а затем, с возросшим интересом, уткнулись в новый набор карт перед ними.

В этот раз судьба распорядилась так, что дважды подряд умудрилась проиграть сама Ксения. С легкостью скинув с себя футболку и шорты, она осталась полностью нагой, после чего, как ни в чем не бывало, принялась тасовать карты в очередной раз.

Обнаженки за столом с каждой минутой становилось все больше, а девушки все больше заводились, но при этом молчали. Конечно, этому явно способствовало то, что рот Марии все еще был занят ее собственными трусиками. Алкоголь все больше распалял нас, а игры становились все более непредсказуемыми.

Проиграла Ира, после чего оголилась вслед за своей близкой подругой. Все это время Юля тихо бродила вокруг стола и собирала брошенную на пол одежду. К ее наготе все привыкли уже давно и воспринимали девочку как предмет интерьера, а то и вовсе не замечали.

Единственной полностью одетой девушкой за столом оставалась надменная Света, чья рука все еще продолжала без движения покоится на моем колене. Лишь изредка она убирала ее, чтобы посмотреть карты, но тут же возвращала холодные пальцы обратно.

После следующего расклада вновь проиграла Ксения. Также как и Марию, это ее совсем не обрадовало, зато мы все оживились и в предвкушении перетасовали колоду. Карта наивысшего достоинства оказалась у меня в руке, после чего все присутствующие с интересом посмотрели на меня. Я смутилась и даже немного растерялась. Несмотря на всю свою богатую, если не сказать, больную фантазию, мне в голову ничего не шло. Я не могла придумать ни одного задания или приказа для той, которая сама позвала меня поучаствовать в этой игре. Теперь сама организиторша, сидела передо мной голой в ожидании моего решения.

— Не томи! – Строго проговорила Света и сжала пальцы на моей ноге.

— Юля, принеси из моего пакета два зажима и пять прищепок. — Девочка тут же метнулась к моим вещам и вывалила на стол передо мной указанные предметы. — Ксюша, пойди. – Не очень твердо добавила я.

Девушка не стала тянуть время, поднялась со своего места и остановилась передо мной на расстоянии вытянутой руки. Мои пальцы ощутимо дрожали. Взяв со стола зажимы, я поочередно сжала красивые ореолы сосков домины и нацепила «крокодильчики» на самые кончики сосков. Ксения лишь поморщилась, но промолчала. Настал черед прищепок.

— Раздвинь ноги…

Двумя прищепками я украсила каждую из половых губ девушки, незаметно для окружающих, на мгновение проведя пальцем между ними. Домина оказалась заметно мокрой. Уж не знаю, ее заводила сама игра, общий антураж или факт случайного подчинения, но подушечка моего пальца заблестела от смазки. Пятая прищепка вскоре оказалась на капюшоне ее клитора, от чего девушка вздрогнула всем телом.

— Садись и жди в таком виде до конца игры. Продолжаем! – Констатировала я, пытаясь выглядеть как можно более увереннее, но мне показалось, что подобного впечатления я не произвела.

Ксения вернулась на свое место уже более медленной и осторожной походкой. Видимо, с прищепками в промежности передвигаться было не так уж и просто.

Все жаждали продолжения, и следующая игра показалась мне довольно странной. Будто бы Ирина с Ксенией обменялись парой карт, да и Мария стала откровенно заваливать козырями именно меня. Лишь Света вела себя максимально сдержано и, вроде бы, играла честно. Но честности одной из четырех соперниц было мало. Я проиграла.

Сняв дрожащими руками последний элемент одежды, я как-то осторожно, если не сказать, рассеяно, повесила лифчик на спинку собственно стула, откуда его тут же куда-то утащила Юля. Увидев мои прелести, домины оживились. Твердые и возбужденные соски на упругой груди не оставили ни одну из лесбиянок и бисексуалок равнодушными.

— Красивая грудь! – Похвалила меня Света.

— Да, шикарная! – Поддакнула ей Ирина.

По понятным причинам Мария отмолчалась, но Ксения тоже не произнесла ни звука. Будто бы девушкам, получившим свои приказы, было запрещено активно реагировать на происходящее. Но это неважно, ведь в следующий раз снова проиграла я… Это оказалось началом всей последующей вакханалии… Наивысшую карту из колоды вытянула Мария.

— Тьфу! – С громким звуком выплюнула она трусики прямо на стол. – Рот открой! – Грозно приказала она мне. — Не прошло и десяти секунд, как ее мокрые трусы, оказались уже во рту у меня. – Играем дальше!

Следующий расклад повлек за собой для меня еще более разгромное поражение. В ужасе я стала переглядываться с девушками, в глазах которых читалась целая гамма чувств. Но сочувствия в их числе явно не угадывалось. Честь отдать мне новый приказ выпала Ирине.

— Так-так-так! С фантазией у меня всегда были проблемы. Начнем с простенького: станцуй для меня приватный танец! Юля, музыку!

Обнаженная хозяйка коттеджа поднялась со своего стула и отставила его на пару метров в сторону от стола. Снова усевшись, она похлопала ладонями по своим коленям, приглашая меня. По телевизору включили первый попавшийся музыкальный канал, но песня была абсолютно не подходящей для танца, тем более эротического. Но, тем не менее, мне пришлось выполнять приказ. Красная от алкоголя, с пылающим от стыда лицом, я поднялась на ноги…

— Быстрее, сука! – Неожиданно грубо произнесла Ирина.

Это еще больше смутило меня и сбило с настроя, который и так был невелик. Я принялась нелепо вилять бедрами, приближаясь к домине. Оказавшись прямо перед ней, я попыталась изобразить подобие восточного танца, но, видимо, мои движения были настолько корявыми и несексуальными, что девушка, схватив меня, требовательно усадила себе на колени.

Чтобы не упасть мне пришлось широко раздвинуть ноги, а сосками я практически уткнулась ей в лицо. Моя грудь вздымалась прямо на уровне лица домины, что уже заметнопорадовало ее.

— Виляй жопой! – Вновь требовательно приказала она.

Пришлось задвигать ягодицами, ощущая приятное тепло молодого женского тела подо мной. Мои движения абсолютно не совпадали с темпом играющей мелодии, но на это уже никто не обращал внимания. С минуту потерпев мои неуклюжие и однообразные движения, Ирина вдруг резко вцепилась пальцами в мою грудь. Длинные ногти грубо впились в плоть, заставив меня застонать сквозь импровизированный кляп во рту.

Но жалости у девушки эти звуки не вызвали, наоборот, она принялась тискать грудь еще активнее, периодически сильно сжимая соски меду пальцами и выкручивая их. Одно из таких движений оказалось совсем болезненным, и я инстинктивно перехватила руку домины своей. Лицо тут же обожгла пощечина, подтвержденная словами:

— Руки за голову, сука!

Ох как часто мне пришлось в ближайшее время слышать это слово в свою сторону… В конце концов, мне уже начало казаться, что это мое имя, а не обидное прозвище на определенный период времени.

Заведя руки за спину и сцепив их в замок, мне пришлось перетерпеть еще более грубое выкручивание и оттягивание сосков, чем до этого. Наигравшись с моей грудью, Ирина вонзила два пальца мне во влагалище, которое, благодаря позе, оказалось максимально раскрытым для нее. Царапая ногтями лоно, она плотоядно улыбнулась и произнесла:

— Блядь совсем мокрая! Марш на место!

Напоследок вытерев пальцы о мою щеку, она, как ни в чем не бывало, взяла стул и вернулась к столу. То же самое проделала и я.

Конечно, третье и ключевое для меня поражение последовало уже через три минуты. С этого момента, градус грубости и жестокости, направленной в мою сторону в один миг вырос в разы. Все участницы игры заулыбались, а вытянувшая карту победителя Ксения сказала:

— Итак, пизда, правила такие: до завтрашнего вечера, вернее до двадцати двух часов, нам дозволено все, а тебе ничего! Ты для нас становишься вещью, бездушным предметом, куском мяса! У тебя нет прав, а есть лишь обязанности. Любое неподчинение одной из нас, включая Юлю, повлечет за собой максимально жесткое наказание. Искренне советую тебе не злить нас и стать послушной секс-игрушкой. Кто знает, может мы сжалимся над тобой и разрешим получить немного удовольствия. Хотя, я уверена, что такая извращенка и мазохистка как ты, кончит за это время ни один десяток раз. Итак, Юля, кандалы!

Девочка, до этого момента имеющая самый низкий статус на территории этого дома, внезапно оказалась чуть «повыше» меня, но все-равно поспешно побежала куда-то в сторону.

— Встала, пизда! Ты не имеешь права сидеть или лежать, пока мы не разрешим! – Голос принадлежал Марии, но интонация не отличалась от тирады Ксении.

— И последнее! – Добавила она. – Мы девушки увлекающиеся. Можем и перебрать, как с алкоголем, так и с действиями. Поэтому, чтобы не причинить тебе сильного вреда, мы всегда назначаем, так сказать, главного жандарма. У нас им всегда выступала Света, как самая хладнокровная и расчетливая. Но это не значит, что она сама не станет пользоваться тобой и твоим телом. Может наоборот, она будет вести себя безжалостнее, с тобой, чем мы все вместе взятые. Но вся ответственность за твое здоровье именно на ней. Свет, ты согласна?

— Да, без проблем. – Буднично ответила флегматичная девушка.

— Тогда окажи честь: закрой ее.

Ксения протянула Свете настоящие кандалы, представляющие собой два браслета из толстого металла, соединенные между собой короткой цепью. Да, этот девайс явно походил на предмет из средневековых пыток и не шел ни в какое сравнение с теми кожаными игрушками, которые были в моем арсенале. Вместе с тем, с каждой секундой и с каждым услышанным словом мне становилось все страшнее.

Вернее, «страх», это не то слово, которое подходило к той ситуации. Меня охватила такая паника, что я впала в ступор и поначалу с трудом воспринимала смысл услышанных слов. Уж не знаю, смогла ли бы я отбиться и сбежать сразу от четырех ярых извращенок, жаждущих моей крови, но, когда я полностью осознала весь ужас своего положения, кандалы уже сковали руки за моей спиной…

Что я натворила!? Во что ввязалась!? Сердце было готово выпрыгнуть из груди. Четыре равные мне собеседницы в один миг превратились к каких-то горгулий, готовых порвать меня на куски.

— О! У меня шикарная и очень оригинальная идея! – Сказала Света. Она по-прежнему оставалась единственным одетым человеком в доме, но это не смущало никого из присутствующих.

Все девушки, включая меня и Юлю выдвинулись на кухню. Ключ от кандалов девушка положила в стакан из-под моего мартини, залила водой из-под крана до самых краев, после чего поставила в морозилку.

— Это зачем? – Поинтересовалась Мария.

— Завтра увидишь! Но тебе точно понравится! Итак, пизда. – Обратилась Света уже ко мне. – Сейчас Юля тебе выдаст необходимые предметы, которые должны будут оказаться в тебе. Хорошенько сделай клизму. Спринцовку найдешь в левой ванной комнате наверху. У тебя десять минут. Когда мы придем полюбоваться на твои успехи, то ты должна будешь нас дожидаться стоя на коленях, прямо в ванне. Если не успеешь, либо не справишься, то придется тебя познакомить с этим предметом! – Юля передала в руки девушки страшного вида плетку с длинными хвостами и плотными узлами на самых кончиках. – Лично мне бы не хотелось начинать вечер с этого жестокого наказания, а то ты быстро потеряешь товарный вид. Тело-то у тебя и правда шикарное и сходу портить его не хочется.

Трусики в моем рту мешали мне задавать уточняющие вопросы, коих у меня возникло очень много. Конечно, я бы могла бы их выплюнуть, только за это меня бы точно по головке бы не погладили. В общем, я оказалась в ужасной ситуации. Кляня себя за то, что не послушалась собственной интуиции или хотя бы Юлю, я побрела на второй этаж. А ведь девочка прямым текстом предупреждала меня о чем-то страшном! Теперь мне было понятно, почему она ведет себя с этими извращенками так тихо и покорно. Такие кого хочешь сломают!

Я попыталась выгнать из головы эти ненужные мысли, ведь обратного пути у меня уже не было. Сейчас нужно было сосредоточится на выполнении первоначального задания, ведь наказание за его невыполнение казалось мне безумно страшным.

В ванной комнате меня действительно уже поджидала спринцовка, крупная анальная пробка и фалоиммитатор довольно приличных размеров. С тех пор я будто перестала моргать, от шока мои глаза округлились и, казалось, уже никогда бы не приняли прежней формы.

Из отражения в большом зеркале на меня смотрела голая, раскрасневшаяся и до смерти перепуганная девушка. Если бы подобная красавица оказалась в моем подчинении, то я бы, наверно, стала бы самой счастливой доминой в мире. Но сейчас я совсем не завидовала себе и своему положению.

Итак, мне предстояло сделать клизму со скованными за спиной руками. Как можно было это сделать, я не понимала. Около минуты у меня ушло на то, чтобы только догадаться, как это можно осуществить.

Кое-как заткнув отверстие слива, я включила максимальный напор теплой воды и принялась наполнять ванну. Через некоторое время, сантиметровый уровень жидкости позволил мне опустить наконечник спринцовки в воду и надавив на грушу, наполнить ее.

Но, наполнить-то ее, я наполнила, а как теперь можно было влить ее содержимое в себя? Кандалы не позволяли извернуться и вставить наконечник самой себе в анус, поэтому, поставив спринцовку на дно ванны, я просто-напросто попыталась насадиться на нее. Уровень воды повышался, и груша постоянно падала на бок и уплывала от меня. Пришлось вылезти с ней из ванны, заливая все пространство вокруг водой.

Наконец, установив спринцовку на пол, я встала на колени, нависла над ней попой и удерживая уже ненавистный мне предмет ногами, насадилась на него. Аллилуйя! Но сжимать грушу пришлось все так же, ногами. Делать это было максимально неудобно и непрактично. В результате чего, я смогла выдавить внутрь недр своего организма лишь около половины содержимого. Этого было явно недостаточно, чтобы успешно завершить гигиеническую процедуру.

Я запаниковала… До прихода домин я успела еще лишь дважды повторить этот финт. Приходилось поочередно залезать в ванну, вставать в ней на колени и наполнять спринцовку водой, а затем вылезать, и, вновь опускаясь на колени, садиться на жесткий наконечник. Это было настоящим изощренным издевательством, настоящим унижением, я ненавидела всех: и себя, и извращенок, которые втянули меня во все это. Мысленно досталось даже НН, которая изначально была виновна в развитии моих отклонений и вовлечении в Тему.

Конечно, произошедшее в тот уикенд в этом ужасном коттедже, практически не имело под собой ничего общего с настоящим, если хотите, классическим BDSM. С его принципами безопасности, добровольности и разумности. Все эти принципы были нарушены помногу раз практически всеми участницами происходящего.

Когда в ванную зашли мои мучительницы, то я как раз успела усесться на унитаз, чтобы, наконец, освободить кишечник.

— Так-так-так!

— Я же говорила, что она не успеет!

— Да никто в этом и не сомневался!

Домины выстроились полукругом вокруг меня, сжавшейся перед ними на унитазе. Из-под моей попы доносились неприличные звуки, с которыми из меня вылетала вода вперемешку с воздухом и содержимым прямой кишки.

Вот что удивительно: к тому времени, в своей тематической жизни я побывала уже в десятках, если не сотнях унизительных ситуаций, где от стыда мне хотелось провалиться сквозь землю, но все-равно находились все новые и новые сценарии, во время которых я чувствовала себя ничтожеством. И если раньше, вдобавок ко стыду, я ощущала довольно сильное возбуждение, то сейчас я чувствовала лишь страх. Я реально ощущала себя рабыней в руках взбудораженных садисток, которые были готовы на любую жестокость, лишь бы только поразвлечься здесь и сейчас.

— Блин, я же не хотела ее сразу пиздить плеткой! – С разочарованием проговорила Света. Она будто была по-настоящему расстроена.

— Давай отложим порку на часик, а пока, нужно помочь этой тупой суке закончить дело. – Я не узнавала ни одну из добродушных девушек, которыми они мне показались впервые минуты знакомства. Особенно резкий контраст был с Ксенией, которой и принадлежала последняя фраза. –Давайте поднимем ее и перекинем через край ванны.

Четыре сильные руки подняли меня с унитаза и практически бросили животом на бортик ванны. Волосы попали в воду, которой набралось на дне уже сантиметров десять.

— Ноги расставь! – Прозвучал чей-то требовательный возглас, сопровожденный чувствительным шлепком по попе.

— Юля, влей в нее пять спринцовок!

Груши были небольшие, но, тем не менее, вытерпеть подобное было очень непросто. Начиная от болезненных ощущений в неудобной позе, заканчивая мыслями о позоре, которому я подвергалась на глазах у пяти девушек.

В последующие несколько минут Юля дважды вливала в меня по пять спринцовок, после чего я у всех на глазах опорожняла свой кишечник. Домины в это время с диким гоготом обсуждали мои унижения, продолжая попивать алкогольные напитки. Их пьяное состояние пугало больше всего: они и так-то были жестокими по своей природе, а под воздействием «допинга», наверняка, должны были стать еще более дикими.

— О, идея! Влей-ка в нее еще пять груш и давайте заткнем ей жопу! – На этот раз голос принадлежал Марии.

Вновь меня поставили буквой «Г», влили теплую воду и стали пропихивать мне в анус большую анальную пробку. Не уверена на все сто процентов, что все это проделывала Юля, но судя по тому, что пробка была предварительно смазана, девочка приложила к этому свою заботливую руку. Она вообще была единственной, кто заботился обо мне в эти дни.

Я даже не знаю, чья пробка оказалась в моей заднице: моя или «местная», но ее размер для неподготовленного и неразмятого сфинктера был чересчур большой. Замычав от боли и дискомфорта я все же пропустила ее в себя.

— Блин, все водой залила, овца! – Пол в ванной действительно был весь в лужах.

— Обоссалась, наверно!

— О, а я бы сейчас сама это проделала. Маш, отойди от унитаза!

— У меня другое предложение! В ванну ее! На спину!

Воду из ванной быстро выпустили, но снова заткнули отверстие слива.

Меня действительно уложили в ванну и приказали придвинуть голову ближе к бортику, над которым с противоположной стороны свесилась голая задница. Через несколько мгновений, мне на лицо очень метко полилась желтая вонючая жидкость. Текла она довольно продолжительное время, видимо Ксения долго терпела.

Это был уже не первый в моей жизни опыт золотого дождя, но в такой унизительной обстановке раньше я подобного не испытывала. Конечно, садистки не остановились на достигнутом и на меня поочередно помочились все четверо девушек. Каждый раз я зачем-то приоткрывала глаза, будто хотела понять, кто на этот раз унижает меня. По телосложению я легко определила Марию – ее задница была потолще, и Свету – с подтянутыми стройными ягодицами. Методом исключения, последней девушкой оказалась Ирина.

— Девчонки, пошли вниз, давайте еще поиграем, а эта пизда пусть полежит и отдохнет, мы ей такую шикарную ванну забабахали! Кстати, Юль, обнови нам бокалы, а потом залезь в ванну, и сама поссы на нее!

Все пятеро ушли, действительно оставив меня наедине на несколько минут в луже мочи. Уже не помню, о чем я в тот момент думала и от чего страдала больше всего: от унижения и зловонного лежбища, или от страха последующих манипуляций со мной. Вскоре вернулась Юля и мне на мгновение немного полегчало.

Однако, у нее был четкий приказ. Она вытащила из моего рта трусики Марии, залезла прямо в ванну, села на корточки над моим лицом и принялась писать. Юля очень долго терпела, поэтому напор и количество мочи, заливающей мне лицо, поразили меня. Девочка встала, и не без труда поставила меня на ноги.

— Спасибо тебе! – Искренне сказала я, ведь явно ощущала ее заботу, которую она успевала проявлять по отношению ко мне, пока этого не видели остальные. Хотя сейчас мои слова прозвучали так, будто я поблагодарила ее за то, что она пописала на меня.

— Пожалуйста. Ты тоже была добра ко мне… — Мы обе опустили взгляды вниз, стесняясь смотреть друг-другу в лицо. – Мне нужно помыть тебя.

Судя по всему, у Юли было мало времени, либо она просто боялась надолго задерживаться, чтобы не вызвать гнев домин. Окатив меня водой, она уделила особое внимание голове, чтобы запах мочи не пристал к волосам.

— Вытирать тебя не велели. И в тебя нужно вставить фалоиммитатор…

Аккуратно нагнув меня в уже знакомую мне позу, приставив к ванне буквой «Г», она ввела в меня тот большой самотык, который был отложен для меня еще до очистительно-унизительных процедур.

— Если выронишь его или пробку, то… Короче, лучше не делай этого. Терпи и делай все, что они говорят.

Я промолчала, пытаясь собраться и сосредоточиться. Юля повела меня вниз. Боли не было, но идти с двумя немаленькими предметами в промежности, да еще и сжимая их от напряжения и страха, было очень непросто. К тому же пробка удерживала во мне приличное количество воды.

— Наконец-то!

— Под стол, пизда!

— Лижи!

Я послушно упала на колени и заползла под стол. После нескольких возгласов в мою сторону, обо мне не вспоминали около часа. В том смысле, что вербально ко мне никто не обращался. При этом, работы у меня было хоть отбавляй! Когда я, со скованными за спиной руками оказалась под столом, то на меня оказались направлены сразу четыре пары женских ног. Все, кроме Светы, которая все еще была одета, немного сползли под стол, чтобы мне было удобнее вылизывать их вонючие дырки…

Но начала я со стоп и пальцев на ногах. В любой другой ситуации меня бы завели подобные манипуляции, но не сейчас, когда меня распирали большие предметы, а руки ломило от неудобной позы. Те ноги, которым я уделяла меньше внимания, постоянно тыкали меня, толкали и даже пинали. В основном доставалось бокам и заднице, хотя пару раз чей-то особо настойчивый подъем ноги отчетливо вписался мне в челюсть.

Когда я перешла к промежностям домин, то мое тело уже ныло от боли, мышцы «забились» от неудобных поз, но больше всего страдали колени, которые принимали на себя весь вес моего тела.

Во время куни, тычки и пинки временно прекратились. Видимо, девушки уважали личное пространство друг друга и время, выделенное на получение удовольствия каждой из них. Я немного перевела дух, старательно вылизывая половые губы, клиторы и влагалища трех домин. Света все еще оставалось в стороне, видимо, мое сближение с ней было запланировано на более поздний срок.

Пока я старательно работала, девушки вели неспешные беседы, общались и играли в карты, но уже без того азарта, который присутствовал во время игры на желания.

К концу процесса, когда я довела трех своих мучительниц до оргазма, я уже ощущала, что мой живот, а вернее задница, вот-вот взорвется. Нужно было срочно опорожнить кишечник. Терпеть уже не было больше сил и я, пользуясь тем, что уже немного задобрила девушек, взмолилась прямо из-под стола.

— Прошу, дайте мне сходить в туалет! Мне очень надо!

— О, чей там голос проклюнулся!?

— Сука забыла свое место!

— А я-то думала, откуда мочой пасет!

— Кстати, реально воняет! Юль, ты ее мыла вообще?

— Да, Госпожа…

— А ну-ка вылезай, пизда!

Я с огромным облегчением вылезла из-под стола, разогнулась и встала на ноги. Колени и спина болели просто адски, но, конечно, не так сильно, как живот.

— Вроде чистая.

— Да это от ее волос несет! – Заржала Мария. – Вон какие длинные и густые, хрен промоешь!

— Так давай обреем ее, какие проблемы! – Все посмотрели на Ирину, которой и принадлежала эта неожиданная фраза.

Девушки переглянулись между собой, будто пытаясь понять, будет ли это действие перебором даже для них. Я и вовсе, кажется, забыла, как нужно дышать, замерев от ужаса. Пытки и унижения, которым я подвергалась, рано или поздно бы закончились. Но предложение Ирины имело далеко идущие последствия. Лишение меня волос, которые в тот момент доставали мне практически до попы, было уже совсем из ряда вон выходящим событием.

Всю жизнь я ходила с длинными волосами, я специально отращивала их, тщательно ухаживала за ними каждый день… Они были предметами моей гордости! В тот момент я искренне надеялась, что это всего лишь злая шутка, сказанная вслух лишь для того, чтобы в очередной раз попугать меня. Но я ошиблась… Все ждали решения Светы, которая была назначена «главным жандармом», определяющим, какая из манипуляций допустима, а какая нет.

— А почему бы и нет! Юля, тащи стул к зеркалу!

Девушки загалдели от переполняющих их чувств. Обривание нижней было чем-то новым для каждой из них. Видимо, приевшиеся практики уже не приносили им столько эмоций и удовольствия. Каждая из них была рада чему-то новому и нестандартному. В моем лице им улыбнулась удача, сами посудите: новые эксперименты с новая симпатичной девушкой, которая уже не была новичком в Теме, при этом умело и старательно ублажала их.

Я, в свою очередь, просто упала на колени и закричала:

— Нет! Пощадите! Все что угодно! Бейте меня, насилуйте, унижайте! Но оставьте мне мои волосы!

Несколько пощечин не смогли прервать меня, лишь выбив из глаз два ручейка слез. Чьи-то руки схватили меня за волосы и подмышки, после чего с силой потащили куда-то в сторону. Нелепо перебирая ногами, часто переступая коленями по полу, я все-равно дважды упала, но меня вновь поднимали прямо за волосы и тащили в входной двери в дом.

Там располагалось зеркало в полный человеческий рост, напротив которого уже был поставлен стул, на который меня и взгромоздили. Будто обезумев, я стала вырываться и пока домины удерживали меня, Юля бегала за веревками. Кажется, ей тоже досталось по лицу за нерасторопность и за то, что заставила садисток ждать.

Мои ноги обвили мои собственные кожаные кандалы, к которым привязали веревку, перекинутую через цепь от кандалов на руках. Таким образом мои ноги оказались притянуты к рукам. Теперь я даже не касалась ими пола. Из такой позы, я бы уже точно не сбежала, а могла лишь завалиться на бок.

Не останавливаясь, я продолжала верещать… Кажется, стала звать на помощь, что очень не понравилось мучительницам. Конечно, жители соседних коттеджей ничего бы не услышали, но мои крики мешали девушкам получать свое садистское удовольствие. В итоге рот мне заткнули классическим кляпом-шариком, который несколько сбавил уровень производимого мною шума. Ирина принесла ножницы, машинку для бритья и началось…

— В детстве я мечтала стать парикмахером! – Поведала она присутствующим.

— Мечты сбываются, хоть это и не Газпром, но тоже сойдет.

На моем затылке прозвучал безумно страшный для меня «чик» и через пару секунд Ирина продемонстрировала мне огромную прядь, в несколько десятков сантиметров длинной. Я зарыдала. Чем очень порадовала всем присутствующих. Они будто подпитывались моим стыдом, моими переживаниями и страданиями.

Будучи уже совсем пьяными, домины продолжили пить, а Ирина стала ходить вокруг меня кругами, продолжая свои страшные манипуляции. Иногда я поднимала взгляд на свое отражение в зеркале и замечала, как быстро менялась моя внешность. Голая, заплаканная и до ужаса перепуганная, я сидела, выгнувшись в неестественной позе. Обнаженные гарпии вокруг меня лишь усиливали всю сюрреалистичность происходящего.

К моему удивлению, хозяйка дома сначала лишь укоротила мне длину волос в несколько раз, а потом действительно попыталась сделать какое-то подобие прически. Получилось плохо, но у меня затаилась надежда на то, что девушка на этом и остановится, оставив мою голову в покое. Но как бы не так…

— Алисочка, вот если бы ты не выебывалась и спокойно дала мне осуществить свою детскую мечту, то сейчас бы осталась с подобием каре. Но после твоего ужасного поведения, я теперь не могу остановиться. Иначе, как я потом буду смотреть в глаза своим подругам? Они скажут, что я мягкая и безвольная. А я не такая. Юля, машинку!

Я снова зарыдала. Эта тварь выбривала волосы на моей голове под ноль, делая ее похожей на бильярдный шар.

— Будешь дергаться, еще и брови сбрею! – Продолжала пугать меня садистка.

Не оставив на моей голове ни единого волоска, Ирина проговорила:

— А красивая у тебя форма черепа. Потом сделаю из него пепельницу!

Отвесив мне сильный подзатыльник, она отошла в сторону. Ее слова и последнее действие будто окончательно добили меня… Я не просто расклеилась, а будто развалилась на части физически и морально. Мое тело и сознание уже не принадлежали мне. Теперь я даже внешне была мало похожа на девушку. Моя красота в один миг улетучилась, и я полностью разочаровалась в себе. Наверно, так и ломают людей, чтобы сделать их покорными и готовыми на все. Видимо, с психологической точки зрения, моя внешность и мои волосы были очень важны для меня.

Расслабив тело, я больше не смогла сдерживаться… Из моего влагалища с глухим стуком выпал и запрыгал по полу фалоиммитатор, а из попы выдавилась пробка, с последующим опорожнением кишечника. Слава богу, что там была только вода, а то бы меня точно запинали бы до смерти.

Ох что началось в тот момент… Крики, мат, пощечины… Во время следующей вспышки воспоминаний, я уже стояла посреди гостиной. Мои руки все еще находились сзади, но оказались подняты выше головы. Веревка, отходящая от них, была пропущена через крюк на потолке, на котором до этого висел бутафорский подсвечник. Судя по ощущениям, пробка снова оказалась в моей заднице. Юля ползала в стороне, подтирая за мной пол и собирая мои волосы в пакет.

— Ну что, девочки, пора наказать эту суку! – Воскликнула Мария.

— Да, не скрою, лижет она, конечно, превосходно, но с остальным у нее проблемы. С поведением, дисциплиной, покорностью. А еще говорила, что опытная!

Я бы даже, наверно, попыталась сказать ей, что все происходящее не имеет ничего общего с тематикой BDSM и является чистым садизмом, насилием и уголовщиной, но мне мешал кляп.

— Пофиг, что она там говорила! Давайте выбьем из нее всю дурь, а потом выебем! – Если Ирина уже удовлетворила свою потребность в психологическом насилии, то Мария физически жаждала «крови».

В ее руках появилась та страшная плеть, которой меня пугали еще пару часов назад. Первый же удар по моим ягодицам дал понять, что я не зря боялась этого страшного девайса. Я заверещала через кляп, кажется, впервые в жизни ощутив настолько дикую боль. Мелкие узелки, будто разрывали кожу, как мелкие острые камешки, а сами кожаные хвосты плетки хоть и рассеивали площадь удара, но будто только усиливали ощущения от этих взрывов на коже.

Мне было так больно, что я даже не смогла оценить, как долго меня пороли, ни по времени, ни по количеству ударов. Мария драла меня по заднице, ляжкам и спине. Когда ее сменила Ирина, то стала хлестать меня спереди по ногам, груди и даже животу. Это оказалось еще болезненнее, ведь кожа на сосках и промежности была намного нежнее, чем на ягодицах.

Закончив истязать меня, она передала плетку Ксении, которая сразу решила сменить позу, в которой я была привязана. Она велела пристегнуть меня к крюку на потолке по-другому. И вот, через минуту я уже практически свисала сверху, вытянувшись в струнку и стоя лишь на пальчиках ног. Таким образом все мое тело оказалось максимально открытым для садистки. И она по полной программе воспользовалась этим!

Она била меня дольше остальных, запоров меня практически до потери сознания. Я уже даже не пыталась прикрыться, сжаться или увернуться, но мои мышцы периодически инстинктивно сокращались, что очень бесило садистку. Когда она стала беспорядочно хлестать меня, то досталось даже ступням. В результате, обезумевшую девушку смогла остановить лишь Света, которая, наконец, вовремя исполнила свою роль «жандарма». Хотя, конечно, остановить избиение она должна была еще раньше.

Судя по ощущениям, я вся должна была истечь кровью из рассеченной кожи. Но, к моему искреннему удивлению, хоть тело после экзекуции и выглядело страшно, но крови почти не было. С ног и до шеи, сзади и спереди, я была покрыта захлестами и рубцами, а сама кожа приобрела ярко алый оттенок, настолько часто оно было отмечено следами от плетки.

— Пошли выпьем. – Сказала Света, уводя от меня домин.

Она казалась самой трезвой и вменяемой, хотя ее попытки споить девушек еще сильнее казались явно лишними. Я еще долго продолжала висеть посреди зала. Судя по моим прикидкам, время было уже за полночь, но девушки будто никуда не торопились.

— Ну что, кто хочет быть первой? – Решила уточнить Света.

— Я-я-я! – Заголосила Мария.

— У тебя час.

— Всего!?

— Не переживай, у нас еще почти весь завтрашний день впереди, а сейчас уже поздно. О других подумай!

— Свет, но ты же знаешь, что самое сладкое — это ночные развлечения.

— Маш, мы все хотим ее! Мы и так тебе доверили честь первой поразвлечься с ней, пока она еще в сознании и адеквате! – Добавила Ксения.

— Ну хорошо, только тогда не мешайте мне!

— Да не вопрос! Мы в спальню! – Ирина потянула Ксению за руку куда-то наверх. А Света выразительно посмотрела на Юлю.

— А я займусь тобой девочка!

Не я одна называла ее так. Меня отвязали и отдали Марии. Девушка включила на плазме какую-то порнуху с громкими стонами и вынула кляп из моего рта. После чего, посмотрев мне в лицо, она со злобной ухмылкой произнесла:

— Ложись на спину, высунь язык и работай им до усрачки! Если хоть на секунду остановишься, то остаток часа проведешь на крюке и под плетью!

Понимая, что если экзекуция возобновится, то я не выдержу и минуты, я бросилась на указанное место. Хорошо, что это был диван, а не пол, иначе мне пришлось бы еще тяжелее. Пухленькая домина тут же полезла на меня сверху и уселась пиздой мне прямо на рот, а нос оказался вжат в ее анус… Оглядываясь назад и оценивая случившееся, я думаю, что то, что творила со мной Мария хоть и было непростым испытанием, но все же, я признала бы это самым «легким» из всего произошедшего в ту ночь.

Это был продолжительный куни и анилингус, прошедший в условиях постоянной асфиксии. Мне постоянно не хватало кислорода, и я задыхалась, ощущая, что еще мгновение и я точно потеряю сознание, а то и вовсе помру. Но Мария была довольно умелой в своем фетише. Периодически она давала мне несколько секунд на то, чтобы набрать полные легкие кислорода, после чего снова вжимала промежность в мое лицо.

Любительница фейсситинга несколько раз кончила от моего языка, а в конце концов привстала на колени и яростно теребя себя, сквиртанула мне прямо в лицо, залив глаза этой странной жидкостью.

— Фух, это было шикарно! Молодец, Алиска, я тебя люблю!

Мария улеглась на другой части дивана, быстро потеряв ко мне интерес. После ударной дозы алкоголя и многочисленных оргазмов она расслабилась и ее сразу разморило меньше чем через минуту.

Я, в свою очередь, так и осталась лежать неподвижно, абсолютно не меня позы. Глаза были закрыты и мне казалось, что если я разлеплю веки, то слизистую тут же защиплет от кислотной жидкости, выпрыснутой из тела этого монстра.

«Любит она меня… Налысо бритую, избитую, обоссанную…» — Крутилось у меня в голове. Я покорно ждала следующую девушку, которая пожелает развлечься со мной. Мыслей о побеге уже не было. Да и куда мне было бежать в кандалах и без одежды?

Минут через десять сверху спустилась Ирина.

— О, ты что, Машку убила? А нет, похрапывает, свинка. Значит просто зализала ее как следует. Ладно, вставай бедолага, твои приключения продолжаются!

Я поплелась за ней. Болел каждый сантиметр моего тела. Подниматься по лестнице с руками, скованными спереди, было намного проще, чем сзади. Меня завели в спальню хозяйки дома, где только что, судя по обстановке по полной программе развлекались две перевозбужденные лесбиянки. Девушки явно не скучали. На Ксении все еще был надет страпон, резина которого блестела от смазки. Тот страпон, который я сама принесла в эту цитадель зла.

— Ну что, в какой позе поимеем ее? – Ирина принялась надевать на себя аналогичный девайс, только чуть длиннее, но тоньше.

— Да чего тут выдумывать! Алис, тащи сюда свою пизду! Насаживайся!

Меня назвала по имени уже вторая домина, и это немного привело меня в чувство, напомнив, что я все-таки личность и живой человек, которого буквально пытают против его воли. Но дальше этих мыслей дело не зашло. Я послушно заползла на огромную кровать, перекинула ногу через обнаженное тело Ксении и, примерившись, резко насадилась на резиновую дубину. Мне уже самой не хотелось жалеть себя. Слабая боль от резкого проникновения искусственного члена, не шла ни в какое сравнение с болью во время недавней порки. И то, если бы не пробка в заднице, то и влагалище, наверняка, легко приняло бы в себя посторонний предмет.

Я действительно совсем забыла о пробке, настолько мое тело стало невосприимчивым к внешним и внутренним раздражителям. Но заглушка была тут же вытянута из моей задницы с громким звуком. Это Ирина освободила место для своего страпона. Он был заметно тоньше, чем пробка, поэтому в первые секунды я даже почувствовала заметное облегчение. Но это продлилось недолго.

— Расслабься, шлюха! Я хочу, чтобы ты стонала как настоящая блядь и порадовала нас звуками из твоего грязного рта! Будешь отмалчиваться, повторим порку! – Ксения умела быть убедительной.

«Что же вы все поркой-то пугаете!» — молчаливо возмутилась я, а сама подумала, что действительно больше всего на свете боюсь ее повторения.

Страпоны заработали в моих дырках синхронно, и я застонала от боли и дискомфорта вполне искренне, даже не пытаясь фальшивить. Саднило все: и влагалище, и анус, и все тело. Выпоротая раздраженная кожа, при соприкосновении с разгоряченными женскими телами стала ныть намного сильнее.

Через пару минут фрикций, Ирина оттолкнула мою голову в сторону и, наклонившись, слилась страстным поцелуем с Ксенией. Все же они очень любили друг друга, и я им практически была не нужна. Я лишь вносила разнообразие в сексуальную жизнь двух извращенок.

— Что-то Алиска заскучала, ну ка, вставь-ка тоже ей в пизду!

Мои стоны действительно немного стихли, правда, когда искусственный член покинул мой зад и присоединился ко второму, в моем влагалище, я уже заверещала что-то нечленораздельное… Удивительно, но несмотря на непрекращающуюся боль и дискомфорт, я все же получала от происходящего некоторое удовольствие.

Резиновые предметы внутри меня терлись друг о друга, смоченные моей естественной смазкой. Я снова перестала понимать, сколько длится этот процесс, но после минутного перерыва, Ксения решила осуществить двойное проникновение уже в мой зад. Это оказалось уже менее приятной процедурой.

Но моя боль и вскрики лишь раззадорили извращенок. Вдоволь потрахав меня, они резко отпихнули меня, стянули с себя члены, улеглись валетом и довели друг друга до мощных оргазмов. А я, свою очередь, снова радовалась очередной передышке и отдыху.

Поскольку девушек было двое, то и я им досталась сразу на два часа. Кончено, я сейчас уже не упомню тот порядок манипуляций, которые она проделывали со мной. Не в том я была состоянии, чтобы хоть что-то воспринимать осознанно.

Итак, продолжу о том, что происходило в оставшиеся полтора часа. Меня трахали уже поодиночке, но в разных позах, постоянно комментируя мои гримасы и эмоции. Девушки подбадривали друг друга, ставя то раком, то кладя на спину и закидывая мои ноги себе на плечи. Они постоянно снимали меня на видео и фотографировали, по-детски радуясь успешным кадрам. Я вылизывала их раскрытые промежности в то время как девушки просто целовались и кончали…

Когда в дверь без стука вошла Света, то застала нам в довольно безобидной ситуации: девушки вытянулись на кровати во весь рост, а я, стоя перед ней на коленях, массировала обеим ножки.

— Я забираю ее. – Констатировала гостья.

На ней были надеты лишь трусики, таким образом передо мной оголилась последняя из домин. Ее худенькое стройное тело оказалось очень красивым, в особенности порадовала небольшая грудь с неестественно вытянутыми сосками.

— Забирай. Утром разбудишь?

— Сама проснешься, не барыня!

Девушки не ответили Свете, а лишь повернулись друг к другу, обнялись, и сплели ножки вместе. Я последовала к своему последнему ночному приключению, вообще не зная, чего от него можно было ожидать.

Открыв дверь в одну из комнат, я увидела на кровати Юлю. Она стояла на корточках и пыталась насадится влагалищем на какую-то огромную дубину. На раскрасневшемся лице блестели две тонкие полосочки от слез.

— Как успехи, дырка?

— Никак Госпожа… Он не входит, он меня порвет! Пощадите!

— Я пощажу тебя, если он войдет в дырку Алисы! А если нет – висеть вам обеим завтра под потолком!

«Опять угрожают поркой…» — испугалась я.

— Слезай! Быстро в душ и сюда обратно, будешь спать у меня в ногах! Ну а ты, Алиска, готовься, сейчас начнем!

Юля, которая фактически провела со Светой три часа, с радостью унеслась проч. Мне стало еще страшнее. Как Вы уже поняли, фетишем Светы был фистинг и использование множества дополнительных игрушек в своих развлечениях. Девушка разговаривала со мной совсем не грубо, даже наоборот, обращалась неестественно ласково, чем походила на маньяков из фильмов ужасов.

— Тебя уже фистили, сладкая?

— Да…

— Куда?

— Везде…

— Ого! Ну что же, проверим это! Только торопиться не будем. Я сбегаю кое за чем в машину, а ты пока разомнись, вставь в себя вот это.

Домина бросила на кровать два больших фалоиммитатора и какую-то смазку. Они немного превосходили размерами страпоны двух предыдущих мучительниц, но все же, не казались мне страшными. Во мне раньше бывали предметы и побольше. Не говоря уже о недавнем двойном проникновении.

Смазав обе игрушки я без особого труда вставила первый себе в попу, а второй в оставшееся свободное отверстие. Света вернулась через пару минут с каким-то чемоданчиком. «Ну точно – маньяк» — до ужаса перепугалась я. Домина оценила, что я дождалась ее лежа на спине, с разведенными ногами. Из моей промежности, как две толстые стрелы, торчали фалоиммитаторы.

— О, да! Ты действительно способная девушка. Ну что же, это действительно очень хорошо! Приступим!

К моему облегчению, в чемоданчике девушки находились не бензопила и даже не иглы, а лишь многочисленные прищепки, зажимы и несколько других фалоиммитаторов. Хоть их размеры и были огромными, но теперь я хоть знала, что меня ждет впереди. Света сняла трусики, оказавшись полностью голой. Но она продолжала удивлять меня с каждой минутой все больше. На этот раз меня поразили заросли на ее лобке и промежности, которые, казалось, не стригли никогда в жизни. Я уже давно не видела ничего подобного.

«Да уж, очень странная девушка» — подумала я, будто остальные на ее фоне были нормальными.

— Воспользуюсь твоей замечательной позой. – Сообщила она, залезая на меня сверху и нависая волосатой промежностью над лицом. В нос тут же ударил неприятный запах, а девушка добавила: — Полижи меня, как следует. Остальных ты уже удовлетворила, а я терпеливо ждала дольше всех!

— Ниже, пожалуйста. – Я сама попросила ее сесть мне на лицо, чтобы поменьше напрягать шею.

Промежность тут же приблизилась ко мне вплотную, и я принялась вылизывать солоноватые половые губы. Домина не направляла мои действия и не подгоняла, позволяя мне в полной мере проявить свои навыки. Я действительно хотела сделать ей приятно, как будто благодаря за то, что она не была столько жестокой, как остальные. Наверно, я просто бы не выдержала действий четвертой садистки подряд.

Судя по посторонним звукам, в комнату проскользнула Юля, которая только что приняла душ. От моих ласк Света задышала чуть чаще и принялась аккуратно двигать фалоиммитатором в моем влагалище. Ей действия действительно были осторожными, но вскоре к резиновому предмету добавился один тонкий пальчик, а затем и второй. Домина целенаправленно растягивала меня, готовя дырочки под большие размеры. То же самое она проделала и с попкой

Минут через десять описываемых манипуляций, Света кончила, издав какой-то смешной звук. Раскрасневшаяся домина слезла и подошла к чемоданчику. Юля все это время стояла в углу, исподлобья поглядывая на мое тело.

В следующем «акте» Света решила пусть в ход все свои прищепки. Их было тридцать или около того. Они не были особенно жесткими, но и слабыми их назвать было нельзя. Все тело продолжало саднить после экзекуции, поэтому прищепки на интимных местах причиняли довольно внушительную боль.

Света работала с моим телом как художник, отходя на некоторое расстояние и постепенно нацепляя на него все зажимы, которые только были у нее в наличии. Вскоре грудь ощетинились десятью прищепками, по три штуки оказалось на моих половых губах, одна укусила клитор, а остальные равномерно распределились по всему телу: животу, рукам, даже языку и пальчикам ног. Это вызывало довольно непривычные ощущения и, пока что, я воспринимала происходящее как интересный опыт.

— Теперь проверим, сможешь ли ты принять мою руку!

Света обильно полила ее смазкой, после чего стала очень медленно вводить мне во влагалище, сложив пальцы в пучок. К моей радости, рука у девушки была совсем небольшой, поэтому, после пары минут умелых движений домины и ее настойчивости, кисть ее руки оказалась во мне. Я оказалась очень близка к собственному оргазму впервые за все время пребывания в этом доме, но доставлять мне удовольствие девушка совсем не планировала.

Вынув руку, она приставила ее к анусу. С ним ей пришлось повозиться подольше, но все же она сделала и это! Нанизанная задницей на чужую руку, я ощущала себя Каркушей из «Спокойной ночи, малыши».

— Смажь мне вторую руку! – Обратилась Света к Юле.

После помощи второй нижней, которая еще и раздвигала мои половые губы с нацепленными на них прищепками, извращенка пропихнула в меня и вторую руку. Что я испытывала в тот момент – не передать словами: снаружи меня сдавливали прищепки, похожие на хищных крокодильчиков, а внутри меня распирали две руки взрослой девушки. При этом все тело продолжало ныть от жестоких событий прошедших часов.

Света сложила пальцы в кулаки и принялась трахать меня. О, что это были за ощущения! Я периодически кричала, но скорее не от боли, а от какого-то мазохистского удовольствия. Я даже кончила, на минуту позабыв обо всех своих бедах. Когда я очнулась, мои дыры были уже свободны. И это были уже явно не дырочки, и не дырки, настоящие дыры, которые вмещали в себя столь объемные предметы.

Я вспомнила, с какой легкостью миниатюрная Юля насаживалась на видео на немаленькую шишку на стойке кровати. Значит, до этого с ней явно поработала именно Света, а не Ксения.

Я не помню деталей того, что происходило до последнего жесткого действия в ту ночь. Вернее, это был все тот же фистинг, но я не помню ни размеров, ни внешнего вида предметов. Домина фистила меня, трахала, измеряла возможности моего организма и осталась очень довольной увиденным. Судя по всему, в меня вошел тот предмет, который оказался чрезмерно большим для Юлиной дырки. За окном уже приближался рассвет, когда Света объявила о последнем испытании для меня.

— Юль, ложись на кровать на спину. Ближе к изголовью, молодец.

— Теперь Алиса, встань над ней, спиной к стене и опустись на колени.

Мы с девочкой проделали все в точности, после чего, домина полила руки Юли новой порцией смазки.

— Вставляй в нее!

Пока Юля, в свою очередь, проверяла недра моего организма, Света сняла со стены картину над моей головой, подняла мои руки и накинула цепь от кандалов на освободившийся гвоздь. Когда обе кисти рук девочки оказались во мне, то я вновь почувствовала себя тряпичной безразмерной куклой.

— Итак, Алиса, помимо фистинга я обожаю играть с сосками. Думаю, ты и по моей груди поняла это. Твои сосочки очень красивые и чувствительные, поэтому для меня будет настоящим удовольствием помучить их. Для этого у меня есть одно интересное приспособление. Но для начала освобожу тебя от лишних прищепок.

В последствии, я никогда не видела этой штуковины в реальной жизни, хотя пару раз и замечала ее на фотографиях в интернете. Устройство представляло собой небольшую дощечку, которая вертикально упиралась в нее. От дощечки отходили несколько толстых стальных трубок, которые, переходя друг в друга, постепенно закруглялись и оканчивались двумя жесткими зажимами. Нацепив их мне на соски, Света насладилась моими гримасами страдания. И без того измученная плоть, к которой и так было больно прикасаться, снова оказалась в тисках. Из моих глаз снова покатились слезы, но это было только полбеды.

Оказывается, устройство позволяло оттянуть соски еще сильнее! Начиная крутить примитивное подобие вентиля, домина заставляла дощечку все сильнее впиваться в пространство между моими сиськами, а зажимы безжалостно оттягивали соски все дальше от тела. Я закричала в полный голос, думая, что часть моей плоти вот-вот оторвется. Но Света была безжалостна! Сделав еще пару витков вентиля, она превратила мою грудь в два вытянутых конуса.

— Красота! – Резюмировал она, наслаждаясь моими рыданиями и скулением.

Она уселась рядом с Юлей, достала какой-то вибратор и, раскинув ноги в стороны, принялась активно мастурбировать, немигающими глазами пялясь на мое истерзанное тело. Переводя взгляд с моей заполненной промежности на грудь, через несколько минут она закатила глаза и бурно кончила.

— Фуф, это было шикарно! Я очень довольна вами, девочки. Пойду, почищу зубы и потом освобожу вас.

Извращенка ушла, а я продолжала скулить, не в силах больше терпеть эту пытку.

— Тише, Алисочка, осталось совсем чуть-чуть… Она уже устала… – Донеслось из-под меня.

Юля, кисти которой все еще были во мне, пыталась подбодрить меня и на минуту мне даже стало смешно: «Она уже устала! А я!? А Юля!? А мы не устали!? Нас тут пытают как в концлагере, а мы просто ждем, пока все устанут»… Наконец, вернулась Света.

— Вынимай! – Сказала она Юле и две руки поочередно покинули меня. Ох, как это было классно! Несмотря на то, что мои измученные дыры наверняка даже не закрывались, было безумно легко и приятно, когда они были пусты!

Домина сняла мои руки с гвоздя на стене и отцепила зажимы. В тот же момент я вновь закричала в полный голос. Наверняка, я бы разбудила остальных домин, если бы они не были мертвецки пьяны. Я схватилась руками за грудь, но тут же пожалела об этом. Новая волна острой боли кольнула соски, поэтому мне пришлось одернуть руки. Посмотрев вниз я, к своему ужасу увидела, что они были ярко бордовыми и увеличились раза в два до какого-то нереального размера. «Надеюсь они придут в прежнее состояние…» — подумала я, всхлипывая от боли и обиды.

— Так, на сегодня хватит! Спать! Ложитесь у меня в ногах, можете даже обняться, я не против.

Я улеглась на спину, боясь прикасаться грудью к кровати и даже к телу Юли. Девочка все же легла на бок, прижавшись ко мне и закинув на меня свою ногу. С противоположной стороны на мое бедро легла пятка домины…».

Алиса подняла на часы красные от усталости и слез глаза и обнаружила, что стрелка уже подходит к девяти вечера. «Вот это я погрузилась в прошлое!» — Подумала она, удивляясь, что за последние часы ее никто не побеспокоил. Так совпали звезды, что ни секретарша, ни коллеги, ни клиенты, ни даже ее Госпожа, во второй половине дня не отвлекали ее от воспоминаний.

Вместе с тем, девушка вспомнила, что так и не занялась проблемой своей сестры, которая уже, видимо, стала ее личной проблемой. На примете у Алисы было несколько неплохих юристов и адвокатов, а вдобавок к ним, несколько человек, связанных с криминалом. Они могли бы помочь решению вопроса не совсем законными способами, с применением физической силы. Но эти люди, должны были подстраховать девушку, если что-то пойдет не так у «легальной» части их команды, которая пока что существовала только у Алисы в голове.

В максимально простой и лаконичной форме она написала более чем десяти адресатам, в конце добавив приписку, что это дело «важно лично для нее». В ее понимании, этого должно было хватить для того, чтобы ее знакомые хотя предприняли попытки ей помочь. Но, к ее искреннему разочарованию, в ее мессенджер стали быстро приходить отказы.

К десяти вечера только два человека пообещали "подумать"…